Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





ремонт стиральных машин самсунг здесь

24master.ru

Изучение мнений врачей-наркологов об эффективности наркологической службы по оказанию помощи пациентам с наркотической зависимостью

 


> Сверхценные идеи > Косые взгляды > Изучение мнений врачей-наркологов об эффективности наркологической службы по оказанию помощи пациентам с наркотической зависимостью

Представлены результаты изучения мнений врачей-наркологов об эффективности наркологической службы при работе с наркозависимыми. Данные получены в результате опроса 40 врачей-наркологов и 10 главных наркологов из 10 регионов России. Анализ лечебных наркологических услуг показал, что они представлены, как правило, краткосрочной детоксикацией, после которой лишь 10–20% пациентов поступали на реабилитационные программы. Только 38,9% больных наркоманией могут сохранять трезвость через один месяц после окончания лечения, 11,3% – в течение одного года, 5,14% – 5 лет. Основными барьерами при обращении за наркологической помощью являлись чрезмерное использование психотропных препаратов в лечении, неудовлетворительные условия содержания, несоблюдение анонимности пациентов, наркологический учет, а также высокая стоимость платных услуг.

Р. Илюк, М. Торбан, Р. Хаймер, Е. Крупицкий

Потребление наркотических веществ в Российской Федерации стремительно возросло в середине 1990-х годов [11, 24]. До настоящего времени подавляющее большинство зарегистрированных наркопотребителей употребляют опиоидные наркотики, при этом героин остается наиболее широко используемым психоактивным веществом (ПАВ), которое вводится преимущественно инъекционным способом [8, 9, 12, 25, 26]. Потребление наркотиков и связанные с ним психические и поведенческие расстройства породили синдемию – группу параллельных, взаимосвязанных эпидемий инфекционных и неинфекционных заболеваний.

К концу 2008 г. в России было зарегистрировано около полумиллиона наркопотребителей [10]. Наиболее часто за наркологической помощью обращаются больные опийной наркоманией. Лечение наркологических заболеваний по существующему законодательству может производиться только в учреждениях государственной и муниципальной систем здравоохранения. В 2005 г. в России действовали 191 наркологический диспансер, 1989 наркологических кабинетов и 80 реабилитационных структур [14].

Ряд исследований, направленных на изучение особенностей оказания наркологической помощи в России, был сфокусирован на данных и точках зрения, полученных от наркопотребителей [2, 3]. Опубликованы материалы о разных аспектах лечения наркологических расстройств и нарушениях прав человека в этой сфере [5, 6]. В данных работах показано, что существующая в РФ система оказания наркологической помощи имеет низкую эффективность, приводит к стигматизации пациентов и негативно влияет на их приверженность лечению. В настоящем исследовании представлены результаты системного анализа мнений специалистов-наркологов об эффективности лечения синдрома зависимости, развившегося вследствие употребления наркотических веществ, и системе оказания наркологической помощи в целом. Кроме того, настоящая работа дополняет ранее проведенное исследование, в котором специалисты-наркологи описывали свое отношение к наркопотребителям и лечению [18].

Исследование проводилось в центрах 10 регионов Российской Федерации ‒ Волгограде, Красноярске, Санкт-Петербурге, Пскове, Московской области, Оренбурге, Брянске, Челябинске, Магнитогорске, Великом Новгороде. Выбор центров осуществлялся таким образом, чтобы охватить как можно большее число российских регионов, при этом в исследование вошли 6 из 7 российских суперрегионов. Данные собраны в январе и феврале 2008 г.

Было опрошено 40 врачей-наркологов и 10 главных наркологов. В 5 из 10 выбранных городов проводились очные интервью с главным наркологом региона и 6 врачами-наркологами, работающими в стационарных, амбулаторных и реабилитационных отделениях наркодиспансеров. Всего было охвачено 20% специалистов из данных наркологических учреждений. В 5 городах интервью с главными наркологами осуществлялись по телефону. Респондентам объяснялась цель исследования, каждый из опрошенных давал устное согласие на участие.

Интервью длительностью от 60 до 90 минут были записаны на цифровой диктофон. Бόльшая часть интервью (35 из 40) проводилась на рабочем месте респондента, остальные – по телефону. Полуструктурированный опросник, специально созданный для данного исследования, включал вопросы о социально-демографических данных; методах и условиях лечения больных наркоманией; доступности лечения; нормативных документах и стандартах лечения; наличии и функционировании негосударственных лечебных и реабилитационных учреждений; связях с другими учреждениями, работающими с наркозависимыми, а также о личном отношении наркологов к сложившейся практике лечения наркозависимых и проводящим это лечение службам. При подсчете оценок использовалась пятибалльная система максимально положительный вариант ответа соответствовал 5 баллам, отрицательный – 1.

Все ответы были дословно перенесены в текстовые документы, тематически кодированы с использованием индуктивной техники [17], затем закодированная информация вносилась в базу данных Access и импортировалась в программу SPSS версии 12.0 для статистического анализа.

Лица, обращающиеся за неанонимным лечением от наркозависимости в государственные или муниципальные наркологические учреждения, подлежат регистрации – постановке на наркологический учет. В 2007 г. число наркозависимых, состоящих на наркологическом учете в РФ, составляло 274 на 100 тысяч населения, в регионах, вошедших в исследование, ‒ от 160 на 100 тыс. населения в Красноярском крае и до 430 на 100 тыс. населения в Челябинске.

Оценки врачей-наркологов относительно реального числа наркопотребителей, состоящих и не состоящих на наркологическом учете, варьировали (на 100 тыс. населения): 380 – в Красноярском крае, 920 – в Санкт-Петербурге, 1040 – в Московской области, 2680 – в Челябинской области, 4660 – в Магнитогорске. Наркозависимых было в среднем в 4 раза больше, чем состоящих на наркологическом учете. Кроме того, врачи-наркологи указывали на более высокий рост заболеваемости наркоманией в своих регионах – около 5,5% в год (по официальным данным – 2,2% в 2005 г.) [15].

Результаты исследований, проведенных в РФ ранее, показали, что большинство наркопотребителей употребляют инъекционный героин и реже другие опиаты; кроме того, значительная группа людей являются потребителями стимуляторов [25, 4, 7]. Наше исследование продемонстрировало, что наркозависимые, обратившиеся за лечением, в 99,4% случаев употребляли опиаты.

Согласно данным UNODC, распространенность злоупотребления психоактивными веществами (ПАВ) из группы амфетаминов в России составляет 0,1–0,3% от общей популяции [28]. Данная работа показала, что бόльшая часть потребителей стимуляторов не охвачена наркологической помощью – лишь 0,6% наркозависимых, проходивших лечение, лечились от стимуляторной зависимости. Кроме того, до 25% пациентов, находившихся на лечении, имели сочетанную зависимость от наркотических веществ и алкоголя.

Следует отметить, что на бесплатную («бюджетную») наркологическую помощь могут рассчитывать только наркозависимые, официально зарегистрированные в данном регионе. Для получения такой помощи пациент должен предъявить свой паспорт с регистрацией по месту жительства. Незарегистрированные или не имеющие паспорта больные наркоманией оплачивают свое лечение самостоятельно. Поскольку качество лечения значительно варьирует от региона к региону, пациенты не имеют возможности выбрать клинику, которую они считают наиболее эффективной, если она расположена в другом регионе или городе, и «привязаны» к местному наркологическому диспансеру.

Во многих наркологических учреждениях существуют дополнительные барьеры, усложняющие доступ наркозависимых к лечению. В 40% исследованных регионов для поступления на лечение требуются дополнительные обследования или анализы, такие как флюорограмма и результат теста на ВИЧ. В этих случаях пациент вынужден обращаться в другие медучреждения за проведением исследований, зачастую оплатить их и ожидать результатов. В тех клиниках, где пациенты не обязаны тестироваться на ВИЧ до поступления на лечение, они проходят эту процедуру во время нахождения в клинике.

Другим важным фактором, ограничивающим доступ к лечению, является его стоимость. Даже если официально лечение бесплатно, пациентам часто приходится платить за «дополнительные» препараты, не входящие в минимум, необходимый для детоксикации. Пациенты, обратившиеся за лечением за пределами своего региона или за анонимным лечением, должны полностью оплачивать свое лечение. Стоимость дня лечения в исследованных регионах составляет около 1600 рублей. В 4 из 10 регионов, включенных в исследование, «платные» пациенты не получали никаких дополнительных условий или лучшего лечения, оплачивая таким образом только свою анонимность. Обычный курс лечения (неделя детоксикации) обходился пациенту или его семье в среднем в 11 200 рублей, что представляло собой значительную сумму. Основным и наиболее распространенным методом лечения была стационарная детоксикация. Она является первым обязательным звеном при оказании наркологической помощи, ориентированной на полный отказ от наркотиков. Пациенты во всех участвовавших в исследовании диспансерах всегда получали курс детоксикации (от 3 до 15 дней в зависимости от диспансера) в начале курса лечения. Как правило, оно было разделено на две части: массивную инфузионную и обезболивающую терапию в первые 2–3 дня (борьба с «ломкой») и период «коррекции соматоневрологических, психических нарушений и первичной противорецидивной терапии», в котором для подавления «патологического влечения» и психопатологической симптоматики активно применяются психотропные препараты (табл. 1).

 

 

Таблица 1

 

Методы терапии, лекарственные препараты и их сочетания,

 

используемые при детоксикационном лечении наркозависимых в наркологической практике

(все перечисленные методы рекомендованы российскими стандартами лечения)

 Метод или лекарственная группа

 

 Описание метода или лекарственной группы

 Регионы применения метода или лекарственной группы

Применение метода или лекарственной группы в общемировой практике1

Ультрабыстрая опиоидная детоксикация (УБОД)

Пациенту под наркозом вводится высокая доза антагонистов опиатов (налоксон до 10-12,5 мг, налтрексон до 150-200 мг) в течение 1-го часа процедуры. Пик абстинентного синдрома длится 2-3 часа после введения антагонистов. Этот промежуток времени больной находится под наркозом и не испытывает проявлений абстинентного синдрома. Соматический компонент абстинентного синдрома купируется наркозом и препаратами, которые применяются при подготовке больного к наркозу. Процедура длится от 4 до 6 часов

Применялась в Московской области, Челябинске, Магнитогорске

Не рекомендована из-за опасности для жизни пациента

Клофелиновая

детоксикация

Пациенту назначается агонист α1-адренорецепторов клофелин (клонидин), что позволяет снизить выраженность симптомов абстиненции. Суточная доза клофелина подбирается индивидуально, в зависимости от выраженности абстинентных проявлений, и составляет 0,45-1,5 мг/сут. Суточная доза делится на 3-4 приема. Средняя продолжительность курса составляет 7-10 суток

Применялась в Санкт- Петербурге, Красноярске, Брянске, Новгороде, Челябинске, Магнитогорске

Не рекомендована для массового применения

Антипсихотики (хлорпротексен, тиоридазин, перициазин, сульпирид, галоперидол, хлорпромазин, трифлуоперазин)

Применяются как препараты для снятия «патологического влечения к наркотику», трактуемого как расстройство мышления и сознания. Дозировки подбираются в зависимости от препарата и тяжести состояния пациента. Лечение нейролептиками начинается с 2-3-го дня нахождения в стационаре и продолжается до конца курса лечения

Применялись повсеместно. 53,13% наркологов широко использовали антипсихотики во время детоксикации

Не рекомендованы

Наркотические анальгетики (трамал, трамадол)

Являются агонистами опиатных рецепторов. Применяются для снижения тяжести абстиненции. Суточная доза - 0,4 г. Использование препаратов начинается с 1-го дня нахождения в стационаре и продолжается до конца курса лечения

Применялись повсеместно. 88,33% наркологов широко использовали наркотические анальгетики во время детоксикации

Рекомендованы

Ненаркотические анальгетики (аспирин, анальгин, парацетамол, индометацин)

Ненаркотические анальгетики - вещества, обладающие болеутоляющим, жаропонижающим и противовоспалительным действием. Применяются как неспецифические обезболивающие препараты. Дозировка подбирается в зависимости от препарата.

Используются с 1-го дня лечения

Применяются повсеместно. 90,91% наркологов используют ненаркотические анальгетики во время детоксикации

Рекомендованы

Антиконвульсанты

(карбамазепин)

Применяются как препараты для снятия «патологического влечения к наркотику» за счет нормотимического (стабилизирующего настроение) действия. Дозировка - 600 мг/сут. Используются со 2-3-го дня лечения

Применялись повсеместно.

63,64% наркологов использовали карбамазепин во время детоксикации

Не рекомендованы (эффект не доказан)

Бензодиазепины (диазепам, нитразепам, оксазепам, феназепам)

Применяются в комплексной терапии для купи­рования синдрома отмены. Дозировка подбира­ется в зависимости от препарата. Используются с 1-го дня лечения

Применялись повсеместно. 95,24% наркологов применяли бензодиазепины во время де­токсикации

Рекомендованы в минимально эффективных дозах. Применя­ются строго по показаниям

[1]Drug misuse: opioid detoxification. National Clinical Practice Guideline No.52 / NICE // British Psychological Society & The Royal College of Psychiatrists, 2008.

 

Стандарты лечения, используемые при проведении детоксикации, не всегда согласуются с принципами доказательной медицины [23].

С 1998 г. существующие стандарты в РФ не претерпели кардинальных изменений, несмотря на развитие наркологии как науки и появление новых методов лечения и реабилитации наркозависимых. По большей части отечественные стандарты противоречат зарубежным стандартам и методическим рекомендациям, таким как British NICE Clinical Guidelines (2008) или Principles of Drug Addiction Treatment: A Research-Based Guide (National Institute on Drug Abuse, USA). Одним из критически важных противоречий между отечественными и западными стандартами является негативное отношение за рубежом к использованию антипсихотиков, антиконвульсантов и седативных препаратов во время детоксикации [20], в то время как в РФ перечисленные группы препаратов рекомендованы к использованию. В каждой из участвовавших в исследовании клиник большинство пациентов получали препараты из группы психотропных лекарственных средств. Однако в ряде случаев даже существующие стандарты могли нарушаться – более половины респондентов отмечали, что они либо не полностью следуют утвержденным правилам, либо исходят лишь из своего опыта.

Другим важным отличием является незаконность заместительной терапии (ЗТ) в Российской Федерации.

Агонисты опиоидных рецепторов входят в список основных лекарственных средств ВОЗ. UNODC, UNAIDS и ВОЗ в своей совместной позиции заявили что «ЗТ эффективна как для лечения опиатной зависимости, так и для профилактики распространения ВИЧ» [29]. Некоторые опрошенные врачи-наркологи применяли так называемое «кодирование» [27], один из видов плацебо-ориентированной психотерапии, широко используемый в отечественной наркологии для лечения алкоголизма [19], – около 16% респондентов с опиоидной зависимостью лечили этим методом. Данный «терапевтический подход» не имеет под собой научной основы и не рекомендован ни российскими, ни зарубежными стандартами.

Постдетоксикационная реабилитация различалась во всех исследованных наркодиспансерах, кроме г. Брянска. Однако только в Санкт-Петербурге, Подольске и Московской области реабилитация была достаточно длительной и последовательной, чтобы соответствовать международным стандартом и быть эффективной [21]. В диспансерах этих городов, так же, как и в Красноярске, использовалась программа «12 шагов». Реабилитационные отделения в других исследованных регионах могли обеспечивать только краткосрочную, некоординированную и непоследовательную реабилитацию, которая, по мнению самих наркологов, в сочетании с низкой мотивацией пациентов и отсутствием четкого плана лечения никак не помогала достичь ремиссии. В наркодиспансерах Пскова, Челябинска, Магнитогорска и Оренбурга после детоксикационного лечения пациенту предлагалась амбулаторная реабилитация, представляющая собой сочетание индивидуальной рациональной психотерапии с назначением психотропных препаратов, иногда антагонистов опиоидов. Респонденты отмечали, что лишь около 5% пациентов, начинающих детоксикацию, заканчивают реабилитационное лечение.

Наркологи считали, что такой высокий процент выпадения из лечения связан с недостатком коммуникативных взаимодействий между пациентом и врачом. Как правило, при поступлении на лечение пациент и врач не обсуждают перспективы, длительность и методы терапии. Специалисты, работающие в амбулаторных отделениях, не интересуются текущими проблемами пациентов, а также возможностью прохождения ими реабилитационного лечения. Зачастую врачи механически «передавали» пациентов друг другу без учета мнения самого пациента. В начале детоксикационного лечения пациент не получал мотивационного консультирования или психотерапии. После прохождения детоксикации и выписки пациента проводилась только краткая и формальная консультация с врачом. Важно подчеркнуть, что система наркологического учета не предполагает активной медицинской поддержки пациентов ‒ это лишь наблюдение и предоставление возможности вернуться на «бюджетное» детоксикационное лечение, если пациент «срывается». Наркологический учет влечет за собой ряд ограничений в правах и иногда сопровождается негативными социальными, а также юридическими последствиями для пациента. Такая ситуация приводит к снижению мотивации пациентов на получение лечения и разочарованию в государственной наркологии [1, 13].

Некоторые специалисты-наркологи пытались использовать ближайшее окружение наркопотребителей как инструмент для дополнительного контроля над лечением, однако семейная психотерапия, мотивационное консультирование не включены в программу амбулаторного лечения. В ряде реабилитационных центров имелись службы семейного консультирования, но в в большинстве случаев они были плохо организованы, оценка эффективности выполняемых работ не проводилась.

Инъекционное введение наркотиков сопровождается негативными последствиями, такими как распространение ВИЧ-инфекции, туберкулеза, вирусных гепатитов. Наше исследование показало, что наркологические учреждения имели ограниченные связи со службами, призванными предотвращать или лечить эти инфекции. Контакты с местным центром по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями (Центр СПИДа) если и существовали, то обычно носили формальный характер. В большинстве случаев все мероприятия сводились к взятию крови у пациентов и отправлению ее в центр СПИДа для теста на ВИЧ, без каких-либо ответных действий в случае выявления инфицирования. Несмотря на законодательно закрепленное требование к до- и пост-тестовому консультированию, респонденты считали, что пациенты не получают его в адекватном объеме, это относится и к антиретровирусной терапии. Только в Санкт-Петербурге специалист Центра СПИДа назначал и предоставлял антиретровирусные препараты пациентам в период стационарной реабилитации. Около половины участвовавших в исследовании наркологов либо не имели связей с центрами СПИДа, либо ограничивались обязательным тестированием на ВИЧ и отчетностью – посылали взятую кровь в центр СПИДа или сообщали данные о ВИЧ-инфицированных пациентах.

В другой половине случаев либо работники центра СПИДа посещали пациентов в клинике (как в Санкт-Петербурге), либо центр СПИДа направлял своих пациентов на лечение (как в Красноярске). В некоторых городах (например, в Волгограде) пациент подписывал документ, в котором обязался посетить центр СПИДа после выписки под угрозой ответственности. Лишь около 11% наркологов выявили наличие каких-либо связей с программами снижения вреда, 63% отметили отсутствие указанных выше подходов в своем регионе, даже если таковые существовали, 26% не имели связей со службами снижения вреда, хотя и знали об их существовании.

Выявлена очень слабая коммуникация между наркодиспансерами и наркологическими подразделениями пенитенциарной системы, несмотря на общие цели и пересекающиеся группы пациентов; 90% наркологов не имели информации относительно методов и условий лечения в местах лишения свободы.

Большинство опрошенных врачей-наркологов (72,5%) определяли успех лечения как достижение полного воздержания от наркотиков в течение как можно более длительного периода времени.

Почти половина респондентов (42%) считала восстановление социальной адаптации пациентов неотъемлемой частью успеха лечения, но они также указывали, что реабилитация невозможна без полного воздержания от наркотиков. Специалисты отмечали низкий уровень эффективности своей работы в соответствии с этими определениями: по их сведениям, в среднем лишь 11% пациентов не употребляли опиаты через год после окончания лечения и около 5% – через пять лет.

Полученные результаты в целом соответствуют данным исследования, посвященного отношению пациентов к наркологическому лечению [22]. Врачи-наркологи также констатировали высокую частоту повторного поступления на лечение – около половины их пациентов уже получали лечение в текущем году.

Врачи связывали малую результативность лечения с низкой мотивацией наркозависимых больных и недостаточно эффективными методами и подходами к лечению, применяемыми в настоящее время в РФ.

Большинство опрошенных специалистов обвиняли пациентов, утверждая, что многие из них поступают на лечение не с целью прекратить употребление, а лишь для снижения дозы принимаемого наркотика. Это утверждение верно, но в основном такими пациентами являются потребители инъекционных наркотиков, которые уже несколько раз предпринимали попытки лечения и разочаровались в методах, применяемых в наркодиспансерах [22]. Наркологи также указывали на окружение наркозависимых, в которое они возвращаются после окончания лечения, как на важный фактор, влияющий на эффективность терапии. Однако значимо меньшее число опрошенных (n=17; 42,5%) отметило, что существующие методы и практики лечения являются низкоэффективными (p<0,05). Это вовсе не означает, что специалисты предпочитали методы доказательной медицины: 8 проинтервьюированных (20% всех респондентов и 47% тех, кто связал неудачу лечения с применением неэффективных методов) считали, что следует вернуться к принудительному лечению в лечебно-трудовых профилакториях. Только 3 (7,5%) респондента высказались за создание большего числа терапевтических сообществ.

Подобные убеждения основаны на мнении, что только абсолютная и длительная трезвость (полное выздоровление) является основной целью лечения. Такой подход является недостаточным с позиции как науки, так и медицинской практики, так как излечение наркомании или формирование полной и длительной трезвости – трудновыполнимая задача. Наркологические заболевания, как и многие другие психические болезни, носят прогредиентный характер. Рецидив часто возникает на фоне попыток пациентом контролировать употребление наркотика, является неотъемлемой частью заболевания. Основная цель – формирование длительной ремиссии – должна достигаться поэтапно.

Опрошенные специалисты получили список методов лечения наркотической зависимости, применяемых в российской наркологической практике, и высказывали мнение о сравнительной эффективности этих методов (табл. 2).

 

Таблица 2

Оценка врачами-наркологами методов лечения и профилактики наркозависимости (n=50)

 

Методы

Число респондентов, оценивших метод как эффективный или отчасти эффективный, %

Психотерапия

92,1

Детоксикация

84,6

Постдетоксикационная реабилитация

83,3

Религиозные программы

91,9

Антагонисты опиатов

87,2

Терапевтические сообщества

78,1

Методика «12 шагов»

72,2

Плацебо-методы

37,1

Кодирование

14,3

25-й кадр

19,2

Плазмаферез

40,5

Заместительная терапия

27,8

 

Результаты показали, что наркологи высоко отзывались об эффективности психотерапии, религиозных программ и терапевтических сообществ. Лечение антагонистами опиоидов оценивалось ниже. Некоторая неудовлетворенность этим методом была связана с тем, что он требует длительного приема препарата, для этого необходим либо контроль родственников, либо такой уровень взаимопонимания между врачом и пациентом, при котором последний понимает необходимость употребления лекарств [16]. Схожую оценку получила методика «12 шагов». Поскольку она основана на взаимопомощи больных с наркотической зависимостью, некоторые наркологи скептически относились к ней. Детоксикация получила более низкую оценку ‒ наркологи ежедневно видят доказательства ее неэффективности. Метод, получивший самую низкую оценку, несмотря на его широкое использование за рубежом и международное признание в качестве метода доказательной медицины, – заместительная терапия агонистами опиоидов.

Изучение мнений специалистов об эффективности различных служб, взаимодействующих с наркозависимыми, показало, что подавляющее большинство (80%) врачей-наркологов считают религиозные организации наиболее эффективными или отчасти эффективными в отношении помощи наркозависимым, что согласуется с результатами более раннего исследования [18].

В то же время специалисты негативно оценивали подходы, реализуемые в системах образования (63,9% респондентов), здравоохранения (82%), пенитенциарной системе (87,5%), милиции (84,6%), считая их малоэффективными или неэффективными (табл. 3).

 

Таблица 3

Оценка врачами-наркологами эффективности служб, работающих с наркозависимыми (n=50)

 

Службы

Число респондентов, оценивших службу как эффективную или отчасти эффективную, %

Религиозные организации

80,0

Наркологическая служба

57,5

Программы снижения вреда

45,0

Система образования

36,1

Система здравоохранения

18,0

Милиция

15,4

Пенитенциарная система

12,5

 

55% опрошенных наркологов отрицательно отозвались о программах снижения вреда.

Наиболее позитивные оценки такие программы получили в Санкт-Петербурге и Оренбурге, в которых имело место тесное сотрудничество с наркологическими диспансерами. В остальных регионах врачи-наркологи либо не имели опыта сотрудничества с программами снижения вреда, либо мнение о таких подходах было негативным (по причине недостаточной информированности врачей об эффективности программ). Комментарии, полученные при опросе, продемонстрировали, что врачи либо недооценивали важность борьбы с негативными инфекционными и социальными последствиями наркопотребления, либо считали, что такая помощь больным с наркотической зависимостью без наркологического лечения противоречит их моральным принципам и толкает наркопотребителей к «вседозволенности».

Таким образом, данное исследование выявило диссонанс между применяемыми подходами наркологического лечения, их результативностью и отношением к ним наркологов. Используемые в отечественной наркологии лечебно-реабилитационные методы, такие как детоксикация, психотерапия, постдетоксикационная реабилитация и религиозные программы, врачи-наркологи оценивали как эффективные, но их же оценка результатов свидетельствует об обратном. Неудачи в терапии и реабилитации наркологических заболеваний оправдываются обвинениями в адрес пациентов.

Несмотря на обязательный для государственных наркологических учреждений протокол ведения больных «Реабилитация больных наркоманией», представляющий собой в том числе инструмент многофакторной клинической, социально-психологической оценки состояния больных, в соответствии с которым реабилитационная работа с наркологическими больными требует постоянного динамического контроля, лишь несколько из исследованных реабилитационных программ соответствовали критериям его эффективности.

Существующая парадигма терапии наркологических больных обусловливает недостаток качественных лечебно-реабилитационных программ и создает серьезные барьеры для создания широкой системы качественных постреабилитационных социальных программ. Без эффективной системы реабилитации лечение ограничивается в основном детоксикацией. В то же время специалисты в области наркологии настаивали на том, что ряд международно-принятых подходов к лечению наркозависимости неэффективен. Такое мнение может быть связано как с официальной позицией регулирующих наркологическую деятельность организаций, так и с неосведомленностью наркологов о результатах доказательных исследований.

Одним из насущных вопросов для российской наркологии является необоснованное использование психотропных препаратов при лечении наркологических расстройств. Не менее актуальны такие проблемы, как неудовлетворительные условия пребывания, несоблюдение анонимности пациентов, практика наркологического учета, широкое использование в лечебной практике «кодирования», высокая стоимость платных услуг, а также недостаточный уровень межинституциональных связей.

Результаты данного исследования подчеркивают необходимость реформирования профилактических и лечебно-реабилитационных программ, а также модернизации системы образования врачей и других специалистов в области наркологии. Существующие стандарты оказания наркологической помощи, определяющие подходы к диагностике и терапии больных наркологического профиля в наркологических учреждениях, содержат немало пробелов, неточностей и требуют пересмотра. Разработка и внедрение современных образовательных программ в области наркологии и создание нормативной базы лечения поведенческих и психических расстройств, вызванных потреблением ПАВ, должны проводиться с учетом существующих недостатков и базироваться на результатах исследований, выполненных в соответствии с принципами доказательной медицины.  

 

Литература 

1. Bobrova N., Alcorn R., Rhodes T. et al. Injection drug users’ perceptions of drug treatment services and attitudes toward substitution therapy: A qualitative study in three Russian cities // Journal of Substance Abuse Treatment. 2007. Vol. 33. P. 373‒378.

2. Bobrova N., Rhodes T., Power R. et al. Barriers to accessing drug treatment in Russia: a qualitative study among injecting drug users in two cities // Drug & Alcohol Dependence. 2006. Vol. 82 (Suppl 1). P. S57‒S63.

3. Bobrova N., Rughnikov U., Neifeld E. et al. Challenges in providing drug user treatment services in Russia: providers’views // Substance Use & Misuse. 2008. Vol. 43. P. 1770‒1784 .

4. Borodkina O.I., Irwin K., Heimer R., Kozlov AP. HIV / AIDS prevention among injecting drug users: problems, prospects. St. Petersburg, RF: St. Petersburg State University, 2007.

5. Butler W.E. HIV/AIDS and drug misuse in Russia: Harm reduction programmes and the Russian legal system. London, UK: Wildy, Simmonds and Hill Publishing, 2003.

6. Csete J. Lessons not learned: Human rights abuses and HIV/AIDS in the Russian Federation // Human Rights Watch. 2004. Vol. 16(5). P. 1‒62.

7. Dehne K.L., Grund J.-P.C., Khodakevich L., Kobyshcha Y. The HV/AIDS epidemic among drug injectors in eastern Europe: Patterns, trends, and determinants // J. Drug Issues. 1999. Vol. 29. P. 729‒776.

8. Dehne K.L., Khodakevich L., Hamers F.F., Schwärtländer B. The HIV/AIDS epidemic in eastern Europe: recent patterns and trends and their implication for policy making // AIDS. 1999. Vol. 13. P. 741‒749.

9. Des Jarlais D.C., Grund J.-P., Zadoretzky C. et al. HIV risk behavior among participants of syringe exchange programmes in central/eastern Europe and Russia // Internatl J. Drug Policy. 2002. Vol. 13. P. 165‒174.

10. Goliusov A.T., Dementyeva L.A., Ladnaya N.N. et al. Country Progress Report of the Russian Federation on the Implementation of the Declaration of Commitment on HIV/AIDS. Moscow: Federal Service for Surveillance of Consumer Rights Protection and Human Well-Being of the Russian Federation; 2008; accessed on 12 May 2010 at data.unaids.org/pub/Report/2008/russia_2008_country_progress_report_en.pdf.

11. Golubkova A.A., Dubrovina M.P., Kadyrova O.Y. et al. Behaviour of intravenous drug users that leads to HIV infection // Epidemiology of Infectious Diseases. 2000. Vol. 4. P. 32‒35.

12. Heimer R., Booth R.E., Irwin K.S., Merson M.H. HIV and Drug Use in Eurasia. In: Twigg J.L., editor. HIV/AIDS in Russia and Eurasia. Basingstoke, Hampshire, UK: Palgrave Macmillan, 2007.

13. Human Rights Watch. Rehabilitation Required: Russia’s Human Rights Obligation to Provide Evidence-based Drug Dependence Treatment. 2007 8 November 2007;19 (No. 7 (D)); accessed on 12 May 2010 at http://www.hrw.org/en/reports/2007/11/07/rehabilitation-required-0.

14. Ivanyets N.N. Narcology Today. Recent Advances in Addiction. Moscow, RF, 2005.

15. Koshkina E.A. Drug Use Associated Mortality by Medical Statistics Data. Presentation at Petrozavodsk. Russia, August 2008.

16. Krupitsky E.M., Zvartau E.E., Masalov D.V. et al. Naltrexone with or without fluoxetine for preventing relapse to heroin addiction in St. Petersburg, Russia // Journal of Substance Abuse Treatment. 2006. Vol. 31. P. 319‒328.

17. Layder D. New strategies in social research: An introduction and guide. Cambridge: Polity Press, 1993.

18. Mendelevich V.D. Drug use and drug treatment in Russia: public opinion and professional analysis. Kazan: Medicina, 2006.

19. Mendelevich V.D. Paradoxal principles of Russian narcology // Rossiyskiy psihiatricheskiy zhurnal. 2004. Vol. 6. P. 24‒29.

20. Miller N.S., Kipnis S.S., CSAT Knowledge Application Program Expert Panel. TIP 45: Treatment Improvement Protocols. Rockville, MD: Center for Substance Abuse Treatment, U. S. Department of Health and Human Serivces; 2006. Report No.: DHHS Publication No. (SMA) 06-4131; accessed on 12 May 2010 at http://www.ncbi.nlm.nih.gov/bookshelf/br.fcgi?book=hssamhsatip&part=A85279.

21. National Institute on Drug Abuse. Principles of drug addiction treatment: A research-based guide: NIH Publication No. 99-4180; 1999.

22. Oleynik S. Narcological service of Russia: patients’opinions. Penza ‒ Moscow: Foundation «AntiSPID», 2007.

23. Order of the Ministry of Health on Standards and Diagnostics of Treatment of Narcological Patients, (1998).

24. Paoli L. The price of freedom: Illegal drug markets and policies in post-Soviet Russia // Annals Amer Acad Politi Soc Sci. 2002. Vol. 582. P. 167‒180.

25. Rhodes T., Sarang A., Bobrik A., Bobkov A., Platt L. HIV transmission and HIV prevention associated with injecting drug use in the Russian Federation // Internatl J. Drug Policy. 2004. Vol. 15. P. 1‒16.

26. Shaboltas A.V., Toussova O.V., Hoffman I.F. et al. HIV prevalence, socio-demographic and behavioral correlates and recruitment methods among injection drug users in St. Petersburg, Russia // J. Acquir Immune Defic Syndr. 2006. Vol. 41. P. 657‒663.

27. Tsoy M., editor. Delivery Systems for Substance Abuse Treatment: Russian Federation. Delivery Systems for Substance Abuse Treatment (DSSAT) - An International Conference, Istanbul, Turkey; 2005; accessed on 12 May 2010 at http://www.uclaisap.org/slides/dssat2005/Tsoy.pdf.

28. UN Office on Drugs and Crime. 2007 World Drug Report. New York: United Nations; 2007; accessed on 12 May 2010 at http://www.unodc.org/unodc/en/data-and-analysis/WDR-2007.html.

29. WHO, UNODC, UNAIDS. Substitution maintenance therapy in the management of opioid dependence and HIV/AIDS prevention : position paper. Geneva, Switzlerland: World Health Organization; 2004; accessed on 12 May 2010 at http://www.unodc.org/docs/treatment/Brochure_E.pdf.  

 

STUDY OF ATTITUDES OF RUSSIAN ADDICTION PSYCHIATRISTS (NARCOLOGISTS) TOWARDS DRUG TREATMENT SYSTEM 

Ruslan D. Ilyuk1, Mikhail N. Torban1, Robert Heimer2, Evgeny M. Krupitsky1 

1Department of Addictions, Bekhterev Research Psychoneurological Institute, St. Petersburg, Russian Federation, e-mail: ruslan.iluk@mail.ru, torban5@gmail.com, kruenator@gmail.com,

2Department of Epidemiology and Public Health, Yale School of Medicine, PO Box 208034, 60 College Street, New Haven, CT, USA, e-mail: robert.heimer@yale.edu.

 

The paper presents results of the study of drug treatment providers’ attitudes towards efficiency of drug treatment system in Russia. We have interviewed 40 junior and 10 chief addiction treatment providers in 10 regions of Russia. It was demonstrated that drug treatment mainly includes short-term detoxification; and only 10-20% of the patients were admitted to the rehabilitation programs afterwards. Only 38.9% of their patients will remain drug-free within a month after treatment; 11.3% will stay sober within a year; and, 5.14% within five years. The major barriers for patients to enter drug treatment are: use of high doses of psychotropic medication, poor hospital conditions; violation of patients’ anonymity or privacy; practice of state registration of drug users; and, high price of treatment.

Key words: addiction treatment, drug use, drug treatment, treatment efficiency.

 

Источник: Неврологический вестник — 2013 — Т. XLV, вып. 2 — С. 30—38

 


Другие интересные материалы:
Достижения современной терапии психических расстройств
Доклад на конференции «Современная психиатрия: постмодернистские тенденции и...

Касается каждого
Это лучшая из брошюр, из тех многих, что мы видели, на тему профилактики...

оригинал-макет выложен на сайте...
Об одной старой методике, к ссожалению, недостаточно известной, чтобы, к счастью, не оказаться забытой


Неформальные группы в силу своих особенностей становятся сферой раскрытия...
Родительский уголок


Эмоциональное отделение.
"Отделение" или "Эмоциональное отделение" является одним из основополагающих...

Пояснение Анатолия Сидоровича: "Отделение" или "Эмоциональное...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100