Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Синдром «эмоционального выгорания»: происхождение, теории, профилактика, перспективы изучения

 


> Кабинет нарколога > Наркология on-line > Синдром «эмоционального выгорания»: происхождение, теории, профилактика, перспективы изучения

Проведен обзор исследований, посвященных проблеме устойчивости человека к стрессу в профессиональной деятельности. Приведены краткие сведения развития представлений о синдроме «эмоционального выгорания». Представлены основные теории и модели, а также различные точки зрения на патогенетические механизмы формирования «эмоционального выгорания» у врачей различных специальностей, в том числе у психиатров-наркологов. Рассмотрены основные направления профилактики синдрома.

В. Козин, Т. Агибалова

Возникновение и развитие представлений о синдроме «эмоционального выгорания»

Взаимовлияние профессии и личности признается большинством зарубежных и отечественных исследователей. Взаимодействие между личностью и профессией может осуществляться в двух основных направлениях ‒ при активном воздействии самого человека на профессию (изменение способов выполнения деятельности, модернизация орудий труда и т.д.) и влиянии самой профессии на личность. Это взаимовлияние может носить как позитивный, так и негативный характер. Комплекс негативных последствий воздействия профессии на личность в отечественной психологии получил название «профессиональная деформация». Одним из негативных её проявлений является синдром «эмоционального выгорания» (СЭВ).

Проблема устойчивости человека к стрессу в профессиональной деятельности с давних пор привлекала внимание писателей, психологов различных направлений, врачей. Одно из первых указаний в литературе на возможный процесс выгорания имеется в книге Мишеля Монтеня «Опыты» (1580): «Так как ум наш укрепляется общением с умами сильными и ясными, нельзя и представить себе, как много он теряет, как опошляется в каждодневном соприкосновении и общении с умами низменными и ущербными. Это самая гибельная зараза» [13]. Задолго до введения американским психологом Х. Фреденбергом в 1974 году в оборот термина СЭВ, А.П.Чехов еще в конце XIX века описал СЭВ y врачей в своих рассказах. В «Палате № 6» [21] он точно отобразил картину расстройств, первые проявления и последующее нарастание симптомов «эмоционального выгорания», постепенную утрату эмоциональной и физической энергии, проявляющуюся в симптомах эмоционального и физического истощения, личную отстранённость и снижение удовлетворения в исполнении работы. «В первое время Андрей Ефимыч работал очень усердно. Он принимал ежедневно с утра до обеда. Но с течением времени дело заметно прискучило ему своим однообразием и очевидною бесполезностью». Далее автор отмечал, как возникает изменение собственного «Я» по отношению к пациентам и к себе, чувство перенапряжения и истощения эмоциональных и физических ресурсов. В другом рассказе «Ионыч» [20] А.П. Чехов описал симптомы «эмоционального выгорания» у земского врача Дмитрия Ионыча Старцева: как меняется характер, отношение врача к больным, нарушается эмоциональное равновесие, которое выражается в излишней раздражительности, гневливости. «Характер у него тоже изменился: стал тяжёлым, раздражительным. Принимая больных, он обыкновенно сердится, нетерпеливо стучит палкой о пол и кричит… Он одинок. Живётся ему скучно, ничто его не интересует».

В начале ХХ века киевский психиатр И.А. Сикорский [17], проанализировав статистические данные, обратил внимание на то, что частота суицидов среди врачей в 21 раз выше, чем среди населения, причем первое место занимали психиатры. Особенно драматично выглядела корреляция с возрастом. Среди молодых докторов самоубийством заканчивал жизнь каждый десятый из них. Вопрос о «профессиональном риске» в свое время был поднят Ю. Каннабихом [8], который предположил возможность «индуцированного помешательства» у сотрудников психиатрических больниц.

В 30-е годы С.Г. Геллерштейн [4] писал: «Надо постоянно помнить, что сущность профессиональной работы заключается не только в выполнении работником ряда активных и реактивных действий, но и в приспособлении организма к тем специфическим особенностям профессии, на фоне которых эти действия совершаются. При этом часто наблюдается деформация не только тела, но и психики работника».

 

Определение и современные теории синдрома «эмоционального выгорания»

Первые научные работы по этой проблеме появились в 70-е годы в США. Американский психолог и психиатр Х. Френденбергер [32], работавший в альтернативной службе медицинской помощи, в 1974 году описал феномен, который наблюдал у себя и своих коллег (истощение, потеря мотиваций и ответственности) и назвал его запоминающейся метафорой ‒ burnout (выгорание). Он предложил термин «выгорание» (burnout syndrome) для описания деморализации, разочарования и крайней усталости, которые он наблюдал у работников психиатрических учреждений, рекомендовал новую модель для рассмотрения дистресса и функциональных нарушений, связанных с работой у специалистов социономических профессий.

H. Freudenberger и G. Richelson [33] описывали выгорание как истощение, возникающее на пути к достижению нереальных целей, возлагаемых на профессионала обществом. Согласно C. Cherniss [34], процесс перегорания начинается с интенсивного и продолжительного уровня рабочего напряжения и завершается психологическим отдалением, появлением апатии, цинизма и ригидности по отношению к работе.

J. Edelwich и A. Brodsky [24] характеризовали выгорание как нарастающую утрату идеализма, энергии и цели, переживаемое специалистами социономических профессий (направленных на оказание помощи людям), как результат их профессиональной деятельности. W. Paine [25] различал выгорание как стрессовый синдром (идентифицируемый кластер чувств и поведенческих реакций, наиболее часто обнаруживаемых в стрессовых и фрустрирующих рабочих ситуациях) и выгорание как психическое расстройство (часто серьезные, клинически значимые паттерны личностного дистресса и ограниченной жизнедеятельности, являющиеся конечным результатом процесса перегорания) и считает, что выгорание не является типичным психическим расстройством, но наличие в течение определенного времени описанных выше симптомов может в конечном итоге привести к психическому расстройству.

P. Brill [26] предлагает определение синдрома перегорания как исключительно опосредованное, связанное с работой, дисфорическое и дисфункциональное состояние у человека, не имевшего прежде каких-либо психопатологических проблем, адекватно исполнявшего свои обязанности на протяжении длительного времени в определенной рабочей ситуации и неспособного восстановить предыдущего уровня без посторонней помощи либо соответствующих изменений рабочей ситуации.

Наибольшее признание получило определение синдрома выгорания, данное социальным психологом C. Maslach [27], согласно которому под синдромом выгорания понимается состояние физического, эмоционального и умственного истощения, проявляющееся в профессиях социальной сферы. Данное определение явилось результатом факторного анализа, где в качестве основных составляющих синдрома перегорания были выделены эмоциональная истощенность, деперсонализация и редукция профессиональных достижений. Под эмоциональным истощением понимается чувство эмоциональной опустошенности и усталости, вызванное собственно работой. Деперсонализация, в понимании автора, предполагает циничное отношение к труду и объектам своего труда, что, в частности, проявляется в бесчувственном, негуманном отношении к пациентам. Наконец, редукция профессиональных достижений предполагает возникновение у работников чувства некомпетентности в своей профессиональной сфере, осознание безуспешности лечения. Таким образом, C. Maslach [27] видел источник перегорания в эмоционально-напряженных отношениях между специалистом и пациентом, определяя эмоциональное истощение в качестве ведущего признака в предлагаемой ею модели синдрома перегорания.

В отечественной литературе данный феномен получил наибольшее распространение под термином «синдром выгорания». Согласно В.В. Бойко [3], это механизм психологической защиты в форме полного или частичного исключения эмоций в ответ на избранные психотравмирующие воздействия. В то же время автор подчеркивает и дисфункциональные последствия, когда «выгорание» отрицательно сказывается на исполнении профессиональной деятельности и отношениях с партнерами.

Большинство зарубежных и отечественных исследователей сходятся во мнении, что СЭВ представляет собой процесс постепенной утраты эмоциональной, когнитивной и физической энергии, проявляющейся в симптомах эмоционального, психического, физического истощения, личностной отстраненности, снижения удовлетворения исполнением работы, и рассматривается как результат хронического неразрешенного стресса на рабочем месте.

СЭВ признан проблемой, требующей медицинского вмешательства, внесен в Лексиконы психиатрии ВОЗ [10]. Согласно определению ВОЗ, данному в Лексиконе, «Синдром перегорания ‒ это физическое, эмоциональное или мотивационное истощение, характеризующееся нарушением продуктивности в работе и усталостью, бессонницей, повышенной подверженностью соматическим заболеваниям, а также употреблением алкоголя или других психоактивных средств с целью получить временное облегчение, что имеет тенденцию к развитию физической зависимости и (во многих случаях) суицидального поведения. Этот синдром обычно расценивается как стрессреакция в ответ на безжалостные производственные и эмоциональные требования, происходящие от излишней преданности человека своей работе и сопутствующим этому пренебрежением семейной жизнью и отдыхом».

В МКБ-10 синдром эмоционального выгорания отнесен к рубрике Z73 ‒ «Стресс, связанный с трудностями поддержания нормального образа жизни». По нашему мнению, СЭВ следует дифференцировать с явлением профессиональной деформации – приспособительной реакции личности на «травмирующую» профессиональную деятельность, особым механизмом психологической защиты, поддерживающим личностный гомеостаз. СЭВ ‒ это выработанный личностью механизм психологической защиты в форме полного или частичного исключения эмоций в ответ на избранные психотравмирующие воздействия, характеризующийся нарушением механизмов адаптации. Профессиональная деформация поддерживает хотя и «болезненный», но личностный гомеостаз, в отличие от «эмоционального выгорания», при котором происходит срыв адаптации.

Существующие теоретические попытки объяснения происхождения синдрома перегорания можно свести к двум основным подходам. Согласно одному, переменные «перегорания» заложены в самой личности, ее ценностях, идеалах, особенностях реагирования на стрессовые факторы, тогда как, согласно другому, ‒ основной акцент делается на особенностях организации производственной деятельности с такими ее составляющими, как адекватное руководство, социальная поддержка, система поощрений и т.д.

В настоящее время существует множество моделей СЭВ, описывающих данный феномен. Наибольшее признание получила трехфакторная модель С. Maslach, в которой cиндром психического выгорания представляет собой трехмерный конструкт, включающий в себя эмоциональное истощение, деперсонализацию и редукцию личных достижений.

Первая составляющая (эмоциональное истощение) рассматривается как основная при эмоциональном выгорании и проявляется в сниженном эмоциональном фоне, равнодушии или эмоциональном перенасыщении, вторая (деперсонализация) ‒ в деформации отношений с другими людьми. В одних случаях это может быть повышение зависимости от окружающих, в других ‒ усиление негативизма, циничность установок и чувств по отношению к пациентам, клиентам и т.п. Третья составляющая (редукция личностных достижений) может проявляться либо в тенденции негативно оценивать себя, занижать свои профессиональные достижения и успехи, негативизме по отношению к служебным достоинствам и возможностям либо в преуменьшении собственного достоинства, ограничении своих возможностей, обязанностей по отношению к другим, изменение отношения либо к пациентам, либо к себе.

 

Факторы, способствующие развитию синдрома «эмоционального выгорания»

Б. Перлман и Е. Хартман в [28] выделили три группы факторов, оказывающих определенное влияние на развитие синдрома выгорания в профессиях типа «человек–человек»: личностные, ролевые и организационные. Личностные факторы ‒ экстраверсия/интроверсия, реактивность, пол, возраст, авторитаризм, самоуважение, трудоголизм, поведенческая реакция на стресс по типу «А» (предпочитаемые человеком стратегии преодоления кризисных ситуаций), уровень эмпатии, мотивация, степень удовлетворенности профессией и профессиональным ростом, стаж и др. По данным Kondo K. [29], «выгоранию» больше подвержены те, кто работает с особым интересом и высокой мотивацией. Люди, в течение долгого времени помогающие другим, начинают чувствовать разочарование, если не удается достичь того эффекта, которого они ожидали. Такая работа сопровождается чрезмерной потерей психической энергии, приводит к психосоматической усталости (изнурению) и эмоциональному истощению (исчерпыванию) и как результат ‒ к беспокойству, раздражению, гневу, пониженной самооценке на фоне нарушения сердечно-сосудистой деятельности, дисфункции дыхания, желудочно-кишечных расстройств, головных болей и нарушения сна, что может сказываться на семейных и производственных отношениях.

А.В. Арутюнов [1] в своей работе отмечал, что «сгорают», как правило, не изначально равнодушные и безучастные к своей работе, и не те, кто в профессиональной деятельности реализует модус социальных достижений или обладания, а наоборот, профессионалы, для которых деятельность изначально значима, сознательно выбрана, предполагает известное эмоциональное отношение, ориентацию на других людей, т. е. реализующие модус служения. Сочувствующий, увлекающийся врач-идеалист, ориентированный на других, при недостаточной связи с реальностью, неумении оценивать критически неблагоприятные факторы, низкой устойчивости к стрессорам медицинских профессий (таким, как боль, страдания, болезнь и смерть) может стать носителем быстро прогрессирующего «синдрома эмоционального выгорания».

Л.Г. Березовская, В.Ю. Слабинский, С.А. Подсадный [2] считали, что ключевую роль в развитии СЭВ играют личностная тревожность и другие, ассоциированные с нею личностные характеристики. Ролевые факторы ‒ ролевые конфликты, ролевая неопределенность. B. Perlman, E.A. Hartman [28], Pines A. [30] установили связь «эмоционального выгорания» с чувством значимости себя на рабочем месте, с профессиональным продвижением, автономией и уровнем контроля со стороны руководителя. Установлена связь между ролевой конфликтностью, ролевой неопределенностью и эмоциональным выгоранием. Работа в ситуации распределенной ответственности ограничивает развитие синдрома «эмоционального сгорания», а при нечеткой или неравномерно распределенной ответственности за свои профессиональные действия этот фактор резко возрастает даже при существенно низкой рабочей нагрузке. Способствуют развитию эмоционального выгорания те профессиональные ситуации, при которых совместные усилия не согласованы, нет интеграции действий, имеется конкуренция, в то время как успешный результат зависит от слаженных действий. Организационные факторы ‒ время, затрачиваемое на работу; неопределенное (или трудно измеримое) содержание труда; работа, требующая исключительной продуктивности и постоянного повышения профессионализма; работа, требующая соответствующей подготовки (тренировки); неопределенность или недостаток ответственности; характер руководства, не соответствующий содержанию работы. Многими авторами подчеркивается доминирующая роль организационных факторов в возникновении СЭВ. Практически все исследователи сходятся во мнении, что повышенные нагрузки, сверхурочная работа, суточные дежурства стимулируют развитие синдрома перегорания. Субъективная неудовлетворенность заработной платой как предиктор выгорания характеризует важный аспект материального вознаграждения за работу, который наряду с моральным вознаграждением, по мнению C. Maslach и др. [31], является одним из ключевых аспектов, влияющих на развитие СЭВ. P. Thornton обнаружил более высокие показатели выгорания среди психиатров, работающих в стационарах, а не в амбулаториях. Возможно, это связано со спецификой пациентов, тяжестью их состояния, необходимостью постоянного наблюдения за больными с аффективными и бредовыми расстройствами, ответственностью за суицидальных пациентов. Т.Г. Фёдорова, А.С. Нехорошев, Г.Н. Котова [19] считают, что условия труда медицинского работника обладают некоторой спецификой, которая может быть значимой для формирования СЭВ: высокая производственная нагрузка, превышение нормативного числа пациентов, круглосуточный режим работы с обязательными дежурствами, большой объём канцелярско-оформительской работы, низкая техническая оснащённость рабочего места и постоянный дефицит лекарственных средств требуют высокой функциональной активности организма и могут быть квалифицированы как ведущие патогенные профессиональные факторы.

Н.В. Полунина, Е.И. Нестеренко, В.В. Мадьянова [15], проанализировав происшедшие в последнее время радикальные перемены в обществе, выделили среди них те, которые оказывают дополнительную психологическую нагрузку на медицинский персонал, так как требуют более качественной работы в значительно более короткие сроки при экономически ограниченном обеспечении учреждений здравоохранения. Большинство медицинских работников, работающих в инновационных условиях, имеют ненормированный рабочий день, сверхурочную работу, связанную с совмещением должностей или дополнительной профессиональной нагрузкой (повышение квалификации, освоение новых методов диагностики и лечения). Интенсификация профессиональной деятельности отражается на состоянии здоровья врача – способствует увеличению общей заболеваемости и провоцирует развитие СЭВ. Низкая оплата труда врачей в условиях развития рыночной экономики заставляет работать, часто пренебрегая временем, предусмотренным на отдых для восстановления физического и эмоционального баланса организма, большая ответственность за конечный результат своей деятельности – жизнь пациента приводят к перенапряжению всех органов и систем, возникновению заболеваний. Медицинский работник находится в тисках медико-экономических стандартов, тех требований к объёму медицинской помощи и диагностических вмешательств, которые он должен выполнить по отношению к пациенту. Однако финансирование здравоохранения не соответствует этому объёму. Если к этому добавить напряженность труда, перегрузки, связанные с дежурствами, то все это и формирует состояние хронического стресса.

 

Синдром «эмоционального выгорания»у врачей различных специальностей

Среди врачей, как и среди других медицинских работников, наблюдается достаточно высокий уровень заболеваемости психическими расстройствами (в частности, тревожные и депрессивные расстройства, суицидальное поведение, злоупотребление алкоголем и другими психоактивными веществами), а также явления профессионального истощения (выгорания).

Е.А. Жукович [6] отмечает наличие СЭВ в сформированной фазе напряжения у 25,01% студентов 4-го курса и в сформированной фазе истощения у 22,58% студентов 5-го курса медикопрофилактического факультета медуниверситета. Ю.В. Сугако и Т.П. Крупская [18] при обследовании студентов 5-го курса медуниверситета лишь у 28% из них не смогли выявить сложившихся симптомов и сформировавшихся фаз СЭВ. О.Н. Замбржицкий и М.В. Катковская [7] обследовали 104 студента 3-го курса и 80 студентов 5‒6-го курсов медуниверситета и установили СЭВ соответственно у 14,4% и 37,5%. Сотрудники кафедры Московского государственного медико-стоматологического университета В.Л. Малыгин, А.Б. Искандирова, Е.Е. Пахтусова, Д.В. Шевченко обследовали врачей различных специальностей с использованием опросника В.В. Бойко. СЭВ был выявлен в 46,6% случаев среди 30 хирургов, в 75,3% ‒ среди 30 неврологов, в 40% ‒ среди 30 терапевтов, в 50% ‒ среди 92 стоматологов, в 43,3% ‒ среди 30 психиатров, в 56,6% ‒ среди 30 наркологов. Л.И. Ларенцова и Л.М. Барденштейн [9] сообщают, что более чем у половины из обследованных ими 150 стоматологов имеется СЭВ по одному или нескольким показателям. Л.И. Ларенцова и соавт. При обследовании 120 врачей (по 30 невропатологов, хирургов, терапевтов, стоматологов) установили «высокий уровень выраженности отдельных компонентов «эмоционального выгорания». Обследование 770 врачей различных специальностей на уровне региона, проведенное Д.П. Дербеневым, К.А. Эхте, О.В. Крячковой [5] на базе Тверской государственной медицинской академии по методике В.В. Бойко, показало, что сформировавшийся СЭВ имел место у 6,55% врачей, начало его формирования –у 23,0%. Таким образом, у 29,5% врачей были отмечены признаки профессиональной дезадаптации. У 70,5% респондентов синдром не зафиксирован. Среди отдельных симптомов СЭВ чаще всего определялись редукция профессиональных обязанностей (у 51,2%), что не может не сказываться на эффективности и качестве работы врача. Несколько реже отмечались эмоциональная отстраненность (37,9%), «загнанность в клетку» (28,2%) и неудовлетворенность собой (25,7%). Исследование выявило, что у врачей с высокой квалификационной категорией, СЭВ проявляется значительно чаще, чем у остальных. Сформировавшийся синдром был обнаружен у 8,8% врачей с квалификационной категорией и лишь у 3,2% без категории. Начало формирования СЭВ констатировано у 24,1% респондентов с категорией и у 21,3% без нее. Результаты исследования свидетельствуют о значительной распространенности СЭВ (сформировавшегося или в стадии формирования) среди врачей различных специальностей.

При исследовании финских врачей различных специальностей (2671 чел.), проведенном M. Olkinuora, было установлено, что психиатры относятся к группе с «высоким уровнем перегорания» как лица, работа которых связана с хроническими, труднокурабельными больными. Н.В. Якушкин и соавт. [23] при обследовании 82 чел. (сотрудники МЧС, психологи, терапевты, невропатологи, 10 наркологов и 14 психиатров) именно у наркологов и психиатров выявили наиболее высокие показатели СЭВ. М.М. Скугаревская в своей кандидатской диссертации сообщает о результатах обследования 271 чел. (врачи-психиатры, психиатры-наркологи, психотерапевты и медицинские психологи). Было выявлено, что важными предпосылками развития СЭВ у работников сферы психического здоровья являются как личностные, так и ситуационные характеристики. Ключевую роль в развитии СЭВ играют личностная тревожность и другие, ассоциированные с нею личностные характеристики (эмоциональная неустойчивость, склонность к чувству вины, фрустрированность, подозрительность, робость, застенчивость, импульсивность). Изолированный фактор тревожности объясняет около 28% вариаций показателей СЭВ. Признаки СЭВ различной выраженности выявлены у 78,7% респондентов.

 

Синдром «эмоционального выгорания»у врачей психиатров-наркологов

По данным П.И. Сидорова [16], почти 80% врачей-психиатров и психиатров-наркологов имеют признаки СЭВ различной выраженности.

В.В. Лукьянов и соавт. [11] при обследовании 200 психиатров-наркологов России и Беларуси сообщили лишь названия различных использованных методик, не приводя окончательных результатов. У 117 врачей-наркологов в 29% случаев установлено наличие сложившихся симптомов фазы «истощения».

Вместе с тем в статье «Синдром эмоционального выгорания у врачей наркологов: фантом или клиническая реальность?» Ф.Б. Плоткин [14] подвергает критическому анализу результаты исследования СЭВ и показывает несостоятельность многих научных работ, посвященных этой теме, с точки зрения доказательной медицины. «Анализируя указанные работы, отметим, что ни в одной из них (!) не оценивался преморбидный статус респондентов. Не учитывалась акцентуация с возрастом психопатологических черт личности.

Ни в одной работе (!) не проведена дифференциальная диагностика не только с профессиональными деформациями и синдромом хронической усталости, но и с посттравматическими, дисциркуляторными и (что уж тут скрывать) токсическими энцефалопатиями, при которых может отмечаться аналогичная симптоматика. По нашему убеждению, все наблюдаемые у врачей-наркологов изменения, которые авторы объявляют проявлениями СЭВ, вполне можно (и нужно) объяснять другими причинами» (цит. по Плоткин Ф.Б.) [14].

 

Профилактика синдрома «эмоционального выгорания»

Исследования СЭВ у врачей различных специальностей позволяют сделать вывод о высоком риске его возникновения у медицинских работников и необходимости специально организованной профилактической и реабилитационной работы с врачами с целью снижения риска возникновения «эмоционального выгорания», сохранения и восстановления психического здоровья и профессиональной и личностной эффективности врача.

В профилактике СЭВ можно выделить два важных направления:

1. Профилактика психотравмирующих факторов, постоянно сопровождающих человека в его жизни и труде (изменение обстановки, условий жизни и труда, выполнение нестандартных социальных ролей, включенность в экстремальные ситуации, истощение психического ресурса и т.п.), или, иными словами, организационное направление психологической профилактики.

2. Психологическая профилактика возможных отклонений в группе риска, которые прогнозируются в ходе психодиагностики, т.е. личностное направление.

Изменить организационные условия иногда не представляется возможным в силу объективных причин, поэтому чаще всего меры по профилактике СЭВ медицинских работников направлены на пополнение и увеличение личностных ресурсов.

Г.А. Макарова [12] утверждает, что профилактические и лечебные меры при СЭВ во многом схожи: то, что защищает от развития данного синдрома, может быть использовано и при его лечении. Профилактические, лечебные и реабилитационные мероприятия должны направляться на купирование действия стрессора: снятие рабочего напряжения, повышение профессиональной мотивации, выравнивание баланса между затраченными усилиями и получаемым вознаграждением. При появлении и развитии признаков СЭВ у пациента необходимо обратить внимание на улучшение условий его труда (организационный уровень), характер складывающихся взаимоотношений в коллективе (межличностный уровень), личностные реакции и заболеваемость (индивидуальный уровень).

Одним из оптимальных мероприятий, направленных на психологическую профилактику СЭВ, является социально-психологический тренинг методикой деловой игры, основанной на воссоздании предметного и социального содержания профессиональной деятельности. Такое воссоздание достигается благодаря игровому имитационному моделированию и решению профессионально-ориентированных ситуаций при целесообразном сочетании индивидуальной и групповой игровой деятельности участников тренинга.

Для профилактики СЭВ личности важно проведение психологических тренингов, на которых осваиваются упражнения аутотренинга – основного метода психической саморегуляции. Эти упражнения помогают сотрудникам осуществлять регуляцию своего состояния, что особенно важно при выполнении должностных обязанностей в сложных ситуациях. Интересно предложение сотрудников Института мозга человека РАН (Санкт-Петербург) Л.С. Чутко, И.С. Сурушкина, Е.А. Никишена [22], которые рекомендуют для лечения СЭВ применять в виде в/м инъекций пептидный биорегулятор кортексин.

Таким образом, профилактика СЭВ должна быть комплексной, учитывающей индивидуальные особенности личности каждого медицинского работника, условия работы в конкретном лечебно-профилактическом учреждении, возможности проведения специальных методов психологической разгрузки, своевременное выявление сотрудников, нуждающихся в оказании профессиональной помощи психологов и др. Профилактические мероприятия СЭВ и реабилитация должны осуществляться не только самим медицинским работником, но и администрацией лечебного учреждения, в котором он работает. Администрация ЛПУ может смягчить развитие «эмоционального выгорания», если обеспечит работникам возможность профессионального роста, наладит поддерживающие социальные и другие положительные моменты, повышающие мотивацию врача к росту своей квалификации и оказанию ему качественной медицинской помощи.

Интерес к проблеме «эмоционального выгорания» не исчез и в наши дни ‒ об этом свидетельствует большое количество публикаций и аналитических обзоров. Дискуссия на эту тему вышла далеко за рамки психологии, став междисциплинарной. В исследование данного феномена включились представители медицины, педагогики, социологии, что, безусловно, стало положительным моментом в истории развития данного направления в науке.

Актуальна проблема дифференциальной диагностики СЭВ и профессиональных деформаций, синдрома хронической усталости, посттравматических, дисциркуляторных, токсических энцефалопатий, клинически верифицированных выраженных форм пограничных психических расстройств, при которых может наблюдаться аналогичная симптоматика. Молодые специалисты и лица наиболее продуктивного возраста (30–40 лет) подвержены «выгоранию» в наибольшей мере. В связи с этим остро стоит проблема детального исследования данного феномена с целью разработки профилактических и коррекционных мероприятий. Важнейшими задачами являются детальное изучение СЭВ, выявление особенностей профессиональной деятельности врачей психиатров-наркологов, влияние личностных факторов, способствующих и препятствующих возникновению и развитию синдрома, а также проведение успешной профилактики и коррекции для гармонизации личностной структуры врача и поддержание ее на достаточно высоком уровне, адекватном успешной профессиональной деятельности.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Арутюнов А.В. Изучение синдрома эмоционального выгорания у врачей-стоматологов и методы его профилактики: Автореф. дис. … канд. мед. наук. М., 2004. 25 с.

2. Березовская Л.Г., Слабинский В.Ю., Подсадный С.А. К вопросу критериев риска развития синдрома «эмоционального выгорания». Санкт-Петербург: Санкт-Петербургская государственная медицинская академия им. И.И. Мечникова, 2007.

3. Бойко В.В. Энергия эмоций в общении: взгляд на себя и на других. М.: Филин, 1996.472с.

4. Геллерштейн С.Г. Вопросы психологии труда /Психологическая наука в СССР. Т. 2. М., 1960.

5. Дербенев Д.П., Эхте К.А., Крячкова О.В. Синдром психоэмоционального выгорания как профессиональная дезадаптация у врачей / Мат. IV съезда психиатров, наркологов, психотерапевтов, медицинских психологов Чувашии. Чебоксары, 2010. С. 219.

6. Жукович Е.А. Синдром эмоционального выгорания у студентов 4‒6 курсов медико-профилактического факультета / Актуальные проблемы современной медицины: мат. 62-й Междунар. науч. конф. Минск, 2008. Ч. I. С. 148.

7. Замбржицкий О.Н., Катковская М.В. Особенности проявления синдрома эмоционального выгорания у студентов-медиков // Здоровье и окружающая среда: Сб. науч. тр. Минск, 2009. С. 300‒303.

8. Каннабих Ю. Что такое душевные болезни. М., 1928. 102с.

9. Ларенцова Л.И., Барденштейн Л.М., Терехина Н.В. и др. Психологические и психопатологические особенности синдрома эмоционального выгорания у врачей клинического профиля // Рос. мед. журн. 2008. №6. С. 32‒35.

10. Лексиконы психиатрии Всемирной Организации Здравоохранения. Пер. с англ. [Под общ. ред. В.П. Позняка]. Киев: Сфера, 2001. 398 с.

11. Лукьянов В.В., Игумнов С.А. Психодинамический подход к исследованию синдрома выгорания у психиатров-наркологов // Психотерапия и клинич. психология. 2007. №2. С. 32‒33.

12. Макаров В.В., Макарова Г.А. Транзактный анализ – восточная версия. М., 2002.

13. Монтень. М. Опыты: в 3 кн. СПб.: Кристалл, Респекс, 1998. Кн. 3. С. 184–185.

14. Плоткин Ф.Б. «Синдром эмоционального выгорания у врачей наркологов: фантом или клиническая реальность?// Наркология. 2011. №6. С. 89–103.

15. Полунина Н.В., Нестеренко Е.И., Мадьянова В.В. Инновационная деятельность лечебно-профилактических учреждений, её эффективность и влияние на состояние здоровья врачей / Профилактика заболеваний и укрепление здоровья. М.: Медиа Сфера, 2002. № 4. С. 3–8.

16. Сидоров П.И. Симптом эмоционального выгорания // Мед. газета. 2005. №43.

17. Сикорский И.А. Основы теоретической и клинической психиатрии. Киев, 1910. 702 с.

18. Сугако Ю.В., Крупская Т.П. «Синдром эмоционального выгорания» у студентов гомельского медицинского университета / Проблемы и перспективы развития современной медицины: Сб. науч. ст. Гомель, 2009. С. 72‒73.

19. Фёдорова Т.Г., Нехорошев А.С., Котова Г.Н. Социологическое исследование особенностей трудовой деятельности врачей северо-западного региона России //Гигиена и санитария, 2003. № 3. С. 24–27.

20. Чехов А.П. «Ионыч». Полное собрание сочинений и писем в тридцати томах. Сочинения в 18 томах. Т. 10. 1896–1903. М.: Наука,1986. С. 24–41.

21. Чехов А.П. «Палата №6». Полное собрание сочинений и писем в тридцати томах. Сочинения в 18 томах.Т. 8. 1892–1896. М.: Наука,1986. С. 72–126.

22. Чутко Л.С., Сурушкина И.С., Никишена Е.А. и др. Коррекция клинических проявлений синдрома эмоционального выгорания // Журн. неврол. и психиатр. им. Корсакова. 2009. №2. С. 66‒68.

23. Якушкин Н.В., Мартынова Е.В. Проявление синдрома эмоционального выгорания в различных профессиях / Клинические и социально-психологические аспекты кризисных состояний: Мат. научн.-практ. конф. Гродно: ГрГМУ, 2008. С. 107‒109.

24. Edelwich J., Brodsky A. Burn-out: Stages of dillusionment in the helping professions. Human Sciences Press, NY, 1980. P. 46‒49.

25. Paine W.S. The burnout syndrome. The burnout syndrome: Current research, theory, interventions. In: J.W. Jones (Ed.). London: House Press, 1982. P. 1‒29.

26. Brill P.L. The need for an operational definition of burnout // Famyli&Community Health. 1984. №.6. P. 12‒24.

27. Maslach C. Burnout: A multidimensional perspective. In: Professional burnout: Recent developments in the theory and research [Ed. W.B. Shaufeli, Cr. Maslach and T. Marek] Washington D.C: Taylor & Trancis, 1993. P. 19‒32.

28. Perlman B., Hartman E. A. «Burnout»: summary and future and research // J. Human relations. 1982. Vol. 14. № 5. P. 153–161.

29. Kondo K. Burnout syndrome // Asian medical. 2001. № 34. P. 34–42.

30. Pines A. Burnout an existential perspective. In: Professional burnоut: recent developments in theory and research

[Ed. W.B. Schaufeli, C. Maslach, T. Marek]. London: Taylor and Francis, 1993. P. 35–51.

31. Maslach С, Schaufeii W.B., Leiter M. P. Job Burnout // Annual Review of Psychology. 2001. Vol. 52. P. 397. 422.

32. Freudenberger, H.J. Staff burnout // J. of Social Issues. 1974. №. 30. Р.159‒165.

33. Freudenberger H., Richelson G. Burnout: The high cost of high achievement. NY., 1980.

34. Cherniss C. Long-term consequences of burnout: An exploratory study // J. of Organizational Behavior.1992. Vol. 13(1). P. 1‒11. 

 

EMOTIONAL BURNOUT SYNDROME: ORIGIN, THEORIES, PREVENTION, RESEARCH PERSPECTIVES

Vladimir A. Kozin, Tatyana V. Agibalova 

National Research Center of Addictology of Health Ministry,119002, Moscow, Malyi Mogil’tsevskii per., 3, e-mail: agibalovatv@mail.ru 

Studies on stress tolerance of people in their professional practice have been reviewed. Data on evolution of the concept of the emotional burnout syndrome has been summarized.

Main theories and models as well as various perspectives on pathogenic mechanisms of development of professional deformations in medical practitioners belonging to different fields of specialization, including addiction psychiatrists, have been presented. Major areas of burnout prevention have been reviewed.

Key words: emotional burnout syndrome, burnout prevention.

Источник:  Неврологический вестник — 2013 — Т. XLV, вып. 2 — С. 44—52


Другие интересные материалы:
Психопатология героического прошлого и будущие поколения
"Проблема социально-психологической помощи и психотерапевтической...

Как известно, психическое развитие ребенка зависит не только от его...
Анализ коррупциии в развивающихся странах
Попытки определения эмпирически, кто и что получает от коррупции, в...

«Тот, кто собирается торговать с Сиамом, должен привезти с собой три...
Наркоманы исцелятся
Взгляд на проблему наркомании представителя Православной Церкви.

Жаждут души Света; простирают руки и не находят. И уходят во тьму, и...
К нему привяжутся хулиганы или преступники, чтобы обокрасть или избить его


Совет Вована-токсикомана Это сделать очень просто: не нужно позволять...
Анонимные Наркоманы


 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100