Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Протезирование зубов в хабаровске цены

Лечение, протезирование, ортодонтия. Имплантация зубов

medstom27.ru

электрические камины с эффектом живого огня

yutnoff.ru

ДОРОГА ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ

 


> Сверхценные идеи > Косые взгляды > ДОРОГА ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ

Российская наркология находится на тупиковом пути О шаманизме в профессии, индульгенциях для больных и реальном положении дел науки корреспонденту «АН-СПб» довелось побеседовать с Евгением КРУПИЦКИМ, руководителем отдела наркологии НИПНИ им. В.М. Бехтерева и главным наркологом Ленинградской области.

 – ЕВГЕНИЙ Михайлович, вам не кажется, что пьянство и алкоголизм предопределены в России национальным отношением к этой проблеме?

– В какой-то мере…Пьющие люди – традиционная русская беда. Вспомните классическое высказывание Салтыкова-Щедрина: «Разбудите меня лет через сто и спросите, что сейчас делается в России. И я отвечу – пьют и воруют»…

– И в каком масштабе сейчас пьют? Какова статистика?

– Статистика нынче доступна всем – в Интернете. Количество состоящих на учёте в наркологических диспансерах (а российская статистика учитывает только их) – это лишь верхушка айсберга.

– Ну хотя бы скажите, увеличивается число учтённых пьющих людей?

– Статистические показатели стоящих на учёте у нас сейчас падают.

– ???

– Но это не оттого, что мы стали вдруг хорошо лечить, – просто люди в силу социальной стигматизации (по сути – клеймения) диагнозом «алкогольная зависимость» стараются лечиться анонимно, платно, в коммерческих структурах. Ведь правоохранительные органы у нас имеют право изымать сведения наркологических учреждений и лишать людей водительских прав за то, что они больны. Вот и весь секрет падения учтённой статистики. А неучтённая… Судя по потреблению алкоголя на душу населения, мы находимся в числе стран, лидирующих по употреблению алкоголя в пересчёте на каждого гражданина: показатель колеблется (по разным оценкам) между 13 и 18 литрами в год.

– По вашему мнению, принудительное лечение от алкогольной зависимости, которое было принято когда-то в СССР, это правильно? Ведь чаще, чем от самого пьющего человека, вопль «Помогите!» раздаётся со стороны его страдающих родственников, соседей, друзей… Может, пусть забирают и лечат?

– На мой взгляд, человек должен совершить какое-то правонарушение, чтобы его забрать, изолировать. Изоляция человека, страдающего зависимостью? Только за то, что он болен? Это нарушение прав человека, а словосочетание «принудительное лечение» абсолютно бессмысленно. Лечение может быть только добровольным.

– «Добровольно» – это означает, что человек должен критично оценить свою беду, настроиться на лечение у нарколога и рано или поздно обязательно вылечиться… 

– Вот, представьте, приходит человек с гипертонической болезнью и говорит: «Вылечите меня». А стопроцентной излечиваемости от гипертонии нет. Или больной диабетом… Все понимают, что эти заболевания надо лечить постоянно, годами, всю оставшуюся жизнь – и тогда можно достигать длительной ремиссии. У российской наркологии есть две большие беды. Первая – наша наркология имеет мало научной обоснованности. В наших стандартах и протоколах лечения больных (в отличие от зарубежных) рекомендации часто не поддерживаются данными научной наркологии – в силу традиций, устоев, в силу особой законодательной ситуации.

Вторая беда, которую можно посчитать и следствием ненаучности, состоит в том, что в практической наркологии домини  рует то, что я в своих статьях называю наукообразно декорированным шаманством. Разница между нашим врачом-наркологом и шаманом порой лишь в антураже. Шаман использует свои мифы, бубен и шкуры, врач-нарколог – свои; и для них ему требуются белый халат и, скажем, лазер, шприц с синей жидкостью или что-то ещё устрашающее и создающее ощущение, что с пациентом будет совершена чудесная манипуляция и он будет вылечен от зависимости за один сеанс. Когда обещают за сто рублей закодировать на всю жизнь, у людей формируется неверное представление, что наркологические заболевания можно вылечить взмахом волшебной палочки – раз и навсегда. А это не так.

Болезни-зависимости – это хронические рецидивирующие заболевания, такие же как гипертония, бронхиальная астма, сахарный диабет. Лечение зависимости – это дорога длиною в жизнь. И этого-то упорно не понимает российский наркологический больной. Кодирование, торпедирование и иже с ними – самый настоящий шаманизм, сравнительно честный способ отъёма денег у населения, как говорил Великий комбинатор Остап Бендер. Обман больного за его же деньги, причём нигде больше в мире больного обманывать нельзя, а у нас можно… Ситуация, удобная обеим сторонам: больной делает вид, что лечится (чтобы успокоить жену или начальника), а врач делает вид, что лечит. Больной получает индульгенцию и в случае срыва сетует: «Меня неправильно закодировали/торпедировали/подшили…» А доктору при этом не требуется никаких профессиональных знаний в области психотерапии – просто надо быть хорошим актёром…

– Безысходность какая-то…

– Почему безысходность? Повторюсь: алкогольная зависимость – хроническое рецидивирующее заболевание, но поддающееся лечению! Есть фармакотерапия, есть психотерапия…

– Получается, что разницы нет – идти ли к наркологу или к бабке-колдунье?

– Надо просто идти к наркологу, который не будет обещать чудесного исцеления за один сеанс, а честно скажет, что у вас зависимость (алкоголизм, наркомания и т.д.) и теперь вам долгие годы предстоит принимать таблетки, ходить к наркологу, психотерапевту и консультироваться с психологом, соблюдать определённые рекомендации.

– Таков подход к лечению зависимостей во всём мире?

– Да, это и есть научный подход.

– Ваши труды признаны многими зарубежными академиями…

– Я, пожалуй, единственный из российских наркологов, который регулярно публикуется за рубежом в ведущих медицинских журналах, делает доклады на крупных международных конгрессах за рубежом. Я не хвастаюсь: это печальная ситуация.

– Но ведь должен же кто-то «переломить» отечественную наркологию! Почему тогда не вы?

– Надо начинать с головных научных институтов, научных учреждений, наверное... И менять надо очень многое, при поддержке Минздрава, разумеется.

– А здесь, в институте им. Бехтерева, нельзя начать «революцию в наркологии»?

– Петербургская школа в наркологии есть, она набирает силу, и молодёжь прислушивается к мнению прогрессивной профессуры. Но научное сообщество сегодня в Российской Федерации не имеет такой силы, чтобы инициировать необходимые изменения. Ведь нужно внедрение научно обоснованных стандартов, нужны программы по просвещению населения в области развенчивания мифов о чудесных исцелениях. Конечно, всё это, как и статистику, можно сейчас найти в Сети, но для наркологического больного принять то, что лечение зависимости – это долгий и трудоёмкий процесс, требующий от него принятия на себя ответственности за свою жизнь и судьбу, очень нелегко. Особенно когда вокруг активно предлагают «закодировать» за один раз на годы или сразу на всю жизнь. Расставание с мифами – тяжёлая вещь… Задумайтесь, на одной чаше весов – мгновенное излечение за сто (пусть даже за тысячу) рублей, а на другой – длительное и дорогостоящее лечение, ответственность за результат которого ложится в значительной мере на плечи самого пациента.

– Чаще кто всё-таки приходит к наркологу: человек, сам созревший для решения лечиться, или тот, кого в спину подталкивает к врачу семья?

– По-разному. Но чаще по инициативе близких или коллег. Люди различаются по своим личностным, психологическим особенностям, генетическим… Соответственно и само лечение должно быть индивидуализировано – и фармакотерапия, и психотерапия. Словом, всё зависит от того, насколько квалифицирован врач.

– А к недавним уральским наркологическим историям вы как относитесь?

– Это когда к кровати при ковывали? Это не лечение, это способ социальной изоляции.

– Там ещё с помощью религии лечили. Вера какую-то роль в процессе лечения вообще имеет?

– Давайте так: мухи отдельно, котлеты отдельно. Вера – это одно, медицина – другое. Хотя отрицать, что вера помогает при болезни, не буду. Просто какого-то особого влияния в случае болезней зависимости она не имеет.

– Сформулируйте основу вашего подхода к лечению зависимых людей.

– Та самая доказательная научная наркология, о которой я уже упоминал. Есть совокупность результатов строгих научных исследований, сформулированная в виде рекомендаций с обязательной индивидуализацией лечения. Для разных пациентов это разные лекарства и разные методы психотерапии, даже разные способы социальной поддержки. Зависимость – это биопсихосоциальная болезнь, и требуется комплекс мер, направленных на купирование синдрома отмены (больше известного как похмелье), стабилизацию ремиссии, медико-социальную реабилитацию. И на каждом этапе используются свои научно обоснованные методы. Это отнюдь не означает, что обязательно достигается стопроцентная эффективность, но больной получает правдивую, честную и объективную информацию, понимает свои шансы и то, что ему надо делать, чтобы достичь ремиссии.

– Среди ваших пациентов были те, кто окончательно вылечился или, правильнее сказать, вошёл в стойкую ремиссию?

– Даже вплоть до того, что рецидивов в их жизни не было больше никогда.

 

Беседовала

Екатерина ОМЕЦИНСКАЯ


Другие интересные материалы:
Проект Федерального Закона О внесении изменений в УК РФ в целях усиления уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ
Проект нового Федерального Закона по наркотикам и пояснительная записка к...

Внести в Уголовный кодекс Российской Федерации (Собрание законодательства...
Биологические основы синдрома психической зависимости при аддиктивных заболеваниях химической этиологии
Рассмотрены биологические аспекты синдрома психической зависимости при...

А. Головко, Л. Леонтьева, С. Головко Введение Аддиктивные...
Шаг седьмой


"Мы смиренно просили Его избавить нас от наших недостатков" Хотя каждый...
Система предупреждения безнадзорности и правонанрушений несовершеннослетних: история и современность
Как показывает исторический анализ, предупреждение негативно отклоняющегося...

Преступность несовершеннолетних — показатель, по которому можно судить не...
Инструментализация смерти. Уроки антиалкогольной терапии
Социологическое исследование культурных и моральных аспектов феномена так...

Начиная с 1950-х годов советские врачи практиковали особенный...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100