Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Тест полоски one touch ultra

Медицинские новости и статьи. Форма поиска лекарств и медицинских товаров.

satellit-tsc.ru

Здесь

Торговля техникой Janome, Brother, Husqvarna, Pfaff

damadoma.ru

Синтетические и дизайнерские наркотики

 


> Кабинет нарколога > Наркология on-line > Синтетические и дизайнерские наркотики

В предлагаемой главе из новой книги «Мир наркотиков – наркотики в мире» израильского автора рассматриваются новые проблемы и угрозы, возникшие в последние годы.

А. Резник

1. НОВЫЕ УГРОЗЫ

Перечень ПАВ, доступных для легального или нелегального употребле­ния, не ограничивается теми, которые были рассмотренные в предыдущих разделах книги. В настоящее время вряд ли кто-либо возьмется за составле­ние полного списка существующих ПАВ, число которых, видимо, уже пере­валило за тысячу и продолжает увеличиваться[i].

Появление все новых ПАВ в первую очередь сановится возможным за счет прогресса в деле химического синтеза, когда из доступных хи­мических веществ с помощью соответствующих химических реакций можно синтезировать новое вещество, обладающее заранее заданными свойствами, включая психоактивные. Развитие и совершенствование технологии химического синтеза привело к тому, что начиная с середины прошлого века производство ПАВ стало перемещаться с опиумных, ко­каиновых или конопляных плантаций в химические лаборатории. Про­изводство и потребление ПАВ, созданных (синтезированных) в химиче­ских лабораториях, с каждым годом приобретает все более масштабный характер. Так, синтетические стимуляторы (амфетамин, метамфетамин и экстази) по масштабам своего потребления вышли на второе (после каннабиса) место в мире, обогнав совокупное потребление героина и кокаина (UNODC, 201 lb). Простота и дешевизна производства многих синтетических ПАВ, отсутствие необходимости в дорогом химическом оборудовании, доступность исходных компонентов, медлительность юридической системы — все это приводит к тому, что регулярно появ­ляются новые синтетические ПАВ, не попадающие под существующие меры контроля и поэтому определенное время сохраняющие свой ле­гальный статус.

Создание новых ПАВ идет по двум основным направлениям. Во-первых, с помощью химического синтеза удается получать вещества, ко­торые, порой неожиданно для самих создателей, становятся известными как ПАВ, хотя первоначально создавались для других целей (что про­изошло, например, с амфетамином, метаквалоном, MDMA и др.). Вто­рое направление, также приводящее к появлению новых ПАВ — это т.н. дизайнерские ПАВ. В этом случае речь идет не столько о создании ранее неизвестных ПАВ, сколько об определенной химической «переделке» уже существующих, при которой они сохраняют (или даже усиливают) свои прежние свойства, но имеют отличающуюся от «оригинала» хими­ческую структуру[ii].

Иногда создатели дизайнерских ПАВ получают вещество, свойства ко­торого оказываются далекими от ожидаемых. Одна из наиболее извест­ных историй в этой области произошла в конце 70-х гг. в США. В 1976 г. 23-летний студент-химик Барри Кидстон (Barry Kidston)[iii] решил само­стоятельно синтезировать 1-метил-4-фенил-4-пропионоксипиперидин (l-methyl-4-phertyl-4-propionoxypiperidine— МРРР), являющийся произво­дным меперидина (meperidine). МРРР был известен с 40-х гг. как синте­тический опиоидный анальгетик, но применения в клинической практике он не получил. Технология синтеза МРРР из доступных химических ве­ществ была описана в одной из научных статей, которой, судя по всему, воспользовался Кидстон. Он надеялся получить ПАВ, близкий по свой­ствам к героину, для целей дальнейшего использования, однако пытаясь ускорить процесс, нарушил температурный режим синтеза. В результате, в ходе проходящих химических реакций, наряду с МРРР был синтезирован 1-метил-4-фенил-1,2,5,6-тетрагидропиридин (l-methyl-4-phenyl-l,2,5,6- tetrahydropyridine— МРТР) (Davis et al., 1979; Schnabel, 2010; Gibbons, 2012). Освоенная Кидстном технология привела к появлению МРРР на рын­ке нелегальных ПАВ, где он продавался как «синтетический героин». В го­товом продукте МРТР и МРРР могли находиться в пропорциях от 10:1 до 1:100[iv] (Johannessen & Markey, 1984).

После синтеза МРРР (не зная о присутствии в нем МРТР) Кидстон при­ступил к его внутривенному употреблению, а также начал делиться «син­тетическим героином» с друзьями. Через несколько дней внутривенных инъекций у Кидстона развились тяжелые и необратимые симптомы бо­лезни Паркинсона, причина которой оставалась непонятной. Несмотря на длительное лечение (более 15 месяцев) полностью устранить возникшие симптомы не удалось. Кидстон, даже находясь на лечении, продолжал зло­употреблять различными ПАВ и в сентябре 1978 г. умер от передозировки кокаином. По результатам вскрытия у него были обнаружены повреждения отдельных участков головного мозга, типичные для больных болезнью Пар­кинсона. В поисках ответа на вопрос, что могло стать причиной внезапно возникшей в столь молодом возрасте болезни, было обращено внимание на то ПАВ, которое употреблял Кидстон накануне заболевания. Деталь­ный анализ МРРР показал, что он был загрязнен МРТР, и была выдвинута гипотеза, что именно употребление МРТР стало причиной повреждений головного мозга и появления симптомов болезни Паркинсона. Поскольку в последующие годы было зафиксировано еще несколько случаев внезапно­го и необратимого развития тяжелых симптомов болезни Паркинсона, свя­занных с употреблением МРРР в смеси с МРТР, в США был осуществлен масштабный поиск лиц, входящих в группу риска. Было выявлено свыше 400 человек, употреблявших МРРР и МРТР, у 50 из них были обнаружены симптомы болезни Паркинсона той или иной тяжести[v].

Существует повышенный интерес к дизайнерским ПАВ со стороны подпольных производителей, что объясняется рядом причин. В первую очередь, как говорилось выше, благодаря измененной химической струк­туре, дизайнерские ПАВ после своего создания не попадают под действие существующих запретов и ограничений, касающихся своих прототипов и поэтому в течение определенного времени могут беспрепятственно про­изводиться и распространяться. Данное обстоятельство позволяет произ­водителям таких ПАВ разворачивать широкую и до поры вполне легаль­ную рекламную кампанию по продвижению нового продукта на рынок, под какими либо броскими названиями. Такие ПАВ могут рекламировать­ся как различные биологически активные добавки, средства для сниже­ния веса, наборы для благовоний, средства ухода за телом и др. Еще одна причина связана с тем, что зачастую специалисты не располагают мето­дами и средствами выявления таких наркотиков. Существующие методы зачастую оказываются нечувствительными к новым ПАВ, что является дополнительным фактором, увеличивающим период их бесконтрольного употребления[vi].

Среди тех дизайнерских ПАВ, которые появились в последние годы и продолжают сохранять свою популярность, лидирующие позиции зани­мают спайс (spice[vii]) и «соли для ванн» (“bathsalth”)[viii].

2. СПАЙС

Данное понятие в настоящее время носит собирательный характер и используется для обозначения широкой линейки товаров, представля­ющих собой различные по составу ароматические травяные смеси[ix], фор­мально предназначенные для различных благовоний, но не для курения, о чем предупреждают соответствующие надписи на ряде упаковок: «не для употребления человеком» (“Not for human consumption”). Несмо­тря на данное предупреждение, носящее формальный характер, основным способом употребления спайса является именно курение.

Спайс начал получать известность в США и странах Европы с 2006 г., хотя первые образцы подобных смесей появились, скорее всего, в 2004 г. (EMCDDA, 2009; Vardakou et al., 2010). Основными каналами распростра­нения спайса являются интернет-магазины, различные специализирован­ные торговые точки и индивидуальные распространители[x]. Товар рекламируется как безопасная травяная смесь для благовоний (или для ку­рения). Какие-либо возрастные ограничения на приобретение этого товара в большинстве случаев отсутствуют, что способствует росту популярности спайса среди молодежи (Vardakou et al., 2010).

По мере того, как стали накапливаться сведения об эффектах, вызывае­мых курением спайса, специалисты стали высказывать сомнения по пово­ду указанных на упаковке ингредиентов. Самоотчеты курильщиков спайса не оставляли сомнений в том, что он производит психоактивное действие. Поскольку указанный на упаковке состав травяной смеси не в состоянии вызывать те эффекты, которое наблюдались у любителей спайса[xi], в различ­ных странах с 2008 г. стали производиться анализы того, что же на самом деле содержится в пакетике спайса или другой аналогичной продукции (Auwarter et al., 2009).

Результаты проведенных анализов подтвердили опасения специалистов. В «безопасных травяных смесях» были обнаружены синтетические каннабиноиды, которые являются агонистами присутствующих в ЦНС т.н. каннабиноидных рецепторов[xii]. После выделения в 60-х г. тетрагидроканнабинола (ТГК), было получено большое число синтетических каннабиноидов. В спайсе и других подобных травяных смесях были обнаружены синтети­ческие каннабиноиды, в большинстве случаев принадлежащие к четырем основным группам (Auwarter et al., 2009; EMCDDA, 2009; Uchiyama et al., 2010; Vardakou et al., 2010).

В первую из них входят те, которые в максимальной степени близки по своей химической структуре ТГК и фактически являются его синтетическими аналогами.

Наиболее популярными представителями первой группы являются такие синтетиче­ские каннабиноиды, как HU-210[xiii]набилон (nabilone), дронабинол (dronabinol) и др.

Они находят определенное применение в медицине, например, при лечении тош­ноты после химиотерапии.

Вторая группа объединяет синтетиче­ские каннабиноиды, полученные на основе синтезированного в 70-е гг. фармацевтиче­ской компанией Pfizer циклогексилфенола (cyclohexylphenol—СР), например, СР- 47.497, СР-59.540 и др.

В третью группу входят синтетические каннабиноиды из числа тех, которые были синтезированы в 90-е гг. группой иссле­дователей из Клемсонского университета (Южная Каролина, США) во главе с про­фессором Джоном Вильямом Хаффманом (John William Huffman). Они обозначаются первыми буквами его имени и фамилии: JWH-018, JWH-015 и др. В травя­ных смесях в последние годы начинают все чаще встречаться синтетические каннабиноиды, относящиеся к этой группе, в первую очередь, JWH-122 и JWH-210. Это вызывает повышенную тревогу специалистов, поскольку JWH-122 и JWH-210 обладают сильным психоактивным потенциалом и их употребление в составе спайса приводит к тяжелым и малопредсказуемым последствиям.

Четвертая группа включает различные химические соединения (напри­мер, на основе производных олеиновой кислоты), статус которых в качестве синтетических каннабиноидов является неопределенным.

После обнаружения в спайсе синтетических каннабиноидов, многие страны стали вводить запреты и ограничения на распространение и про­дажу травяных смесей. Поскольку синтетические каннабиноиды не попа­дают под действие международных конвенций о наркотических средствах и психотропных веществах, каждая страна самостоятельно определяет их юридический (правовой) статус[xiv] (EMCDDA, 2009). В этом вопросе существует несогласованность позиций различных стран и некоторые синтетические каннабиноиды, запрещенные в одной из них, могут иметь легальный статус в другой. Ситуация в области противодействия спайсу осложняется тем, что в настоящее время существует большое количество синтетических каннабиноидов, не все из которых попадают под действующие в тех или иных странах запреты. Поэтому в случае запрета какого-либо определенного синтетического каннабиноида, выявленного в спайсе, через некоторое время на рынке появляется аналогичная травяная смесь, содержащая другой синтетический каннабиноид, на который действующий запрет не распространяется. Поскольку существует некоторая инерционность юридической системы, с момента появления на рынке новой разновидности спайса и идо момента её запрета может пройти значительное время (от месяцев до нескольких лет), в течение которого возможна его свободная продажа.

О воздействии спайса на организм, его краткосрочных и долгосрочных эффектах известно недостаточно. На основании опубликованных отчетов об отдельных случаях и последствиях употребления спайса (Auwarteretal., 2009; Zimmermannetal., 2009; Johnsonetal., 2011; Schneiretal., 2011; Hermanns-Clausenetal., 2013), делаются предварительные выводы о производимых спайсом эффектах[xv].

Дальнейшие исследования показали, что большинство синтетических каннабиноидов, встречающихся в спайсе, оказывают на организм более сильное воздействие, по сравнению с содержащимся в каннабисе ТГК[xvi]. Это связано с тем, что природный ТГК и синтетические каннабиноиды по-разному воздействуют на т.н. каннабиноидные рецепторы, присутствующие в головном мозге (ЦНС).

В организме человека обнаружены два типа таких рецепторов, обо­значаемых как СВ, и СВ2. Рецепторы типа СВ, расположены преимуще­ственно в ЦНС и они, в первую очередь, ответственны за психоактив­ные эффекты, оказываемые каннабисом. В целом, рецепторы типа СВ, являются одними из наиболее распространенных в ЦНС, их плотность особенно высока в тех отделах головного мозга, которые связаны с по­знавательными способностями и памятью. Рецепторы типа СВ2 широко представлены в периферической нервной системе и их роль во многом остается неясной.

При употреблении каннабиса, содержащийся в нем ТГК активирует ре­цепторы СВ, лишь частично. По мере поступления ТГК в организм (напри­мер, при курении марихуаны), активация рецепторов продолжается лишь до определенного уровня. Затем наступает фаза плато, при которой новые дозы ТГК перестают оказывать свое активирующее воздействие. Видимо, в этом одна из причин того, что угроза передозировки при употреблении каннаби­са (марихуаны) практически отсутствует.

При употреблении синтетических каннабиноидов, входящих в состав спайса, ситуация иная. Поскольку они (за исключением HU-210) не являют­ся аналогами природного ТГК, при их употреблении связь «доза-эффект» не имеет верхнего предела. Увеличение дозы приводит к усилению оказы­ваемого ею эффекта, без каких-либо ограничений[xvii]. Это открывает прямой путь к передозировке и тяжелой интоксикации вследствие употребления спайса[xviii] (Jerry et al., 2012).

Если говорить о типичных признаках употребления спайса, то к ним относятся возбуждение и беспокойство, изменение восприятия времени, тревога, дисфория, повышение кровяного давления, вялость, тошнота, пси­хозы, галлюцинации, паранойя, судорожные припадки, тахикардия[xix] (Jerry et al., 2012). Одним из следствий использования в составе спайса таких сильнодействующих синтетических каннабиноидов как JWH-122 и JWH- 210 стали фиксируемые случаи судорожных припадков, мало отличимых от эпилептических. Такие случаи, вызывают повышенную обеспокоенность у специалистов, но остаются малоизученными вследствие малочисленно­сти имеющихся объективных данных[xx].

Также существуют предварительные сведения о том, что хроническое употребление спайса по своей симптоматике (толерантность, синдром от­мены и др.), скорее всего, приводит к возникновению зависимости от него, схожей с зависимостью от каннабиса.

Ситуация с канцерогенным потенциалом входящих в состав спайса син­тетических каннабиноидов и их влиянием на протекание беременности и развитие плода далека от ясности. Каждая из разновидностей синтетиче­ских каннабиноидов требует отдельных клинических проверок, что не осу­ществлено в полном объеме. Приводимые в этой области сведения носят ограниченный характер. В частности, установлено отсутствие канцероген­ного потенциала у дронабинола. Он также считается относительно безопас­ным препаратом с точки зрения влияния на развитие плода (по результатам экспериментов на животных), но беременным женщинам рекомендуется воздерживаться от его употребления. Кроме этого, дронабинол попадает в грудное молоко, где его уровень может быть выше, чем в крови кормящей матери (Miller, 2002).

Для получения полной картины происходящего при употреблении спай­са требуются дополнительные исследования. Тем не менее, уже имеющиеся сведения позволяют говорить о том, что входящие в состав различных тра­вяных смесей синтетические каннабиноиды представляют собой серьезную угрозу как психическому, так и физическому здоровью потребителей спай­са[xxi]. Кроме этого, рассмотренные ранее выводы об угрозах и последствиях, связанных с употреблением каннабиса, в основе своей также справедливы по отношению к синтетическим каннабиноидам, входящим в состав раз­личных травяных смесей.

 

3. «СОЛЬ ДЛЯ ВАНН»

Как и в предыдущем случае, речь идет о собирательном названии ши­рокой линейки товаров, выпускающихся под различными названиями и в большинстве случаев формально относящихся к предметам бытовой химии (от «соли для ванн» и репеллента от насекомых до средств чистки ювелирных изделий или протирки экранов мобильных телефонов)[xxii]. За многообразием названий скрываются ПАВ, представляющие собой син­тетические аналоги психоактивных алкалоидов, содержащихся в листьях ката (Cathaedulis, или кат съедобный), вечнозеленого кустарника, ши­роко распространенного в ряде стран Восточной Африки и Аравийско­го полуострова (Сомали, Кения, Эфиопия, Джибути, Йемен, Саудовская Аравия и др.) (рис. 6.3).

В этих странах листья ката на протяжении столетий используются в ка­честве стимулирующего и эйфоризирующего средства, а употребление ката стало составной частью культуры и повседневного образа жизни (Manghi et al., 2009). Свежие листья ката жуют, свежие или высушенные листья ис­пользуют для приготовления различных стимулирующих напитков, добав­ляют в пищу, они используются в различных религиозных ритуалах. Попу­лярность ката в мусульманских странах Восточной Африки и Аравийского полуострова в значительной степени связана с тем, что он (вместе с кофе) заменил собой запрещенный исламом алкоголь.

Листья ката содержат ряд психоактивных алкалоидов, в первую очередь, катинон (cathinone) и катин (cathine). Механизмы их действия мало чем отличаются от действия кокаина и амфетамина. Катинон и катин препят­ствуют обратному захвату норадреналина и дофамина в синаптической щели, что приводит к росту их концентрации и, как следствие, к стимулиру­ющему и эйфоризирующему действию. По сравнению с кокаином и амфе­тамином, действие катинона и катина носит более «мягкий», не столь силь­ный и не столь интенсивный характер.

Кат, катинон и катин имеют различный юридический статус. В Соответ­ствии с Единой Конвенцией ООН о наркотических средствах 1961 г. (ООН, 1961), кат не входит в список наркотических средств, подлежащих контро­лю. Однако ряд стран, признавая тот факт, что кат оказывает психоактивное действие и способен приводить к возникновению зависимости от него, ре­гулируют его легальный статус на уровне национального законодательства. В большинстве странах Африки и Ближнего Востока, где существует много­летняя традиция употребления ката, он обладает легальным статусом. Евро­пейские страны имеют различные позиции по отношению к кату (Griffiths et al., 2010). В ряде стран, например, Польше, кат запрещен, но многие ев­ропейские страны либо не включают кат в список контролируемых ПАВ, либо ограничиваются установлением рамок того, сколько ката допустимо иметь для целей личного потребления. В США кат не включен в списки контролируемых ПАВ, но в Канаде он в подобные списки включен и отно­сится к числу нелегальных ПАВ. До начала 2013 г. в Роcсии кат также имел нелегальный статус и был включен в Список I.

Более определенной является ситуация с катиноном и катином. Они входят в спи­ски психотропных веществ, находящихся под международным контролем в соответ­ствии с Конвенцией ООН о психотропных веществах 1971 г. (ООН, 1971)[xxiii]. Катинон входит в Список I, в который включены ве­щества, представляющие серьезную опас­ность для здоровья и не обладающие ка­ким-либо терапевтическим (медицинским) потенциалом. Фактически это означает, что вещества, включенные в данный список, запрещены к использованию. Катин включен в Список III, объединяющий вещества, которые хотя и ста­новятся зачастую объектом серьезных злоупотреблений, но обладают по­лезными терапевтическими (медицинскими) свойствами, допускающими их контролируемое медицинское использование[xxiv].

Основным действующим началом ката является катинон. Катин обладает весьма слабым психоактивным действием и производители синтетических ПАВ не проявляют по отношению к нему особого интереса. Что касает­ся катинона, то в настоящее время существует около 30 его синтетических аналогов, обладающих явно выраженным психоактивным потенциалом (ACMD, 2010; EMCDDA, 2012). Некоторые синтетические катиноны (бупропион (bupropion), пировалерон (pyrovalerone)) находят определенное медицинское применение, например, при лечении депрессии, избавлении от курения или лечения хронической усталости, но из-за угрозы злоупо­требления ими их медицинское использование носит крайне ограниченный характер (Prosser & Nelson, 2012).

Если вернуться к «соли для ванн» (рис. 6.4), то этот продукт состо­ит из какого-либо одного вида или смеси нескольких синтетических катинонов. Чаще всего речь идет о таком синтетическом катиноне, как 3,4-метилендиоксипировалерон          (3,4-methylenedioxypyrovalerone — MDPV),но в состав «соли для ванн» могут входить и другие синтетические катиноны: мефедрон (mephedrone), бутилон (butylone), пировалерон (pyrovalerone), метедрон (methedrone), метилон (methylone), меткатинон (methcathinone)[xxv] и др.

Ситуация с легальным статусом синте­тических катинонов не имеет стабильного характера и достаточно быстро меняется как правило в сторону ужесточения зако­нодательства по отношению к ним. Так, в 2010 г. на всей территории Европейского Союза был введен запрет на мефедрон. В США действует временный запрет по отношению к MDPV и метилону, но, скорее всего, он будет заменен постоянным (Prosser & Nelson, 2012). С другой стороны, существование большого числа дизайнерских синтетических катинонов, часть из которых не попадает под действующие запреты, приводит к ситуации, аналогичной той, что была рассмотрена выше по отношению к синтетическим каннабиноидам. Вскоре после вве­дении запрета на какой либо из синтетических катинонов, на рынке появ­ляется новая разновидность «соли для ванн» (или аналогичного товара), со­держащая синтетический катинон, на который существующие запреты не распространяются.

У исследователей нет однозначного ответа на вопрос о причинах роста интереса к синтетическим катинонам, который наблюдается со второй поло­вины 2000-х гг.[xxvi] Несомненно, свою роль играет эффект новизны и большей доступности синтетических катинонов, по сравнению с другими нелегаль­ными ПАВ. С другой стороны, возможно одна из основных причин в том, что в последние годы наблюдается существенное снижение качества при­вычных стимуляторов (кокаин, амфетамин, метамфетамин, экстази) и они становятся менее доступными. Так, по данным за 2009 г., в Великобрита­нии чистота кокаина упала с 60 до 22%. Аналогично, в Нидерландах почти вдвое (с 90 до менее чем 50%) снизилась чистота экстази. Эти сведения со­впадают с данными об увеличении спроса на «соли для ванн». В США рост потребления синтетических катинонов связывают с введением запрета на псевдоэфедрин, используемый при производстве метамфетамина, что при­вело к его дефициту на рынке нелегальных ПАВ (Prosser & Nelson, 2012).

Синтетические катиноны доступны в различных формах. Если речь идет о «соли для ванн» или «корме для растений», то это порошок белого или корич­невого цвета. В других случаях это могут быть капсулы или таблетки. Деклари­руемая чистота продукта может превышать 95%, но у потребителя нет реаль­ной возможности проверить, насколько это соответствует действительности. Способы употребления синтетических катинонов (независимо под «прикры­тием» какой торговой марки они продаются) мало чем отличаются от способов употребления других ПАВ. Порошок может вдыхаться через нос способом, мало отличающимся от употребления кокаина. Таблетки и капсулы принима­ются перорально. Иногда из порошка и папиросной бумаги сворачиваются не­большие катышки, которые затем глотаются. Реже используются внутривенные или внутримышечные инъекции и ректальное или вагинальное употребление. Курение малопопулярно, поскольку синтетические катиноны разрушаются при нагревании (ACMD, 2010; EMCDDA, 2012).

Размер принимаемой дозы колеблется в широком диапазоне своих значений (от нескольких миллиграмм до 1 г и выше), зависящем от способа употребле­ния и качества используемого вещества. Средний размер дозы составляет от 5 до 20 мг (Ross et al., 2011) В случае вдыхания порошка, его действие начина­ется через 5-20 мин[xxvii], затем, через 15-30 мин достигается пик производимых эффектов, после чего они переходят в фазу плато, продолжающуюся до двух часов. После плато происходит ослабление действия ПАВ, занимающее от 30 до 60 мин. Общая длительность производимых эффектов лежит в пределах от 2 до 3,5 ч. При пероральном употреблении действие принятой дозы начинается через 15-30 мин и может продолжаться до 7 ч (Erowid, 2011).

Физиологические и психологические (поведенческие) эффекты, вызы­ваемые употреблением синтетических катинонов, изучены недостаточно. Сведения о них преимущественно базируются на субъективных самоот- четах потребителей и медицинских отчетах. Типичные эффекты включают в себя тахикардию, опасное повышение артериального давления, гипертер­мию, бессонницу, потерю аппетита, желудочно-кишечные расстройства, бруксизм (скрежет зубами), тошноту, шум в ушах, головокружение, затруд­ненное дыхание, головную боль, расширение зрачков. В случае инъекций типичны кожные абсцессы, язвы, возможно также развитие некротического фасциита (прогрессирующего инфекционного процесса, приводящего к не­крозу подкожной ткани, включая фасции и жировую ткань), зачастую требу­ющего радикального хирургического вмешательства[xxviii]. По мере возрастания дозы усиливается риск почечной, сердечной и дыхательной недостаточно­сти, судорог и смерти[xxix] (Ross et al., 2011).

Психологические эффекты включают в себя общий эмоциональный и душевный подъем, улучшение настроения и эйфорию, ощущение притока энергии, ясность мыслей, усиление общительности и эмпатии, сексуальное возбуждение, гиперактивность. По мере увеличения дозы или в случае по­вторных приемов, начинает нарастать беспокойство, значительно усилива­ется тревога, сопровождаемая паническими атаками. Типично появление психоза, параноидального бреда, спутанности сознания, слуховых и визу­альных галлюцинаций, ощущения ползающих по телу мурашек. Возможно проявление агрессивного поведения, включающего членовредительство, попытки самоубийства и покушения на убийство[xxx] (James et al., 2011; Ross et al., 2011; Prosser & Nelson, 2012).

Из-за недостаточного числа проводимых исследований, достоверные сведения о зависимости от синтетических катинонов и синдроме отмены отсутствуют (Prosser & Nelson, 2012). Опросы употребляющих «соль для ванн» позволяют предположить существование зависимости от нее, но для получения окончательного ответа необходимо проведение соответствую­щих исследований. Что касается синдрома отмены, то, возможно, ситуация здесь близка к той, что имеет место при употреблении других стимуляторов (включая кокаин) — физические симптомы отмены («ломка») отсутствуют, но возникает сильнейшая тяга к продолжению употребления.

Аналогичная ситуация складывается в отношении сведений о канцеро­генном потенциале «соли для ванн» и влияния синтетических катинонов на протекание беременности и развитие плода. Наличие большого числа син­тетических катинонов, каждый из которых требует отдельных клинических проверок, не позволяет делать однозначные выводы в этой области. При этом более определенной является ситуация с катом, природным источни­ком катинона. Несмотря на определенные опасения, связанные со способом его употребления (жевание), какие-либо достоверные сведения о канцеро­генном потенциале ката отсутствуют. В то же время исследователи пришли к выводу, что употребление ката снижает качество спермы, в случае употре­бления его мужчинами, и повышает риск рождения детей с пониженным весом, в случае его употребления женщинами. Связь между употреблением ката и риском каких-либо врожденных дефектов у новорожденных детей не обнаружена, хотя эксперименты на крысах показали, что употребление ката может приводить как к гибели плода, так и к его врожденным дефек­там. В случае употребления ката во время грудного вскармливания, катинон и катин переходят в материнское молоко и следы этих ПАВ обнаруживают­ся в моче ребенка (Miller, 2002).

Ситуация с синтетическими и дизайнерскими ПАВ далека от благопо­лучной (Winstock & Ramsev, 2010; МККН, 2012). Большая часть последне­го (2013 г.) Всемирного доклада о наркотиках посвящена анализу ситуации в этой области и обсуждению возможных путей ее изменения к лучшему (UNODC, 2013)[xxxi]. Спайс и «соль для ванн» — лишь два примера таких ПАВ, хотя на самом деле их гораздо больше и многие из них обладают легальным статусом, позволяющим без проблем их производить и распространять[xxxii].  По ряду позиций, такие ПАВ представляют собой большую опасность, чем не­легальные наркотики, поскольку вводят потребителей в заблуждение своим легальным статусом. У потребителей возникает иллюзия, что такие ПАВ менее опасны, по сравнению с нелегальными. На этом основании они упо­требляются в повышенных дозах, вместе с алкоголем, или другими ПАВ.

Новые синтетические и дизайнерские ПАВ бросают вызов той нарко­политике, которая проводится международным сообществом и различными странами. К сожалению, пока не выработаны адекватные меры противодей­ствия нашествию подобных ПАВ, что позволяет им расширять свое при­сутствие на рынке. В поисках таких мер, различные государства упрощают и ускоряют процедуры, связанные с изменением статуса подобных веществ и отнесения их к разряду нелегальных наркотиков. Еще одной мерой ста­новится предъявление повышенных требований к производителям товаров, под прикрытием которых на рынок попадают новые синтетические ПАВ.

Стандартного напоминания о том, что «продукт не предназначен для упо­требления человеком», становится недостаточно. Производитель должен предоставить весь комплект сопроводительной документации, включая токсикологические данные, результаты клинических испытаний и др., под­тверждающие безопасность продукта, а также наносить на товар соответ­ствующую маркировку, снабжать его разъяснительными вкладышами и т.п. Отклонение от этих требований будет приводить к конфискации произве­денной продукции и закрытию торговых точек по ее реализации (МККН, 2012).

Учитывая расширяющиеся масштабы этой проблемы и усиливающуюся в мире обеспокоенность по ее поводу, остается надеяться, что в ближай­шее время будут приняты соответствующие меры со стороны ВОЗ, UNODC и других международных организаций с целью взятия под контроль ситуа­ции с производством и распространением синтетических ПАВ.

 


 

[i] По оценкам экспертов, общая численность ПАВ, находящихся на рынке, перевалила за не­сколько тысяч, но из них под международным контролем находится лишь 234 (МККН, 2012; UNODC, 2013).

 

 

[ii] Строго говоря, граница между синтетическими и дизайнерскими ПАВ достаточно услов­на. Термин «дизайнерские ПАВ» носит, скорее, метафорический, чем научный характер. Он начал использоваться в 80-годы для обозначения тех синтетических ПАВ, которые не пред­ставляли собой новую разработку, а являлись подражанием уже известным ПАВ. Возможно, термин был подсказан появлением в США «дизайнерских джинсов», которые представляли собой дешевую подделку «настоящих» джинсов Levi’s.

 

 

[iii] В свои 23 года Кидстон имел девятилетний опыт употребления различных ПАВ. С 1968 по 1976 г. он употреблял марихуану, стимуляторы, барбитураты, бензодиазепины и другие ПАВ практически без перерыва, но, в конце концов, решил отдать предпочтение опиатам—меперидину и кодеину. Как будущий химик, он не прекращал попыток самостоятельно синтези­ровать различные ПАВ, но добился успеха только при синтезе МРРР (Davis et al., 1979).

 

 

[iv] Химические соединения близкой к МРТР структуры давно используются в качестве пести­цидов (Bocchetta & Corsini, 1986).

 

 

[v] Несмотря на то, что появление МРРР, загрязненного МРТР, стало причиной тяжелых по­следствий для тех, кто потреблял это вещество, детище Кидстона открыло новую страницу в изучении болезни Паркинсона. Начиная с 80-х гг.МРТР широко используется в различных исследованиях, посвященных данной болезни. Кроме этого, усилился интерес к негативным последствиям использования МРТР-подобных соединений в качестве пестицидов. Как ока­залось, работники, имеющие дело с такими пестицидами, также подвергают себя повышен­ному риску развития болезни Паркинсона.

 

 

[vi] Выявление новых ПАВ, появляющихся практически еженедельно—непростая задача, требующая привлечения современных средств химического, токсикологического, спектро­скопического и др. анализа и не все страны обладают соответствующими техническими воз­можностями для этого.

 

 

[vii] Специя, пряность.

 

 

[viii] Данное название обычно употребляется в кавычках, поскольку к настоящим солям для ванн оно не имеет никакого отношения.

 

 

[ix] Не все из существующих в настоящее время травяных смесей выпускаются под брендом Спайс. Они могут выпускаться под многими другими названиями, например, Skunk, Genie,

Galaxy Gold, Solar Flare, Moon Rocks, Blue Lotus, Aroma, Scope и др. и могут отличаться друг от друга составом содержащихся в них трав и психоактивных добавок.

 

 

[x] Например, в Израиле спайс нередко продается через сеть мелких уличных киосков, торгу­ющих различными мелкорозничными товарами—газетами, орехами, сигаретами, сладостя­ми и т.п.

 

 

[xi] Строго говоря, некоторые из входящих в состав спайса природных компонентов (травы и растения), обладают слабым психоактивным потенциалом, однако им нельзя было объяс­нить производимые спайсом эффекты.

 

 

[xii] Как отмечалось выше, в организме присутствуют т.н. эндоканнабиноиды (в первую оче­редь, анандамид), воздействующие на каннабиноидные рецепторы. На эти же рецепторы воздействует содержащийся в каннабисе ТГК, а также синтетические каннабиноиды, явля­ющиеся искусственно созданными химическими соединениями. Употребление большинства из них приводит к более тяжелым последствиям, по сравнению с употреблением (курением) марихуаны/гашиша.

 

 

[xiii] HU-210 был синтезирован израильским ученым Рафаэлем Мешуламом, первооткрывателем ТГК и назван по имени Еврейского университета в Иерусалиме (HU означает Hebrew University).

 

 

[xiv] В России с 2009 г. действует запрет на продажу спайса и других курительных смесей, а обнаруживаемые в них синтетические каннабиноиды регулярно пополняют собой Список ЦФСКН, 2013а).

 

 

[xv] Психоактивное действие спайса подтверждается различными исследованиями, одно из которых группа немецких исследователей провела на самих себе. Вначале два члена группы выкурили по сигарете, содержащей 0,3 г спайса, после чего другие члены группы фиксировали их субъективные самоотчета, а также проводили объективные измерения физиологических показателей, включая анализы крови и мочи. Кроме этого, состав используемой смеси был подвергнут детальному спектрометрическому анализу, подтвердившему наличие в спайсе синтетических каннабиноидов (Auwarteretal., 2009)

 

 

[xvi] Исключение составляет HU-210, являющийся полным синтетическим аналогом ТГК.

 

 

[xvii] Иначе говоря, природный ТГК является частичным агонистом каннабиноидных рецепторов, в то время как синтетические каннабиноиды являются их полными агонистами. (EMCDDA, 2009)

 

 

[xviii] Передозировка и интоксикация спайсом вынуждают обращаться за медицинской помо­щью. Число таких обращений является одним из индикаторов, говорящих о масштабах су­ществующей проблемы. Так, в США в 2010 г. было 2906 обращений в токсикологические центры, связанных с употреблением синтетических каннабиноидов. В 2011 г. таких обраще­ний было 6968, в 2012 г.—5205 (ААРСС, 2013).

 

 

[xix] Как можно видеть, эти признаки далеки от тех, которыми обычно сопровождается курение марихуаны. В этом смысле популярное определение синтетических каннабиноидов или со­держащих их травяных смесей как «синтетической марихуаны» далеко от истины и может вводить в опасное заблуждение.

 

 

[xx][xx][xx] Исследователи фиксируют все более тяжелые последствия употребления спайса. Кроме, например, эпилептических припадков, отмечается возникновение гипокалиемии (снижение уровня калия в крови), что может приводить к парезам и параличам. Такую ситуацию связы­вают не только с переходом на использование в спайсе все более сильнодействующих син­тетических каннабиноидов, но также с тем, что спайс все чаще начинает представлять собой малопонятную комбинацию различных синтетических ПАВ, употребление которых может иметь малопредсказуемые последствия (Hermanns-Clausen et al., 2013).

 

 

[xxi] Дополнительную угрозу представляет употребление спайса совместно с другими ПАВ, в первую очередь, с алкоголем.

 

 

[xxii] В Великобритании насчитали более 1300 подобных продуктов, доступных в сетях интер­нет-торговли (Schmidt et al., 2011).

 

 

[xxiii] Ситуация с легальным статусом ката и содержащегося в нем катинона и катина достаточно своеобразная. В других аналогичных случаях контроль распространяется как на само рас­тение, так и на те психоактивные вещества, которые в нем содержатся (например, лист коки и кокаин, каннабис и ТГК, маковая соломка и опиум). Однако кат в большинстве случаев не входит в списки контролируемых веществ, в отличие от катинона и катина. Это аналогично тому, как если бы одновременно с легальным статусом этилового спирта существовал бы запрет на алкогольные напитки, в состав которых он входит. Например, в Израиле кат доста­точно популярен среди выходцев из Йемена (Litman et al., 1986) и нет проблем с его приобре­тением и употреблением. Но при этом под запрет попадает любая продукция, изготовленная на его основе: сок и напитки из листьев ката, а также популярные у части молодежи таблетки (капсулы) хагигат, содержащие катинон. Хагигат используется как стимулирующее сред­ство и афродизиак (Bentur et al., 2008; Новости Израиля, 2012). Учитывая все возрастающую популярность ката и продуктов из него среди израильской молодежи, в последнее время предлагается ввести полный запрет на их оборот, аналогичный запрету на каннабис.

 

 

[xxiv] В России катинон и катин включены в Список I (ФСКН, 2013а).

 

 

[xxv] До того, как меткатинон стал рассматриваться в качестве синтетического аналога катинона, он получил известность в России как эфедрон, кустарным образом изготавливаемый из содержащих эфедрин препаратов стимулятор под сленговыми названиями «джеф», «муль­ка», «марцефаль».

 

 

[xxvi] Как и в случае со спайсом, о росте потребления синтетических катинонов можно косвенно судить по числу обращений за медицинской помощью в связи с передозировкой ими. Так, в США в 2010 г. было зафиксировано 303 обращения, связанных со случаями интоксикации «солью для ванн», в то время как за период с начала 2011 г. по 31 августа 2011 г. таких об­ращений было зафиксировано 4720 (Jerry et al., 2012).

 

 

[xxvii] Сведения приводятся по отношению к MDPV.

 

 

[xxviii] Описан случай очень быстрого развития некротического фасциита у молодой женщины, сделавшей себе внутримышечную инъекцию «соли для ванн» в правое предплечье. В тече­ние двух-трех дней некрозом была охвачена практически вся правая сторона туловища, что привело к необходимости серьезной хирургической операции по удалению всех затронутых некрозом тканей, включая правую молочную железу (Russo et al., 2012).

 

 

[xxix] Смертельные случаи, объясняемые употреблением синтетических катинонов, в первую очередь связываются с мефедроном, метедроном и бутилоном. Нельзя исключать случаи смерти от употребления и других синтетических катинонов, например, MDPV, однако до­стоверные сведения о таких случаях отсутствуют (Prosser & Nelson, 2012).

 

 

[xxx] По данным James et al. (2011) в 24% случаев прием «соли для ванн» сопровождался воз­буждением и агрессией. Вопрос о связи употребления «соли для ванн» и агрессивного по­ведения один из наиболее дискуссионных, поскольку существует дефицит объективных данных по этому вопросу. Несмотря на то, что после употребления «соли для ванн» часть потребителей демонстрирует агрессивное поведения, этого недостаточно для вывода о том, что именно «соль для ванн» является причиной такого поведения («после того—не значит вследствие того»). К сожалению, спекуляции на эту тему регулярно появляются в прессе. По аналогии с малодостоверными публикациями прошлых лет о том, что употребление ма­рихуаны, кокаина, LSD и ряда других ПАВ превращает людей в агрессоров и насильников, сейчас появляются публикации о том, что употребление «соли для ванн» превращает людей в неуправляемых и невменяемых «зомби». Так, в 2012 г. получила широкую известность история о Руди Юджине (Rudy Eugene), «зомби из Майами», который внезапно набросился на улице на бомжа Рональда Поппо (Ronald Рорро) и начал объедать его лицо (Luscombe, 2012). Первой и наиболее растиражированной версией случившегося стало предположение, что Юджин находился под воздействием «соли для ванн». Менее известно то, что в его теле (Юджина пришлось застрелить, поскольку он находился в невменяемом состоянии и не оставлял свою жертву) не было обнаружено следов ни «соли для ванн», ни других наркоти­ков, за исключением марихуаны (Gabbatt, 2012).

 

 

[xxxi] В документах и публикациях UNODC по отношению к таким ПАВ используется выраже­ние «New psychoactive substances» (новые психоактивные вещества).

 

 

[xxxii] По состоянию на 2012 г., насчитывалось более 250 таких ПАВ, что впервые превысило число ПАВ, находящихся под контролем (234) (UNODC, 2013).

 


Другие интересные материалы:
Терапевтические предпочтения врачей-наркологов Санкт-Петербурга
Выполнен анализ терапевтических предпочтений врачей-наркологов при лечении...

Опросы врачей получили широкое распространение для изучения различных...
Перспективы и методологические основания социальной политики в отношении наркотиков
Реакция общества на существующую антинаркотическую политику определяется...

Несмотря на продолжительную историю попыток контроля распространения...
Снотворно-седативные препараты ("Седативные" - значит успокаивающие)


Не все снотворные препараты являются наркотиками в юридическом смысле...
Концептуальные подходы к формированию системы профилактики наркотизма в Российской Федерации
"поставленный вопрос заставляет задуматься над тем, какие меры профилактики...

В Концепции национальной безопасности Российской Федерации отмечается, что...
Возрастные особенности формирования наркомании у женщин


А. Андреева, Л. Никитин, И. Трофимова, И. Булыгина Медицинская...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100