Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





К вопросу о новых теоретических аспектах аддиктологии

 


> Кабинет нарколога > Наркология on-line > К вопросу о новых теоретических аспектах аддиктологии

Автор высказывает достаточно спорный тезис о тождественности понятия полиаддиктивности и понятия гармонически развитой личности. Тем не менее, рассуждения автора несомненно представляют определенный интерес.

А. Егоров

А. Егоров

В последние годы в отечественной литературе все чаще используется английский термин аддиктивное поведение (addictive behavior), которым называют злоупотребление различными веществами, изменяющими психическое состояние, включая алкоголь и курение табака, до того, как от них сформировалась зависимость (Miller, 1984; Landry, 1987). Ц.П. Короленко (1991) дает более широкую трактовку определения аддиктивного поведения: это «одна из форм деструктивного поведения, которая выражается в стремлении к уходу от реальности путем изменения своего психического состояния посредством приема некоторых веществ или постоянной фиксации внимания на определенных предметах или активных видах деятельности, что сопровождается развитием интенсивных эмоций». Такой более широкий взгляд на аддиктивное поведение и на аддикции в целом позволил автору выделить три группы зависимостей: 1) химические зависимости - зависимости от психоактивных веществ (ПАВ); 2) нехимические зависимости (гемблинг, работоголизм и др.) и 3) промежуточные формы зависимости - аддикции к еде (Ц.П.Короленко, Дмитриева, 2000). R.Brown (1993) сформулировал шесть компонентов, универсальных для всех вариантов аддикции: salience (особенность, «сверхценность»), euphoria (эйфория), tolerance (рост толерантности), withdrawal symptoms (симптомы отмены), conflict (конфликт с окружающими и самим собой), relapse (рецидив). Для аддиктивного поведения характерен уход от реальности в виде своеобразного «бегства», сосредоточенности на узконаправленной сфере деятельности при игнорировании остальных. Так N. Peseschkian выделил четыре вида «бегства» от реальности: «бегство в тело», «бегство в работу», «бегство в контакты или одиночество» и «бегство в фантазии» (цит. по В.Д.Менделевич, 2001).

Классическая наркология главным образом занимается химическими формами зависимости – алкоголизмом, наркоманиями и токсикоманиями. При этом, несмотря на огромные усилия, глобального прогресса в лечении химической зависимости нет. Что касается лечения опийной наркомании, то здесь наркологам совсем нечем гордиться – годичной ремиссии удается достичь лишь у одного наркомана из десяти, обратившихся за той или иной медицинской помощью (Шабанов, Штакельберг, 2000). Одной из причин такого положения, на наш взгляд, является недооценка значения нехимических форм аддикции как в повседневной жизни человека, так и в профилактике, терапии и реабилитации злоупотребляющих ПАВ.

Многолетний опыт показывает, что успех в лечении и реабилитации химической зависимости достигается в тех случаях, когда больному удается реально «переключиться» на какую-то деятельность, которая захватывает его целиком, принося при этом положительный эмоциональный эффект. Это может быть религия (чаще нетрадиционная), спорт, любовь, секс, работа, дающая реальное материальное и духовное удовлетворение, компьютер в разных вариантах и т.д. Иными словами, это деятельность, которая обладает всеми признаками нехимической зависимости, и которая в той или иной степени социально приемлема. Альтернативой этому у аддикта может быть лишь переход в другую форму химической зависимости: героиновый наркоман становится алкоголиком, а алкоголик – зависимым от снотворно-седативных средств или конопли и т.д. Почему так происходит?

Ответ на этот вопрос могут дать некоторые новые теоретические положения, которые мы выдвигаем. Заранее стоит оговорится, что эти положения находятся в процессе разработки и поэтому могут вызвать возражения как в терминологическом, так и сущностном плане.

Действительно, если мы рассмотрим все описанные на сегодняшний день нехимические зависимости, то получается внушительный список: азартные игры (гэмблинг), аддикции отношений - сексуальная, любовная и аддикция избегания, работоголизм, аддикция к трате денег, ургентная аддикция (Ц.П.Короленко, Дмитриева, 2000), многообразные компьютерные зависимости или интернет-зависимости (А.В.Гоголева, 2002; В.Д.Менделевич, 2003), аддикция упражнений (спортивная) (Murphy, 1994; Griffiths, 1997). Совершенно прав В.Д.Менделевич (2003), относя и фанатизм во всех его проявлениях (религиозный, политический, спортивный, национальный) к одной из форм аддиктивного поведения. По существу получается, что нехимические зависимости покрывают весь спектр поведенческих актов человека, все стороны его жизни: секс, любовь, работа, деньги, спорт и т.д. Получается, что любой человеческий поведенческий акт таит в себе угрозу возникновения зависимости к нему. Все многообразие нашей жизни – это богатство потенциальных аддикций. Это полемичное высказывание полностью перекликается с идеями В.Д.Менделевича о том, что «спектр зависимостей распространяется от адекватных привязанностей, увлечений, способствующих творческому и душевному самосовершенствованию как признаков нормы до расстройств зависимого поведения, приводящих к психосоциальной дезадаптации». И далее: «в рамках зависимого поведения мы сталкиваемся с закономерностями, которые существуют в сфере общей психопатологии: каждому психопатологическому феномену как отражению нормы (в контексте зависимостей феноменом выступает действие или поведение) противостоит психопатологический симптом (в данном случае – патологический поведенческий паттерн)» (В.Д.Менделевич, 2003, с. 29; с. 31). Это, в свою очередь, идет и из принципов общей патологии, высказанных еще И.В.Давыдовским (1969), согласно которым истоки патологии следует искать в нормальных физиологических процессах.

Создается впечатление, что «примерный» с социальной точки зрения человек успешно сочетает в себе варианты социально приемлемых форм зависимостей – превалировать должна работогольная зависимость, для счастья необходимо некоторое количество любовной и сексуальной, для нравственности – религиозной, хобби могут выражаться в аддикции отношений, в компьютерной зависимости и иногда чуть-чуть в гемблинге и т.д. Допускаются даже элементы химической зависимости – традиционное для нашей страны употребление алкоголя.

Итак, в норме мы имеем дело со своеобразной полиаддиктивностью человека, когда в нем мирно сосуществуют несколько потенциальных аддикций, одна из которых, как правило, превалирует. У социально активного человека - это обычно работоголизм. У домохозяйки это может быть, к примеру, аддикция отношений, у профессионального спортсмена – спортивная аддикция и т.д. Аддикция, которая занимает основное положение в жизни человека, но не подавляет, не вытесняет другие мы предлагаем назвать преобладающей. Преобладающая аддикция – та, которая определяет жизненный путь на данном этапе развития. Преобладающая аддикция, в отличие от аддикции доминирующей, - временна, поддается внешнему воздействию и может сосуществовать с другими.

Проблема возникает тогда, когда одна из аддикций начинает доминировать и вытесняет другие. Причем это может быть как преобладающая аддикция, так и любая другая. Тогда мы говорим о возникновении доминирующей (сверхценной) аддикции. Человек становится аддиктом. Доминирующая аддикция полностью заполняет сознание, вытесняет другие аддикции и мало поддается внешнему воздействию. Причины, по которым происходит становление доминирующей аддикции, на протяжении более чем сотни лет изучаются различными категориями исследователей. Очевидно, что это все макро- и микросоциальные, психологические и медико-биологические факторы, которые подробно описаны в монографиях и руководствах (см. напр., Руководство по наркологии (2002)), и их рассмотрение не является целью данной работы.

Клинический опыт показывает, что одна аддикция может достаточно легко переходить в другую. Это происходит как среди химических аддикций (например, наркомания переходит в алкоголизм), так и среди нехимических (например, спортивный аддикт становится проблемным гемблером). Кроме того, химическая зависимость может переходить в нехимическую и наоборот. Поясним это на клиническом примере:

Пациент П., 34 лет. Женат, имеет двух дочерей (одна – приемная). Жена с детьми проживает отдельно, т.к. пациент в настоящее время проживает и работает за границей. Родился в Ленинграде в семье служащих. Отец злоупотреблял алкоголем. Когда нашему пациенту было 22 года отец развелся с матерью, повторно женился и уехал на постоянное место жительство за границу. Мать тяжело переживала развод, была в реактивной депрессии, совершила две суицидные попытки, которые по случайности не закончились летальным исходом. Затем мать также повторно вышла замуж и в настоящее время проживает с мужем в одной из Скандинавских стран.

Раннее развитие проходило без особенностей. С детства отмечалась наклонность к сезонным аллергическим реакциям. Из перенесенных заболеваний: неоднократные ЧМТ без потери сознания, ОРВИ, миопия средней степени. Операций не переносил.

В школу пошел в срок. В среднем школьном возрасте увлекался пиротехникой, любил устраивать «взрывы», чтобы напугать учителей и соседей. В подростковом возрасте серьезно увлекся каратэ, несколько лет посещал спортивную секцию, много тренировался. Учился из-за занятий каратэ неровно. Окончил 10 классов. Пытался поступить в медицинский институт, но не прошел по конкурсу. Поступил в медицинское училище, где увлеченно занимался. По окончании училища пошел работать фельдшером на скорую помощь. Вскоре был призван в армию, где попал в спецназ, т.к. стали известны его успехи в каратэ. В армии служил в должности фельдшера, несколько раз был в командировках в Афганистане, неоднократно бывал в опасных для жизни ситуациях. Взысканий по службе не имел, боевых наград также.

Курит с 19 лет. В армии эпизодически пробовал анашу, один раз укололся опиатами, но эйфории при этом не испытывал. Изредка (не чаще раза в месяц) выпивал до 200-300 мл водки. После службы в армии продолжал работать на скорой помощи, несколько раз предпринимал безуспешные попытки поступить в медицинский институт. Увлекался музыкой, причем особое значение придавал качеству звучания аппаратуры. Себя считал «аудиофилом», прекрасно разбирался в аудиосистемах, выписывал журналы, общался с такими же любителями. После армии в течение нескольких лет мучили ночные кошмары, сопровождавшиеся сценами насилия, пережитыми во время службы. Был эмоционально неустойчив, легко вступал в конфликты, иногда драки.

Женился на женщине с ребенком на 8 лет старше себя. Жена по специальности врач, без вредных привычек. В возрасте 23 лет впервые попробовал калипсол внутривенно. Возникла выраженная эйфория с нарушением восприятия пространства и времени, расстройством схемы тела. Нравилось в таком состоянии слушать музыку. В течение первых месяцев делал себе 1-2 инъекции в неделю, затем перешел на ежедневный прием. В день несколько раз вводил себе калипсол. Росла толерантность – суточная доза доходила до 2 граммов препарата. Возникали конфликты на работе, в результате чего уволился со скорой помощи. Работал на укладке асфальта, плиточником, охранником. Через 2 года злоупотребления под влиянием жены самостоятельно прекратил употребление калипсола.

Устроился работать водителем в фирму, затем торговым представителем. Нигде больше полугода не задерживался. Стал подрабатывать в гаражах автомехаником. Начал алкоголизироваться. Разовая доза алкоголя постепенно возросла до 500-600 мл водки. Алкоголизация приобрела систематический характер, появились запои до 3-х дней, выраженный абстинентный синдром, опохмелялся. У пациента родилась дочь. Предпринимал попытки самостоятельно прекратить алкоголизацию, но светлые промежутки бывали не больше 1-2-х недель. На фоне сниженного настроения в абстиненции ввел внутривенно 100 мг калипсола. Возникла выраженная вегетативная реакция с тошнотой и рвотой, отвращением к препарату. Выкинул оставшиеся ампулы и больше никогда калипсол не употреблял. Продолжал алкоголизироваться, дома часто возникали конфликты. В состоянии алкогольного опьянения совершил ДТП, в котором разбил две машины, выплачивал долги. Был лишен водительских прав. На этом фоне принял решение уехать за рубеж, «чтобы в конец не спиться», найти работу, поправить материальное положение семьи.

На протяжении последних 2-х лет проживает в одной из Скандинавских стран, работает в больнице медбратом, не алкоголизируется. За границей приобрел себе новый компьютер, имеет многочисленных знакомых по всему миру, с которыми часами (до 12 часов в день) общается по Интернету. Имея невысокую зарплату, тратит на время в Интернете до 400 долларов США в месяц, семье при этом практически не помогает. Пытается усовершенствовать компьютерные программы. Интересуется всеми новинками в компьютерном мире. Семью навещает один раз в году по 2-3 недели, где немедленно возобновляет массивную алкоголизацию. Постоянно говорит о компьютерах, щеголяет компьютерными жаргонными словами. Считает, что в компьютере «нашел себя». Строит планы в очередной раз сменить профессию, закончить курсы по компьютерам. Имеет также планы перевезти семью за границу, но почти ничего для этого не делает. К своим семейным обязанностям относится легковесно, держится с некоторой переоценкой. Эмоционально лабилен, легко аффектируется. Мышление несколько ригидное. Интеллектуально-мнестически без снижения. Критика к своему состоянию снижена.

Приведенный пример показывает легкость перехода одной формы аддикции в другую. Описанный пациент уже с детства имел склонность к аддиктивному поведению: на фоне неблагополучной наследственности (возможный хронический алкоголизм отца, аффективная неустойчивость матери), повторных ЧМТ с самого начала прослеживались увлечения, достигающие сверхценного уровня: интерес к пиротехнике, занятия каратэ, позже «аудиофильство». Серьезным стрессом в жизни стала служба в армии и последовавший за ней «афганский» синдром. На этом фоне у него достаточно быстро развилась химическая аддикция в виде злоупотребления калипсолом, от которой ему удалось «избавиться» путем алкоголизации перешедшей в хронический алкоголизм 2-й стадии. В условиях вынужденной деривации от алкоголя пациент становится интернет-аддиктом, причем легко возобновляет массивную алкоголизацию, как только появляется такая возможность. Данный пример убедительно показывает, что доминирующая аддикция «лечится» исключительно другой доминирующей аддикцией.

По существу, лечение социально неприемлемой аддикции (наркомании, алкоголизма) сводится к переводу зависимого в социально приемлемую форму аддикции. Такое состояние наркологи называют устойчивой ремиссией. В приведенном клиническом примере, по-видимому, наиболее разумным выходом было бы расширение компьютерной формы зависимости с постепенным превращением ее в работоголизм. Этому бы способствовала смена профессии, а также переезд семьи нашего пациента к нему. Очевидно, что возвращение в Россию было бы пагубно для пациента: с огромной долей вероятности можно утверждать, что за этим последует дальнейшее прогрессирование хронического алкоголизма со всеми вытекающими последствиями.

Понимание полиаддиктивной природы человека, а также этапов формирования расстройств зависимого поведения позволяет по-новому взглянуть как на проблему профилактики химической зависимости, так и более широко – на проблему профилактики в аддиктологии.

Отсутствие эффективной терапии химической зависимости привело к тому, что на Западе в конце 70-х годов ХХ столетия стали активно заниматься профилактикой злоупотребления ПАВ, особенно в подростковой среде. В ряде стран достигли достаточно впечатляющих успехов. Так в США к началу 90-х потребление ПАВ снизилось почти вдвое, а по ряду позиций (например, табакокурение) – в три раза (Наркология, 1998, Предупреждение подростковой…, 2000).

В России современные профилактические программы стали внедряться лишь в конце 90-х годов. Сейчас общепризнанным стал факт неэффективности т.н. негативной профилактики химической зависимости, которая была единственной и считалась действенной у нас в стране на протяжении десятилетий. Ее место заняла позитивная (продуктивная) профилактика, которая по идее должна предоставить потенциальному потребителю ПАВ здоровую альтернативу аддиктивному поведению. Позитивная профилактика по своей сути решает сложную и прекрасную задачу – построение счастливой жизни без ПАВ. Способы предлагаются самые разные – от развития критического мышления, чувства юмора, обучения разнообразным жизненным навыкам до занятий экстремальными видами спорта и религиозного воспитания. Все это нашло отражение в большом количестве как общероссийских, так и местных программ по профилактике аддиктивного поведения.

По существу идея продуктивной профилактики сводится к воспитанию гармоничной разносторонней личности, или как мы могли бы добавить – личности полиаддиктивной с какой-то социально приемлемой преобладающей аддикцией. Это, кстати, в полной мере относится и к профилактике нехимических аддикций. Итак, спасение человека от аддикции – это его полиаддиктивность.

Литература:

  1. Гоголева А.В. Аддиктивное поведение и его профилактика. – М., Московский психолого-социальный институт; Воронеж, Изд-во НПО «МОДЭК». 2002. 240 с.
  2. Давыдовский И.В. Общая патология человека. – М., Медицина. 1969.
  3. Короленко Ц.П. Аддиктивное поведение. Общая характеристика и закономерности развития // Обозрение психиатрии и медицинской психологии. 1991. № 1. С. 8-15.
  4. Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. Социодинамическая психиатрия. - М., Академический Проект, Екатеринбург, Деловая книга. 2000. 460 с.
  5. Менделевич В.Д. Наркозависимость и коморбидные расстройства поведения. – М., МЕДпресс-информ, 2003. 328 с.
  6. Менделевич В.Д. Психология девиантного поведения: Учебн. Пособ. – М., МЕДпресс, 2001. 432 с.
  7. Наркология/ Под ред. Фридмана Л.С., Флеминга Н.Ф., Робертса Д.Х., Хаймана С.Е. (ред.) М.; СПб.: "Бином"- "Невский диалект", 1998. 318 с.
  8. Предупреждение подростковой и юношеской наркомании// Под. ред. С.В. Березина, К.С. Лисецкого, И.Б. Орешниковой. М., Изд-во Ин-та Психотерапии, 2000, 256 с.
  9. Руководство по наркологии /Под ред. Н.Н. Иванца. М., Медпрактика-М, 2002. Т. 1, 444 с. Т. 2, 504 с.
  10. Шабанов П.Д., Штакельберг О.Ю. Наркомании: патопсихология, клиника, реабилитация. - СПб: Изд-во «Лань», 2000. 368 с.
  11. Brown R.I.F. Some contributions of the study of gambling to the study of other addictions. In W.R. Eadingtone & J.A. Cornclius, Gambling Behavior and Problem Gambling. Reno: University of Nevada Press. 1993. P. 241-272.
  12. Griffiths M. Exercise addiction: a case study// Addiction Research, 1997. V. 5 (2). P. 161-168.
  13. Landry M. Addiction diagnostic update DSM-III-R psychoactive substances use disorder// J. Psychoact. Drugs. 1987. V. 19. N 4. P. 379-381.
  14. Miller W. Addictive behaviours: treatment of alchoholism, drug abuse, smoking and obesity. Oxford etc: Pergamon Press, 1984. 353 p.
  15. Murphy M.H. Sport and drugs and runner’s high (Psychophysiology) In J. Kremer and D. Scully (Eds), Psychology in Sport. London, Taylor & Francis. 1993.

Другие интересные материалы:
Социокультуральные факторы распространения наркотизма в творческой среде
Не прошло и полгода, как мы вывешиваем обещанную статью о связи между...

ВВЕДЕНИЕ Культуральный смысл употребления 2.1. Кто и зачем...
Медицинская помощь больным с «тройным диагнозом» (туберкулез, ВИЧ-инфекция и опиоидная зависимость)
Это одна из первых попыток предоставить российским врачам-фтизиатрам,...

Сборник включает статьи по трем заболеваниям: туберкулез, ВИЧ, опиоидная...
Глава 2 "Подсудность"


– А правда, что у прокурора маленькая голова? – Да нет, что ты!...
Личные истории наркоманов, нашедших выздоровление
Данная книга не является официальной литературой сообщества Анонимных...

ЧТО С НАМИ БЫЛО, ЧТО С НАМИ ТЕПЕРЬ Предисловие...
Быть в движении и оттачивать ум
«Эти результаты заставляют предположить, что упражнения, полезные для...

    Тренируя тело - тренируем мозг Кэвину Буковски 47...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100