Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Импульсивная агрессия: распознавание и выбор фармакотерапии
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Гидрорезка металла

Лазерная резка металла и дерева

sigma-tech.ru

Психотерапия и медицина

 


> Кабинет нарколога > Наркология on-line > Психотерапия и медицина

Психотерапевтическое влияние было неотъемлемой частью и атрибутом медицинской практики задолго до того, как оно было очерчено, названо и описано как специальная форма лечения, со специальными методами, достигающими общих и специфических целей. С развитием естественных наук начался поиск более эффективного лечения для определенных болезней.

С. Ледер

Роль и место психотерапии в медицине широко обсуждались в течение многих лет, и маловероятно, что в обозримом будущем появится много новых идей в этой сфере. Для меня один из самых трудных и главных вопросов до сих пор остается нерешенным. Почему так много рациональных предложений и аргументов в пользу отнесения психотерапии к числу медицинских дисциплин и в пользу развития адекватной и всеобъемлющей интегральной модели, включающей достижения многих выдающихся психотерапевтов, которые способствовали распространению этой модели, мало влияли и до сих пор мало влияют на клиническую практику, систему здравоохранения и медицинское образование? Это неизбежное последствие современного развития медицины? До сих пор наблюдается тенденция игнорировать или недооценивать потребность пациентов в психологической помощи, которые разочаровываются, не получая ее, и в результате обращаются к представителям нетрадиционной медицины, в основном неспециалистам. Все было по-другому, когда медицина рассматривалась в основном как искусство, а не наука и основывалась на философских понятиях и верованиях, а не на эмпирических знаниях и открытиях естественных наук, когда помощь страдающим, больным и инвалидам означала обеспечение "влияния опытного целителя на самочувствие страдающего … в результате которого пациенты были способны изменить отношение к своему страданию" (Франкл). Это значит, что психологические методы являлись основным инструментом, влияющим на хорошее самочувствие больных, способствуя изменению копинг-механизмов и укреплению их в намерении вести здоровый образ жизни.

Таким образом, психотерапевтическое влияние было неотъемлемой частью и атрибутом медицинской практики задолго до того, как оно было очерчено, названо и описано как специальная форма лечения, со специальными методами, достигающими общих и специфических целей. С развитием естественных наук начался поиск более эффективного лечения для определенных болезней. Этому способствовали существующие механистическая и другие научные теории, объясняющие патологические феномены.

Они способствовали достижению значительного успеха в устранении инфекционных болезней, продлении жизни и уменьшении детской смертности. Однако эти теории и практические достижения были гораздо менее успешны в вопросах этиопатогенеза и лечения психических болезней. Многие ученые объясняли и оправдывали этот факт тем, что существуют принципиальные различия и барьеры между психическим и соматическим, и поэтому лечебные методы не могут быть идентичными или даже похожими. Такова была одна из причин появления термина "психотерапия" и формулирования первой настоящей теоретической концепции психологического функционирования и методов лечения (моральная терапия и психоанализ) в XIX веке. Моральная терапия сформировалась на идеологических и религиозных верованиях и пропагандировалась обычно неспециалистами. Основной идеей было лечение психически больных с помощью терпения и сострадания в обстановке, напоминающей семейную, с целью развития у пациентов "навыков самоконтроля" и в результате этого повышения "самоуважения", что способствовало в дальнейшем преодолению их "девиаций". Хотя данный подход широко использовался до 50–60-х годов XIX века, он не сработал, когда появилось большое число пациентов, страдающих психическими заболеваниями.

С самого начала психоанализ пытался противопоставлять себя психиатрии и иногда даже конфликтовал с ней. Сам же он часто критиковался за ненаучные идеи, которые считал бесспорными фактами и которые получили у представителей психоаналитического направления статус "реальных" теорий, объясняющих и предсказывающих человеческое поведение и используемых как лечебный инструмент в терапии психических болезней. Клиническая практика показала очень ограниченную эффективность метода в лечении психотических расстройств, что укрепило уверенность в существовании очевидных границ между психозами и непсихотическими заболеваниями, психическим и соматическим. Это также подтверждало тот факт, что психотерапия, в большей мере идентичная психоанализу, была эффективной только у почти "нормальных" пациентов, которые в основном не нуждались в медицинской терапии. Подобное мнение, часто декларируемое академическими специалистами, не способствовало интеграции психотерапии в медицинскую практику. Незначительная ее степень была достигнута только с помощью так называемого психосоматического подхода и развитием общественной психиатрии.

После описанной исторической ремарки прокомментирую ряд факторов, которые, по моему мнению, значительно влияют на подлинное место и роль психотерапии в медицине. Эти факторы могут быть представлены в 4 группах.

Первая группа включает преобладающие взгляды и мнения на роль и значение психических феноменов в происхождении, развитии и исходах заболеваний и использование психологических методов в предупреждении, лечении и реабилитации. Это касается сложностей, которые возникают, когда мы пытаемся объединить восприятие и дифференциальную оценку здоровья и патологических феноменов, психосоциальных факторов и их влияние на патологию, психологическое понимание пациента, его проблем и потребностей, а также использовать психо- и социотерапевтические методы в сознании современных врачей. Возникающие здесь трудности связаны с несколькими причинами:

1. Значительные успехи в медицине в основном были связаны с развитием естественных наук. Но это в свою очередь не является гарантией дальнейшего улучшения медицинского сервиса.

2. В пре- и постдипломном образовании и обучении врачей и медсестер все еще доминирует односторонний взгляд на человеческую индивидуальность.

3. Ускорение технического прогресса, внедрение технологий в медицинскую практику, возрастающее значение лекарственных препаратов, развитие специализаций в медицинском образовании способствуют формализации контакта между врачом и пациентом, который рассматривается как объект, а его организм все более и более фрагментируется.

Таким образом, актуальным является вопрос о необходимости личностных взаимоотношений с пациентом, осознание его индивидуальности и партнерского подхода к решению его проблем.

Ко второй группе причин я бы отнес сопротивление и барьеры, которые часто мешают развитию новых парадигм и инновационных решений. Лица, занимающие административные должности в медицинских организациях и академических институтах, нередко имеют устоявшиеся стереотипы мышления, которые в дальнейшем реализуются в их практической деятельности. Часто они подозрительно относятся к оригинальным идеям и предложениям и предпочитают традиционные теоретические модели, организационные структуры и решения.

К третьей группе причин относятся различные условия и факторы, влияющие на функционирование системы здравоохранения и играющие решающую роль в этом процессе. Они включают: распределение ресурсов, обеспечение финансовой и технической базой, оплату труда персонала, стоимость медицинского оборудования и препаратов, штат и число высококвалифицированных профессионалов, доминирование свободных рыночных отношений или государственного финансирования, бюрократические структуры централизованного управления. Эти условия часто создают непреодолимые барьеры и проблемы в развитии медицинского сервиса, что в свою очередь влияет на состояние здоровья и качество жизни у значительной части населения.

Четвертая группа причин связана с текущим положением теории и практики психотерапии и некоторыми характеристиками самих психотерапевтов. Настоящее состояние теоретических положений в этой области, существование многочисленных конкурирующих школ и направлений, нередко пропагандирующих непроверенные процедуры и методы, отсутствие доказательств для многих положений и заявлений, часто сделанных в фанатичном, догматичном и не терпящем возражений тоне, недооценка биологических аспектов заболеваний – все это не способствует пониманию и дискуссии между психотерапевтами и врачами других специальностей.

Кроме того, некоторые современные психотерапевтические концепции придают большое значение идеологическим аспектам психотерапевтического влияния и контролирующим, направляющим и адаптирующим функциям деятельности психотерапевта. В противовес этим мнениям другие психотерапевты делают акцент на том, что пациент – это не объект лечения, а активный участник процесса, направленного на понимание и изменение его личности. Такие терапевтические цели чужды клиническому мышлению, которое критично оценивает тенденцию рассматривать психические феномены и функции изолированно от соматических и физиологических процессов. Многие, возможно, согласятся, что это и есть те причины, из-за которых мы так неуспешны в наших попытках убедить большинство врачей, что наша деятельность может значительно помочь им в лечении пациентов с соматическими и психотическими заболеваниями. Также кажется, что мы не в состоянии удовлетворить ожидания и надежды пациентов, которые фрустрированы и неудовлетворены системой здравоохранения и контактом с так называемыми бесчеловечными докторами и очень ждут другого к себе отношения.

Пациенты, пресыщенные новостями из средств массовой информации о том, что неврозы – это основное заболевание нашего времени и психотерапия – оптимальный способ решения всех проблем повседневной жизни и экзистенциальных вопросов, могут быть разочарованы деятельностью психотерапевтов.

Можем ли мы думать, что ситуация значительно изменится в течение 20–30 лет? И какое значение будет иметь требование "здоровье для всех"?

Определить и описать понятие "здоровье", его критерии и факторы, влияющие на него, всегда было трудной задачей. Здоровье и патология могут рассматриваться как отдельные точки на шкале, но также как социальное и биологическое функционирование у большой группы в популяции либо целых обществ или даже как неизбежный атрибут человеческой жизни.

Перед созданием плана адекватной политики здоровья и его приоритетов сначала необходимо провести многочисленные исследования о влиянии и взаимодействии между окружающей средой и человеческим здоровьем, о роли таких психосоциальных и экономических факторов, как демографическая и экономическая ситуации, психосоциальный климат и уровень жизни.

Доказано, что густонаселенность, бедность, явное социокультурное и образовательное неравенство, плохие санитарные и гигиенические условия связаны с такими показателями здоровья, как эпидемии инфекционных заболеваний, высокий уровень детской смертности, более низкая продолжительность жизни, высокое распространение неопластических, кардиоваскулярных и респираторных заболеваний и др.

В высокоразвитых странах около 30–40% населения уже достигли так называемого непродуктивного возраста и около 50% людей, достигших 80 лет, нуждаются в физическом уходе, в то время как в группе молодежи, особенно среди безработных, постоянно растет уровень алкоголизации, употребление наркотиков и психоактивных веществ, а также частота суицидов и преступности.

Можно ли ожидать, что технологический прогресс и социоэкономическое развитие устранят многие причины и факторы, которые препятствуют претворению в жизнь идеальной модели здоровья и оптимальной системы здравоохранения? Возможно ли, что будущий прогресс в микроэлектронике, появление более эффективных и продуктивных компьютеров и обучающих программ, роботов и автоматического оборудования радикально устранят негативные эффекты профессиональных вредностей на рабочих местах и другие факторы, влияющие на человеческое здоровье? Возможно ли, что такой значительный прогресс в диагностических и терапевтических процедурах, как MRI, появление неинвазивных и нетравматичных методов изучения морфологии, химического состава и функционирования головного мозга, трансплантация органов, дистанционное управление поведением, вживление чипов и электродов в головной мозг, новые химические препараты, биохимические и иммунологические регуляторы и стимуляторы и, наконец, достижения биотехнологий, генной инженерии, клонирование, искусственное оплодотворение смогут решить большинство проблем болезни-здоровья и осуществят мечты о счастье, процветании и высоком уровне жизни для отдельных индивидуумов и общества в целом? Нет однозначных ответов на эти вопросы, и вместе с тем появляются сомнения в том, как далеко и долго человек может вмешиваться в природу. Похоже, что XXI век принесет с собой не только новые и неизвестные достижения и большой прогресс, но также возрастающие риски и опасности. Высокий темп непрекращающихся изменений, значительный рост информационной нагрузки, наша неспособность предвидеть будущее и использовать адекватные стратегии и решения могут отрицательно повлиять на перспективы успеха и сигнализируют о возможном регрессе в будущем. Эти апокалипсические взгляды, включающие ядерные войны, могут также относиться к будущему медицины, психиатрии и психотерапии. Мы не игнорируем пользу дальнейших открытий и изобретений. Они могут иметь важное значение для повышения эффективности профилактической и терапевтической медицины, но мы также осознаем возрастающие этические дилеммы при поиске оптимальных и корректных решений для улучшения и сохранения качества жизни. Это также касается расхождений между потребностями и возможностями их реализации. Вероятно, со временем будет увеличиваться пропасть между надеждой на более человечную медицину, следованием биопсихосоциальной модели медицины, с одной стороны, и систематическим ростом стоимости медицинских услуг и углублением разницы между богатыми и бедными в некоторых странах, между первым и третьим миром – с другой. Это становится все более очевидным в настоящее время, когда повсеместно доминируют свободные рыночные отношения, диктующие решения и реформы, направленные на уменьшение или ликвидацию бесплатных медицинских услуг и заставляющие медицинский персонал работать по обязательным стандартным схемам, вредящим индивидуальным потребностям и приоритетам. Эта ситуация имеет место с одновременным увеличением числа людей, не имеющих возможности справиться с возрастающей нагрузкой и требованиями общества, где доминируют правила конкуренции и эффективности работы (психически больные, инвалиды, бездомные, безработные и другие дискриминированные группы).

В конце концов эта попытка интегрировать психотерапию и медицину в более широком контексте может помочь нам определить более узкие цели и приоритеты.

Во-первых, необходимо развитие эффективных психотерапевтических методов и процедур. Это касается многочисленных групп хронических функциональных заболеваний, включая неврозы, личностные расстройства и зависимости, а также соматические заболевания, в лечении которых необходимы влияние и поддержка психотерапии.

Во-вторых, одним из условий и последствий внедрения биопсихосоциальной модели в клиническое мышление и ее популяризации является изменение взаимоотношений между медицинским персоналом и пациентами. Медицинский персонал должен полностью осознавать роль и важность психологических и социальных компонентов здоровья в медицине, и это способствовало бы появлению более "человечной" медицины и повышению ее эффективности. Создание благоприятного эмоционального климата в медицинских учреждениях и улучшение коммуникаций, чувствительности и понимания различных потребностей пациентов не должны быть принятием желаемого за действительное. Для нас будет легче достигнуть этих целей, если мы будем осознавать, что в свете развития естественных наук многие, если не большинство врачей, будут скептически относиться к использованию "психологической" медицины и не будут мотивированы изучать и применять психотерапевтические техники. Скорее, они будут передавать пациентов другим специалистам, включая психологов и психотерапевтов. Единственное, что может изменить такое отношение, – это радикальное изменение образовательных программ в медицинских институтах и постдипломном образовании. Это будет длительный процесс, требующий сотрудничества многих квалифицированных специалистов: академических лекторов, клинических ассистентов, консультирующих психиатров, психологов, психотерапевтов, социотерапевтов и т.д. Профессиональное соперничество, интересы различных групп, тенденция, направленная на коммерциализацию медицинских услуг и максимализацию финансовой прибыли, не облегчают этот процесс. Люди, обученные психотерапии и работающие в междисциплинарных командах, должны играть важную роль в распространении психотерапии.

В-третьих, для проведения профилактических действий необходимо применение психотерапии. Она включает обучающие программы и тренинги, направленные на распространение здорового образа жизни, уменьшение факторов риска, примирение потребительски-гедонистических и творчески-альтруистических потребностей и повышение сопротивляемости патогенным факторам. Также необходимо будет предсказывать возможные опасности, анализировать их природу, искать новые пути для решения конфликтов и облегчения процесса принятия решений и усиление защитных механизмов пациентов. Основной идеей этих программ является предположение о том, что пациент – это активный участник социального процесса, который может независимо конфронтировать с жизненными трудностями, реализуя свой потенциал. Он также способен изменить свои взгляды на жизнь согласно определенным системам ценностей и повысить свою самооценку. Согласно концепции Антоновского самооценка играет защитную роль, так как она помогает сохранить душевное и физическое здоровье.

В-четвертых, реабилитация больных невозможна без влияния и содействия поддерживающий психотерапии. Реабилитационные мероприятия быстро развиваются из-за расширения спектра гериатрических услуг, увеличения числа точных технологий и восстановительных процедур, направленных на компенсацию различных дефицитов в функционировании психофизиологических систем организма и для продления жизни в случаях инвалидности и неизлечимых хронических заболеваний. Одной из главных целей в этой области является повышение мотивации пациентов принять неизбежность существования временного или постоянного оборудования, сохраняющего их жизнь, проведения массивных телесных процедур, но также систематически тренировать их навыки и возможности. Это может помочь им быть не пассивными объектами, а активными участниками в процессах реабилитации и ресоциализации.

Но кто в состоянии владеть таким широким спектром психотерапевтических методов и в какой квалификации и профессиональной подготовке они нуждаются? И в каком виде организационных структур? В настоящее время психосоциальные проблемы в основном находятся в областях психиатрии, медицинской психологии, "психосоматики" и "поведенческой" медицины. Только тесное взаимодействие и сотрудничество представителей данных дисциплин могут гарантировать успех в процессе лечения. Если психотерапия как специализированный лечебный метод воздействия станет более эффективным и в то же время самостоятельным подходом, это будет полезно и необходимо для обучения психотерапевтическим навыкам различных специалистов, в основном врачей и психологов, но также медицинских сестер, социальных работников, педагогов, реабилитологов, арт-терапевтов и музыкотерапевтов и т.д. Указанные специалисты должны быть готовы участвовать в клинических, терапевтических, дидактических и исследовательских действиях, что требует новых законодательных проектов и создания специальных интегративных образовательных программ. Это может способствовать устранению слабых сторон психотерапии путем развития и распространения более всеобъемлющей и интегративной теоретической модели, учитывающей ценные составляющие уже существующих концепций и инновационных идей; подразумевает потребность в интеграции специальных техник и процедур, которые доказали свою эффективность, и элиминации тех, которые являются просто результатом моды или коммерческих установок, а также главной целью которых было удовлетворение персональных амбиций их создателей; приводит к уточнению и эффективному выбору подходящих инструментов для устранения определенных симптомов и синдромов и снижения интенсивности заболевания и к взаимодействию между представителями других медицинских специальностей, которые готовы к обмену информацией и поиску общего языка; может использоваться в медицинских структурах и немедицинской сфере путем адаптации к их потребностям и возможностям. Могут быть предложены и изучены различные необщепринятые методы лечения. Учитывая, что ни одна из описанных выше целей не была еще достигнута, эти постулаты можно интерпретировать как психотерапевтические ожидания. Возможно, имеет смысл согласиться с рекомендациями о том, что психотерапевтические услуги должны быть всеобъемлющими, координированными, легко используемыми, безопасными и недорогими в практике и что предпочтительнее брать на работу медицинский персонал, владеющий психотерапией.

Если такие документы, представляющие планы для развития психотерапии и ее внедрения в медицинские учреждения, будут публиковаться в различных странах и обсуждаться на профессиональных встречах, это может способствовать достижению общего согласия и оценке традиций, достижений и решений, существующих в различных странах.


Другие интересные материалы:
Черный сезон для белых ворон
“85 лет назад гениальный дрессировщик Владимир Дуров впервые в мире...

Средства тотального бюрократического контроля над школой и учителем,...
Система профилактической работы в образовательных организациях Калининского района Санкт-Петербурга как комплексная модель предупреждения подростковой наркомании»
Выступление на конференции «Реализация антинаркотической стратегии снижения...

 Пермякова Надежда Михайловна – педагог-психолог высшей...
Социальная наркология и социальная психиатрия под прессом общественного мнения
В статье проводится сравнительный анализ социальной психиатрии и социальной...

Не вызывает сомнений тот факт, что психиатрия и наркология в отличие от...
Или… постмодернистские тенденции лечения депрессий
Доклад на конференции «Современная психиатрия: постмодернистские тенденции и...

Отчет об анализе наркоситуации в трёх регионах РФ на основе данных ежегодных докладов региональных антинаркотических комиссий за 2011 г.
Для проведения анализа были выбраны случайным образом три региона РФ,...

Выводы 1. Антинаркотическим комиссиям для оценки наркоситуации в...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100