Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Модели индивидуального поведения

 


> Родительский уголок > Родители родителям > Модели индивидуального поведения

В конце 2006 года в издательстве Санкт-Петербургского государственного университета вышла книга Л.А. Цветковой, И.Н. Гурвича и др. «Теоретические модели формирования, контроля и коррекции наркопотребления». Поскольку книжка вышла маленьким тиражом, с любезного разрешения автора (обозначенного в выходных данных словом «др.»), представляем наиболее интересные, на наш взляд, главы, посвященные психологическим моделям индивидуального поведения, моделям зависимого поведения, моделям его коррекции и профилактики.

В. Шабалина

МОДЕЛИ ИНДИВИДУАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ

На уровне индивидуального поведения наркотизм описывается моделью аддиктивного (зависимого) поведения. Одна из признанных моделей зависимого поведения представлена в работе В.В.Шабалиной (рис. 1) (2001, с. 27).

Модель зависимого поведения

Рис. 1. Модель зависимого поведения

Прежде всего, концепция зависимого поведения допускает разделение целевой группы на потребителей наркотиков и наркоманов.

Потребители наркотиков демонстрируют аддиктивное поведение, которое означает, что болезнь как таковая еще не сформировалась, но имеет место нарушение поведения. У наркоманов же развивается зависимое поведение, которое содержит внешние действия человека, связанные с непреодолимым влечением к наркотику, т. е. это — поведение, обусловленное психологической зависимостью от него.

Объяснение психологических механизмов формирования зависимого поведения сегодня может быть дано в рамках весьма различных теоретических ориентации.

1. Психодинамические модели индивидуального поведения

1.1. Психоаналитическая модель поведения (3. Фрейд)

В соответствии с представлениями Фрейда о природе человека поведение в основном детерминируется иррациональными силами, бессознательной мотивацией, биологическими и инстинктуальны-ми влечениями, которые эволюционируют через ключевые психосексуальные стадии развития, прежде всего в первые шесть лет жизни человека. Фрейд считал, что только сознательными мотивами поведение его нельзя объяснить, особенно поведение необычное, связанное с патологией. Психоанализ руководствуется двумя принципами: принципом бессознательности психических процессов (сознательное является скорее исключительным, чем регулярным атрибутом психических процессов) и принципом психического детерминизма (психическая активность не является случайной, все психические явления имеют причинную связь с предшествующими событиями). Для понимания зависимого (аддиктивного) поведения психоаналитики обращаются к сексуальным стадиям развития личности. Часто у клиентов, имеющих проблему пристрастия, они обнаруживают чувство жадности и стяжательства, которые связывают с опытом оральной стадии, в которой ребенок голодал. У других клиентов с такими же проблемами обнаруживалось неверие в других людей, отвержение любви, страх и неспособность сформировать близкие отношения с другими людьми. У этих клиентов оральная стадия развития сопровождалась депривацией со стороны матери.

В оральной стадии развития Фрейд характеризует ребенка как зависимого, не отделяющего себя от матери, плохо отличающего себя от других. У людей, имеющих такие проблемы, как переедание, курение, болтливость, злоупотребление спиртными напитками, психоаналитики отмечают фиксацию на оральной стадии сексуального развития (оральную фиксацию удовольствия). Эго ребенка начинает развиваться по мере того, как он учится отсрочивать удовлетворение, удовольствие.

С переходом в анальную стадию создаются условия для развития автономности, независимости. С точки зрения Фрейда, ребенка нужно учить выражать отрицательные эмоции, принимать личностные полномочия, демонстрировать образцы дисциплины. В этой стадии развития мышцы, отвечающие за процесс выделения, развиваются, и ребенок должен приучаться задерживать процесс выделения на некоторое время, т. е. приучаться контролировать себя при помощи волевых усилий (первый опыт дисциплины). Наблюдая за поведением родителей, значимых взрослых, взаимодействуя с родителями, ребенок учится контролю. При неправильном воспитании в этой стадии развития родителям впоследствии придется прибегать к принуждению. Слишком строгие методы приучения ребенка к контролю над дефекацией могут привести к тому, что ребенок будет делать все наоборот и в будущем проявлять неаккуратность, неопрятность, неподобающее выражение гнева, неуправляемость. Фрейд называет такие проявления личности анально-агрессивными. Фиксация на анальной стадии может привести к таким проявлениям, как запасливость, аккуратность, упорство, скупость. Эти проявления характеризуют анально-удерживающую личность. В этот период дети переживают негативные эмоции, запрещение их выражать приводит к тому, что дети не только не учатся их выражать, но и приходят к выводу, что это неприемлемые чувства, вызывающие неприятие у родителей и, следовательно, нуждающиеся в подавлении (Corey, 1996, р. 98-99). В фаллической стадии подавляются пугающие чувства, связанные с родителями противоположного пола, — комплексы Электры и Эдипа. Таким образом, уже в раннем детстве могут закладываться основы определенной психологической защиты — подавления. Первые три стадии сексуального развития психоаналитики вслед за Фрейдом называют нарцистическими. (Нарциссизм — состояние направленности либидо на «Я»). В подростковом возрасте (генитальной стадии) после спокойной в отношении сексуальности латентной стадии сексуальность снова оживает, и конфликты первых трех сексуальных стадий развития повторяются. Но теперь в фокусе внимания оказываются не объекты удовольствия своего собственного тела, а близкие отношения с другими людьми. Сексуальность проявляется в эротических сновидениях, поллюциях, часто мастурбациях, а затем энергия либидо направляется на сексуального партнера. Сексуальные представления, связанные с прегенитальным периодом, в случае нормального развития личности полностью вытесняются в сферу бессознательного, а соответствующие им представления сублимируются. Однако нередки случаи, при которых вытеснение инфантильных сексуальных представлений совершается не полностью, и тогда «ущемленный комплекс» проявляется в виде ошибочных действий, оговорок, в сновидениях, а в более тяжелых случаях — в форме невротических расстройств (Кондрашенко, Донской, 1997, с. 143).

Классический психоанализ рассматривает поведение индивида как результат взаимодействия трех ключевых субсистем личности: ид, эго и суперэго. Согласно Фрейду, человек является энергетической системой, и его поведение зависит от того, как психическая энергия распределяется между ид, эго и суперэго. Так как количество энергии лимитировано, одна из субсистем может начать контролировать доступную ей энергию за счет других систем (рис. 2).

Рис. 2. Взаимоотношения ид, суперэго, эго и реальности.

Ид — источник инстинктивных влечений конструктивного типа, преимущественно сексуальной природы, являющихся источниками жизненной энергии, и влечений деструктивного типа, направленных на разрушение, агрессию, смерть. Термин «секс» Фрейд понимал в широком смысле, включая в его содержание все, что доставляет человеку удовольствие: от еды до творчества. Ид — эгоистично, озабочено незамедлительным удовлетворением потребностей, невзирая на реальность и мораль, стремится к удовольствию и избеганию боли, т. е. руководствуется принципом удовольствия. Эго является посредником между ид, суперэго и реальностями внешнего мира, его главным назначением является удовлетворение требований ид, но таким путем, чтобы обеспечить как благополучие, так и выживание индивида, причем так, чтобы не противоречить моральному кодексу, т. е. традиционным установкам и идеалам общества, передаваемым от родителей к детям составляющему основное содержание суперэго. Суперэго поощряет за хорошие поступки чувствами гордости, самоуважения и наказывает чувствами вины, стыда, униженности. Эго действует по принципу реальности, пытается так удовлетворить потребности ид, чтобы у личности не возникало чувство вины и тревога. Суперэго — продукт влияния табу и моральных ценностей общества, сознательное личности, дополнительная система контроля над импульсами ид. Результатом взаимодействия трех подсистем личности является поведение человека. Если требования реальности, суперэго и ид противоречат друг другу, личность переживает внутренний конфликт. В зависимости от содержания конфликта Фрейд выделяет три вида тревожности. Невротическая тревожность страхом перед возможностью потерять контроль над импульсами ид, что может привести к поведению, заслуживающему наказания. Реальная тревожность обусловлена опасностью, исходящей со стороны внешнего мира. Моральная тревожность возникает при наличии поведения, противоречащего моральному кодексу суперэго, или его предположении и сопровождается переживанием чувства вины. Тревожность является сигналом опасности, необходимости действий по коррекции поведения. Она выполняет полезную функцию, требуя от личности принятия мер, противостоящих разрушению (Фрейд, 1999; Freud S., 1949; 1965).

Если же справиться с тревожностью рациональными способами (решением проблем) не удается, эго защищается, отправляя конфликты в бессознательное, включает защитные психологические механизмы: отрицание реальности, фантазирование, подавление, рационализацию, проекцию, формирование реакции, противоположной желаемой, смещение, эмоциональное обособление, интеллектуализацию, компенсацию, регрессию, идентификацию, интроекцию, искупление, выплескивание — выброс негативных эмоций, сублимацию (Coleman, 1976; Freud A., 1936). Кларк (1991) определяет защитные механизмы как бессознательное искажение реальности для устранения болезненных чувств и конфликтов на основе автоматического, привычного реагирования. Часто такое реагирование представляет собой комбинацию психозащитных механизмов как попытку адаптироваться к тревожной ситуации, избежать душевной боли. Если тревожность становится настолько болезненной, что человек не справляется с ней даже с помощью психозащитных механизмов, он прибегает к объектам, способным утешить его (или увести в мир иллюзий, в котором нет проблем). Постепенно он привыкает к ним, становится зависимым от них, что выражается сначала в аддиктивном, затем в зависимом поведении. «Вытесненное влечение никогда не перестает стремиться к полному удовлетворению, которое состоит в повторении в первый раз пережитого удовлетворения; все замещения, реактивные образования и сублимация недостаточны, чтобы прекратить сдерживаемое напряжение, и из разности между полученным и требуемым удовольствием от удовлетворения влечения возникает побуждающий момент, который и не позволяет останавливаться ни на одной из представляющихся ситуаций...» (Фрейд, 1997а, с. 431).

Терминами «объект привязанности», «объект любви» Фрейд обозначал то, в чем человек испытывает потребность: значимый человек или предметы, являющиеся объектом, мишенью чувств человека и его влечений. То есть между объектом и человеком устанавливаются отношения, которые можно назвать любовными. Влюбленность Фрейд определял как психическую захваченность объектом. При этом низменная, чувственная любовь, стремящаяся к сексуальному удовлетворению, с достижением этой цели угасает. «Но, как известно, либидонозная ситуация редко остается столь несложной. Уверенность в новом продолжении только что угасшей потребности была, вероятно, ближайшим мотивом, почему захваченность сексуальным объектом оказывалась длительной, и его "любили" и в те промежутки времени, когда влечение отсутствовало» (Фрейд, 1997b, с. 454). При безнадежной любви происходит «самоотдача» «Я» объекту, которую Фрейд сравнивает с сублимированной самоотдачей абстрактной идее. При этом функции «Я-идеала» угасают. Взаимоотношения с объектом могут привести к тому, что объект, в конце концов, займет место «Я-идеала».

Фрейд сравнивает в этом случае объект с гипнотизером, который остается единственным принимающимся во внимание. В отношении него отсутствует критика и присутствует подчинение. «Совесть не применяется к тому, что делается в пользу объекта; в любовном ослеплении идешь на преступление, совершенно в нем не раскаиваясь. Всю ситуацию можно без остатка резюмировать в одной формуле: объект занял место Я-идеала» (Там же, с. 456). При зависимом поведении, возможно, именно поэтому объект зависимости становится смыслом жизни.

1.2. Психосоциальная модель поведения (Э. Эриксон)

С позиций психосоциального подхода зависимое поведение может быть объяснено неразрешенным конфликтом зависимость/ независимость (автономность). Впервые с этим конфликтом психосоциального развития человек сталкивается в раннем детстве, благополучное решение его развивает автономную волю, ее преобладание над стыдом и сомнением. Это второй шаг в психосоциальной адаптации человека после первого шага, оптимистическим результатом которого является преобладание базисного доверия над недоверием. На втором году жизни ребенок «начинает сознавать критическую противоположность бытия автономным созданием и зависимым существом; и только тогда он готов для решающего столкновения со своим окружением, которое, в свою очередь, считает себя обязанным передать ребенку собственные представления и понятия об автономии и принуждении способами, вносящими существенный вклад в характер и жизнеспособность его личности в его культуре» (Эриксон, 1996, с. 381). Предположение о том, что, достигая ценного качества (в данном случае автономии), человек становится невосприимчивым к новым внутренним конфликтам и к изменяющимся условиям, Э. Эриксон считал неверным. Он рассматривал это предположение как проекцию на развитие ребенка идеологии успеха, которая может сделать человека неспособным к борьбе за наполненное смыслом существование, поскольку за автономию против зависимости человек сражается всю свою жизнь, так же как и за другие ценности своего существования. Стремление к автономии обостряется в подростковом возрасте. Прежде всего, подросток борется за автономию с родителями. С другой стороны, как отмечают современные представители психосоциального подхода, его подстерегает кризис, связанный с конфликтом групповой идентичности против отвержения группой сверстников (Newman В., Newman Ph., 1991, с. 399). (В отечественной психологии выделяются специфические реакции подростка: реакция эмансипации и реакция группирования.) «Если из-за неудачного детства или тяжелого быта подросток не может решить задачу идентификации и определить свое "Я", то он начинает проявлять симптомы путаницы ролей и неуверенность в понимании того, кто он такой и к какой среде принадлежит. Такая путаница наблюдается у малолетних преступников. Девочки, проявляющие в подростковом возрасте распущенность, очень часто обладают фрагментарными представлениями о своей личности и свои беспорядочные половые связи не соотносят ни со своим интеллектуальным уровнем, ни с системой ценностей. В некоторых случаях молодежь стремится к "негативной идентификации", то есть отождествляет свое "Я" с образом, противоположным тому, который хотели бы видеть родители и друзья. Они считают, что лучше идентифицировать себя с "хиппи", с "малолетним преступником", даже с "наркоманом", чем вообще не обрести своего "Я"» (Элкинд, 1996, с. 17).

1.3. Адлерианская модель индивидуального поведения

С позиций адлерианского подхода наркопотребление можно объяснить стремлением человека преодолеть комплекс неполноценности, вызывающий желание «бегства от жизни». А. Адлер первым обратил внимание на феномен неполноценности как источник самосовершенствования. Он считал, что стремление человека к самосовершенствованию и преодолению недостатков, своей неполноценности является врожденным, и для того чтобы понять поведение человека, необходимо выяснить, в чем он испытывает неполноценность и как ее преодолевает, какие цели он ставит для преодоления неполноценности. Преодолевая свою неполноценность, каждый человек идет своим уникальным путем, развивая уникальный стиль жизни, который отражает взгляд человека на себя, окружающий мир, свое поведение, привычки и обнаруживается в процессе достижения человеком своих целей, ярко проявляется в конфликтных ситуациях. Прототип жизненного стиля формируется в первые 4— 5 лет жизни и накладывает отпечаток на все, что делает человек. Отсутствие социальной адаптации проявляется уже в прототипе. Развитие сексуальности, как полагал Адлер (1997), также зависит от стиля жизни. Более того, он использовал термин «зависимость от стиля жизни», считая, что детство является наиболее подходящим временем для изменения неблагополучного стиля жизни, «переучивания» (Адлер, 1997). С одной стороны, неполноценность является основой стремления человека к успеху, совершенству, с другой стороны, неполноценность является причиной многих проблем человека, одной из основных проблем является плохая адаптация в обществе. При наличии ошибочных целей жизни развивается комплекс неполноценности, приводящий к желанию бегства от жизни. Комплекс неполноценности может трансформироваться в комплекс превосходства над другими. Этот комплекс является «ничем иным, как бесполезной и бессмысленной жизнедеятельностью, предлагающей удовлетворение ложными и иллюзорными успехами» (там же, с. 185). Исследуя «проблемные личности», Адлер обнаружил, что хотя выбранные ими цели были неудачными (внимание, власть, реванш или несостоятельность — ошибочные цели поведения по Адлеру), все их частные действия были «рациональными», несмотря на то, что обычными людьми воспринимались как «аномальные». «Их поведение кажется нам "аномальным", поскольку оно противоречит тому "разуму, который нас всех соединяет", здравому смыслу. Тем не менее они действуют правильно в соответствии со своей системой отношений. Но так как эта система отношений игнорирует общественную пользу, то чувство общности и другие качества, например, мужество, развиты у них недостаточно для решения жизненных проблем, связанных с общественной пользой» (там же, с. 248). Исследуя жизненный стиль людей, злоупотребляющих алкоголем, морфием и т.п., Адлер выявил у них систематическое уклонение от трудностей жизни, демонстрацию рационального способа поведения в соответствии со своей системой отношений, «что возможно лишь вследствие самооглушения и усыпления таким образом силы воли и разума» (там же, с. 250).

2. Модели индивидуального поведения, ориентированные на личность, опыт и взаимоотношения между людьми

2.1. Клиенто-центрированная модель индивидуального поведения

Для того чтобы предупредить развитие нежелательного поведения, необходимо понять его значение для носителя поведения, определить стоящие за поведением потребности. Согласно К. Роджерсу (1997, с. 41), лучшей точкой опоры для понимания поведения человека и его потребностей является компетентность самого индивида, поскольку единственным лицом, способным полностью знать свое поле опыта, является сам индивид. Поведение рассматривается как реакция на воспринимаемое и исследуется путем изучения внутренней системы референций личности, чтобы увидеть мир индивидуального опыта человека его глазами.

2.2. Экзистенциальная модель поведения

Одним из основных понятий этого подхода является понятие свободы. В психоанализе свобода рассматривается как ограниченная бессознательными силами, иррациональными влечениями и событиями прошлого, в бихевиоризме — социокультурными условиями. Основным положением экзистенциальной психологической концепции является следующее положение: человек не является жертвой обстоятельств, потому что в большой степени он является тем, кто он есть, по своему собственному выбору. Зависимое поведение является тупиковой ситуацией для человека. Человек понимает, что он потерял свою свободу выбора действий, либо ощущает себя жертвой обстоятельств (при экстернальном локусе контроля), либо испытывает сильное чувство вины (при интернальном локусе контроля). При решении проблемы психологической зависимости человек оказывается в экзистенциальном вакууме, так как происходит разрушение системы прежних ценностей, а «новых богов» еще нет.

2.3. Гешталът-модель индивидуального поведения

Как экзистенциальный, так и гештальт-подход в психологии уделяют много внимания опыту человека, осознаваемого «здесь и сейчас», актуальным переживаниям этого опыта. Основной предпосылкой гештальтпсихологии является представление о природе человека как организованной в виде паттернов и целостностей и нуждающейся в восприятии и понимании. Жизнь и поведение рассматриваются как процессы, управляемые гомеостазом (приспособлением, адаптацией). Эти процессы помогают организму поддерживать свое равновесие и здоровое состояние в изменяющихся условиях. Под гомеостазом понимается процесс удовлетворения организмом своих потребностей, а поскольку потребности многочисленны, каждая из них угрожает равновесию организма. Гомеостатический процесс продолжается непрерывно. Ф. Перлз предположил, что здоровый организм действует по принципу иерархии ценностей и обращается к доминирующей потребности выживания прежде, чем к какой-либо другой. В каждый момент доминирующая потребность выходит на передний план в качестве фигуры, а остальные, по крайней мере временно, отступают на задний план, образуя фон. Фигура в гештальтпсихологии — это потребность, которая наиболее остро требует своего удовлетворения (Перлз, 1996). В случае зависимого поведения — это опредмеченная потребность объекта зависимости.

Согласно 3. Фрейду, объекты среды в зависимости от своего значения для индивида приобретают катексис — своеобразный квант психосексуальной энергии, энергетический заряд, позитивный для привлекательных объектов и негативный для нежелательных, мешающих обладанию привлекательным объектом либо угрожающих выживанию. Основой позитивного катексиса является нетерпение, а негативного — испуг. Позитивный катексис указывает на то, что поддерживает жизнь, а негативный — на опасность, ослабление поддержки и даже смерть. Относительно объектов или людей, имеющих для него негативный катексис, человек демонстрирует противоположную тенденцию — он хочет их уничтожить или убрать из своего поля, независимо от того, является объект реальным или относится к миру фантазии. Самый надежный способ уничтожить врага состоит в том, чтобы либо его разрушить, либо сделать его безопасным. Это означает разрушение качеств, которыми он угрожает. Эти качества в определенных ситуациях (зависимость от вещества) иногда могут быть разрушены чисто физически, но оказывается, что это не решает проблемы. Повальное увлечение подростками вдыханием паров клея «Момент» привело к тому, что его изготовитель, компания «Хенкель», изменила состав клея, убрав компонент, вызывающий эйфорию. Подростки тут же переключились на другие объекты — предметы бытовой химии, экспериментальным путем установив их эйфорические свойства и превратив в позитивный катектированный объект. Как отмечает Ф. Перлз, катектированный объект и потребность находятся в почти математическом отношении друг к другу: если потребность — минус, то катектированный объект — плюс, и их сумма равна нулю. При удовлетворении потребности и объект, и потребность исчезают из среды, гештальт завершается. Но он может быть завершен и другим путем — путем нахождения социально приемлемого ка-тектированного объекта, что требует изучения особенностей самого субъекта.

2.4. Трансактная модель индивидуального поведения

Трансактный анализ, подход, разработанный Э.Берном (1992), опирается на представление о структуре человеческой психики, представленной эгосостояниями (Ребенок, Родитель и Взрослый), проявляющимися в поведении человека. Психическое содержание Ребенка — это чувства и желания детей до шести лет, Родителя — родительские ценности, традиции, нормы поведения, Взрослого — подход к самостоятельному восприятию мира. Состояния Родителя, Взрослого и Ребенка включают содержание, необходимое для цивилизованного общения. Это, прежде всего, жизненные правила, традиции, которые в современном мире меняются, обновляются, сохраняя при этом гуманитарные ценности, без которых невозможно существование общества как такового, как и невозможно управление поведением. Э. Берн предположил, что существуют различные состояния «Я», которые можно описать через систему чувств, набор согласованных поведенческих схем. Репертуар этих состояний ограничен и разбивается на три категории: состояния «Я», сходные с образами родителей; состояния «Я», автономно направленные на объективную оценку реальности; состояния «Я», все еще действующие с момента их фиксации в раннем детстве и представляющие собой архаические пережитки.

Весь человеческий род Э. Берн рассматривает в континууме, на одном конце которого те, кто приобрел автономию, на другом — те, кто привязан к жизненному сценарию, а в промежутке — все остальные (Берн, 1992b).

Человек, руководимый сценарием. У такого человека есть много разрешений, позволяющих ему не быть связанным со сценарием, но, прежде чем насладиться разрешенным, он должен исполнить сценарные требования. (В российском менталитете это соответствует пословице «Делу — время, потехе — час».)

Человек, одержимый сценарием. Ему тоже кое-что разрешено, но он «гонит» свой сценарий любой ценой, посвящая ему все свое время. Люди, злоупотребляющие алкоголем и наркотиками, с немыслимой скоростью мчатся навстречу своей гибели как жертвы трагического или рокового сценария.

Однако есть и такие люди, которые бунтуют против своего сценария, поступая противоположно тому, как «следует» поступать.

3. Бихевиоральные модели индивидуального поведения

3.1. Модель индивидуального поведения в радикальном бихевиоризме

Поведение с позиции радикального бихевиоризма зависит от окружающих людей и может быть исследовано естественнонаучными методами, как и любой другой феномен. Оно предсказуемо и управляемо, а каждая поведенческая реакция основана на предыдущем опыте и генетическом коде. Личность понимается как сумма паттернов поведения (Skinner, 1953). Скиннер, считавший себя учеником И. П. Павлова, развивал вторую концепцию бихевиоризма — оперантное обусловливание. Первая — классическое обусловливание, открытое И. П. Павловым, использовалось на начальном этапе развития поведенческого подхода в формировании поведения на основе позитивного подкрепления, впоследствии используемого бихевиористами в сочетании с другими концепциями. Скиннер полагал, что поведение формируется сочетанием позитивных и негативных стимулов (поощрения и наказания), позволяющих манипулировать поведением как животных, так и человека. Деньги и пища рассматривались им как основные позитивные виды подкрепления, а боль, страх и голод — как негативные. Для человека есть еще и слово, которое может быть как позитивным, так и негативным подкреплением. Вопрос о свободе воли решался просто — воля, свободная воля, сила воли — надуманные объяснения, поскольку ни одно действие, по сути, не является свободным (Фрейджер, Фейдиман, 2001, с. 368—369). Однако исследования других ученых (Davison & Vilins, 1969) показали, что люди, считающие не себя ответственными за поведение, а внешние силы, менее способны контролировать свое поведение по сравнению с теми, кто принимает ответственность за свои поступки. В другом исследовании (Lefcourt, 1980)1 было экспериментально доказано, что решающую роль в управлении своим поведением играет вера индивида в возможность управления своими действиями. Другие известные представители поведенческого подхода (Mahoney, Thoresen, 1974) рассматривали самоконтроль и чувство свободы как категории, лежащие в основе успешных действий личности. Наряду со справедливой критикой радикального бихевиоризма большинство исследователей отмечают вклад Скиннера в выявлении факторов, влияющих на поведение. Выводы Скиннера в отношении оперантного обусловливания следующие:

● обусловливание чаще всего происходит вне сферы сознания. Наше индивидуальное восприятие зависит от прошлых восприятий (культура, традиции), а также от опыта. Эти прошлые восприя
тия наслаиваются друг на друга и создают базу для поведения, которую мы часто не осознаем;

● обусловливание поддерживается вне сознания. Действительно, многие наши решения и связанные с этим поведенческие реакции связаны с неосознанным восприятием;

● обусловливание тогда эффективно (и выходит на новый уровень), когда элементы неосознанного соединяются с сознательным, т. е. неосознанное осознается (по: Lefcourt, 1980, р. 214).

Автономный человек часто понимается как второе «Я», его внутренний голос. Но Скиннер считает автономность иллюзией, подразумевая наличие все той же оперантной обусловленности, но вытесненной в бессознательное. Не означает ли это, что автономным человеком можно стать, только осознав побуждающие к поведению стимулы? Но для коррекции поведения с позиции радикального бихевиоризма необходимы, прежде всего, позитивные стимулы либо сочетание позитивных с негативными. Их и используют при решении проблемы зависимостей психотерапевтические сообщества: поощряют позитивное поведение и наказывают негативное.

Литература

Адлер А. Наука жить. Киев: Port-Royal, 1997

Берн Э. Игры в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений; Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы. СПб.: Лениздат, 1992

Кондрашенко В.Т., Донской Д.И., Общая психотерапия. Минск: Высшая школа, 1997

Перлз Ф Гештальт-попдход и свмдетель терапии. М., 1996

Роджерс К. Клиенто-центрированная терапия. М.: «Рефл-бук»; Киев: «Ваклер», 1997

Фрейд З. По ту сторону принципа удовольствия // Фрейд З. Очерки по психологии сексуальности. Минск: Попурри, 1997 С. 393-454

Фрейд З. Психоаналитические этюды. Минск: Беларусь, 1991

Фрейд З. Психология масс и анализ человеческого Я // Фрейд З. Психоаналитические этюды. Минск: Попурри, 1999b С. 422-480

Фрейджер Дж., Фейдиман Дж. Личность. Теории, эксперименты, упражнения. СПб: Нева, 2001

Шабалина В.В. Зависимое поведение школьников . СПб.: Медицинская пресса, 2001

Элкинд Д. Экик Эриксон и восемь стадий человеческой жизни // Эриксон Э. детство и общество . СПб : Ленато, АСТ, Фонд «Университетская книга», 1996, С. 6-22.

Эриксон Э. Детство и общество. СПб: Ленато, АСТ, Фонд «Университетская книга», 1996

Coleman J. Abnormal psychology and modern life. Glenwiew, Illinois: Scott, Foresmen & Company, 1976

Corey G. Theory and practice of counseling and psychotherapy. California: Pacific Grove, 1996

Freud S. An outline of psychoanalysis. New York: Norton, 1949; (Original work published 1940)

Freud S. The Ego and mechanisms of defense. London: Hogarth Press, 1936

Freud S. New introductory lectures in psychoanalisis/ newYork: Norton, (Original work published 1965)

Lefcourt H.M. Locus of control and coping with life events // E. Staub (ed.). Personality: basic aspectsand current rersearch. New Jersry: Prentice Hall, 1980, P. 201-235.

Mahoney M. & Thoresen C.E. Self control: Power to the person. Monterey, California: Broocs/Cole 1974

Newman В., Newman Ph. Development through life. California: Pacific Grove, 1991

Skinner B. Science on human bihavior. New York, 1953


Другие интересные материалы:
Наркомания в России: угроза нации, Аналитический доклад
Подготовлен рабочей группой под руководством С. Караганова, И. Малашенко и А....

НАРКОМАHИЯ в РОССИИ: УГРОЗА НАЦИИ АНАЛИТИЧЕСКИЙ ДОКЛАД Подготовлен...
Религия и душевное здоровье
Случаи, разбираемые здесь, воспринимаются нами как бы со стороны, потому что...

  Окончив семинарию и получив свой первый приход, Гарольд уже начал...
Жизнеспособность мифических чисел
Главным моментом этой статьи может быть иллюстрация того, как далеко можно...

Вообще предполагается, что за год в Нью-Йорке наркоманами, зависимыми от...
Некоторые вопросы реализации уголовной политики в современных условиях
Уголовная политика – важная составная часть системы профилактики наркотизма....

1. Кризис правопорядка 1.1. Как показывают результаты...
Мы любим его и очень хотим помочь.
Небольшое эссе, написанное матерью зависимого для других матерей, которые...

Анатолий Сидорович представляет небольшое эссе, написанное матерью...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100