Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Глава 5 "Доказательства"

 


> Закон сур-р-ов! > Законы и нормативные документы > Представляем Вашему благосклонному вниманию комментарии к Уголовно-Процессуальному Кодексу РФ. > Глава 5 "Доказательства"

Встретил как-то начальник ГУВД Санкт-Петербурга главного комиссара нью-йоркской полиции и очень обрадовался.
– Здравствуйте, коллега! – говорит.
– Почему коллега? – удивился тот, – ах да, у Вас ведь тоже геморрой!
(Народная байка)

СТАТЬЯ 68 УПК РФ: ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ПОДЛЕЖАЩИЕ ДОКАЗЫВАНИЮ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ
При производстве дознания, предварительного следствия и разбирательства уголовного дела в суде подлежат доказыванию:
1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершенного преступления);
2) виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления;
3) обстоятельства, влияющие на степень и характера ответственности обвиняемого, указанные в статьях 61 и 63 Уголовного кодекса Российской Федерации, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;
(в ред. Федерального Закона от 2.1.12.96 № 160- ФЗ)
4) характер и размер ущерба, причиненного преступлением.
Подлежат выявлению также причины и условия, способствовавшие совершению преступления.
(в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 08.08.83 - Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1983, Л& 32, ст. 1153)

Фактически эта статья есть детализация ст. 20 УПК РФ на 5 пунктов.
Разберем каждый пункт в отдельности.

1. При доказывании события преступления необходимо, чтобы в деле были определены следующие обстоятельства:
а) имело ли место определенное событие;
б) с чего все началось, как продолжалось, каковы последствия;
в) соответствует ли описываемое потерпевшим и свидетелями событие признакам преступления;
г) был ли в действиях обвиняемого преступный умысел.
Причем следует подчеркнуть, что делать выводы о существовании или об отсутствии обстоятельств разрешено только и исключительно с помощью доказательств, а не признания обвиняемого, домыслов свидетелей или предположений сотрудников Органов. Пожалуй, это наиболее существенное требование наиболее часто нарушается.
Каждая статья УПК РФ, как и других Законов, имеет достаточно прямое толкование. Но неисполнение в должной мере требований Закона бьет одновременно по обвиняемому и потерпевшему: одному наносится моральный ущерб путем грубого нарушения его прав; другому этот же ущерб наносится чуть позже, когда в результате беззаконных действий сотрудников Системы реальный преступник освобождается от ответственности.
Рассуждения некоторых чинов Правоохранительных структур, что “в отношении преступника могут быть нарушены права человека”, выглядят дико и непрофессионально, ибо никто из нас не Господь Бог, чтобы провести грань и не распространить этот принцип на всех граждан.
Доказывание путем доказательств (“доказывание производится путем доказательств”,- это выражение является одним из типичных перлов процессуально-следственного красноречия.- Прим. Автора) есть в этом случае важнейшее условие соблюдения законности.
Потерпевший (что касается пункта первого статьи 68 УПК РФ) может только подробно, с учетом всех сопутствующих деталей, рассказать о событии преступления и потребовать от следователя максимально точной записи показаний. Лучшим выходом в этой ситуации будет собственноручная запись своих показаний потерпевшим - Вы можете все детально описать дома (по форме, указывавшейся выше, - стандартный лист, поля, разборчивый почерк или печатный текст). Не забудьте оставить себе копию. Следователь Ваши показания обязан оформить протоколом.
Обвиняемый должен требовать, чтобы все то, что следователь ему предъявляет в виде описания предположительного преступления, было подтверждено доказательствами, - если их нет в каком-то пункте обвинения, значит, налицо существенное нарушение, которое требует адекватного ответа в форме протеста против незаконных действий следователя.
Когда начались исследования обстоятельств и сбор доказательств, это означает, что шутки кончились и теперь у следователя есть два пути - либо направить дело в суд с обвинительным заключением (его не интересует, виновны Вы или нет), либо прекратить дело в отношении Вас, получить выговор от начальства и снова начать поиски реального преступника (или приняться за бывшего потерпевшего). Как Вы понимаете, для следователя предпочтителен первый вариант.
Поэтому именно на стадии исследования обстоятельств (если Вам не удалось отбиться раньше) начинается основная борьба за свои права.
Направляя свои заявления по каждому (!) факту Вашего недовольства следователем, обязательно указывайте на следующее: Ваш оппонент в форме “субъективно и предвзято” оценивает и трактует обстоятельства дела, “даже не пытаясь подкрепить свои слова какими-либо доказательствами”. Вам “непонятно, каким образом следователь Б-ский установил события преступления”, ибо он основывается “только на словах так называемого „потерпевшего" (слово „потерпевший" желательно постоянно заключать в кавычки)”. Вам неясно, “на каком основании сделан вывод о том, что событие преступления имело место, и на каком основании сделан вывод о моей причастности к происходившим событиям”. Если все доводы следствия основываются только на словах потерпевшего и свидетелей, без фактических вещественных доказательств, то сразу же включайте в свои заявления слово “оговор” и мотивируйте это “личной местью”, “корыстными побуждениями” или чем-либо, подходящим в конкретном случае.

2. Виновность человека определяет только суд, следствие может лишь предположить наличие вины и попытаться доказать ее степень. Это обстоятельство стоит учесть и, если разговор заходит о виновности, напомнить об этом служителям Фемиды.
Другое дело - мотивы, хотя на самом деле это абсолютно субъективная психологическая категория, которая должна соответствовать действительным мыслям и желаниям человека, совершившего “нечто”. Это “нечто” оценивается разными сторонами совершенно различно – для одних это “веселое времяпрепровождение с выпивкой и закуской, осложнившееся тем, что один из присутствующих оказался „крысой" и съел всю колбасу, предназначенную коллективу, на что ему было строго указано”, для других – “убийство на почве распития спиртных напитков”. Сколько людей - столько и мнений, в чужую голову не залезешь.
По Закону само понятие “мотив” должно быть конкретизировано - недостаточно просто написать “из хулиганских (или каких-то других) побуждений”. Это должно быть доказано с описанием формы действия, чтобы окружающие (имеются в виду прокурор, суд, участники процесса) смогли бы понять, почему что-либо происходило.
Очень важно, чтобы имелись доказательства наличия мотива, без этого любые утверждения следствия становятся голословными.
Самое частое нарушение – это подмена понятия “наличие мотива” “целью действия”. Пример: “Корыстные побуждения – факт кражи”. Фактом пытаются объяснить преступный умысел (деньги нужны), а если есть преступный умысел - вот и наличие мотива. Поэтому обвиняемому возможно не согласиться с такой трактовкой событий и потребовать у следствия идти не “с конца”, а “с начала” событий, не пытаясь подогнать разрозненные факты в общую картину путем объединения их “выдуманным мотивом

3. Статьи 38 и 39 УПК РФ - это статьи о подсудности некоторых дел только Верховному Суду или военному трибуналу, в основном дел о преступлениях военнослужащих или особо сложных и громких случаях. К обычному, мирному гражданину это отношения не имеет.
Личность обвиняемого характеризуется не высказываниями “проницательных” сотрудников Органов (“Он - преступник, злодей, сволочь” и т. д.), а фактическими обстоятельствами: характеристиками с места работы или учебы, мнением соседей и пр.
Бравые оперативники и следователи любят высказывать свое личное мнение об обвиняемом, и это нужно использовать. Конечно, в идеале необходимо записать их речи на диктофон или иметь двух свидетелей, которые подтвердят, что в Ваш адрес высказывались такие-то и такие-то обидные слова.
В УК РФ для этих целей есть две отличных статьи:

Статья 129 УК РФ: Клевета
1. Клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, –
наказывается штрафом в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.
2. Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации,
наказывается штрафом в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев.
3. Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления,наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.
Статья 130 УК РФ: Оскорбление
1. Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме,наказывается штрафом в размере до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок до ста двадцати часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев.
2. Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации,
наказывается штрафом в размере до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух месяцев, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.
При наличии подтверждения этих действий Вы быстро поставите на место языкастых сотрудников, имеющих весьма отдаленное представление о чувстве такта. Заявления по данным статьям в установленной форме подаются прямо в суд (копии - прокурору города и Генеральному Прокурору РФ). Даже наличие таких заявлений уже серьезно облегчает Вашу задачу по защите своих прав в рамках дела, а насчет “поговорить да посплетничать” - тут уж сами сотрудники мастера. Вам ничего и делать не придется, подождать только - и “подсечь”.

4. Ущерб должен быть подтвержден доказательствами. Утверждения потерпевшего о “трех куртках замшевых импортных, трех портсигарах золотых отечественных” не принимаются в расчет без подтверждающих сведений.
Если потерпевший начинает вопить об “огромном ущербе”, обвиняемый должен мгновенно обвинить его в “ложном доносе из корыстных побуждений”. Вот и весь сказ.

5. Причины и условия - это прерогатива следствия, заключающаяся в том, что должны быть установлены дополнительные факты: наличие или отсутствие сигнализации на объекте: крепость сна сторожа; уровень шума, издаваемого потерпевшим;
лица, которым он демонстрировал свой достаток, и т.д.
Непосредственно к обвиняемому и потерпевшему этот пункт практически не имеет отношения и обычно исполняется формально.

СТАТЬЯ 69 УПК РФ: ДОКАЗАТЕЛЬСТВА
Доказательствами по уголовному делу являются любые фактические данные, на основе которых в определенном Законом порядке орган дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.
Эти данные устанавливаются: показаниями свидетеля, показаниями потерпевшего, показаниями обвиняемого, заключением эксперта, актами ревизий и документальных проверок, вещественными доказательствами, протоколами следственных и судебных действий и иными документами.
(в ред. Федерального Закона от 17.12.95 № 200-ФЗ)

Доказательства, полученные с нарушением Закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для показывания обстоятельств, перечисленных в статье 68 настоящего Кодекса.
(в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 08.08.83; Закона РФ от 16.07.93 № 5451-1 - Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1983, № 32, ст. 1153; 1993, № 33, ст. 1313)

Доказательная база - одно из наиболее слабых мест современного следствия. Автор имеет в виду, естественно, реальную доказательную базу, а не подложенный в карман задержанному спичечный коробок с анашой или патрон.
Прежде всего, любое доказательство должно соответствовать требованиям Закона относительно источника сведений, способов их получения и фиксации, проще говоря, любое доказательство должно быть подтверждено процессуальным актом - протоколом и произведено лицом, имеющим на это процессуальное право.
Отсутствие протокола или подписи на протоколе мгновенно переводит “доказательство” в разряд “полученных с нарушением Закона”. Пожалуй, это наиболее важное обстоятельство, зафиксированное в данной статье.
Подозреваемому или обвиняемому доказательства должны быть “предъявлены”. Это означает не вальяжное сообщение следователя о том, что “в деле имеются факты”, а именно предъявление. Отказ в демонстрации доказательств или прочтении (Вами или следователем, это неважно) чьих-либо показаний есть самое прямое и грубейшее нарушение Вашего права на защиту. Следователь в любом случае обязан (!) ознакомить Вас с доказательствами в полном (!) объеме.
Если Вы получили доступ к бумагам, то хватать страницу и запихивать ее в рот тактически неверно. Во-первых, следователь озвереет от такого авангардизма и Вам в дальнейшем будет только хуже, во-вторых, документы можно восстановить, даже если Вы успеете их съесть (скорее всего, не успеете).
Не забывайте, что многие документы могут иметь ксерокопии и Вы имеете шанс просто глупо нажраться бумаги на глазах у изумленных сотрудников милиции. Грубая клетчатка, конечно, штука полезная для кишечника, но чернила или краска - не лучшая пищевая добавка.
Полезнее обратить внимание на соблюдение процессуальных норм, особенно на то, откуда именно появилось представленное доказательство и когда. Очень часто сотрудники милиции не утруждают себя составлением протокола о “добровольной выдаче” (так называется предоставление доказательств потерпевшим или иными лицами без обыска и выемки), а просто вкладывают документики в дело и все.
Не нужно указывать следователю на его огрехи. Вместо этого запомните или запишите данные доказательств (число, характер доказательства) и немедленно направьте в прокуратуру заявление следующего содержания:

ОБРАЗЕЦ:

Прокурору города Свято-Петровска г. Оргазмову Е. Е. от гражданина Фригидовича Ю. Ю.

ЗАЯВЛЕНИЕ

01.01.2000 г. в отношении меня было возбуждено уголовное дело № 000123 о якобы совершенном мной преступлении (номер статьи УК РФ).
В деле имеется ряд “фактов”, которые, со слов следователя Тугоухова Р. Р., являются “доказательствами”. Однако при ознакомлении с этими так называемыми доказательствами я не получил ответа на свой вопрос, откуда и каким образом эти “доказательства” оказались в уголовном деле. Любые документы по этому поводу отсутствуют.
Считаю такое положение вещей недопустимым и прошу Вас принять меры к изъятию из материалов дела “доказательств”, появившихся с нарушением Закона (ст.69 УП КРФ).
Также довожу до Вашего сведения, что мне постоянно сообщает следователь Тугоухов Р. Р. о наличии каких-то “дополнительных сведений и доказательств”, которые он отказывается мне предъявить, заявляя, что “еще не время”. Это обстоятельство существенно нарушает мои Конституционные права на защиту.
В связи с вышеизложенным прошу Вас принять меры прокурорского реагирования и призвать г. Тугоухова Р. Р. к соблюдению Закона.
(Число, подпись).

В заявлении необходимо указать, какие именно “доказательства” находятся в деле без обязательных протоколов. Если Вам их потом предъявят, заявите, что на момент Вашего первого ознакомления их не было! И сразу же – посланьице прокурору об изготовлении следователем процессуальных документов задним числом!
Упоминание во второй части заявления “дополнительных доказательств”, которым еще “не время”, имеет целью внести некоторый диссонанс в отношения следователь - прокурор. Надзирающая инстанция обычно не испытывает иллюзий относительно стиля работы и умственных способностей своих подчиненных, поэтому прокурор укажет следователю на необходимость предъявления всех (!) доказательств, а не частичных. Когда Ваш оппонент в форме заявит, что у него “больше ничего нет”, прокурор попросит его “не полоскать всем мозги и не изображать из себя Холмса”, ибо таинственный вид следователя и его шепоток: “Ничего, у нас такое есть еще, что тебе не поздоровится”, - явление общеизвестное.
Также при оценке законности доказательств стоит обратиться к “Закону об оперативно-розыскной деятельности” и посмотреть, нет ли там каких нарушений.

СТАТЬЯ 70 УПК РФ: СОБИРАНИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
Лицо, производящее дознание, следователь, прокурор и суд вправе по находящимся в их производстве делам вызывать в порядке, установленном настоящим Кодексом, любое лицо для допроса или для дачи заключения в качестве эксперта; производить осмотры, обыски и другие предусмотренные настоящим Кодексом следственные действия; требовать от предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц и граждан представления предметов и документов, могущих установить необходимые по делу фактические данные, и восстановления бухгалтерского учета за счет собственных средств; требовать производство ревизий и документальных проверок.
(в ред. Федерального Закона от 17.12.95 № 200-ФЗ)

Доказательства могут быть представлены подозреваемым, обвиняемым, защитником, обвинителем, а также потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представителями и любыми гражданами, предприятиями, учреждениями и другими организациями.
Все собранные по делу доказательства подлежат тщательной, всесторонней и объективной проверке со стороны лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда.
(в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 08.08.83 - Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1983, № 32, ст. 1153)

Период сбора доказательств – один из наиболее неприятных для сотрудников Правоохранительной Системы. На этом этапе начинается усиленная обработка обвиняемого для того, чтобы “помог” следствию и рассказал, что и где можно найти. Одновременно давят и на родственников, туманно намекая, что предоставление доказательств значительно облегчит участь обвиняемого Икса.
На этом этапе подозреваемому или обвиняемому следует соблюдать осторожность в следующем:
1. Если у Вас имеются доказательства, свидетельствующие о Вашей невиновности (или меняющие впечатление от событий), а именно: письма, документы, аудио-видеозаписи, компьютерные дискеты и тому подобное, - обязательно сделайте с них копии (и не одну, а несколько). Вещи, которые скопировать невозможно, сфотографируйте. Эти копии разместите не дома, а у кого-нибудь из знакомых, не входящих в состав свидетелей по делу и не могущих быть вызванными к следователю. Только сделав копии и отдав их на сохранение, выдавайте материалы сотрудникам милиции.
Зачем это делается? Детский вопрос. Оправдывающие Вас документы могут “испариться”.
2. Если у Вас есть свидетели, могущие опровергнуть версию следствия, но Вы не уверены, что эти свидетельские показания впоследствии не исчезнут, то попросите их собственноручно написать (коротко, на две-три страницы), что именно они хотели бы сказать, и опять же спрячьте этот материал.
Абсолютно те же правила работают и в отношении потерпевшего.

На любой стадии дела Вы всегда можете потребовать проверку доказательств, и она должна быть проведена.
Обычно следователь отвечает так: “Чего проверять, все и так ясно”. Ему, может быть, и ясно, а Вам - нет. Поэтому составьте список доказательств, содержание которых может быть подвергнуто сомнению Вами, и подайте следователю и прокурору района ходатайства о проверке. Результат в данном случае неважен, ходатайство просто должно попасть в дело. Примерно через неделю (выдержите этот срок для приличия, вдруг чего и сделают) направьте уже подробное заявление с перечислением всех пунктов по всем вышестоящим инстанциям.
Очень полезно использовать следующие выражения:
- “следствие и прокуратура считают лишним проводить проверку самих доказательств и законности их получения”;
- “доказательства для следствия имеют заранее определенную ценность”;
- “в предмет доказывания произвольно включаются только те обстоятельства, которые могут, по мнению следствия, служить какими-то доказательствами моих действий”;
- “следователь тщательно избегает полной и всесторонней проверки слов и доказательств потерпевшего и свидетелей с его стороны, объясняя это тем, что ему „и так все ясно"”;
- “следствие не ведет проверку заявлений потерпевшего с учетом представленных мной доказательств”;
- “представленные мной доказательства не включены (!) в материалы дела по неизвестной мне причине”;
- “следствие отказывается рассмотреть вопрос о доказательствах, полученных с нарушением Закона, и продолжает включать их в обвинение”.
Вышеприведенные выражения достаточно полно описывают ту картину, которую люди видят “со своей стороны стола”.
* * *
Потерпевший должен помнить, что соблюдение ст. 70 УПК РФ определяет дальнейшую судьбу и его заявления, и дела в целом. Любые (!) доказательства с его стороны обязательно (!) должны сопровождаться протоколом, в котором непременно указываются время, место, процессуальное лицо и форма доказательства (вещественное, показания и пр.).
Несоблюдение этого правила или расчет на то, что “следователь сам все сделает”, стратегически неверно и приводит к тому, что доказательства будут признаны недействительными.

СТАТЬЯ 71 УПК РФ: ОЦЕНКА ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
Суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь Законом и социалистическим правосознанием.
Никакие доказательства для суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, не имеют заранее установленной силы.

О, это сладкое чувство “внутреннего убеждения”! Судя по окружающей нас обстановке в стране, все происходит не с точки зрения логики, а именно по внутреннему убеждению. По нему проверяют документы на улице у лиц непонятной национальности, бьют задержанных и пачками отправляют людей в исправительные учреждения (видно, судьи убеждены, что “там им будет лучше!”).
О всестороннем и объективном рассмотрении всех обстоятельств уголовных дел речи не идет. Да и вряд ли может идти, ибо объективное понятие “рассмотрение с учетом доказательств” вступает в противоречие с субъективным понятием “внутреннее убеждение”. Так и живем - по дедушке Фрейду - в состоянии постоянного внутреннего психологического конфликта.
Правоохранительные Органы не смогут Вам разъяснить (даже если Вы попытаетесь выяснить), откуда именно произрастает это “внутреннее убеждение”. Судя по всему, в мозгу существует некий “процессуально-следственный гипофиз”, но нейрохирургических исследований на эту тему не проводилось. У обычных граждан этот гипофиз спит, у сотрудников Органов - вырабатывает фермент и гормоны, влияющие на формирование “внутреннего убеждения”. Но это только теория.
На самом же деле повлиять на оценку доказательств практически невозможно. Тут есть только один способ (но и он не дает стопроцентной гарантии) – заставить усомниться в весомости самих доказательств, подвергнув их объективной оценке. Это достаточно сложно, но примерную схему Ваших возможных действий можно описать.
Прийти к более или менее однозначному мнению по факту деяния и по твердости доказательной базы можно только одним способом - оценить каждое доказательство в отдельности, а потом посмотреть, что же они представляют собой в целом. Вот на этом этапе Вам и необходимо вклиниться в этот процесс.
Обычно “убеждение” начинает формироваться на десятый-пятнадцатый день с момента начала дела (Автор имеет в виду не возбуждение дела, а начало следственных действий, допросов и прочего, когда следователь знакомится с участниками процесса). Уже сформировавшееся убеждение переломить чрезвычайно трудно, сомнение надо вносить заранее. То есть уже через неделю после знакомства со следователем Вам необходимо иметь какие-нибудь данные (неважно, прямые или косвенные), которые начнут влиять на его убежденность в правоте потерпевшей стороны. Это могут быть показания Вашего свидетеля, который опровергнет одну или несколько деталей показаний потерпевшего (именно деталей (!), а не всех показаний, иначе может получиться, что Ваш свидетель станет Вашим подельником). Избегайте слишком масштабных утверждений (!): один-два документа, свидетельствующих о наличии между Вами и потерпевшим каких-то финансовых, гражданско-правовых и иных отношений, или просто в Ваших показаниях будут фигурировать некоторые фактические данные, имеющие цель - изменить психологическое восприятие происшедшего (к примеру, заявления потерпевшего о “своих ментах”, о “купленном прокуроре”, об “очень злобной „крыше"” и т.д.).
В человеческую природу заложено активное сопротивление навязываемому чужому мнению. Поэтому Ваша задача сделать так, чтобы мнение навязывала противоположная сторона, а Вы спокойно и логично давали бы достаточно нейтральные, без оценки, показания. Детали Ваших показаний необходимо опровергнуть, поэтому Ваши оппоненты и пойдут по пути навязывания своего мнения следователю, что и вызовет его бессознательное неприятие.
В общем, когда речь идет о психологической категории “внутреннего убеждения”, необходимо действовать по Законам психологии.

СТАТЬЯ 72 УПК РФ: ЛИЦА, ВЫЗЫВАЕМЫЕ В КАЧЕСТВЕ СВИДЕТЕЛЕЙ
В качестве свидетеля для дачи показаний может быть вызвано любое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по данному делу.
Не могут допрашиваться в качестве свидетеля:
1) защитник обвиняемого - об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанностей защитника;
2) лицо, которое в силу своих физических или психических недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания;
3) адвокат, представитель профессионального союза и другой общественной организации – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением ими обязанностей представителя,
Участие в деле законных представителей потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого не исключает возможности допроса этих лиц в качестве свидетелей.
(в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 08.08.83 - Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1983, № 32, ст. 1153)

Основанием для вызова свидетеля являются “предположение” следователя или ходатайства сторон – участников дела.
В качестве свидетелей могут быть допрошены любые лица, которые “могут что-либо знать” по существу дела.
Сотрудники милиции также могут быть вызваны в качестве свидетелей, но при одном условии – если эти сотрудники впоследствии не участвовали в совершении следственных действий (обыске, задержании, приводе и т.д.).
Закон не устанавливает возраста свидетеля. Но здесь нужно учесть, что допрос несовершеннолетних проводится с участием специалиста по детской психологии и показания несовершеннолетних (свидетелей, а не потерпевших (!)) являются достаточно зыбкими в плане их оценки, так как несовершеннолетние не несут никакой ответственности за дачу ложных показаний.
В отношении свидетелей прямо действует ст. 51 Конституции РФ, в которой говорится, что Вы можете не давать показаний против себя и своих близких. Но это не означает, что Вы можете не отвечать на вопросы, впрямую Вас не затрагивающие

СТАТЬЯ 73 УПК РФ: ОБЯЗАННОСТИ СВИДЕТЕЛЯ
Свидетель обязан явиться по вызову лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда и дать правдивые показания: сообщить все известное ему по делу и ответить на поставленные вопросы.
При неявке свидетеля без уважительной причины лицо, производящее дознание, следователь, прокурор и суд вправе подвергнуть его приводу. Суд вправе также наложить на свидетеля денежное взыскание в размере до одной третьей минимального размера оплаты труда (Обратите внимание, что суд вправе “наложить взыскание”, а не “положить с прибором” на свидетеля. Если Вы действительно необходимысуду, то от Вас так просто не отстанут.- Прим. Автора).
За отказ или уклонение от дачи показаний свидетель несет ответственность по статье 308 Уголовного кодекса Российской Федерации, а за дачу заведомо ложных показаний - по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации.
(в ред. Федерального Закона от 21.12.96 № 160-ФЗ) (в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 24.01.85; Закона РФ от 24.11.92 № 3996-1 - Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1985, № 5, ст. 163; 1992, № 49, ст. 2866)

Реакция на Вашу неявку в качестве свидетеля зависит от следователя или его настроения. Статьи 307 и 308 УК РФ существуют, как уже говорилось выше, исключительно на бумаге. Это положение объясняется тем, что доказать (!) отказ, уклонение или дачу ложных показаний чрезвычайно трудно, ибо свидетель описывает свою субъективную точку зрения на некие события и может, в силу человеческой природы, что-то не видеть, пропустить, не слышать, не так понять и т. д.
Поэтому, если следователь начинает стращать Вас этими уголовными статьями и пытается подвигнуть на дачу каких-либо определенных показаний, сразу поинтересуйтесь, намерен ли следователь заняться своим прямым делом или он оттачивает свое милицейское остроумие.
В понятие “все известное по делу” включаются факты, которые свидетель действительно знает (видел, слышал), а не его версии происходивших событий. Помните: если Вы будете выдвигать свои соображения по сути произошедшего, а не рассказывать то, в чем реально уверены, то та сторона, которой это невыгодно, вполне может обвинить Вас в сговоре, даче ложных показаний и это доказать. Поэтому лучше всего сообщать следствию то, что Вам реально известно, а вещи, в которых Вы не уверены, обязательно сопровождать словами (и требовать, чтобы они вносились в протокол): “я слышал от такого-то”, “мне сказал такой-то” и избегать формулировок: “по моему мнению”, “мне кажется” и т. д. Таким поведением Вы не позволите обвинить себя в предвзятости и попытках помешать объективности ведения следствия и избежите дополнительных вопросов.
Обязательность явки свидетеля - это норма,
которую лучше выполнить. Разозленный следоваватель вполне может прислать за вами наряд милиции и подвергнуть Вас приводу. А в случае, если Вас подвергнут приводу и Вы будете, по мнению следователя, “нагло себя вести” (одно из любимых выражений сотрудников Органов), то имеете реальный шанс огрести пятнадцать суток за какое-нибудь административное нарушение.
В наше время обычно всех вызывают по телефону - и денег на почтовые расходы у исполнительной власти нет, и по телефону удобнее, и меньше народу в стране будет веселиться, оценивая правописание на повестке. Если Вас вызвали в первый раз и до этого Вы не были в курсе, что существует какое-то “дело”, то, позвонив в канцелярию следственного отдела, Вы узнаете фамилию следователя и проверите, существует ли таковой и ведет ли он дело номер такой-то. Эта проверка не вызывает негативных эмоций у следователя и говорит лишь о Вашей дисциплинированности.
Помимо обязанностей у свидетеля есть права, которые обозначены в статьях 68-70, 155-160 и 283-286 УПК РФ. Чтобы не искать их по всем этим статьям, обозначим их перечень:
1. Недопустимы угрозы и иные действия в адрес свидетеля - достаточно часто применяемая практика. В Органах навалом любителей поугрожать свидетелям (бить опасаются, но, в принципе, могут), что их “быстренько в обвиняемые переведут”. На самом деле со свидетелем сложно что-либо сделать, поэтому отнеситесь к раздухарившемуся следователю как к неумному расшалившемуся ребенку и потребуйте немедленно (!) вызвать в кабинет его руководство или представителя прокуратуры. Это здорово отрезвляет.
2. Недопустимо без согласия свидетеля привлекать его к различным опытам (следственный эксперимент и пр.).
3. Свидетель должен заранее знать о применении технических средств фиксации показаний.
4. Свидетель обязан (для собственного же блага) лично (!) ознакомиться с протоколом своего допроса и имеет полное право собственноручно вписать в него все, что он сочтет нужным, включая и свое мнение о действиях следователя (без личностных оценок).
5. Свидетель имеет право требовать дополнительного допроса, если он считает, что не все факты были достаточно подробно освещены.
6. Свидетель может подавать ходатайства, заявления и жалобы на любом этапе ведения следствия.
Если Вы свидетель со стороны обвиняемого, то Ваши жалобы на поведение следователя могут существенно облегчить участь Вашего приятеля. В заявлениях. используйте выражения: “Следователь Б-ский необоснованно усиливает акцент на факты, указывающие на „виновность" гражданина А-ского”, “Следователь ведет себя грубо в мой адрес”, “Мои показания записываются не полностью” и т. д.
7. Свидетель имеет право ходатайствовать об отводе следователя.
Ситуация с отводом в реальной жизни практически невероятна, но успешное применение окажется посильнее “Фауста” Гёте. Если такое произойдет, то следователя снимут с большей вероятностью, чем по ходатайствам других участников процесса. Оно и понятно – если уж свидетели настаивают на отводе, то, по мнению начальства или надзирающей инстанции: “Этот придурковатый „Анискин" окончательно зарвался”.
8. Свидетель имеет право письменно подтверждать заявления обвиняемого или потерпевшего, которые они направляют в надзирающие инстанции.
Это выглядит примерно так: внизу заявления после подписи заявителя, ставится фраза: “Полностью подтверждаю все вышеизложенное” и подпись свидетеля. В скобках, рядом с подписью, - домашний адрес.
Естественно, если Вы это делаете, то договоритесь со своим знакомым (другом, родственником) чтобы в заявлении он указывал только те факты, реальным свидетелем которых Вы могли быть.

СТАТЬЯ 74 УПК РФ: ПОКАЗАНИЯ СВИДЕТЕЛЯ
Сввдетель может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих установлению по данному делу, в том числе о личности обвиняемого, потерпевшего и о своих взаимоотношениях с ними. Не могут служить доказательством фактические данные, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности.

Данная статья имеет описательное значение. Показания со свидетеля снимаются в соответствии с комментариями к предыдущей статье.
Есть одно дополнение – если следствие считает, что Вы можете быть причастны к преступлению, то Вам будет предложено (или не предложено) обратиться к ст. 51 Конституции РФ (человек не обязан свидетельствовать против себя). Как мы уже неоднократно отмечали выше, такое обращение будет только укреплять Правоохранительные Органы во мнении, что Вы “точно виноваты”.

СТАТЬЯ 75 УПК РФ: ПОКАЗАНИЯ ПОТЕРПЕВШЕГО
Потерпевший обязан явиться по вызову лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда и дать правдивые показания: сообщить все известное ему по делу и ответить на поставленные вопросы.
Потерпевший может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих доказыванию по данному делу, а также о своих взаимоотношениях с обвиняемым. Не могут служить доказательством фактические данные, сообщаемые потерпевшим, если он не может указать источник своей осведомленности.
При неявке потерпевшего без уважительной причины лицо, производящее дознание, следователь, прокурор и суд вправе подвергнуть его приводу.
За отказ или уклонение от дачи показаний потерпевший несет ответственность по ст. 308 Уголовного кодекса Российской Федерации, а за дачу заведомо ложных показаний - по ст. 307 Уголовного кодекса Российской Федерации.
(в ред. Федерального Закона от 21.12.96 № 160-ФЗ) (в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 10.09.63 -Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1963, № 36, ст. 661)

Потерпевший – лицо, кровно заинтересованное в определенном исходе расследования. Именно поэтому его показания достаточно часто подвергаются сомнениям и перепроверкам.
Из этого сами сделайте вывод - если Вы потерпевший, то следует говорить только то, что Вы можете доказать и в чем Вы абсолютно уверены. Любые Ваши гипотезы могут послужить основанием к тому, что и обоснованные показания станут восприниматься как недостоверные. Избегайте строить предположения, выдавая их за фактические обстоятельства. Сообщите следователю подробности реальных событий без тех дополнений, которые Вы могли бы узнать в процессе предварительного следствия. Помните, что Ваши ссылки на факты, которые Вы не имели возможности знать в момент совершения действий и во время события преступления как такового, будут расценены следствием и использованы обвиняемым в качестве доказательства ложности всех (!) Ваших слов и заявлений.
Будьте готовы к тому, что на определенном этапе следствия могут появиться вопросы или даже данные о “провоцирующем” характере Ваших действий. К примеру, если речь идет об имущественном преступлении, то обвиняемый может заявить, что Вы предлагали ему крупные суммы денег, ценные вещи и т. п. Это может объясняться и “гонораром за будущую работу”, и “просьбой помочь в реализации ценностей”, и любыми иными Вашими мотивами (все зависит от интеллекта и уровня фантазии Вашего оппонента).

Обстоятельность Ваших показаний и их неизменность в течение всего процесса – единственный залог возможности доказать свою правоту.

СТАТЬЯ 76 УПК РФ: ПОКАЗАНИЯ ПОДОЗРЕВАЕМОГО
Подозреваемый вправе дать показания по поводу обстоятельств, послуживших основанием для его задержания или заключения под стражу, а равно по поводу иных известных ему обстоятельств по делу.

Напомним, что подозреваемый не несет ответственности за дачу ложных показаний.
Сотрудники Органов придумали жуликоватый ход, чтобы обойти это правило. Они любят допрашивать человека в качестве свидетеля, постоянно при этом намекая, что от результатов допроса будет в дальнейшем зависеть его процессуальный статус.
Все дело в том, что свидетель несет ответственность за дачу ложных показаний и этим на него можно давить, а к подозреваемому можно в качестве “наказания” применять любую (!) меру пресечения. Вот тут наши хитроседалищные Холмсы и ставят человека перед проблемой: либо оказаться под угрозой возбуждения дела по факту дачи ложных показаний, либо уехать в камеру минимум на трое суток.
Мы уже неоднократно отмечали, что статьи в УК по фактам ложных показаний и прочим похожим случаям хоть и существуют на бумаге, но в жизни встречаются не чаще, чем умный человек в правительстве, (конечно же. Автор имеет в виду отнюдь не свою страну). Поэтому грозные намеки следователя (и приглашенных в качестве “массовки” оперативников) насчет ответственности можно смело “засунуть им куда-нибудь поближе к аппендиксу” и решить для себя, что Вам в этой ситуации выгоднее говорить. Не стоит забывать, что перевести Вас из ранга свидетеля в ранг подозреваемого следователь может в любой момент и от искренности Ваших показаний это не зависит. Сделает он это или нет, предугадать невозможно, ибо Вы не знаете, есть ли у него кто-нибудь на примете помимо Вас.
Из этого следует, что, услышав предложение следователя “побеседовать пока в качестве свидетеля”, стоит выяснить, а не мучается ли он подозрениями в Ваш адрес, и, если это так, предложить ему высказать свои подозрения сразу. В случае Вашего допроса в качестве свидетеля и последующего перевода Вас в подозреваемые Вы смело обращаетесь с заявлением о нарушении Вашего права на защиту и ссылаетесь на Бюллетень Верховного Суда СССР, 1974, № 4. с. 25, где сказано, что подобные действия следственных Органов противоречат Закону и Конституции.

СТАТЬЯ 77 УПК РФ: ПОКАЗАНИЯ ОБВИНЯЕМОГО
Обвиняемый вправе дать показания по предъявленному обвинению, а равно по поводу иных известных ему обстоятельств по делу и имеющихся в деле доказательств.
Признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу.

Общеизвестно, что основным критерием для этапа предварительного следствия является получение признательных показаний. Если “признанку” получить (читай – выбить) удалось, уставший, но гордый следователь облегченно вздыхает и далее уже просто вяло копается в материалах дела. Доказательства, подкрепляющие само признание, мало кого до суда интересуют, всем достаточно самого факта признания.
Ваше поведение в ранге обвиняемого и Ваши показания должны зависеть прежде всего от того, насколько действия следователя угрожают Вашему физическому здоровью. Автор не оговорился! Именно здоровью.
Метод получения признательных показаний не особенно изменился с древнейших времен - различные угрозы, физическое насилие, создание тяжелой обстановки и т. д. Причем доказать эти действия следователя и оперативных сотрудников практически невозможно, ибо их начальство и прокуратура требуют свидетелей (!) этого деяния, что, с точки зрения логики, выглядит полнейшим идиотизмом – не будет же следователь приглашать посторонних высмотреть, как он бьет задержанного! В дальнейших комментариях мы еще не раз обратимся к этой проблеме и попробуем обозначить некоторые ходы, которые помогут хотя бы частично справиться с этим беспределом.
Большой популярностью в Следственной среде пользуются так называемые “пресс-хаты”. О них очень любят поговорить с самого первого момента Вашего задержания, угрожая сразу же туда посадить. Запомните – в районных ИВС “пресс-хат” нет, наличие таковой у районного следователя эквивалентно (по степени достоверности) именному “Смит-и-вессону” от начальника Лондонской полиции и именной шпаге Пэра Англии. Пока Вас не перевели в центральный СИЗО, опасаться некого, кроме самого следователя и его дружков-оперативников. Если к Вам применили арест и направили в СИЗО, то и здесь шанс попасть в “пресс-хату” ничтожный. Во-первых, эти “учреждения” есть не всюду и не всегда (на самом деле это – огромная редкость), во-вторых, чтобы Вас туда посадили, надо сделать что-нибудь из ряда вон выходящее, как-нибудь особенно разозлить администрацию СИЗО. Обычному задержанному это не грозит, следователь просто “берет Вас на пушку”.
Но предположим, что Вам “повезло” и Вы смогли-таки оказаться в “пресс-хате”. Цель ее обитателей – заставить Вас дать признательные показания, после этого Вас оттуда немедленно уберут. При этом раскладе есть два выхода – либо поубивать всех своих сокамерников (это по-мужски, но довольно трудно - надо обладать соответствующей физической подготовкой. К тому же статьи за убийство можно схлопотать, а зачем?), либо дать нужные показания следователю. Первый способ разбирать не будем, ибо Автор не представляет себе, как реально это можно сделать, не потратив предварительно двадцать лет на ежедневные занятия рукопашным боем. Обратимся сразу ко второму.
Напоминаю, что дача “признательных показаний” рассматривается только в случае непосредственной и реально существующей угрозы со стороны следствия Вашему здоровью и благополучию близких. Способ, который будет изложен ниже, поможет Вам избежать подобной ситуации (а совсем не “осознание собственной вины”). Пусть Ваш оппонент чуток порадуется, что сумел Вас напугать, и сделает первый шаг к своему краху.
Наиболее действенными (при условии невозможности поступить иначе, то есть ни в чем не признаться) являются два способа:
Способ первый - “Чурбановский” (по фамилии одного известного заключенного перестроенного периода).
Этот способ заключается в том, чтобы дать “признание” не по одному, а по целой серии самых разнообразных деяний, быстрая проверка которых осложнена (серия разбойных нападений, грабежей на улицах, краж у лиц, находящихся в нетрезвом состоянии). Говорите убедительно, много, подробно и с радостью подписывайте показания. Зараженный Вашим энтузиазмом и “глубоким раскаянием” следователь, в предвкушении “раскрытия”, будет весь этот бред фиксировать. Только постарайтесь сделать так, чтобы совсем бредом это не выглядело, врите более-менее правдоподобно (с точки зрения обычной логики).

Пример: Вас арестовали и обвиняют в грабеже гражданина X. Вы видите, что если будете сопротивляться (неважно, грабили Вы в действительности или нет), то Вас будут сильно бить, возможно ногами, и, судя по всему, не один раз в день.
Тогда Вы сообщаете следователю, что “осознали”, хотите “искупить” и “готовы” все (!) рассказать. Ваш обрадованный оппонент (с мутными от вчерашней попойки глазками) хватает ручку и заносит ее над бланком протокола допроса. Душу его раздирают желание опохмелиться и стремление произвести процессуальные действия.
Ваша задача – грустно опустить глаза и начать “каяться во всех грехах”, приведя три-четыре эпизода – “два месяца назад, месяц назад, две недели назад”, и описать “потерпевших” - “молодой человек в черной куртке”, “девушка в желтом плаще”, “солидный дядя в костюме от Версаче”. Сумму “награбленного” укажите небольшую, сто-двести долларов, чтобы не возникло вопроса: “Где деньги?” Следователь, видя шанс отличиться, запишет все это и помчится делать запрос о “потерпевших”. То, что их нет, его не смутит – не обратились люди в милицию и все тут. Когда ситуация прояснится и Вы более не будете опасаться угрозы Вашему здоровью, направляйте во все (!) инстанции заявления (если Вы в камере, то это сделают Ваши родственники), что “под угрозой применения физического насилия следователь Б-ский заставил меня дать признательные показания по якобы имевшим место преступлениям”, и перечислите их, включив и реальную историю с гражданином X. Даже самая поверхностная проверка материалов дела покажет, что Вы “взяли на себя” какие-то совершенно дикие эпизоды, которых в действительности не было. Теперь догадайтесь, кто всю эту чушь придумал? Правильно, следователь. Его уверения в том, что это Вы “сами решили рассказать”, будут восприниматься, по меньшей мере, с иронией.
Дальнейшее расследование по Вашему делу и направление его в суд представляются очень сомнительными - для этого надо как минимум сменить следователя и совершишь ряд действий по документальному объяснению факта появления таких “признательных показаний”. А действия довольно примитивны – привлечь следователя к уголовной ответственности по ст. 302 УК РФ.
Статья 302 УК РФ: Принуждение к даче показаний
1. Принуждение подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний либо эксперта к даче заключения путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий со стороны следователя или лица, производящего дознание, –
наказывается лишением свободы на срок до трех лет.

2. То же деяние, соединенное с применением насилия, издевательств или пытки ,–
наказывается лишением свободы на срок от двух до восьми лет.
“Ай-ай-ай! – скажут юристы-правдолюбцы. – Это же ложь и подстава невинного следователя! Это же нехорошо!” А бить задержанных - хорошо?
Способ второй – “мягкий и интеллигентный”. Основан на Бюллетене Верховного Суда РСФСР, 1980, № 5. С. 8, в котором сказано: “...наличие существенных противоречий, не получивших объяснения, означает недостаточность доказательств для вывода о виновности”.
Формулировка достаточно общая и воспринимается так, что отрицание своей вины и есть существенное противоречие. В какой-то мере это справедливо, но только при одном условии – если нет никаких доказательств виновности, кроме самого признания. Такое встречается крайне редко - в руках следствия обычно хоть что-нибудь да есть, по крайней мере, показания потерпевшего.
Вот по ним-то и следует ударить в первую очередь (напоминаем, что рассматриваемая ситуация - угроза Вашему здоровью, а не фантазии от нечего делать).
Потерпевшему (на то он и потерпевший) всегда причинен какой-то ущерб, оцениваемый либо в материальном эквиваленте, либо в физических травмах. В случае физических травм происшедшее лучше свести к “обоюдной драке”. А вот вопрос о материальном ущербе предоставляет Вам серьезное поле для маневра.
Для начала из предъявленного Вам обвинения хорошенько уясните, что именно Вы украли (унесли, завладели и т. д.). Затем, ничтоже сумняшеся, прибавьте к этому списку пару-тройку вещей. Да-да, именно прибавьте! И следствие, и дотерпевший будут ожидать, что Вы приуменьшите размер ущерба. Поступите наоборот! Но не тупо повторяйте: “Я украл тридцать три телевизора и сорок восемь магнитофонов”, - а подведите под признание некую базу.

Пример 1. Вас обвинили в краже из квартиры, и часть вещей обнаружили у Вас дома. Из обвинения и со слов следователя Вы знаете, что именно Вы сперли. Вы видите, что доказательств хватает. Замечательно, значит, при Вашей пассивной позиции Вы точно сядете. Устраивает это Вас? Конечно, нет.
Итак, Вы должны дать показания. Вы говорите:
“Да, я виноват! Я действительно украл то-то и то-то” (идет список похищенных вещей, в который где-нибудь в середине как бы невзначай Вы включаете – “Пистолет „ТТ" с глушителем, я его нашел в стенном шкафу в коробке из-под обуви в квартире потерпевшего и спрятал в подвале своего дома за трубами отопления”). Следователь слегка дуреет, но Ваши показания записывает и мчится проверять место, где “лежит пистолет”. Естественно, “облом” – ствола нет. Вы разводите руками и сообщаете, что “видимо, его кто-то нашел раньше, бомжи или подростки”. А в это время гражданин потерпевший орет как резаный, что никакого пистолета не было, чем вызывает подозрение в свой адрес.
Даже если дело дойдет до суда, Вы говорите, что эти показания из Вас “выбивались”, и судья делает вывод, что Ваше утверждение очень похоже на правду. Ни один человек в здравом уме не станет вешать на себя похищение некоего пистолета, когда речь идет о краже.
В список “украденного” можно включить различные вещи, которые Вы где-то “спряли”, а поток их “кто-то снова украл”, а именно: “два полотна каких-то художников, очень старые” (пусть “терпила” объяснит, почему это он о них “забыл” и не тянется ли за этими полотнами какой-нибудь криминальный шлейф); некий “антиквариат” (вариант аналогичный); “Коробка, доверху набитая новенькими этикетками для водки и акцизными марками, я ее продал у станции метро неизвестному лицу кавказской национальности за двадцать долларов” (хороший штрих к портрету потерпевшего) и т. п.

Пример 2. Вас обвинили в мошенничестве и заявили, что Вы завладели десятью тысячами долларов. Автор предполагает, что объяснение, почему потерпевший дал Вам деньги, у Вас есть, но этого недостаточно.
Заявите, что Вы получили не десять, а двенадцать тысяч семьсот пятьдесят долларов (на какие-то цели). Сумму необходимо слегка увеличить и тогда следствие окажется в тупике - потерпевший говорит меньше, чем есть на самом деле. Почему? Этим Вы переориентируете следствие на серьезную проверку причин, побудивших потерпевшего “врать”.
Помните, что названная в первоначальном заявлении потерпевшего сумма ущерба не может варьироваться!
Если дело доходит до суда. Вы спокойно объясняете, что увеличение суммы произошло из-за желания следователя “поиметь свой процент” и он заставил Вас “признаться в содеянном” и назвать именно эту сумму. Судья будет в восторге и как минимум отправит дело на доследование.
Ст. 302 УК РФ тут тоже работает, вкупе с подозрением в вымогательстве со стороны следователя.

Все вышеперечисленные действия проводятся только в том случае, когда у Вас реально (!) нет иного выхода и Ваш отказ от “сотрудничества” со следствием приведет к нехорошим последствиям.

СТАТЬЯ 78 УПК РФ: ЭКСПЕРТИЗА
Экспертиза назначается в случае, когда при производстве дознания, предварительного следствия и при судебном разбирательстве необходимы специальные познания в науке, технике, искусстве или ремесле. Экспертиза производится экспертами соответствующих учреждений либо иными специалистами, назначенными лицом, производящим дознание, следователем, прокурором и судом. В качестве эксперта может быть вызвано любое лицо, обладающее необходимыми познаниями для дачи заключения. Требование лица, производящего дознание, следователя, прокурора или суда о вызове эксперта обязательно для руководителя предприятия, учреждения или организации, где работает эксперт. Вопросы, поставленные перед экспертом, и его заключение не могут выходить за пределы специальных познаний эксперта.
(в ред. Указов Президиума Верховного Совета РСФСР от 31.08.66 и 08.08.83 - Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1966, № 36, ст. 1018; 1983, № 32, ст. 1153)

Главное, что необходимо знать: любой участник процесса (подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, иногда даже свидетель) имеет право потребовать назначения экспертизы. Отказ в этом случае будет расцениваться прокуратурой и судом как серьезное нарушение Закона.
Заявление с требованием проведения экспертизы составляется по общим правилам.

СТАТЬЯ 79 УПК РФ: ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ ПРОВЕДЕНИЕ ЭКСПЕРТИЗЫ
Проведение экспертизы обязательно:
1) для установления причин смерти и характера телесных повреждений;
2) для определения психического состояния обвиняемого или подозреваемого в тех случаях, когда возникает сомнение по поводу их вменяемости или способности к моменту производства по делу отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими;
3) для определения психического или физического состояния свидетеля или потерпевшего в случаях, когда возникает сомнение в их способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания;
4) для установления возраста обвиняемого, подозреваемого и потерпевшего в тех случаях, когда это имеет значение для дела, а документы о возрасте отсутствуют.

Рассмотрим вначале общие положения. Под словом “эксперт” в УПК РФ следует понимать не специалиста определенного профиля, а специально назначенное лицо, в отношении которого вынесено процессуальное постановление о назначении экспертом.
Чаще всего в рамках уголовного дела экспертиза проводится в криминалистической лаборатории, то есть в стенах самого МВД. Этот факт уже сам по себе не может служить гарантией того, что заключение эксперта не окажется соответствующим необходимым следствию выводам. Работа криминалистической лаборатории - закрытая тема, и провести независимую проверку этой работы обычному гражданину не под силу. Поэтому при рассмотрении дела бессмысленно подвергать сомнению специальные нормы или методики проведения экспертизы, лучше сконцентрировать внимание на другом -на самих результатах экспертизы (дактилоскопии, почерковедческой экспертизе и т. д.). Результаты экспертизы являются лишь подтверждающими, то есть косвенными, уликами. Сами по себе, в отрыве от остальных материалов, они ничего не доказывают и могут использоваться только в качестве дополнения к версии следствия. Но и сами материалы дела без подтверждающего экспертного заключения (если оно требуется) могут быть подвергнуты серьезнейшим сомнениям.
Вариантов для получения образцов для экспертизы существует великое множество, и не все они соответствуют Закону.
Предположим, Вас задержали по подозрению в убийстве. У прокуратуры есть труп с торчащим в спине ножом и есть подозреваемый - это Вы. (Почему Вы стали подозреваемым? Элементарно просто - сиюминутный муж Вашей бывшей любовницы работает нынче оперативным сотрудником милиции этого района и по просьбе этой “мадамы” таким образом “мстит” за ее “загубленную молодость”. Ситуация вполне реальная). Убитого Вы не знали, свидетелей нет. Но есть нож. На допросе следователь может предложить Вам взять его в руки, осмотреть и сказать, не видели ли Вы его раньше, причем осмотреть надо тщательно. “Это очень важно для Вашей дальнейшей судьбы” (следователь делает вид, что искренне заинтересован в поиске истины и осмотр ножа - первый шаг к доказательству Вашей непричастности). Если Вы взяли нож в руки – все, на следующий день задним числом будет оформлена экспертиза (с экспертом в случае необходимости договорятся, не сомневайтесь (!), и Вы будете надежно “пришпилены” отпечатками пальцев на ноже.
Предположим, что Вы не лох и нож в руки не взяли. Думаете, это что-то меняет? Отнюдь. Следователь приглашает в кабинет двух своих приятелей милиционеров поздоровее, и они насильно сжимают Вашу руку на рукоятке ножа. Подобное можно проделать с пистолетом и любой другой вещью интересах следствия”.
Единственный выход из подобной ситуации - настаивать на том, что Ваши отпечатки пальцев оказались на вещи не “до”, а “после” события преступления. Необходимо заставить следствие доказать (!), что предоставление материалов на экспертизу происходило без нарушения Закона. Мы знаем, что, согласно исконно-отечественным традициям, отношения к порученному делу, любое, даже самое примитивное, действие обычно совершается наперекосяк и обязательно “через задний проход”. Ну а в ситуации с “левоватым” уголовным делом “ушки” следствия будут торчать и подавно.
Как это доказать? На помощь может прийти собственная система бюрократии в Правоохранительных Органах. Существует несколько этапов проверки: журнал регистрации, куда заносится время поступления образцов на экспертизу; журнал регистрации самой лаборатории, где отмечается, кто и когда с образцом работал и какие экспертные операции произведены; книга регистрации сотрудников - кто в какое время находился в учреждении и пр. Так вот, все эти записи должны полностью совпадать! А найти мелкие несоответствия и неточности в оформлении документов – Ваша задача. Любое двоякое трактование (кто-то поручил кому-то провести экспертизу вместо себя, отлучился на полчаса, забыл подписать бумажку), и все – экспертное заключение сразу же становится недействительным. А это значит, что имела место попытка фальсификации доказательств, то есть ст. 303 УК РФ.
Статья 303 УК РФ: Фальсификация доказательств
Фальсификация доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, или его представителем
наказывается штрафом в размере от пятисот до восьмисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти до восьми месяцев, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев.

2. Фальсификация доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником –
наказывается лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.
3. Фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия, –
наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.
Либо можно воспользоваться ст. 307 УК РФ.
Статья 307 УК РФ: Заведомо ложные показания, заключение эксперта или неправильный перевод
1. Заведомо ложные показания свидетеля, потерпевшего либо заключение эксперта, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования,
наказываются штрафом в размере от ста двухсот минимальных размеров оплаты труда и размере заработной платы или иного дохода ос денного за период от одного до двух месяцев, обязательными работами на срок от ста вое” десяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом срок до трех месяцев.

2. Те же деяния, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления,
наказываются лишением свободы на срок до пяти лет.

Примечание. Свидетель, потерпевший, эксперт или переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора суда или решения суда заявили о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе.
Даже подозрение в подобных действиях навсегда лишает следствие возможности обратиться к данным экспертизы.
Естественно, что все вышеизложенное должно быть сразу и незамедлительно описано в Ваших заявлениях (если возможно, еще до назначения экспертизы) и направлено по всем (!) инстанциям, вплоть до самых высших, с требованием срочной проверки действий следствия.
К слову, если ситуация развивается таким образом, то при вмешательстве надзирающей инстанции эксперты не будут покрывать недобросовестных работников следственного аппарата – свои погоны ближе к телу.
Обратимся к другим примерам.
Отпечатки пальцев в квартире. А кто может доказать (!), что пленочки с Вашими “пальчиками” сняты именно там, где совершено преступление? Понятые на пленочках не расписываются и в папиллярных узорах ничего не понимают. В других возможных образцах - тоже. Может, при осмотре Вашей квартиры эти пленочки и изымали. Так что если следствие, помимо отпечатков Ваших пальцев, ничем не располагает - это не доказательство деяния или нахождения Вас где-либо, а лишь подтверждение того, что отпечатки пальцев или иные образцы, имеющиеся в распоряжении следствия, совпадают (!) с Вашими. Не более того. Сам этот факт ничего доказать не может, обязательно должно быть что-то еще.
Расписки или иные документы с Вашей подписью опять же сами по себе ничего не обозначают. Они могли быть написаны в милиции под угрозой насилия, лист с Вашей подписью мог быть выкраден из Вашего стола, и на нем напечатан какой-то текст (да, есть у Вас такая привычка - на листах расписываться, с детства подпись свою тренируете. И что? Вы согласны, привычка дурацкая, но не сажать же за нее в тюрьму! А договор этот впервые видите!).
Следственные Органы уверяют, что ксерокопии документов могут быть подвергнуты экспертизе и результат ее представлен в качестве доказательства. Это не совсем так. Ксерокопия (или фотокопия) не может дать ответ на один важный вопрос – степень давления ручки или печати на бумагу при изготовлении оригинала документа. А отсутствие этого параметра позволяет лишь “предположить” схожесть с оригиналом. Так что на заявления об экспертизе ксерокопий отвечайте исключительно заявлением о попытке фальсификации доказательств.
Как следует из сказанного выше, экспертиза – только косвенная возможность укрепить версию следствия, а не истина в последней инстанции. Любая бюрократическая недоработка делает результат экспертизы неправомочным.
В статье 79 УПК РФ стоит подробно рассмотреть только пункты 2 и 3, которые действительно могут быть полезны гражданам, – проведение психиатрической экспертизы участникам процесса. Разница между этими двумя пунктами заключается только в том, что подозреваемый и обвиняемый могут быть принудительно направлены на стационарное обследование, а свидетель и потерпевший - нет.
Амбулаторная и стационарная судебно-психиатрическая (или судебно-психологическая) экспертизы по сути своей не отличаются, просто стационарная растянута на 2-3 недели, а при амбулаторной испытуемый проходит всех врачей за два или один день.
В состав комиссии входят невропатолог, психиатр, психолог и психоаналитик. Следствие или суд должны поставить перед ними ряд конкретных вопросов помимо оценки социальной адекватности Вашего поведения и состояния.
Будем исходить из того, что Вы - более-менее нормальный человек и у Вас нет цели притвориться “дураком”. При серьезном подозрении в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления имитация Вам не поможет – будут приглашены серьезные специалисты, и Вас “расколют” достаточно быстро. Рассказы о том, что кто-то красиво надул известных врачей-психиатров, - легенды, в реальной жизни такого не бывает. Да и содержание в спецпсихиатрии – не сахар, направиться в подобное учреждение можно только при альтернативе смертной казни без амнистии (да и то – с целью побега).
Следствие назначает психиатрическую экспертизу в трех случаях:
1) когда Ваше поведение странно (отсутствует мотив и мотивация действий);
2) когда есть подозрение или данные о том, что Вы алкоголик, наркоман или имели серьезные травмы головы (сотрясения мозга);
3) когда Вы “достали” следователя настолько, что он решает Вас попугать, используя естественное неприятие врачей-психиатров. Не судите следователя строго – он тоже человек и тоже должен как-то от Вас защищаться.
Подозреваемый и обвиняемый просто знакомятся с постановлением о производстве экспертизы и его подписывают; свидетель и потерпевший должны дать согласие на ее производство. Но не торопитесь отказываться – следствие может это использовать, начав активно “сомневаться” в Вашей адекватности и игнорировать Ваши ходатайства.
Определим, как себя вести с каждым из членов судебно-психиатрической комиссии. Для мужчин – деловой костюм, быть чисто выбритым и постриженным, для женщин - костюм спокойных тонов, и минимум косметики. Сильным парфюмом пользоваться не рекомендуется. В одежде избегайте ярких и мрачных тонов, лучше что-нибудь посветлее. Из украшений – только обручальное кольцо (если есть). Не забывайте, что врачи являются бюджетниками, и увешанное золотом существо будет бессознательно вызывать у них раздражение. Радиотелефоны и пейджеры оставьте дома и не крутите на пальце ключи от “мерседеса”.
Знайте, что помимо вопросов следователя экспертная комиссия обязана (!) дать ответ на любые Ваши вопросы, которые Вы впишите в постановление о производстве экспертизы, а также на те, которые Вы зададите устно. Потребуйте, чтобы Вам отвечали подробно.

Наиболее полезными темами беседы с врачами представляются следующие:
– дать оценку социальной адаптированности индивида (Вас);

– дать оценку Вашего уровня логического восприятия (особенно не помешает, если следователь верещит о том, что “не понимает” Ваших заявлений);
– дать оценку коэффициенту Вашего интеллектуального развития (к сожалению, аналогичную информацию, касающуюся следователя, Вам не дадут).
Вопросы должны быть абсолютно конкретны, и их необходимость состоит в следующем: очень часто заключение экспертизы состоит из общих фраз и является по сути отпиской, что дает следствию шанс помучить Вас повторными экспертизами.
* * *
Невропатолог:
К нему Вы попадаете первому. Задача невропатолога состоит в том, чтобы выявить у Вас наличие нервного тика, неадекватных реакций, раздражительности и пр. Обычно невропатолог заполняет Вашу карточку и вписывает туда анкетные данные.
В общении со всеми врачами главное – спокойствие. Знайте, что ими очень часто используется метод провоцирующих вопросов и действий, особенно тогда, когда есть “заказ” от следствия. Все разговоры о независимости экспертизы имеют чисто теоретический характер, но не стоит забывать о чисто человеческих взаимоотношениях и прибавках к достаточно скромным зарплатам врачей.
К разряду провоцирующих вопросов можно отнести следующие: “Что это Вы так напряжены?”, “Почему Вы такой раздраженный?” и пр., внешне невинные. В ответ следует удивиться и спокойно, с улыбкой сказать: “Да что Вы, доктор. Вам это только кажется!” Ваше невозмутимое поведение и взгляд прямо в глаза избавят Вас от лишних вопросов и от затягивания времени беседы. Не реагируйте на замечания типа: “А вот следователь нам сказал, что Вы говорили...” Все, что следователь сказал, но не зафиксировал в протоколе,– это его личные домыслы. Вы ничего подобного не говорили и считаете обсуждение подобных измышлений бессмысленным занятием. Если “следователю кажется”, то порекомендуйте в этом случае проверить логическое мышление самого служителя Фемиды, ибо Вы не врач и не можете профессионально оценить его “перманентно-сумеречное” состояние.
Вы вполне вправе поинтересоваться у комиссии, когда следователь сам в последний раз проходил медицинскую комиссию (в Правоохранительных Органах психиатрическое освидетельствование положено не реже, чем раз в три года). Этот вопрос является абсолютно правомочным и законным, но не обычным с точки зрения медицинских комиссий. Не стесняйтесь и объясните, что перед Законом все равны и стабильность психического здоровья следователя есть залог соблюдения Ваших прав, поэтому Вы и спрашиваете.
В УК РФ существует ст. 140, которая звучит так:
Статья 140 УК РФ: Отказ в предоставлении гражданину информации
Неправомерный отказ должностного лица в предоставлении собранных в установленном порядке документов и материалов, непосредственно затрагивающих права и свободы гражданина, либо предоставление гражданину неполной или заведомо ложной информации, если эти деяния причинили вред правам и законным интересам граждан,
наказываются штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иное” дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет.
Если поведение или действия следователя вызывают у Вас обоснованные сомнения в его адекватном восприятии окружающего мира. Вы имеете полное право получить информацию о его психическом здоровье. Психиатрия и психология - вещи тонкие, болезнь может развиться у любого и в любой момент, поэтому нормальные показатели у следователя год назад ни о чем не говорят.
В случае грубого отказа со стороны членов комиссии сразу подавайте в прокуратуру заявление (узнав предварительно фамилии отказавших Вам лиц) о нарушении ими принципа равноправия граждан (ст. 136 УК РФ) и действиях по ограничению Вашего права на информацию (ст. 140 УК РФ). Подтверждение компетентными лицами психического здоровья следователя есть абсолютно открытая информация, и она никак не затрагивает его человеческое достоинство. Если уж он направил Вас для проверки у психиатра, то почему Вы не вправе удостовериться в его собственной психической полноценности?
Конечно же, в глобальном смысле это ничего не дает, но здорово испортит ему настроение. А если Вам еще и ответ из прокуратуры придет, где будет сказано, что Ваш следователь “психически здоров”, то Вы зело повеселитесь, размахивая перед друзьями этим двусмысленным листком.
Психиатр:
Предельно допустимый срок работы психиатра – шесть лет. Если после этого врач не делает перерыва, то он все больше и больше становится похожим на своих пациентов. Это не означает, что он начинает пускать слюни или бессвязно выкрикивать разрозненные слова, просто в любом собеседнике он будет видеть патологию или, если точнее, бессознательно ее искать (и соответственно находить).
Вам придется иметь дело с врачами, стаж которых в работе по психиатрии 15-20 лет. “Веселенькая” перспектива, не правда ли? Но не отчаивайтесь – соблюдая ряд несложных правил. Вы вполне спокойно пройдете и это испытание.
1. Не обращайте внимания на странности поведения своего визави. Он (она) могут раскачиваться, теребить уши и нос, постукивать пальцами по столу и т. п. Это результат многолетней работы в дурдоме.
2. Психиатры предпочитают смотреть прямо в глаза. По их мнению, такой способ сразу выявляет устойчивость пациента. Не отводите взгляд, а лучше смотрите психиатру в переносицу или на мочку уха – тем самым Вы не дадите ему возможности использовать примитивные гипнотические способности или вывести Вас из себя излишне пристальным разглядыванием. При такой постановке взгляда невозможно уловить его направление, а Вы прекрасно будете видеть общую картину. Психиатр не может Вам приказать смотреть ему в глаза, а в случае его вопроса: “Куда это Вы смотрите?” – ответьте: “На Вас, доктор”.
3. Психиатры любят поинтересоваться подробностями Вашего детства и юности. Отвечайте открыто, прямо, объясните, что Вы были “самым обычным ребенком”. Если Вы в три года умели читать, а в пять – начали изучать иностранный язык, лучше об этом не упоминать. Любые отклонения от общепринятых правил будут рассмотрены предвзято.
Отвечайте, что в школе учились ровно, оценки -4, 5, иногда получали тройки и двойки. В институте или в училище – то же самое.
4. О взаимоотношениях в семье: любите своих родителей (конечно, так не стоит отвечать, если Вас обвиняют в том, что Вы “пристукнули предков”), отношения нормальные, стараетесь помогать материально.
5. О своих увлечениях и работе - отвечайте нейтрально. Если работы нет – то ищите по своему профилю или образованию. Что касается хобби: к коллекционированию марок или открыток относятся спокойно, но вот если Вы собираете материалы об НЛО, лучше об этом не упоминать. Хотя это увлечение ничем не хуже других, психиатр обязательно “сделает „охотничью стойку"” и укрепится в своих подозрениях, что Вы слегка не в себе.
6. Если Вы пишете книги, статьи, музыку или изучаете область, науки не по своей специальности (к примеру. Вы педагог по химии, а увлекаетесь изучением испанской поэзии пятнадцатого века), то оставьте это для обсуждения с друзьями. Перед психиатром Вы должны предстать абсолютно средним, ничем не выдающимся человеком, тогда Вы не вызовете к себе его профессионального интереса и попыток “посмотреть, что это за интересные отклонения”.
Психолог:
Психологи даже в своей среде экспертов судебной медицины часто имеют репутацию “несерьезных” врачей. Но это далеко не так, и не стоит обольщаться, что “уж психолога-то я пройду без труда”.
У психолога тоже существуют свои “задвиги”, и Вы изначально не можете знать, на какую именно Вашу фразу он (она) среагирует и какой вывод будет сделан в дальнейшем.
Поэтому, как уже говорилось выше, - спокойствие и отсутствие в Вашем рассказе о Вашей жизни необычных деталей. Все предельно стандартно.
Основной задачей психолога является проверка Вашего интеллекта и адекватности восприятия окружающей действительности (то есть социальная адаптация). Часто именно на основе уровня социальной адаптированности делается вывод о возможности или невозможности совершения Вами преступного деяния. Напрямую, конечно, заключение экспертной комиссии не будет содержать такого вывода, но следователю об этом сообщат.
Главным критерием Вашей оценки у психолога являются тесты. Ничего сверхоригинального в них нет, за исключением того, что трактуются они несколько странно в сравнении с последними достижениями психологического тестирования. Вероятно, это связано со спецификой обслуживаемого контингента и отсутствием достаточного финансирования на разработку нормальных методик. Большинство из этих тестов можно обнаружить в учебниках первого-второго курсов факультетов психологии.
Разберем три из них, которые являются основными для системы судебно-психологического тестирования. Расчет в объяснении делается на человека с нормальным уровнем интеллекта, в противном случае Вам вручат кубики с буквами и действо будет смахивать на игры в детском саду.
1. Тест на цвета.
Психолог выкладывает перед Вами карточки разных цветов и предлагает Вам расположить их “в порядке убывания предпочтительности” для Вас. Обычное количество карточек – не более десяти, стандартный набор – восемь: черный, серый, синий, зеленый, желтый, оранжевый, красный, коричневый.
Обратите внимание на то, как психолог не объясняет, на основе чего именно Вы должны обозначить предпочтение тому или иному цвету. На самом деле цветовые тесты имеют самые разные цели, это зависит от постановки вопроса и ориентированности Вашего выбора, иначе расположение цветов можно трактовать, как угодно. У судебных психологов на подобные “сложности” нет времени.
Поэтому разберемся, что (по их мнению) обозначают цвета:

черный – мрачность, склонность к депрессиям;
серый – бесплодная активность, неуверенность;
синий – спокойствие, иногда (если темно-синий) – мрачное спокойствие;
зеленый – уверенность в себе, в жизни;
желтый – оптимизм, смешливость;
оранжевый – юмор, самокритика;
красный - раздражительность, склонность к активным действиям;
коричневый – нейтральное отношение к жизни, иногда – отстраненность.

Из этого следует, что лучше всего поставить цветовые карточки следующим образом: желтый, зеленый, оранжевый, коричневый, далее - как угодно, основное значение имеют первые три. Черную карточку лучше поставить последней. Тогда у психолога не будет повода грустно покачивать головой, приговаривая: “Ну вот. Вы же видите, у Вас склонность к депрессиям!”
Если провести аналогию и экстраполировать отношение нашей судебной психологии на окружающую жизнь, то получается, что наш Президент, члены правительства и парламента, использующие преимущественно черные (редко темно-синие) автомобили, - компания каких-то оовсем уж мрачных типов, еще и склонных к коллективной депрессии. Что-то по их лицамгэтого не скажешь!

2. Тест на зрительную память.
Вам дается листок с пятнадцатью-двадцатью словами или выражениями (“солнце”, “веселый праздник”, “вечер”, “печаль” и т. д.). Вы должны нарисовать на другом листе бумаги картинки, которые помогут Вам через некоторое время (полчаса) восстановить слова или выражения.
Желательно рисовать в карикатурном стиле, подробно. Тест не имеет задачи проверить, как Вы рисуете, Вам важно только по своим картинкам вспомнить, что было написано. Слова и выражения идут под номерами, как и Ваши рисунки..
Нормальным результатом считается восстановление около 80 процентов от первоначального списка. Если отнесетесь внимательно, то по своим картинкам несложно назвать все 100 процентов слов. На основе этого теста психолог делает вывод о достоверности (в смысле памяти) Ваших объяснений или показаний.
3. Тест на аналоговое мышление.
Вам выдается пачка карточек, на которых написаны фразы. Они могут быть какими угодно - от пословиц до слов: “Нож сделан из железа”.
Обычно перед этим тестом психолог раскладывает перед Вами 7-10 карточек с разными поговорками или определениями и предлагает Вам разложить данные Вам карточки рядом по смыслу, аналогии или как Вам нравится. Имеющиеся у Вас карточки из общего количества выложенных могут соотноситься не с одной, а с двумя выложенными психологом и т. д. К одной карточке на столе Вы можете подобрать не одно, а несколько пояснений или аналогий.

Запомните сразу два правила:
1. Не все карточки, что Вы держите в руке, должны быть использованы.
2. Не ко всем карточкам на столе можно найти пару.

Обычно люди стараются разложить все карточки, а психолог не объясняет, что это делать не обязательно. Вам лучше обратить внимание на соответствие карточек, а не на их количество. В конце концов, мышление у каждого человека неповторимо и нет универсального принципа проведения аналогий.
Если в подобном тесте Вам что-то непонятно (сам принцип действия), попросите психолога разъяснить и привести пример. Это никак не отразится на его отношении к Вам, ибо все понимают, что обычный человек не имеет понятия о технологии тестирования.
Дополнительно Вам может быть предложено продолжить пословицы и поговорки. Психолог называет первую часть. Вы - вторую (или наоборот).
Ваши юморные наклонности (если они есть) лучше на время оставить, ибо продолжения типа:
“Чем дальше в лес, тем толще партизаны”, “Баба с возу – кобыла в курсе дела”, “Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет куда подальше”,– не вызовут у психолога прилива энтузиазма и будут расценены как издевательство.
Психоаналитик:
Иногда совмещается с должностью председателя комиссии, который выносит окончательное решение.
Психоаналитик, равно как и невропатолог, может проверить Вас на агрессию, задавая провокационные вопросы, перебивая Вас, повышая голос или высказывая пренебрежение к Вашим словам. может происходить так естественно, что у Вас явится желание заехать ему (ей) по физиономии. Не срывайтесь и не спорьте – разговаривайте, как с больным.
Отдельный феномен представляет из себя председатель комиссии. Все дело в том, что нахождение человека в должности, от которой зависит судьба другого человека, производит в его сознании определенные изменения. У небольшой части людей это приводит к чувству ответственности, у большинства - к ощущению вседозволенности и собственной непогрешимости. Наорать на испытуемого, вписать в заключение свои домыслы – это в порядке вещей. Поставленные Вами вопросы могут быть отметены, как “несущественные”, что создает прецедент для повторной экспертизы, если Вы не будете удовлетворены первой.
Запомните: никакой результат никакой экспертизы не есть истина в последней инстанции, имеете право его оспорить и потребовать другого состава врачей или проведения независимой экспертизы в ином учреждении. Экспертная комиссия, сотрудничающая с МВД, не единственная в крупных городах, существуют медицинские институты, имеющие врачей необходимого профиля. Полезно напомнить об этом излишне ретивому следователю или самонадеянному председателю экспертной комиссии.

СТАТЬЯ 80 УПК РФ: ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА
Эксперт дает заключение от своего имени на основании произведенных исследований в соответствии с его специальными знаниями и несет за данное ключение личную ответственность.
При назначении для производства экспертизы нескольких экспертов они до дачи заключения совещаются между собой. Если эксперты одной специальности придут к общему заключению, последнее подписывается всеми экспертами. В случае разногласия между экспертами каждый эксперт дает свое заключение отдельно.
Заключение эксперта не является обязательным для лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда, однако несогласие с заключением должно быть мотивировано.

Так же, как для лиц, ведущих расследование, заключение не является обязательным (!) и для участников процесса – любой из них может его оспорить. Ссылки следователя на то, что “вот, экспертиза установила”, для Вас не могут быть определяющими. Вы имеете полное право не согласиться с результатом, указать на допущенные, по Вашему мнению, ошибки и поспорить даже с мотивировкой назначения экспертизы.
Следственные органы обычно не утруждают себя объяснением причин, по которым ими назначается та или иная экспертиза (речь не идет об отпечатках пальцев, о них мы подробно поговорили выше). В постановление вписывается фраза: “Со слов обвиняемого (свидетеля) известно, что...” и т. д. Имея “право” на назначение экспертизы и “независимость” своего процессуального статуса, следователь часто забывает о необходимости логической мотивации своих действий.
Заключение эксперта – это мотивированный ответ на поставленные вопросы в письменном виде. Сей документ включает в себя вводную, исследовательскую части и изложение выводов. Это обязательная процессуальная форма.

Но если столь строги правила к экспертному заключению, то эта же строгость должна быть перенесена Вами и на следователя, и на его мотивировку.

Пример: гражданин К. в молодости занимался боксом. Никаких травм за время занятий не получал. Гражданин К. ответил на вопрос следователя Б-аева о занятиях спортом утвердительно, и тот записал это в протокол. Через некоторое время, когда гражданин К. настолько “достал” следователя Б-аева и районную прокуратуру, что те стали с ужасом выходить на работу, выписывается постановление о назначении экспертизы по психиатрии в связи с появлением у “за…ного” гражданином К. следователя Б-аева “подозрений” в том, что у гражданина К. были сотрясения мозга и он не может адекватно оценивать свои действия. Отметим, что в медицинской карточке гражданина К. никаких сведений о перенесенных травмах не имеется.
Единственным аргументом, который следователь Б-аев при этом приводит, является следующий: “Раз занимался боксом, значит, сотрясения мозга должны быть (!) обязательно, по-другому не бывает”. Видимо, следователь Б-аев исходит из собственного опыта тренировок, где его использовали в качестве “груши”. Но почему-то на экспертизу направляют гражданина К.!
В данном случае (и можно привести массу аналогичных примеров) мотивировка следователя не выдерживает никакой критики – это не мотивировка, а чистой воды вымысел и попытка использовать заключение экспертов (или возможность “нужного” заключения) в качестве средства давления на гражданина К.
Если Вы попали в подобную ситуацию или чувствуете, что скоро в ней окажетесь, было бы желательно, не откладывая, обратиться с заявлением в прокуратуру:

Прокурору города Г-ска г. Остроглазову П. П. от гражданина Клея Кассиуса Мохаммедовича

ЗАЯВЛЕНИЕ

Я являюсь свидетелем (обвиняемым, потерпевшим) по уголовному делу № 000123, и у меня возникли разногласия со следователем Дуроделовым В. В. в части назначения им экспертизы по уголовному делу.
Следователь Дуроделов В. В. отказывается выносить мотивированное постановление о назначении экспертизы, ссылаясь на свою полную независимость от чего бы то ни было, в том числе и от Закона. Единственным обоснованием решимости следователя вынести указанное постановление являются, по его собственным словам, “его мнение и его личные сомнения”. Мне непонятно, почему процессуальные действия производятся следователем Дуроделовым В. В. на основании домыслов и используются в качестве давления на меня.
Следователь Дуроделов В. В. сообщил мне, что у него “есть контакты” в экспертной комиссии и он получит “нужный результат”. Следователь Дуроделов В. В. неоднократно угрожал мне и моим близким (должно быть подтверждение от близких - Прим. Автора), что если мы будем ему “мешать”, то он договорится о таком заключении экспертизы, что нам “мало не покажется”.
Прошу Вас в соответствии с вышеизложенным провести прокурорскую проверку действий следователя Дуроделова В. В. и получить у него объяснения мотивации его постановлений.
Считаю, что подобное поведение следователя Дуроделова В. В. является грубейшим нарушением Конституционных и Законодательных норм.
(Число, подпись).

Как Вы понимаете, в реальном заявлении должны быть указаны конкретные факты в соответствии с существом дела. Такое заявление лучше подать до назначения экспертизы, бумажка с заключением в деле пользы не приносит (если, конечно, экспертиза не будет Вам выгодна. Но не надейтесь на стопроцентно выгодный результат! Неизвестно, что там эксперты “накопают”).
Вернемся к самому заключению экспертов и его форме. Письменное заключение – единственная возможная форма для выводов экспертизы. Если следователь при Вас обсуждает что-либо с экспертом и тот высказывает свои суждения, это означает только одно – следователь пригласил своего знакомого, чтобы Вас слегка “попугать”. Устные заявления эксперта и его многозначительные слова не стоят ломаного гроша.
Эксперт вправе лишь в присутствии следователя задать Вам вопросы, да и то только по конкретным вещам, входящим в его компетенцию, то есть по предмету, который он исследует. Вы, в свою очередь, имеете законное право поставить перед экспертом или экспертной комиссией ряд любых вопросов в сфере их профессиональных знаний, подробное освещение этих вопросов есть прямая обязанность экспертизы. В Законе ничего не сказано о Вашем участии в проведении экспертизы (3а исключением психиатрической), так что действуйте по принципу: “Что не запрещено, то разрешено” Это в первую очередь касается оценочной экспертизы стоимости вещей, антиквариата и т. д. Естественно, в научно-технический отдел МВД для участия в проведении баллистической экспертизы Вас не пустят, но этого и не нужно.
Ваше присутствие при проведении экспертизы по оценке стоимости может быть чрезвычайно полезным. Разберем пример:
Вас обвиняют в том, что Вы мошенническим путем “опустили” гражданина К-лева на 50 тысяч долларов и на эти деньги приобрели некий антиквариат. Антиквариат у Вас изъяли и теперь вопят: “Сейчас его эксперты оценят и все будет в ажуре!”. Что имеют в виду служители Фемиды – неясно (возможно, против Вас выступает группа тайных процессуальных трансвестатов и гражданин К-лев пообещал им купить дорогие ажурные чулки, которые те будут надевать под форменные брюки. Но это не суть). Мы не рассматриваем нюансы Вашей защиты (брал деньги или не брал), сосредоточимся на экспертизе.
Во-первых, антиквариат в отличие от автомобиля или квартиры не имеет жесткой временной привязки и мог появиться у Вас задолго до знакомства с гражданином К-левым. Мнение следователя о том, что Вы его купили именно на деньги гражданина К-лева, – досужие домыслы районного “Эркюля Пуаро”. Вы утверждаете, что приобрели антиквариат пять лет назад, а лучше - что его купил после Великой Отечественной войны Ваш покойный дедушка и вручил Вам перед смертью на “черный день”. И точка. Дедушка уж точно будет молчать, сколько ни пытайся его эксгумировать, - не поможет! Указанный антикварный предмет вполне могут описать Ваши близкие или родственники.
Во-вторых, если не работает “во-первых” (следствие установило, что этот антиквариат появился у Вас недавно, уже после “финансовых взаимоотношений” со слов (!) гражданина К-ева), Вы просто обязаны для своего же блага значительно изменить стоимость самого предмета. “Мягкие действия” здесь не подойдут, спор плюс-минус две-три тысячи – это мелочь. Если речь идет о пятидесяти, то стоимость антиквариата должна возрасти (!) минимум в два раза. Действуйте нестандартно. Ваши оппоненты ждут, что Вы пойдете в сторону уменьшения стоимости, а Вы сделайте наоборот.
Итак, Вы заявили, что предмет стоит не 50 тысяч долларов (как утверждает гражданин К-лев, купленный на “его деньги”), а 120 тысяч. И куплен он Вами на деньги, которые Вы получили за реализацию коллекции дорогих марок, доставшихся от того же ныне покойного дедушки (иди докажи, что этой коллекции “не было”). Этим Вы разбиваете утверждение гражданина К-лева о том, что Вы потратили “его деньги”, и следствие начинает путаться в определениях.
Но для построения подобной линии защиты Вам необходимо получить экспертную оценку. Причем в отличие от следователя Вам достаточно иметь в экспертном заключении фразу: “Эксперт не исключает возможности, что представленный на экспертизу предмет может стоить более 100 тыс. усл. единиц (долларов США)”.
Все зависит от критериев оценки и используемых каталогов и прайс-листов. Один и тот же предмет различается по стоимости между аукционами “Кристи” и “Сотби”, что уж говорить о России. Например, настольные часы “Фаберже” в фирменной белой коробке в России стоят от 50 до 100 тысяч долларов, за рубежом – от 80 до 300 тысяч долларов. Разброс цен может быть любой, а коллекционерам не возбраняется покупать по той стоимости, о которой они договариваются в каждом конкретном случае. Исходя из этого Ваше присутствие на подобной экспертизе просто необходимо, и Вы должны поставить перед экспертом следующие вопросы:
1. Из чего исходит эксперт, оценивая стоимость предмета?
2. Какие конкретно каталоги использует экспертиза? (Включая год, издание, язык, точность перевода, соотношение курса представленной валюты с рублем на день оценки и пр.)
3. Какое количество аналогичных предметов эксперт оценивал ранее? (Если один-два раза, то это не эксперт, а дилетант.)
4. Какое количество каталогов (российских и международных) было использовано для выявления реальной стоимости предмета? (Разговоры о том, что посмотрели два каталога и вывели среднее арифметическое, не подходят. Коллекционирование – не математика.)
5. Были ли опрошены коллекционеры подобных предметов? (Коллекционеры – не идиоты и на дурацкие вопросы “где купил?” и “почем?” не отвечают, особенно в свете постороннего уголовного дела. Максимум, чего смогут добиться эксперт со следователем, если они вообще встретятся хотя бы с одним коллекционером, это ответа: “Все зависит от каждого конкретного случая”.)
Вот пусть экспертиза все эти Ваши вопросы и освещает.
Пример с антиквариатом приведен, как наиболее наглядный. Та же ситуация происходит и с оценкой аудио-видеоаппаратуры и иных ценностей. Вообще, честно говоря, в условиях рыночной экономики все зависит лично от Вас – что и почем Вы покупаете и сколько, по Вашему мнению, стоит Ваша вещь,– здесь экспертиза отнюдь не является последней инстанцией. Существует также категория “субъективная ценность предмета для обладателя”.
В ситуации, когда Вы потерпевший, работают те же Законы. Не позволяйте оценивать Ваш ущерб так, как “хочется” следователю,- в конце концов ущерб нанесен именно Вам и Вам решать, сколько что стоит. Все зависит от того, как этот ущерб сказался на Вашей жизни и материальном благополучии. Согласно Конституции РФ, право частной собственности охраняется государством, и любая попытка помешать Вам самостоятельно решить вопрос об оценке Вашей частной собственности есть нарушение Конституции и требует немедленного заявления в соответствующие инстанции.
Интересные ситуации возникают и в заключениях судебно-психиатрических экспертиз. Существуют два варианта их составления: “рубящие с плеча” и “суетливо-осторожные”.
Однозначные заключения, в которых все расписано жестко и уверенно, возможны либо тогда, когда Вы – явный псих и откусили ухо невропатологу через 30 секунд после начала беседы, либо когда комиссия и Вы совпали в жизненной позиции и просто мило пообщались.
“Суетливо-осторожные” заключения возникают в случае, если испытуемый по уровню интеллекта превосходит членов комиссии и им это обидно или когда жизненная позиция испытуемого прямо расходится с мнением председателя (вариантов масса:
коммунист - демократ, атеист – фундаменталист и пр.). В таких случаях обычно эксперты сообщают, что они “не могут разобраться амбулаторно” и желают видеть пациента на стационаре. Если Вы подозреваемый или обвиняемый, то следователь, мстительно хихикая, отправит Вас туда абсолютно точно. Но не переживайте – на стационарном обследовании (обычно 21 день) никто ничего Вам колоть не будет, просто Вы побеседуете с врачами несколько дольше и, вероятно, придете к какому-нибудь консенсусу. Ежели Вы - свидетель или потерпевший, то “грозный законник” может единственно предложить Вам дать согласие на стационар (куда Вы его с этим предложением пошлете, всем понятно). Вам следует демонстративно его пожалеть и сообщить, что Вы настаиваете на повторной независимой экспертизе. Это сделать крайне необходимо, ибо Ваш оппонент в форме, ищущий любые пути, чтобы не работать, начнет размахивать этим заключением перед начальством и кричать, что Вы, “видимо, псих” и на Ваши заявления реагировать не стоит.
Отказать Вам (вне зависимости от процессуального статуса) в назначении независимой экспертизы следователь не имеет права. Свое ходатайство нелишне подкрепить заявлением в вышестоящие инстанции, объяснив в них, что экспертная комиссия не ответила на Ваши вопросы, составила заключение без учета Ваших слов и внесла в заключение понятия, которые даже не обсуждались.

Пример: Автор лично знает случай, когда врачи на судебно-психиатрической экспертизе со слов (!) испытуемого гражданина записали в заключение вместо “аналоговых вычислений” (гражданин занимался физикой) “аномальные исследования” и вместо “ходил в секцию самбо” “выступал на соревнованиях по боксу” (!). Гражданин, увидев заключение, чуть натурально не сошел с ума.
Так что при прохождении судебно-психиатрической экспертизы обратите внимание на то, чтобы Ваши слова записывались буквально, а не так, как “показалось” членам комиссии.
Важным моментом при прохождении экспертизы является, присутствовал ли на ней следователь. Будет лучше, если да, особенно при психиатрической экспертизе. Там Вы сможете вдоволь его погнобить, приводя беднягу в пример в качестве яркого представителя рода человеческого, “отягощенного комплексом собственной значимости и непогрешимости”. Нервный срыв следователя может пойти на пользу делу, ибо врачи сразу переключатся на него и начнут с вопроса: “А какой сегодня год, милейший?” Вы, в свою очередь, сможете во всеуслышание посетовать, мол, “вот кто ведет следствие по моему делу, о какой объективности может идти речь?”

СТАТЬЯ 81 УПК РФ: ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ И ПОВТОРНАЯ ЭКСПЕРТИЗА
В случае недостаточной ясности или полноты заключения может быть назначена дополнительная экспертиза, поручаемая тому же или другому эксперту.
В случае необоснованности заключения эксперта или сомнений в его правильности может быть назначена повторная экспертиза, поручаемая другому эксперту или другим экспертам.

Обратите внимание на то, что в статье указано, кому именно должны быть “достаточно ясны” результаты предыдущей экспертизы, чтобы не назначать следующую. Конечно же, следователь будет Вам доказывать, что ему и никому другому решать, нужно проводить повторную экспертизу или нет. Не обращайте внимания - это переоценка своих прав и возможностей. Как буквально следует из текста самой статьи, не определено лицо, которое решает вопрос о “ясности и полноте” исследования, поэтому любой участник процесса может выступить инициатором проведения дополнительной экспертизы.
Равно и сомнения могут возникнуть, у кого угодно. Закон не устанавливает приоритетов между лицами, так или иначе затронутыми процессом следствия,– мнение свидетеля ничем не хуже и столь же важно для установления истины, как мнение потерпевшего или обвиняемого.
Дополнительные и повторные экспертизы служители Фемиды проводить очень не любят, и Вам придется попотеть, чтобы заставить их это сделать. Такое нежелание связано с тем, что результаты первой экспертизы, проводимой на гребне щенячьего восторга по поводу скорого окончания процесса следствия, вполне могут не совпасть с результатами повторной. И хотя в Законе сказано, что результат экспертизы сам по себе не имеет правоустанавливающего значения и служит лишь для более полного представления картины произошедшего, но в жизни разночтения в выводах экспертов воспринимаются прокуратурой и судом однозначно – следователь не доработал и “не оправдал высокого доверия”.
В случае необходимости для Вас повторной экспертизы Вам желательно в своем заявлении сослаться на обе части ст. 81 УПК РФ, чтобы от Вашего ходатайства не отмахнулись.

ПРИМЕР 1.

Прокурору П-ского района г. Свято-Петровска г. Терпинесчастьеву А. В. от гр. Тарапунько Д. М., прож.: г. Свято-Петровск, ул. Прокурорская, д. 1, кв. 1.

ЗАЯВЛЕНИЕ

Я, Тарапунько Д. М., являюсь обвиняемым по уголовному делу № 000123 по ст. 232 УК РФ. Меня обвиняют в содержании притона для потребления наркотических средств. При обыске у меня в квартире сотрудники милиции изъяли несколько ампул и шприцев, находившихся на антресолях в старом чемодане. Одновременно с этим в моей квартире была задержана гр. Поляковская С. В., находившаяся, как мне потом стало известно, в состоянии наркотического опьянения. На основании этих данных и произведенной экспертизы ампул и шприцев мне предъявлено обвинение в содержании притона.
Во-первых, о пристрастиях гр. Поляковской С. В. до этого случая мне было неизвестно, равно как и о том, где она берет наркотические вещества.
Во-вторых, обнаруженные у меня дома ампулы и шприцы, видимо, принадлежали моей бабушке, умершей пять лет назад. Я не притрагивался к вещам на антресолях уже много лет и не имею представления, что там может еще находиться. Моя бабушка в конце жизни сильно болела, и ей делали какие-то уколы, видимо болеутоляющие.
В-третьих, несмотря на поставленные мной вопросы, эксперты неполно и однобоко провели исследование и не определили ни возраста вещества в ампулах, ни сохранности его свойств, ни того, насколько давно не пользовались шприцами. Экспертиза просто установила принадлежность жидкости в ампулах к ряду медицинских препаратов, содержащих наркотические вещества, о чем свидетельствовали надписи на ампулах. Были ли вскрыты ампулы для исследования, неизвестно, в заключении об этом ничего не сказано. Вопрос со шприцами вообще не поднимался. Следователь Баклушин-Бей П. П., ведущий мое дело, не обращает на это внимания.
Я считаю, что подобное отношение к проведению экспертизы является нарушением Закона и моего права на защиту.
Убедительно прошу Вас назначить дополнительную независимую экспертизу, которая должна внести ясность в поставленные вопросы и полно отразить ответы в заключение.
(Число, подпись).
Очень полезно, если внизу заключения будет существовать приписка следующего содержания:
“Все вышеизложенное подтверждаем полностью”.
Тарапунько М. М.
Тарапунько Д. Д.
Подписывают заявление родственники или близкие знакомые.

В вышеуказанном (или аналогичном) случае повторную экспертизу проведут обязательно, ибо даже сам прокурор вынужден будет согласиться, что ситуация несколько странная. А такие “странные” ситуации в жизни встречаются сплошь и рядом.
Кстати, Вы имеете полное право оспорить и повторную экспертизу. Не успокаивайтесь до тех пор, пока действительно не получите конкретные ответы на свои конкретные вопросы.
Вы имеете право в любой момент получить на руки ксерокопию экспертного заключения и перепроверить его у специалистов соответствующего профиля. Это важно в тех случаях, когда исследова-ния проводятся на аппаратуре или с использованием каких-либо научных методик. Вы, как обычный гражданин, не знаете, можно ли использовать, к примеру, “масс-спектрограф с сердечником из америция” для проведения исследования в рентгеновских лучах или нет. Может быть, эксперт это “от балды” вписал в заключение! Или указал какую-нибудь аппаратуру “НТО-3067/001-КУ” - Вам откуда знать, что это? Вот пусть независимые специалисты и скажут, действительно ли эксперты что-то исследовали на надлежащей (!) аппаратуре или Вам просто “пудрят” мозги мудреными названиями.
Имея на руках копию с описанием экспертизы, Вы значительно увеличиваете шансы на проведение дополнительной или повторной экспертизы. Помимо просто наличия в природе указанных в заключении научных приборов или методов существуют еще два аспекта, исходя из которых Вы можете достаточно сильно “врезать по сопатке” следователю и экспертам.
1. А не устарела ли использовавшаяся аппаратура, и столь ли точны данные в свете современных научных технологий?
Вопрос совсем не праздный. Соответствие полученных экспертных данных с реальностью должно быть не менее 95%, при меньшем результате сомнение в полученных данных уже нельзя списать на погрешность аппаратуры. А по заключению независимых специалистов, разрешающая способность современной аппаратуры на порядок выше, чем находящаяся в распоряжении экспертов! Так вот пусть изволят найти возможности проведения исследований не доисторическими методами, а современными. (Которые, кстати, тоже не могут гарантировать 100%-ный результат – это невозможно, в принципе, в нашем мире Абсолюта не существует). Это надо хорошо запомнить и, при необходимости, оспаривать любое заключение. Если же в заключении будет “вероятность 100%”, - еще лучше! Значит, точно вранье. Полностью совпадать могут только отпечатки пальцев, но и то, по современным научным данным, на Земле существуют двойники по папиллярным линиям, так что и отпечатки пальцев как таковые ничего не доказывают.
2. Существуют ли альтернативные методики исследования, и как соотносятся результаты разных методик?
Тоже хороший вопрос. Методы исследования одного и того же предмета могут различаться столь
сильно, что и результат на выходе получается совершенно разным.
Но! Использование разных альтернативных методик – ключ к успеху следствия. Если же следователь отказывается от проведения экспертизы по предлагаемым Вами вариантам, то это значит (и это надо обязательно отразить в своем заявлении), что он “боится, что результат независимого исследования не совпадет с заранее (!) запрограммированным (!) результатом”.
Для изучения любого предмета или явления в современной научной практике есть как минимум (!) два метода. Исследование только одним способом есть грубейшее нарушение научной этики и Ваших прав на защиту и получение объективной информации.
Очень часто сомнения и необходимость дополнительной экспертизы возникают в судебной психиатрии и психологии. Мозг человека и его реакции – такая штука, что никто и никогда не может быть в чем-то уверен. К примеру, представляется (с сугубо научной точки зрения) порочной практика направления маньяков-убийц в сумасшедший дом, ибо они в моменты совершения своих действий полностью за них отвечают (адекватность реакций - 95-98%), а в остальные периоды жизни имеют “странности поведения”. Но судят-то их за действия, а не за то, как они вели себя в промежутках между ними! Создан парадокс, который приводит к тому, что после “излечения” любой маньяк готов к продолжению своих деяний и лечение на него никак не влияет.
Впрочем, вышеприведенное замечание не имеет отношения к тому, с чем сталкивается обычно гражданин, когда в изумлении лицезреет так называемое “заключение” судебно-психиатрической экспертизы, в котором сказано, что “консилиум не смог прийти к определенному выводу и для окончательного установления диагноза рекомендует провести обследование в стационаре”. Словечком “диагноз” ученые мужи из экспертной комиссии как бы дают понять, что с Вами что-то не так, и предоставляют следователю возможность позлорадствовать. Но не огорчайтесь! Такие, с позволения сказать, “заключения” пишутся либо от нежелания нормально побеседовать с человеком, либо по злобе и наущению следователя. По крайней мере, хороший психиатр может определить, адаптирован человек социально или нет. А остальные аспекты поведения - это уже особенности характера, определение которых не входит в компетенцию судебно-психиатрической экспертизы. Она должна дать ответ на вопрос - не представляет ли испытуемый опасности для общества и способен ли он правильно оценивать свои поступки. Все остальное (хобби, отдых, сексуальная ориентация) врачей не касается, это - тайна Вашей частной жизни. И если Вы отказываетесь отвечать на вопросы о личных пристрастиях (естественно, не нарушающих Закон), то негативная реакция на это членов комиссии – показатель их непрофессионализма и слишком больших амбиций. Такое отношение неудивительно – постоянное чувство, что в стационарных лечебницах они для больных “цари и боги”, несколько видоизменяет их мщение об окружающих и придает уверенность в собственной непогрешимости”. Любое несогласие с их точкой зрения воспринимается в штыки, а двусмысленные фразы в заключении – своеобразная месть “строптивцу”.
Чтобы не иметь каких-либо осложнений в будущем, таких “Гиппократов” обязательно стоит поставить на место. Помимо вопросов к членам комиссии (их мы подробно разбирали выше) в случае Вашего несогласия с заключением необходимо направить в прокуратуру города (не ниже!) и председателю судебно-медицинской экспертизы заключение следующего содержания:

ПРИМЕР 2.

Прокурору
города Медицинска г. Ибн-Сине О.О. от гр. Занудина И. И., прож.: г. Медициною, пр. Шизофреников, д. 2, кв. 6

ЗАЯВЛЕНИЕ

01.01.2000 г. я, Занудин И. И., проходил амбулаторно судебно-психиатрическую экспертизу согласно постановлению следователя 20-го отд. милиции Николоида А. А, от 31.12.99 г.
В состав комиссии входили (эти данные Вам обязаны дать.– Прим. Автора): профессор Недострелянный П. П., доцент Треснутая Л. Л., эксперты Олигофренов А. А. и Даунидзе 3. К.
В заключении экспертизы, которое мне продемонстрировал следователь Николоид А. А., сказано, что члены комиссии не смогли прийти к единому мнению относительно моего психического состояния и рекомендуют положить меня на стационарное обследование.
Я считаю, что такое заключение появилось на свет благодаря ненадлежащему исполнению членами комиссии своих служебных обязанностей. За все время проведения экспертизы врачей более интересовали мои взаимоотношения со следователем, чем проверка моего психологического и психического состояния. На поставленные мной в начале экспертизы вопросы никаких ответов в заключении нет, что является грубейшим нарушениям требований УПК РФ и моих гражданских прав.
Доцент Треснутая Л. Л. произвольно записала мои слова о полученном мной образовании, и вместо “незаконченного высшего, филологический факультет” получилось “был исключен из Философского института”.
Эксперт Олигофренов А. А. вместо “занимался в секции плавания с детского возраста” указал, что я “плохо плаваю и в раннем возрасте имел сексуальный опыт”.
Председатель комиссии профессор Недострелянный П. П. все время обвинял меня во “вранье следствию” и обещал, что он мне “устроит веселую жизнь” (цитирую). Все члены комиссии под разными предлогами уговаривали меня отказаться от написания заявлений о нарушении моих прав, предлагая взамен “нормальное отношение следователя”.
В связи с вышеизложенным прошу Вас назначить независимую экспертизу и поставить вопрос об аттестации и соответствии занимаемым должностям указанных врачей.
Я настаиваю на проведении повторной экспертизы и прокурорской проверке результатов заключения первой комиссии.
(Число, подпись).

Подобное заявление (а казусов на любой психиатрической экспертизе хватает. Ваши слова запишут так, что Вы их и не узнаете) быстро сбивает спесь и со следователя, и с “пилюлькиных”. Дубляж заявлений в вышестоящие инстанции, и особенно в медицинские, достаточно эффективен – речь идет о профессиональной пригодности, а в своем ведомстве никому скандал не нужен.
Дополнительная или повторная экспертиза проводится только после допроса эксперта (экспертов) по результатам уже проведенной. Вы вполне можете подать следователю ходатайство, в котором перечислите десяток-другой вопросов, на которые эксперт обязан ответить. Отсутствие ответов на Ваши вопросы есть прямое нарушение Конституции и Ваших Гражданских прав.

СТАТЬЯ 82 УПК РФ: ОБЯЗАННОСТИ И ПРАВА ЭКСПЕРТА
Эксперт обязан явиться по вызову лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда и дать объективное заключение по поставленным перед ним вопросам. Если поставленный вопрос выходит за пределы специальных знаний эксперта или представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения, эксперт в письменной форме сообщает органу, назначившему экспертизу, о невозможности дать заключение.
Эксперт вправе:
1) знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы;
2) заявлять ходатайство о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения;
3) с разрешения лица, производящего дознание, следователя, прокурора или суда присутствовать при производстве допросов и других следственных и судебных действий и задавать допрашиваемым вопросы, относящиеся к предмету экспертизы.
В случае отказа или уклонения эксперта от выполнения своих обязанностей без уважительных причин, или дачи им заведомо ложного заключения, или неявки без уважительных причин по вызову лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда применяются меры, предусмотренные статьей 73 настоящего Кодекса.

Эксперт самостоятельно не может производить допрос гражданина, даже если эксперт – сотрудник МВД. Только опосредованно, через следователя и только по тем вопросам, которые входят в сферу его компетенции и не могут привести к созданию мнения о виновности или невиновности человека.
Если следователь назначает экспертизу, не имеющую прямого отношения к специальным знаниям и исследованиям в системе МВД, то целесообразно сразу подать ходатайство о проведении ее независимым учреждением. Мотивировка проста – чтобы потом не проводить повторную и не оспаривать результаты первой.
Любой из участников процесса по собственному желанию может ходатайствовать о присутствии эксперта при совершении следственных действий, в которых требуются специальные знания.
Эксперт не может самостоятельно собирать материалы, имеющие отношение к предмету экспертизы, они могут быть представлены только Органом дознания.
В случае, если Вам стало ясно, что эксперт действует в “полном согласии” со следователем и рассматривает материалы под тем углом, который “нужен” следствию, стоит подать заявление о привлечении его к уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ (в части “Заключение эксперта”).
Не нужно слепо доверять следователю, который ссылается на результаты и независимой экспертизы, – подтасовкой доказательств занимаются все участники процесса с обеих сторон (теоретически), но особенно это часто встречается именно в среде служителей Фемиды.


Последняя станция метро. Милиционер обходит вагоны и в одном из них натыкается на спящего мужчину в очках, на коленях у которого книга Ландау “Теория поля”. Страж порядка читает название, хмыкает и толкает уснувшего пассажира:

– Вставай, агроном, конечная!

СТАТЬЯ 83 УПК РФ: ВЕЩЕСТВЕННЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА
Вещественными доказательствами являются предметы, которые служили орудиями преступления, или сохранили на себе следы преступления, или были объектами преступных действий, а также деньги и иные ценности, нажитые преступным путем, и все другие предметы, которые могут служить средствами к обнаружению преступления, установлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных либо к опровержению обвинения или смягчению ответственности.
(в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 08.08.83 - Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1983, № 32, ст. 1153)

Вещественным доказательством становится любой предмет, на который “положит глаз” следователь или сотрудник милиции. Логика здесь отсутствует. Хотя и не полностью - можете быть уверены, что ценные вещи, деньги, спиртные напитки обязательно войдут в список вещественных доказательств.
Метод “промысловой добычи” вещдоков в Органах Правопорядка прост и элегантен - изъятие в результате обыска. Вопрос о признании предмета вещественным доказательством решается следователем одним росчерком пера на постановлении об аресте на имущество. Гражданину доказать, что изъятые и приобщенные к делу вещи не являются вещдоками, практически нереально.
Поэтому, если Вы не хотите ждать окончания следствия в полупустой квартире (или чтобы Ваши родственники это делали), при малейшей опасности со стороны Органов Правопорядка или возникновении у Вас подозрений в возможности обыска, немедленно переправьте большинства ценностей в надежное место, оставив себе самое необходимое. Лучше всего это сделать заранее и - не к своим родственникам. Не забывайте, что следователь на основании своего “внутреннего убеждения” может выписать санкцию на обыск и выемку практически у любого лица, за исключением судей и депутатов.
Если же Вас застали врасплох, то единственным шансом хоть немного побороться за свои права является требование обоснования изъятия каждого (!) предмета, который бравые следователь с оперативниками будут вносить в протокол выемки.
Для этого подробно рассмотрим все пункты настоящей статьи:
1. Предметы, которые служили орудием преступления, – нож, фомка, авторучка, автомат, “липовый” паспорт и пр.
Даже если Вы что-либо совершили, но держите компромат дома – Вы потенциальный покойник. После обыска Ваши возможности “потрепыхаться” будут серьезно ограничены.
Другое дело, если Вы впервые в жизни видите предмет, который ловкие “следопыты” извлекли из какого-то укромного местечка и размахивают им перед лицом у понятых. Вам тотчас же необходимо заявить, что Вы требуете (!) провести экспертизу на отпечатки пальцев по этому предмету и внести это требование в протокол. Обыск производится голыми руками, соответственно и отпечатки пальцев будут кого-нибудь из оперов, не Ваши. Держите руки за спиной (!), чтобы не попасться на элементарный трюк– Вам протягивают вещь, чтобы Вы посмотрели (!), не Ваша ли она. Потребуйте не просто внесения подозрительной вещи в протокол обыска, а помещения ее в полиэтиленовый пакет для дальнейшей экспертизы и проследите, чтобы понятые расписались на бумажке, которой такие пакеты положено запечатывать. О том, как вести себя, если Вас попытаются принудить оставить свои отпечатки пальцев на предмете, мы уже говорили.
Не надейтесь, что Вы сможете, храня нечто дома, уничтожить со 100%-ной гарантией все отпечатки пальцев или иные микрочастицы на том предмете, который может быть истолкован превратно. Помимо обычных экспертиз предмет может быть протестирован на соответствие потожировых выделений и иных характеристик, о которых Вы и не подозреваете. Поэтому не искушайте судьбу и не держите у себя предметы, имеющие двоякое толкование.
К таким предметам относятся: оружие и боеприпасы, холодное оружие (обладающее специфическими характеристиками), чужие документы, лекарственные препараты неизвестного Вам происхождения и пр. Это примечание вовсе не бессмысленно, как может показаться на первый взгляд, - очень многие люди не отдают себе отчета, что вообще имеется у них дома и как это выглядит. В углу ящика Вашего письменного стола может заваляться патрон от “мелкашки” или парочка капсюлей, которыми Вы баловались в детстве; Вы могли найти чей-то документ и забыть его в кармане старого плаща; в кладовке в старом рюкзаке вполне реально обнаружить номерной охотничий нож, оставшийся от давно умершего дедушки-охотника, а на антресолях и того “круче” - древнюю двустволку, о наличии которой Вы и не подозревали, и многое, многое другое. Все это, обнаруженное в процессе обыска, вызовет крики ликования у сотрудников Органов Правопорядка и будет внесено в протокол изъятия. Доказать, что это не Ваше, довольно затруднительно и, главное, отнимает очень много времени и дает возможность следователю Вас “запереть”.
Фактически любой гражданин для собственной безопасности и защиты от произвола должен регулярно проводить ревизию своего имущества и объяснять своим близким (в особенности детям), что найденные на улице предметы или вещи, соответствующие вышеуказанным характеристикам, не могут ни приноситься домой с улицы, ни лежать среди игрушек. Обнаруженный у Вашего несовершеннолетнего ребенка патрон не вызовет у оперативников понимающую улыбку, скорее всего, Вы услышите вопли: “Смотрите, граждане, какая сволочь! Он еще и ребенка в свои грязные делишки втягивает! В камеру его за хранение боеприпасов!” Такой урок, конечно, запомнится на всю жизнь, но не слишком ли высока цена? Может быть, стоит изначально головой подумать?
2. Предметы, которые сохранили на себе следы преступлений.
Формулировка, как это и положено в нашем Законодательстве, до предела туманная. Указанные предметы могут быть любыми – от невинной пятирублевой монеты до кубка для вина, изготовленного Вами из черепа собственноручно убитого соседа. Что имеют в виду законодатели под этим определением, они и сами толком не знают.
Но туманность формулировок - палка о двух концах. Вы с той же степенью уверенности можете это использовать и трактовать так, как Вам нравится. В основе Ваших действий должно лежать одно требование доказательств (с соблюдением всех процессуальных норм!) того, что на неких предметах в принципе есть какие-либо следы и эти следы имеют отношение непосредственно к преступлению, причем не абстрактному, а конкретному, с номером возбужденного уголовного дела. Малейшая натяжка у следствия делает такие доказательства невозможными, и все остальное начнет рушиться.
Не ожидая удобного момента, сразу (!) направляйте в прокуратуру заявление с требованием соблюдения порядка следствия и выполнения следователем своих служебных обязанностей. Подчеркните, что оценка изъятых у Вас предметов проводится не по принципу нормального доказательства и обнаружения следов, а на основании субъективных заявлений следователя: “кажется”, “есть мнение”, “должно быть” и пр.
3. Предметы, бывшие объектом преступных действий.
Имеются в виду материальные ценности. Но опять же надо доказать, что эти предметы имеют какое-либо отношение к конкретному делу. Если Вы дали кому-то по голове, сняли куртку и повесили ее на вешалку у себя дома, то Вы – недоразвитый питекантроп (простите за грубость) и работать на лесозаготовках - это лучшее, чем Вы можете заняться в жизни.
Другое дело, если в процессе обыска у Вас обнаружатся предметы, купленные с рук или полученные иными способами, которые в свое время были похищены, сняты с трупа и т. д. Доказать, что Вы не имеете к этому отношения, крайне сложно, особенно если событие произошло не вчера, а год назад.
Поэтому возьмите за правило не покупать ничего у незнакомых людей (ни на улице, ни по газетным объявлениям) и не позволять возвращать Вам долги вещами – Вы не можете быть уверены, что Ваш должник от отчаяния не треснул кого-нибудь ломиком по башке, чтобы расплатиться с Вами. В таком случае “соучастие” Вам гарантировано. Лучше подождать с возвращением долга и получить его только деньгами.
4. Деньги и иные ценности, нажитые преступным путем.
Понятие “преступный путь” для каждого имеет разное значение – кто-то считает, что брать взятки – преступление, а кто-то только этим и живет. Для сотрудников Органов, заглянувших к Вам “на огонек” и ненавязчиво предъявивших постановление на обыск, абсолютно все (!) деньги и ценности будут иметь однозначное толкование (ибо, по гнусненькому убеждению Стражей Порядка, к “нормальному, честному человеку с обыском не приходят”).
Так что Вам необходимо иметь документальное подтверждение происхождения вещей в Вашем доме (деньги не в счет, их надо в банке держать). Рецепт прост - сохранение кассовых чеков и прикрепление их к сертификатам на вещи (паспорта на аппаратуру, одежду и пр.). На любом чеке есть число, поэтому если вещь приобретена до момента совершения преступления (тут речь может идти только об имущественных деяниях), то следствие слегка “обломится” с доказательствами и вынуждено будет вернуть Вам хотя бы часть.
О происхождении вещей необходимо начать говорить уже в процессе обыска. Как только сотрудники, шарящие в Вашей квартире, начнут тыкать пальцем в телевизор, видеомагнитофон или шубу, мечтательно закатывая глазки под узкий лобик, Вы тотчас же, при понятых, демонстрируете документы на приобретение и внятно и громко указываете дату покупки. Затем спрашиваете: “Это как же так получается? Вы меня подозреваете в хищении денег неделю назад, а хотите вынести вещи, купленные год назад? У меня что, машина времени есть?” Заставьте внести в протокол обыска дату покупки каждой (!) изъятой вещи. Нервозность служителей Фемиды вызовет неприятие и подозрение в нечистоплотности их действий у понятых, что тоже немаловажно.
Обязательно (!) внесите в какую-либо записную книжку все данные на Ваши ценности (с подробным описанием: номер, цвет, размер, серийные данные, дата и место покупки - все, что Вы можете найти), чтобы иметь возможность обоснованно, с мельчайшими подробностями, аргументировать свои заявления.
Сразу (!) после обыска и выемки Вы (или Ваши родственники, если Вас “заперли”) подаете в прокуратуру заявление (и дублируете его по всем (!) инстанциям) о “произволе” сотрудников милиции, заключенном в том, что, “несмотря на полное отсутствие каких-либо доказательств незаконного приобретения имущества (список с подробным описанием и датами покупок), сотрудники такого-то отделения изъяли вещи и утверждают, что они нажиты преступным путем”. В 99% случаев так оно и есть – Стражи Порядка носятся по Вашей квартире с воплями о том, что “все уже доказано” и “все это украдено”.
5. Другие предметы, могущие служить средствами к обнаружению преступления, установлению фактических доказательств и пр.
Как Вы понимаете, под это описание может подойти все, что угодно. Бутылка неплохого коньяка, изъятая у Вас и “принятая внутрь” следователем, тоже приводит к рождению очередной версии, отягощенной алкогольными парами.
Наличие такого пункта в статье о вещественных доказательствах дает возможность сотрудникам Органов, проводящим обыск, делать то, что в разговорном языке называется “беспределом”. Не существует объективных доказательств, определяющих отношение этих предметов к преступлению, ибо в статье использовано слово “могущие”, что позволяет хватать все, что под руку подвернется, и утверждать, что это “может” служить средством к обнаружению некоего преступления.
Но не все так безрадостно, как кажется на первый взгляд. Мало изъять вещи, необходимо еще приобщить (!) их к материалам дела именно в качестве вещественных доказательств, а не группы разнородных и бесполезных предметов.
Вот тут-то на все эти предметы и начинают распространяться правила доказывания. Рассмотрим самый простой пример – с денежными знаками.
Согласно Закону, следствие должно представить неопровержимые доказательства того, что обнаруженная у Вас сумма денег нажита преступным путем, причем эти доказательства должны опровергать любую (!) выдвинутую Вами версию.
Но это – по Закону. На самом деле при существующей в нашей стране “презумпции виновности” Вы сами, для собственного же блага, должны представить доказательства по своим доходам.
В этой ситуации нет ничего мистического или двусмысленного. Основную роль играет не желание следователя специально “не соблюсти Закон” и не злой умысел государства, а элементарная зависть. Сидящие на окладе следователь и оперативник, которым редко удается “левачком” получить немного наличных, страдают от того, что кто-то (в данном случае Вы) зарабатывает больше, чем они. Эта обида трансформируется в самое примитивное, что свойственно высшим приматам, - в желание отомстить. Способ мести избирается в соответствии с возможностями: следователь арестовывает имущество; ребята в масках при проверке казино или ресторана пинают всех посетителей; патрульный наряд изголяется над человеком, остановленным для проверки документов; дежурные в отделении бьют и отнимают вещи у задержанных; сотрудник ГАИ полчаса с наслаждением “проверяет документы” у владельца новенького “мерседеса” и пр.
В общем, в их действиях недвусмысленно проявляется то самое вышеупомянутое чувство (коммунисты называют его “классовой ненавистью”). У сотрудников Правоохранительных Органов это чувство распространяется практически на все население страны. Дело в том, что люди милицию, в общем, недолюбливают, а Стражи Закона отвечают тем же. Население постепенно звереет, МВД “закручивает гайки”, и в результате страна делится на два противоборствующих лагеря. Конечно, такое деление достаточно условно и редко проявляется в открытой форме, но конкретный гражданин и конкретный следователь обязательно находятся по разные стороны баррикады.
Избежать проявлений “мести” со стороны служителей Фемиды практически невозможно, если Вы живете в достатке. Увидев в Вашем доме условное “изобилие”, первой мыслью у следователя будет: “Точно ворует, честные люди так не живут!”, а первым желанием – вывезти все это и “потом разобраться” (!). Так оно обычно и происходит.
Вернемся к денежным знакам. Доказательством легальности происхождения некоей крупной суммы (в разумных пределах - не 10 миллионов долларов “налом”) могут служить документы о выплате ее Вам за какую-нибудь работу, документы о продаже Вами некоей ценной вещи или свидетельские показания лиц, которые дали Вам эти деньги в долг на приобретение чего-либо (дома, машины и пр.).
Никакие (!) иные доказательства здесь не работают.
Существует правило - сумму до 10 тысяч долларов и ее происхождение объяснять не требуется. Это те деньги, которые может фактически иметь кто угодно и которыми (несмотря на все вопли следователя) никакая налоговая полиция или отдел по борьбе с экономическими преступлениями заниматься не будет. Следователя с заявкой о проверке подобной суммы пошлют очень далеко.
Поэтому если у Вас обнаружилась сумма, превышающая 10 тысяч долларов США, и нет документов, подтверждающих легальность их происхождения (в нашей стране этого порой не имеют кристально честные люди), то единственный выход – приход к следователю лица, которое дало Вам эти деньги в долг, и его требование немедленно возвратить ему (лицу) указанную сумму. Желательно, чтобы это был не Ваш родственник и у него на руках была Ваша расписка (!) о том, что Вы эти деньги взяли у него в долг. Опасаться тут нечего – следователю никто не позволит охватывать своими действиями полгорода и устраивать обыски у десятков людей.
Сразу Вы своих денег, конечно, не увидите. Но это “плюс” для дальнейшей защиты Ваших прав. Вы говорите следователю следующее: “Мало того, что Вы обвиняете меня в том, чего я не совершал, так еще и будущую жизнь мне портите - человек (люди) мне денег в долг дал, а Вы все делаете так, чтобы я выглядел непорядочно в его (их) глазах!” И – подробное заявление по инстанциям. Очень неплохо было бы, чтобы и Ваши кредиторы одновременно с Вами подали заявления о противозаконных действиях следствия.
Речь может идти не обязательно о деньгах, ведь одолжить можно и золото, и аппаратуру, и иные дорогостоящие предметы.

ОБРАЗЕЦ:

Прокурору города Глупова г. Фуксу П. П. от гр. Банкирчика Кредита Дебетовича, прож.: г. Глупов, ул. Трех Золотых, д. 5, кв. с 1-й по 20-ю.

ЗАЯВЛЕНИЕ

01.01.99 г. (три месяца назад) я, Банкирчик К. Д., дал в долг гражданину Бесценных А. А. девять тысяч долларов США, так как указанный гражданин собирался улучшить свои жилищные условия и обменять свою квартиру на большую с доплатой.
Гражданина Бесценных А. А. я знаю давно и хорошо, считаю его честным человеком. Он неоднократно занимал у меня деньги и всегда вовремя отдавал. По причине давнего знакомства я не взял с него никакой расписки (На тот случай, если расписку никак не написать и не передать. - Прим. Автора).
Неделю назад я случайно узнал, что гражданина Бесценных А. А, обвинили в совершении какого-то (Именно “какого-то”, Вы и знать не знаете суть дела.- Прим. Автора) преступления и в его квартире произведен обыск, в результате которого изъяты ценности и деньги, включая те, которые я дал гражданину Бесценных А. А. в долг.
От его жены, Бесценных Ю. Н., я узнал, что уголовное дело ведет следователь Кабыздох Х. У. из 20-го отделения милиции.
Я обратился к следователю Кабыздоху X. У. с требованием вернуть мои деньги, на что получил ответ, что если я еще раз что-либо подобное скажу, то следователь и меня в камеру посадит (При разговоре с Вами следователь что-нибудь аналогичное обязательно ляпнет. Слова следователя трактуются в зависимости от обстановки.- Прим. Автора.)
Также следователь Кабыздох X. У. объявил мне, что вину гражданина Бесценных А. А. он “уже доказал” и “ничего я обратно не получу, следствие не интересует, чьи это деньги, что изъято, то не возвращается!” При этом следователь Кабыздох X. У. угрожал мне, что если я “не успокоюсь”, он и на меня “возбудит дело” (Цитирование слов следователя полезно и для существующего уголовного дела: то, что такое говорится постоянно - ни для кого не секрет - прим. Автора).
Я возмущен подобным отношением к гражданину, который не имеет никакого отношения к “преступному миру”, о чем почему-то постоянно говорит следователь Кабыздох Х. У., и настаиваю на соблюдении норм Законодательства.
Исходя из вышеуказанного прошу Вас принять меры прокурорского реагирования в отношении следователя Кабыздоха X. У. и рассмотреть вопрос о соответствии его занимаемой должности.
Прошу Вас обязать следствие принять меры к возвращению мне моих девяти тысяч долларов США.
Убедительно прошу Вас провести проверку действий следователя Кабыздоха X. У., который существенно нарушает мои права и законные интересы, а по результатам проверки поставить вопрос о возбуждении против него уголовного дела по ст. 285 или ст. 286 УК РФ.
Действия, направленные на нарушение моих Конституционных прав, следователь Кабыздох Х. У. уже совершил, и поэтому прошу Вас рассматривать настоящее заявление как сообщение о преступлении согласно ст. 3 УК РФ.
(Число, подпись).

Формально к подобному заявлению невозможно придраться, и следователю в любом случае как следует “надерут задницу”. Заявления от граждан, не являющихся участниками процесса по уголовному делу, но имеющих отношение к этому делу, - это небольшой скандальчик. В идеале Ваш кредитор не должен ничего знать о существе дела, и привлечь его нельзя даже как свидетеля. Статьи 285 и 286 УК РФ - это статьи Уголовного Кодекса РФ о злоупотреблении должностными полномочиями и превышении этих полномочий.
Конечно, никто супротив следователя возбуждать уголовное дело не будет. Вам просто ответят, что ему “поставили на вид”. Но это и не цель. Основная задача – путем использования понятия “вещдок” выбить у следствия доказательства “преступно нажитых ценностей” и соответственно посеять сильные сомнения в самом факте преступления.
* * *
В разряд вещественных доказательств, что конкретно не определено в тексте статьи, входят также и результаты оперативно-розыскных мероприятий: фиксация аудио- и видеоматериалов, скрытое наблюдение и пр.
Существует “Закон об оперативно-розыскной деятельности”, который регламентирует правила проведения таких мероприятий.
Гражданину, участвующему в деле, следует помнить, что любые подобные материалы должны быть подкреплены письменными санкциями, разрешающими проводить какие-либо действия, и все материалы без исключения должны быть Вам известны. Неожиданно “всплывающие” по ходу следствия факты есть прямое нарушение Вашего права на защиту. Объяснение этому простое - человеческая память не идеальна и требовать от гражданина, чтобы он помнил все подробности разговоров или иных действий, называется предвзятым отношением. К тому же те или иные подробности в разные периоды времени воспринимаются человеком по-разному - то, что казалось угрожающим год назад, сейчас может вызвать улыбку, и наоборот.

СТАТЬЯ 84 УПК РФ: ХРАНЕНИЕ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
Вещественные доказательства должны быть подробно описаны в протоколах осмотра, по возможности сфотографированы и приобщены к делу особым постановлением лица, производящего дознание, следователя, прокурора или определением суда. Вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле.
Если те или иные предметы в силу их громоздкости или иных причин не могут храниться при уголовном деле, они должны быть сфотографированы, по возможности опечатаны и храниться в месте, указанном лицом, производящим дознание, следователем, прокурором, судом, о чем в деле должна иметься соответствующая справка.
При передаче дела от органов дознания следователю или от одного органа дознания либо следователя другому, а равно при направлении дела прокурору и в суд либо при передаче Дела из одного суда в другой вещественные доказательства препровождаются вместе с делом, за исключением сличая, предусмотренного частью второй настоящей статьи.

“Подробное описание” в протоколе осмотра или выемки понятие относительное. На практике по дробности заключаются в указании серийного номера аппаратуры, цвета, одежды, размера шубы и т. д. Фотографирование производится обычно на месте происшествия, то есть там, где гражданин не имеет возможности видеть или проверить, как обстояло дело в реальности. Автор не пытается усомниться в правилах проведения осмотра места преступления, но стоит заметить, что в случае ошибочного задержания постороннего человека у того не может быть ни мыслей, ни предположений о том, что произошло, что могло быть найдено, зачем и т. п. Опять же гражданин не имеет возможности повлиять на признание или непризнание чего-либо вещественным доказательством.
Стоит еще раз отметить, что “вещественное доказательство” – это не просто нечто, обнаруженное где-либо и включенное в материалы дела по “внутреннему убеждению” следователя (как это происходит сплошь и рядом), а предмет, имеющий доказанное следствием непосредственное (!) отношение к событию совершенного (!) преступления, по факту которого возбуждено уголовное дело. Стремление наших “правоведов” приобщить к материалам дела все, что ни попадя, говорит только о низком уровне профессионализма и желании подменить качество доказательств их количеством.
Исходя из этого подозреваемый или обвиняемый гражданин должен изначально поинтересоваться у следователя, на каких именно основаниях тот или иной предмет включается в список вещественных доказательств. Уверяю Вас: более чем в половине случаев Ваш оппонент будет мямлить и злиться, так как объяснить разумно, какое отношение имеет, к примеру. Ваш музыкальный центр к обвинению в нанесении телесных повреждений, он не сможет. Необходимо с самого начала следствия отделить “мух от котлет” и бомбардировать вышестоящие инстанции заявлениями с требованием разобраться в правомерности действий следователя.

ОБРАЗЕЦ:

Прокурору П-ского района г. Санта-Петровска г. Лукогореву А. В. от гражданина Новосельцева X. X.

ЗАЯВЛЕНИЕ

01.01.98 г. против меня было возбуждено уголовное дело № 000123 по обвинению в самоуправстве (ст. 330 УК РФ) в отношении гражданина Дегенератова И. И.
Следователь 19-го отд. милиции г. Султанов М. И. приобщил в качестве вещественных доказательств по делу ряд предметов, а именно:
1. Мой персональный компьютер “Ноутбук-266 ММХ”, изъятый у меня в результате обыска 03.01.98 г., стоимостью 7 тыс. долларов США.
2. Шубу из черно-бурой лисицы стоимостью 2 тыс. долларов США и принадлежащую моей жене.
3. Ящик коньяка “Хенесси”, изъятый при проведении все того же обыска 03.01.98 г.
Согласно Закону, в понятие “вещественные доказательства” должны включаться предметы, имеющие непосредственное отношение к деянию.
Я уже неоднократно заявлял, что не совершал никаких действий в отношении гражданина Дегенератова И. И. Вместо того чтобы разбираться в происходивших событиях, следователь Султанов М. И. провел у меня на квартире обыск и изъял понравившиеся ему вещи. Мой протест уже занесен в протокол обыска.
Я не понимаю, на каком основании вышеуказанные предметы включены в список вещественных доказательств. Следователь либо отказывается мне это объяснить, либо заявляет, что это сделано “для будущей компенсации ущерба гражданину Дегенератову И. И.”.
Прошу Вас, исходя из вышеизложенного, провести проверку законности действий следователя Султанова М. И. и решить вопрос о возвращении мне и моей семье личной собственности.
(Число, подпись).
Примечание: по вещам, принадлежащим родственникам или знакомым, они сами должны подать отдельные заявления. Хорошо бы, чтобы этих вещей было побольше, - “видеомагнитофон друг дал посмотреть”, “шуба - мамина” и т. д.
* * *

В постановлении о приобщении предмета к делу в качестве вещественного доказательства указывается:
- кем, где, когда и в каком порядке предмет был изъят или представлен (со ссылкой на соответствующий протокол);
- основные признаки предмета;
- обстоятельства, к которым он относится (обстоятельства должны быть доказаны в соответствии с нормами, равно как и доказано отношение предмета к обстоятельствам).

Несоблюдение любого пункта есть нарушение Закона и подобные вешдоки не рассматриваются и считаются добытыми противозаконно. Но это в теории – в реальной жизни Вам посоветуют “не отвлекаться на мелочи и лучше думать о своей судьбе”.
Поэтому при обнаружении Вами хоть какого-нибудь несоответствия немедленно подавайте заявление с требованием провести проверку по факту халатности следователя (ст. 293 УК РФ) или фальсификации доказательств (ст. 303 УК РФ). Следствие об этом предупреждать не нужно, пусть это будет маленьким сюрпризом.
Помните, что любое заявление, касающееся процессуальных нарушений по делу (несвоевременность действий, ненадлежащее оформление документов), должно обязательно (!) содержать просьбу о квалификации по уголовному кодексу, дабы немного поставить Ваших оппонентов в форме на место.
В УК РФ существует ст. 312 о незаконных действиях в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту.
Однако эта статья не полностью охватывает тот круг действий, которые могут происходить с Вашими вещами в процессе следствия.
Изъятые у Вас вещи должны храниться в специально отведенном для этого помещении, но, придя на допрос в кабинет следователя. Вы с очень большой степенью вероятности увидите его просматривающим запись последней пьянки с “коллегами”, снятой Вашей видеокамерой, проигрываемой на Вашем видеомагнитофоне, подключенном к Вашему же телевизору. Или Вы обнаружите двух-трех оперативников, наслаждающихся льющимися из колонок Вашего музыкального центра звуками последней песни группы “Иванушки-интернешнл” (вряд ли Стражи Порядка услаждают свой слух произведениями Вагнера или Моцарта). Но не спешите патетически заламывать руки и кричать: “Да как Вы смели!” От Вашей аппаратуры не убудет, а Вы получаете шанс слегка “прищемить хвост” ретивому “следачку”. Вы-то лучше его знаете, есть ли в аппаратуре дефекты, царапины и пр.! Вот и используйте этот момент.
Увидев такую картину, Вы и Ваши родственники (при невозможности Вашей оперативной реакции) направляете в прокуратуру заявление, да не простое, а с требованием провести экспертизу Ваших вещей на предмет обнаружения повреждений, возникших по вине следователя! Мотивировка заявления проста - вещь изымалась новая, а тут - “Прихожу и вижу, что сотрудник такой-то на мой видеомагнитофон чайник с горячей водой поставил, другой с отверткой копается в компьютере, третий с видеокамерой возится”. При должном напоре надзорная инстанция вынуждена будет удовлетворить Ваше заявление и Вы получите возможность маневра (не забывайте о свидетелях, которые должны будут подтвердить, что все вещи были новые!).
Конечно, в идеале неплохо было бы, чтобы следователь в пьяном угаре свалился в лужу, обряженный в норковую шубу Вашей жены, но это редкость. Скорее, кто-нибудь из сотрудниц возьмет “поносить”. В любом случае нарушения в хранении Ваших вещей - это козырь в Ваших руках и использовать его надо.
* * *
В Законе достаточно глухо говорится о том, при каких обстоятельствах граждан все же оправдывают и вещи возвращают. Понятно, что для следствия это неприятно, они же “были уверены” в Вашей вине и вели себя соответственно. При прекращении дела по реабилитирующим обстоятельствам все изъятое попытаются быстренько всучить Вам обратно и от Вас отвязаться. Но не спешите получать назад свое имущество, иначе дома Вас может ожидать масса неприятных открытий.
К наиболее распространенным практически (и теоретически) относятся следующие:
1. Повреждения в результате небрежного обращения с изъятой у Вас аудио- и видеоаппаратурой (западают кнопки, царапины на корпусе, кто-то пролил воду внутрь телевизора, и тот сгорел, механические повреждения движущихся частей).
2. Повреждения в результате умышленных действий или непрофессионального “ремонта” техники (Автору известен случай, когда в изъятом видеомагнитофоне практически полностью поменяли все детали на взятые с какого-то старья - Автор видел это собственными глазами).
3. Повреждения, не связанные напрямую с механическим вмешательством, - расформатирование жесткого диска компьютера, стирание информации или программ (возможно умышленное, с помощью магнита), стирание информации с дискет или изъятие листов из записной книжки.
4. Умышленная полная или частичная подмена изделий из драгоценных металлов, подмена драгоценных камней в изделиях на похожие “стекляшки”, подмена антикварного предмета или раритета внешне похожим.
5. Подмена денежных знаков на поддельные - обратить особое внимание! Подделка может быть очень хорошего качества, но в ста метрах от отделения Вас, с полными карманами фальшивок, может “случайно” задержать патрульный наряд - радость следователя, который Вас подставил, будет безграничной, ибо он помимо того, что разжился некоторой суммой, еще и “отомстить” Вам сумел за проигранное дело. Ваши вопли о том, что эти деньги Вам только что отдали в отделении милиции, не помогут, и отбиваться будет сложно. Ваша подпись в расписке о том, что Вы получили настоящие (!) деньги, имеется, а то, что Вы фальшивомонетчик по совместительству: “Кто ж знал! Вот и попался!”
6. Умышленная или случайная утрата мелких предметов - пультов дистанционного управления, технических паспортов на аппаратуру, дискет, кассет, шнуров соединения, дорогой авторучки и пр.
Будьте внимательны с техническими паспортами! Если следователь реально затаил на Вас обиду, то в будущем может внезапно “объявиться потерпевший”, который заявит о краже у него имущества и предъявит Ваши (!) технические паспорта.
7. Умышленная или случайная подмена каких-либо деловых бумаг, их утрата – следите за тем, чтобы в возвращаемых Вам документах не оказалось каких-нибудь фальшивых авизо.
При получении Вами назад имущества Вы в соответствии с протоколами выемки и наложения ареста на имущество должны будете дать расписку следователю в том, что вещи приняли. Тут уже все зависит от Вас лично - Вам все может настолько надоесть, что Вы подпишите расписку и плюнете на соблюдение своих прав. В этом случае дальше можете эту книгу не читать. Если же Вы все-таки решили поступить со своим бывшим оппонентом адекватно, то для начала проверьте наличие всего (!) имущества, вплоть до мелких деталей, и его соответствие тому, что у Вас изымалось (работоспособность, качество, сохранность и пр.). Затем Вам предстоит решить, не понесли ли Вы какой-либо ущерб оттого, что Ваши вещи провели энное время в руках служителей Закона. Предположим, понесли.
При таком раскладе Ваши действия просты и ненавязчивы. Вы отказываетесь забирать часть имущества, которое подверглось порче, и требуете (!) проведения экспертизы для установления характера ущерба. Следователь в ауте! Чего-чего, а вот этого он не ожидал! Вы, “не отходя от кассы”, пишете ходатайство на имя прокурора района, в котором описываете все эти безобразия, и вручаете его для передачи (!) лично в руки следователю -пусть он с ним отправится к прокурору (можно мысленно посоветовать ему зайти перед этим в аптеку за вазелином).
Свое ходатайство буквально в ближайшие день-два необходимо продублировать в прокуратуру города и Следственное Управление ГУВД.

ОБРАЗЕЦ:

Прокурору П-ского района
г. С.-Петрограда
г. Страдальцеву А. В.
от гр. Настойчивых "
Ивана Ивановича,
прож.:....

ХОДАТАЙСТВО

01.01.1999 г. против меня было возбуждено уголовное дело № 000123, которое 01.07.1999 г. было прекращено по ст. 5 п. 1УПК РФ. 10.07.1999 г. я был приглашен следователем Тырынкой Д. М. для возврата мне вещей, изъятых при обыске 03.01.1999 г.
При осмотре своего имущества я обнаружил следующее:
1. Неисправность видеомагнитофона “Сони” (марка, номер).
2. Утрату пульта ДУ к телевизору “Филлипс” (марка, номер).
3. Грязные пятна от кетчупа на куртке фирмы “Левис”.
4. Частично вытертый ворс на песцовой шубе моей жены.
(и далее по списку. – Прим. Автора). Я решительно отказываюсь принимать вещи в таком состоянии, так как в момент изъятия они были совершенно новыми, что могут подтвердить мои родственники и знакомые.
Я возмущен таким отношением к моему имуществу и уверениями следователя Тырынки Д. М., что “все так и было”.
В связи с вышеизложенным я требую проведения экспертизы повреждений моего имущества, их оценки и возмещения мне материального ущерба согласно статье 581 УПК РФ. До этого момента я не подпишу никаких расписок о принятии мной имущества, на чем настаивает следователь Тырынко Д. М.
Я прошу Вас принять меры прокурорского реагирования в отношении лиц, ответственных за сохранность моего имущества, и рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела по ст. 312 УК РФ (незаконные действия в отношении имущества. – Прим. Автора).
(Число, подпись).

Если Вы часть вещей забираете, то тот же текст вкатайте и в расписку о полученном имуществе.
При возвращении денег или ювелирных украшений экспертизу потребовать надо обязательно, для своего же блага!
Особенных препятствий, если Вы хотите наказать следователя за доставленные Вам неприятности, не предвидится, ибо протоколы выемки, по которым изымается, а затем арестовывается имущество, заполняются впопыхах, без описания деталей. Используйте этот огрех, и, даже если Ваше имущество в момент обыска и выемки выглядело так, будто побывало в мясорубке. Вы вправе требовать возвращения нового, без повреждений.
К вопросу о денежных знаках: когда изымается сумма денег, то на подлинность их не проверяют, особенно если качество подделки хорошее (за исключением случая, когда речь идет о преступлении, связанном с изготовлением фальшивых денег). Вскрывается фальшивка только при проведении экспертизы, но кто поручится, что нелложет произойти подмены изъятых у Вас денег на поддельные по пути,– вдруг кто из сотрудников польстится (это - намек, не нужно делать вид, что Вы не поняли)?

СТАТЬЯ 85 УПК РФ: СРОКИ ХРАНЕНИЯ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
Вещественные доказательства хранятся до вступления приговора в законную силу или до истечения срока на обжалование постановления или определения о прекращении дела. В тех случаях, когда спор о праве на вещь подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, вещественные доказательства хранятся до вступления в законную силу решения суда.
В отдельных случаях вещественные доказательства могут быть возвращены их владельцам и до истечения сроков, указанных в части первой настоящей статьи, если это возможно без ущерба для производства по делу.
Вещественные доказательства, подвергающиеся быстрой порче, если не могут быть возвращены владельцу, сдаются в соответствующие учреждения для использования по назначению. При необходимости они возмещаются владельцу предметами того же рода и качества или последнему уплачивается их стоимость.

В этой статье есть знаковое словосочетание - “подвергающиеся быстрой порче”. Почему-то именно в стенах правоохранительных учреждений наиболее быстро “портятся” следующие продукты (в порядке убывания):
1. Хорошие водка или коньяк.
2. Мясные деликатесы (копчености и пр.).
3. Икра зернистая (цвет не важен).
4. Рыбные деликатесы (балык, осетрина).
5. Пиво (преимущественно импортное, в жестяных банках).
Эта пятерка лидеров по совокупной порче опережает такие примитивные продукты, как макароны, муку и соль. Летом выдвигаются сезонные лидеры – мясо для шашлыка и вырезка, зимой – тушенка. “Портятся” они на пикниках и разнообразных сабантуях (по случаю присвоения звания и пр.).
Бороться с этим явлением бессмысленно, разве что для подобных случаев держать дома пару “пузырей” из-под “Абсолюта” с метиловым спиртом, но Автор такие экстремистские идейки не поддерживает.

* * *

По Закону хранить имущество в арестованном виде можно только до процессуального действия, отменяющего санкцию на арест имущества. Здесь не важно, приговор ли это суда (Мои соболезнования!) или решение о прекращении уголовного дела по ст. 5 УПК РФ (Поздравляю!).
Тем не менее, даже в случае Вашей реабилитации, следователь может дотянуть с возвратом до 10 суток, мотивируя это возможностью отправки дела на доследование (у Автора наличествует документ, по которому имущество ждало более 40 суток, - и ничего, никто никакой ответственности не понес). Сроки хранения вещественных доказательств определяются окончанием доказывания по делу.
Если по какой-то неизвестной Вам причине Ваше имущество в установленный срок не возвращается и следователь начинает вести себя странно, то на это могут быть две причины: либо имущество сильно повреждено или утрачено, либо решается вопрос о назначении доследования по делу (в случае, когда гражданин ждал возврата имущества более 40 суток, существовали “устные распоряжения” прокурора района, который таким образом “мстил” гражданину за обилие заявлений).
В любом случае задержка противозаконна и от Вас требуется заявление (не ниже прокурора города) о выявленных нарушениях и с требованиями рассмотреть вопрос в соответствии со ст. 312 УК РФ.

СТАТЬЯ 86 УПК РФ: МЕРЫ, ПРИНИМАЕМЫЕ В ОТНОШЕНИИ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ПРИ РАЗРЕШЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА
В приговоре, определении или постановлении о прекращении дела должен быть решен вопрос о вещественных доказательствах, при этом:
1) орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации и передаются в соответствующие учреждения или уничтожаются;
2) вещи, запрещенные к обращению, подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются;
3) вещи, не представляющие никакой ценности и не могущие быть использованными, уничтожаются, а в случае ходатайства заинтересованных лиц или учреждений могут быть выданы им;
4) деньги и иные ценности, нажитые преступным путем, по приговору суда подлежат обращению в доход государства; остальные вещи выдаются законным владельцам, а при неустановлении последних переходят в собственность государства. В случае спора о принадлежности этих вещей спор этот подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства.
5) документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются при деле в течение всего срока хранения последнего либо передаются заинтересованным учреждениям.

Эта статья более относится к деятельности сотрудников Органов, чем к обычному гражданину-участнику процесса, и в части 4 (“обращение в доход государства при обвинительном приговоре суда”) соответствует норме.
Статья 52 УК РФ: Конфискация имущества
1. Конфискация имущества есть принудительное безвозмездное изъятие в собственность государства всего или части имущества, являющегося собственностью осужденного.
2. Конфискация имущества устанавливается за тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные из корыстных побуждений, и может быть назначена судом только в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса.
3. Не подлежит конфискации имущество, необходимое осужденному или лицам, находящимся на его иждивении, согласно перечню, предусмотренному уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации.

СТАТЬЯ 87 УПК РФ: ПРОТОКОЛЫ СЛЕДСТВЕННЫХ И СУДЕБНЫХ ДЕЙСТВИЙ
Протоколы, удостоверяющие обстоятельства и факты, установленные при осмотре, освидетельствовании, выемке, обыске, задержании, предъявлении для опознания, а также при производстве следственного эксперимента, составляются в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, являются доказательством по уголовному делу.

Любое (!) следственное действие, которое так или иначе затрагивает гражданина, вне зависимости от его процессуального статуса, должно быть подтверждено протоколом, составленным по официальной форме.
Протокол сам по себе исполняет роль “подтверждения”, что некое процессуальное действие имело место и в нем участвовали лица, подписавшие документ. Доказательствами могут служить сведения, содержащиеся в протоколе. Проверка доказательств и процесс доказывания осуществляются по общим правилам, поэтому, если у Вас перед носом будут трясти стопкой каких-то протоколов и вещать, что, мол, “Вот и доказательства!”, не обращайте на это внимания – с тем же успехом следователь может потрясти толковым словарем. Без подтверждения фактов, изложенных в протоколах, этим бумажкам грош цена.
У многих адвокатов существует тенденция строить линию защиты на придирках к оформлению Процессуальных документов. Конечно, со стороны это выглядит впечатляюще и напоминает сцены из американских сериалов про Правосудие. Но в России подобные пассажи малоэффективны из-за всеобщего бардака, и на одних нарушениях в оформлении документов далеко не уедешь.
Никто не спорит, правильность составления протоколов важна, но она имеет убойную силу лишь в случае подкрепления собой чего-нибудь более вещественного (как со стороны защиты, так и обвинения). В любом случае лучше сконцентрироваться на конкретных фактах и искать несоответствия между ними.
Некоторым подспорьем может послужить пресловутая “грамотность” сотрудников Органов Правосудия. Внимательно читая протоколы, Вы вполне можете оценить или понять изложенное не так, как это воспринимает следователь.
Отсутствие (или, наоборот, наличие) знака препинания может изменить смысловую нагрузку, грамматическая ошибка в слове, имеющем определенное значение, приведет к непониманию, о чем идет речь в целом.
К примеру, очень распространенной ошибкой является неправильное написание заимствований, терминов и просто длинных слов. Если следователь с настойчивостью асфальтоукладчика обвиняет Вас в хищении некоей суммы, выраженной в валюте, и указывает в протоколах “долоры” вместо “доллары”, то Вы вправе, когда Вам это надоест, подать в прокуратуру протест по поводу подозрения Вас в хищении валюты несуществующей страны и потребовать объяснить Вам, о чем вообще идет речь.
Следователь может написать с ошибками и название улицы, где Вы живете, и этим самым даст Вам возможность задать вопрос: “А собственно по какому праву Вы делали у меня обыск и вывозили вещи? У Вас в постановлении - Гарькавого, а у меня дом на Горького! Вот и поезжайте туда!” Ошибка в подобном документе может дорого обойтись следствию.
Конечно же, такие придирки мало изменят ход следствия, но заставят прокурора поломать голову над тем, кто же у него работает, и немного отвлечет следствие от давления на Вас – им придется заняться объяснением своего правописания. Но в любом случае определяющее значение имеют факты и только факты. Не стесняйтесь (!), требуйте доказательств (!), а не просто “протоколировать”. У следователей есть манера записать нечто в протокол и на этом успокоиться. Дескать, “раз записано, и делать больше нечего”. Для их начальства. может, это и так, но не для Вас. Любой (!)факт должен быть доказан или исключен из дела еще в досудебном разбирательстве, это идет на пользу и обвиняемому, и потерпевшему.
Возникновение в суде разночтений протоколов означает одно - направление дела на доследование.

СТАТЬЯ 88 УПК РФ: ДОКУМЕНТЫ

Документы являются доказательствами, если обстоятельства и факты, удостоверенные или изложенные предприятиями, учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами, имеют значение для уголовного дела.
В случаях, когда документы обладают признаками, указанными в статье 83 настоящего Кодекса, они являются вещественными доказательствами.
(в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 08.08.83 - Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1983, № 32, ст. 1153)

В Законе, когда речь идет о документах, опять же имеются в виду факты, в них изложенные.
Сами по себе документы могут иметь разнообразную форму: письменную, аудио-, видео-, фото, и пр., включая компьютерную информацию.
Гражданину-участнику процесса необходимо строго уяснить себе одно правило: прежде чем рассматривать факты, содержащиеся в “документе”, обязательно требуется установить подлинность самого документа. При современных технологических средствах изготовить похожую подделку очень просто.
Если Вы видите (или предполагаете, или уверены), что следователь имеет на руках “липу”, то подождите, когда он приобщит ее к материалам дела. Можете даже слегка подтолкнуть его к этому, мол: “А что это Вы мне показываете, вот будет „это" в материалах дела, тогда и поговорим!” Приобщение “липы” в качестве вещдока или документа позволяет Вам на полную катушку использовать ст. 303 УК РФ - фальсификация доказательств.
Каким образом можно удостовериться в том, что документы являются подлинными? Рассмотрим виды документов:

1. Собственноручные письменные - только оригиналы, никаких копий! Проводится графологическая экспертиза на соответствие всем (!) характеристикам почерка и манеры письма.
Помимо графологической существует, но не имеет широкой известности так называемая лексикографическая экспертиза, то есть соответствие написанного текста Вашему уровню грамотности, особенностям построения фраз, употреблению знаков препинания и пр. Лексикографическая экспертиза дает ответ на вопрос: писал ли человек самостоятельно или под давлением (под диктовку, переписывал чужой текст и т. д.)? Это очень важно! Несоответствие документов личной манере письма и изложению мыслей является очень существенным моментом, способным перевернуть все дело.
Определяющее значение лексикографической экспертизы и Ваши требования ее провести заключаются в том, что этим Вы неопровержимо докажете (!) нарушение Закона при написании Вами показаний или “явки с повинной”. Предположим, что Вас задержали и в известной манере “выбивают признанку”. Сил терпеть у Вас нет, и, чтобы спасти свое здоровье. Вы вынуждены это сделать. Тогда совершите следующие шаги:
попросите продиктовать Вам это самое “признание”, причем не коротко, а подробно (успех лексико-графической экспертизы очень зависит от объема текста, желательно не менее двух страниц), при написании сделайте ряд грамматических ошибок, которые Вы в обычной жизни никогда не сделаете. Это в основном касается деепричастий, прилагательных и терминов, употребляемых Вашими оппонентами в форме.

Пример: “разводить-расводить”, “привезти-привести”, вместо “кража” – “хищение имущества” (побольше канцеляризмов). При построении фразы ставьте слова нарочито беспорядочно, например, прилагательное после существительного (не “голубая куртка”, а “куртка голубая”), нарушайте грамматические правила построения фразы, если Вы пишете сложносочиненными предложениями в обычной жизни, пишите “признанку” фразами и из пяти-шести слов и наоборот, пропустите или поставьте в ненужном месте запятую. Постоянно (!) упоминайте фамилию “потерпевшего – “я сделал это гр. Иванову, на что мне гр. Иванов сказал, что если я еще раз гр. Иванову это сделаю, то гр. Иванов пойдет в милицию”, используйте чисто механический способ - нажимайте на ручку. Если в обычной жизни Вы без особенного усилия водите ручкой по бумаге, то в данном случае налегайте, чтобы оставить на бумаге глубокий след. Постарайтесь сделать “документ” объемным, с массой подробностей, в общем – подлиннее, чтобы экспертиза смогла дать ответ.
Таким образом, в случае Вашего утверждения о давлении на Вас с целью получения признания и проведения лексико-графической экспертизы будет получен ответ, что “стиль и характер написания явки с повинной не соответствует стилю и характеру письма гр. X, и экспертиза ставит под сомнение добровольность написания представленного документа”. Вот так то!
Как использовать данный факт. Вы уже поняли.

2. Аудиоматериалы - должны быть качественными, представляющими возможность четко определить принадлежность голоса по акустическим характеристикам.
Любые обрывы разговора или слишком продолжительные паузы могут быть показателем результатов монтажа пленки, с помощью которого Вас пытаются сделать виновником или даже организатором преступления.
Сама по себе экспертиза аудиозаписи является проверкой совпадения частотных характеристик голоса объекта на пленке и подозреваемого (или кого-либо из участников процесса). Идентификация голоса - одна из важнейших составляющих доказывания аудиозаписи, совпадение характеристик должно быть не менее 95%. Хорошие имитаторы добиваются похожести голосов и манеры речи на 90%, поэтому, если речь в расследуемом деле идет об очень больших деньгах или важном событии, следует обратить серьезное внимание на реальную возможность использования профессионального имитатора. А при современных компьютерных технологиях можно добиться еще большего совпадения.
Помимо механического сравнения частотных характеристик голоса на пленке и голоса объекта изучаются паузы между словами, тональность произношения и т. д. При этом немаловажную роль играет сравнительный анализ обычной речи испытуемого и его словарного запаса с голосом на пленке, то есть разновидность лексикологической Экспертизы.
Заявление, сделанное под давлением или прочитанное по бумаге, будет четко определено по совокупным характеристикам, но на проведении такого комплексного исследования необходимо настоять, обычно этого не делают из-за сложности и обязательного привлечения высококвалифицированных специалистов. Тем не менее Ваша просьба должна быть удовлетворена.
В оценке аудиозаписи обязательно (и Ваша задача - за этим проследить) должна присутствовать формальная логика. Пусть Вас не заботит, какой вывод “сущеглупый” следователь сделает из представленной записи разговора и на чем настаивает перевозбужденный потерпевший, объясняя, что “он не так понял”. Инкриминируемые слова должны быть выражены четко и ясно, без истолкования их кем-либо, помимо Вас. Только Вы лично можете объяснить, о чем конкретно велась речь в представленном разговоре, и рассказать о своих предыдущих взаимоотношениях с собеседником.
Часто происходит так, что следствию предоставляется не разговор в целом, а только какая-либо его часть. Причин достаточно много – и слабость технической базы, и непрофессионализм исполнителей, и умысел по сокрытию “невыгодной информации”. Поэтому, если разговор неожиданно обрывается и следователь или оперативники говорят, что, мол, “пленка кончилась, и продолжение не смогли записать” - это сигнал Вам о том, что с аудиодоказательствами у них не все в порядке. В инкриминируемой части разговора речь может идти (по мнению следователя) о подготовке или исполнении преступления, а из “незаписанной” части станет ясно, что разговор касается совершенно постороннего или обыденного дела. Очень важно еще, чтобы в разговоре упоминались не местоимения “он”, “его”, “она”, “тот”, “тому”, а конкретные имена, иначе любую фразу можно прицепить к чему угодно.
Предоставление аудиоматериалов следствием и оперативных записей сотрудников Правоохранительных Органов должно сопровождаться процессуальными документами - санкцией прокурора на прослушивание, протоколами с указанием времени записей, характеристиками используемой аппаратуры, протоколами о приобщении к делу записей или изъятии записи у конкретного лица.
Помните: неустановление следствием источника материалов не позволяет присоединить их к делу.

Примечание 1. Расплодившиеся в последнее время частные охранные предприятия не имеют никакого права производить аудио- (и другие) записи частной жизни гражданина. Если Вы поймаете за этим занятием новоявленного “приватизированного мусорка”, можете с чувством набить ему морду. Расследованием и сбором материала по делу об уголовном преступлении они заниматься не имеют права и подлежат за подобные действия ответственности по ст. 203 УК РФ.
Статья 203 УК РФ: Превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб
1. Превышение руководителем или служащим частной охранной или детективной службы полномочий, предоставленных им в соответствии с лицензией, вопреки задачам своей деятельности, если это деяние совершено с применением насилия или с угрозой его применения,–
наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.
2. То же деяние, повлекшее тяжкие последствия, – наказывается лишением свободы на срок от четырех до восьми лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.
Пусть Вас не смущают слова “насилие или угроза его применения”, трактовать статью можно достаточно широко.
В любом случае, если частные детективы вмешиваются в Вашу личную жизнь, немедленно отправляйтесь с заявлением в прокуратуру и Лицензионный Отдел ГУВД. В заявлении укажите, как именно “юные друзья милиции” попытались нарушить Ваши гражданские права, сошлитесь на ст. 23 Конституции РФ (неприкосновенность частной жизни) и потребуйте лишить их лицензии на право заниматься подобной деятельностью. Даже если лицензии и не лишат, то изрядно попортят нервы и “опустят” на неплохую сумму денег. По крайней мере, желание связываться с Вами у них пропадет.

Примечание 2. Любой гражданин может самостоятельно произвести аудиозапись любого (!) разговора с любым лицом, если он сам находится в числе участников разговора. В противном случае его действия незаконны.
Если же Вы участвуете в разговоре, то произведенная Вами запись после соответствующей экспертизы может быть признана документом и доказательством.

Примечание 3. Компьютерная или иная обработка сигнала для облегчения восприятия аудиозаписи делает экспертизу затруднительной, а ее результаты – весьма сомнительными, ибо частотные характеристики возможно “подогнать под нужный голос”.

3. Видеоматериалы.
Видеоматериалы возможно условно разделить на две категории: результаты оперативной съемки и фиксация допросов в процессе следствия. Оперативная съемка производится по правилам, изложенным в “Законе об оперативно-розыскной деятельности”, то есть требуется санкция прокурора, протоколирование действий и пр. Съемка допроса или очной ставки делается по постановлению следователя.
Видеоматериалы, добытые в результате обыска и изъятия, должны иметь четкую и определенную принадлежность. Недопустимо использование подобных материалов без заключения экспертизы.
Соответствие определенного лица на видео- (кино-) пленке лицу в реальной жизни должно быть доказано, а не заранее “установлено” следователем. Такое соответствие определяется исключительно экспертизой, которая изучает соответствие по определенному количеству контрольных точек на лице объекта или (и) его фигуре (если это необходимо). Похожих людей достаточно много, так что для проведения экспертизы требуется качественная запись. Одновременно с видео- проводится аудио-экспертиза звуковой дорожки на пленке.
Материалы, полученные с применением скрытой аппаратуры и объективов на основе гибкого световода, очень часто не обладают нужным качеством и могут служить лишь предположением, а не доказательством.

4. Фотоматериалы - могут быть рассмотрены только при наличии оригиналов негатива пленки и подчиняются общим правилам экспертизы. Без негатива фотография не может быть признана доказательством.
Исключение составляют только фотографии принципа “полароид”. Подделать Их практически невозможно, а если и возможно, то на деньги, которые Вы затратите на подобные мероприятия, Вы сможете купить всю милицию и прокуратуру Москвы, включая министра и Генерального Прокурора.

5. Компьютерные материалы - безлики. В принципе, на современном компьютере можно изготовить печатную продукцию любого качества, поэтому компьютерную распечатку можно считать документом только условно (конечно, если Вас не “накрыли” при изготовлении фальшивых долларов -тогда Ваши “поделки” будут считаться доказательствами). Во всех иных случаях любая информация, содержащаяся на дискетах или жестком диске, может быть туда записана любым лицом, в том числе и следователем, желающим Вас “прижать”.
Сканированные документы не являются доказательством ни в каком случае - подпись переносится на любую бумагу за 30 секунд, так же, как и печать или что-то иное. Естественно, среднестатистический следователь, не отличающий “Пентиум-2” от пульта дистанционного управления телевизором, делать этого не будет, но при необходимости специалистов найти нетрудно.

6. Иные документы.
Все представленные следствием документы должны иметь подлинники! Разговоры о том, что “сохранилась только копия”, исключают документ из разряда доказательств. Это связано с невозможностью проведения качественной экспертизы.
Очень часто в материалы уголовных дел под гордым наименованием “документ” включаются разномастные бумажки, имеющие косвенное отношение и к делу, и к гражданину. Тенденцию создавать за счет этого объем дела и показывать таким образом “работу следствия” кардинально переломить, конечно же, не удастся, но на каждую (!) подобную бумаженцию в деле должно иметься Ваше отдельное (!) заявление. Этим Вы как бы компенсируете “значение” документов и не дадите возможности использовать их в качестве доказательств.
Заявления пишутся в достаточно мягкой форме ходатайства непосредственно следователю или прокурору района (для приобщения к материалам дела) и дублируются в какую-либо инстанцию - прокурору города или в Следственное управление ГУВД.

7. Характеристики с места работы или жительства. Вне зависимости от своего процессуального статуса постарайтесь избежать слишком хорошей характеристики. Вы должны быть описаны как обычный Homo sapiens, а не как святой. Часто, в порыве дурного альтруизма, адвокат или Ваши друзья стряпают такой документ, что в пору удивляться отсутствию у Вас нимба над головой. Это вызывает раздражение у сотрудников Правоохранительных Органов и не идет Вам на пользу.
В характеристике должны быть указаны равномерно и положительные качества: “хороший работник, хороший сосед, вежлив, тактичен, добр, старается помочь, пользуется уважением”, и те качества, с которыми надо бороться: “иногда бывает упрям, не всегда самокритичен, иногда бывает ленив, не всегда полностью справляется с работой”, но при этом обязательно: “на замечания товарищей реагирует правильно, старается исправить допущенные ошибки, неконфликтен”. За строчками характеристики должен быть виден живой человек, а не безликое номенклатурное существо.
Такая характеристика имеет стратегическое значение. Во-первых, следователь не будет требовать характеристику снова, мотивируя свое требование тем, что ему “что-то не нравится”, во-вторых, прокурор и судья, ознакомившись с ней, не станут испытывать к Вам негативных эмоций и подозревать Вас в обмане следствия, наоборот – такое “живое” описание человека чисто психологически настраивает читающего на спокойный лад.
Для приобщения характеристики к материалам дела не требуется отдельного постановления или протокола.


Другие интересные материалы:
Институт семьи в системе “девиантность — социальный контроль”
Семья – это малая группа и социальный институт. Семья как социальная группа...

Ад твой — ближние твои. Ж.-П. Сартр Значение семьи в жизни каждого...
Алкоголь, друг мой... задумчивое повествование
“Вы не думали, почему производство и потребление алкоголя государство меряет...

“А теперь поговорим о Душе, именно так...” Какого черта! Звонок выбросил...
Зарубежная Азия: поставка наркотиков в Россию
Предлагаемая статья отличается широтой охвата проблемы и интересным анализом....

Афганистан — ведущий производитель и поставщик опиатов в Россию Конец...
Лечебная мотивация у наркозависимых как психологическая проблема


С. Соловьева Психологические факторы, влияющие на формирование у...
«Наркозависимый у нас — фигура исключения»
Кто такой наркоман с точки зрения закона и куда движется отношение к...

Кто такой наркоман с точки зрения закона и куда движется отношение к...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100