Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Pop-up

Поставки мобильных выставочных стендов Pop-up, Foldable

viart-tm.ru

Купить букет

Купить! Букет из конфет Красочный

chocorose.ru

“По фемиде ботаешь?” Размышления филолога о жаргоне Уголовного кодекса России

 


> Закон сур-р-ов! > Даешь систему! > “По фемиде ботаешь?” Размышления филолога о жаргоне Уголовного кодекса России

Читая некоторые статьи УК, так и хочешь спросить у их составителей: “Ты хоть сам-то понял, что написал?”

А. Сидоров

Мне в детстве мама говорила...

Когда я был пацанёнком лет десяти, у нас во дворе вечно крутился тихий сумасшедший. Забавный псих, который нёс несусветный бред, пересыпая его научными понятиями, цитатами из классиков и именами выдающихся личностей. Звали психа Коля Дурачок.

Мать мне часто говорила:
Видишь, что бывает, когда люди шибко грамотные? У Коли Дурачка, между прочим, два высших образования. Учился, учился - и сдурел.

В то время до меня не доходил глубинный смысл маминых слов. И только сейчас я понял: нельзя в России быть шибко грамотным. Свихнёшься.

Совершенно утвердился я в этой мысли, когда стал изучать Уголовный кодекс, подаренный нам взамен прежнего светилами отечественной юриспруденции. Читаю - и перед глазами встаёт простодушная Колина физиономия...

“Я из лесу вышел; был сильный маразм...”

содержания статей уголовного кодекса пока касаться не будем. Не надо о грустном. Давайте о весёлом.

А что может быть веселее, чем язык и стиль нашего УК? Впечатление такое, что над ним трудились не юристы, а юмористы. Или юристы-юмористы. Возможно, при деятельном участии аборигенов с берегов реки Нижняя Тунгуска. Причём и те, и другие находились в средней стадии алкогольного опьянения.

Да не обидятся на меня господа законодатели, но не в силах я представить, что трезвый человек способен сочинить, например, нижеследующее: “Временем совершения преступления признаётся время совершения общественно опасного действия (бездействия)...” Для того, чтобы представить, как можно совершить бездействие, необходимо одно из двух: либо получить высшее юридическое образование, либо получить справку в психдиспансер. Только не подумайте, будто бы я поймал авторов на случайной описке. Последовательно развивая свою оригинальную мысль, в статье 40 они растолковывают нам, неразумным, что причинение вреда в результате физического принуждения не является преступлением, “если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием)”. Руководить своим бездействием - это даже покруче, чем его “совершить”!

На достигнутом наши лингвисты не останавливаются. Глупо было бы - при таком мощном интеллектуальном потенциале. Они, например, изобретают совершенно потрясающую формулировку: “Убийство, то есть причинение смерти другому человеку...” (статья 105). Творцы прежнего кодекса не удосужились объяснить читателям, что такое убийство. А зря. Потому что разве хоть один нормальный человек дойдёт своим умом, что убийство - это причинение смерти? Нормальные люди по недоразвитости своей считают, что причинить можно вред, ущерб, беспокойство. Хотя, конечно, смерть - тоже своего рода беспокойство...

Есть такое понятие, как сочетаемость слов в русском языке. Ну, нельзя говорить “имеет роль” или “играет значение”. Только наоборот - “играет роль”, “имеет значение”. Эти незыблемые правила распространяются даже на юридическую науку. Нельзя “причинить изнасилование” или “создать грабёж”.

Это - азбучные истины. Но, если не посадить наших экспериментаторов от юриспруденции за букварь, завтра у нас появятся термины типа “нанесение тяжкой телесной смерти”! А чем плохо?

главное, всё можно списать на то, что это - “такой юридический термин”. Неважно, что он идиотский. Может, мы просто пока не поняли, что сегодня в нашей стране “юридический” и “идиотский” - синонимы?

Кстати, по мнению российских законотворцев, причинить можно не только смерть. В статье 27 читаем: “Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие телесные последствия...”. До сих пор мы были убеждены, что последствия наступают. Ан нет - причиняются! Стало быть, заодно можно “причинить результат”, “причинить попытку” и так далее.

“Подъезжая к станции, с меня слетела шляпа”

Любезный друг читатель! Возможно, тебя позабавило то, что ты прочёл выше. И совершенно напрасно. Потому что речь идёт не о сочинениях выпускников школы для дефективных подростков. Мы говорим о ЗАКОНЕ, от КАЖДОЙ БУКВЫ которого зависят человеческие судьбы. И пренебрежение нормами русского языка (может быть, на первый взгляд незначительное) может завести в густые дебри.

Вероятно, страна не содрогнётся от формулировки статьи 28 - “Невиновное причинение вреда”. Однако хотелось бы ненавязчиво напомнить, что прилагательное “виновный” или “невиновный” по всем правилам может относиться только к лицу одушевлённому! Не может быть “причинение вреда” невиновным. Как, впрочем, и сам вред. Невиновным можно признать лишь человека, причинившего вред. Но, видимо, это звучит так банально...

С точки зрения наших законотворцев, логичнее обвинять или оправдывать не правонарушителя, а некое “причинение”. Надо тогда уж идти дальше и назначать наказание не преступникам, а “причинению”, “нанесению”, “умыслу”, “принуждению”. Представляете, как прекрасно звучит:

- Ваше нанесение побоев приговаривается к пяти годам лишения свободы!
- А я?
- А вы идите гуляйте!

Повторяю: “юридические термины” здесь не при чём. Правила русского языка ОБЯЗАТЕЛЬНЫ и для юриспруденции, и для медицины, и для химии, и для космонавтики. Иначе вся наша наука скатится до маразма. И мы вместе с нею.

Впрочем, уголовный кодекс поспешает в этом направлении семимильными шагами. Как прикажете понимать таинственную фразу: “Половое сношение... с лицом, заведомо не достигшим шестнадцатилетнего возраста...” (статья 134)? “Заведомо” по-русски значит - “заранее”, “умышленно”. Могут быть заведомо ложными показания, можно заведомо знать о чём-то - но нельзя заведомо достичь того или иного возраста! Продолжая оригинальную мысль наших писателей, разумно предположить, что это самое “лицо” могло и заведомо не достичь шестнадцатилетия. Выходит, мы в состоянии двигать свой возраст взад-вперёд в зависимости от нашего желания!

И это ещё не предел. В статье 20 идёт речь о несовершеннолетнем, который не мог сознавать общественную опасность своих действий “вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством”! Объясните мне, неучу, что значит “психическое развитие, не связанное с психическим расстройством”? Стало быть, по мысли авторов, существует психическое развитие, связанное с психическим расстройством? То есть чем сильнее у тебя, извините за выражение, “едет крыша”, тем больше ты развиваешься...

Читая некоторые статьи УК, так и хочешь спросить у их составителей: “Ты хоть сам-то понял, что написал?” Вот вам статья 124 - “Неоказание помощи больному”: “Неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным её оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного, -наказывается...” и т.д. Вот просто интересно узнать: если человек обязан оказать помощь по закону и сознательно не оказывает её - ПРИ ЧЁМ ТУТ НЕОСТОРОЖНОСТЬ?! Речь идёт о нежелании помогать - без всяких оговорок! Объясните нормальному человеку, что значит неоказание помощи повлекло по неосторожности причинение вреда? Это похоже на бред сумасшедшего.

Вторая часть этой статьи - вообще песня китайского гостя: “То же деяние, если оно повлекло по неосторожности смерть больного...” Приехали. Оказывается, не пренебрежение ответственного лица своими прямыми обязанностями повлекло смерть больного, а мифическая “неосторожность”!

Вот из таких “пустячков”, “оговорок”, а проще говоря - опасной галиматьи складываются законы, по которым нас обязывают жить.

“Велик могучих русским языка”

ПОДОБНОГО РОДА ПЕРЛЫ разбросаны по всему тексту УК щедрой юридической рукой.

Статья 111 - “Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью”: “Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью..., выразившегося в неизгладимом обезображении лица...” Оставим в стороне безумное слово “обезображение”, которого в русском языке не может быть, потому что не может быть никогда (даже тяжеловесное отглагольное существительное звучит как “обезображивание”). Но какая милая формулировка “неизгладимо обезобразить” - учитывая, что слово “неизгладимый” значит “незабываемый”! Что за бездна иронии!

Статья 121 - “Заражение венерической болезнью”: “Заражение другого лица венерической болезнью лицом, знавшим о наличии у него этой болезни, - наказывается...” и т.д. Ответьте: о наличии У КОГО этой самой венерической болезни знало нехорошее “лицо”? Совершенно без натяжки можно истолковать эту фразу следующим образом: человек, заразивший другого, несёт ответственность лишь в том случае, если он знал, что заражённый уже болен венерической болезнью! Маразм? Конечно. Но - маразм в ранге ЗАКОНА! (А ведь достаточно было написать - “знавшим о наличии у себя...”).

Статья 123 - “Незаконное производство аборта”: “Производство аборта лицом...” Очень хотелось бы, чтобы авторы УК лично продемонстрировали, как можно произвести аборт лицом...

Мы уже не обращаем внимание на такие перлы, как “деяние, совершённое общеобпасным способом” (статья 111), “незначительная стойкая утрата общей трудоспособности” (статья 115), “поставление в опасность” (статья 122) и прочие милые шалости, которые легко можно оправдать задержками в умственном развитии или тяжёлыми травмами, полученными в младенческом возрасте.

Да, чтение уголовного кодекса - серьёзный повод для “ума холодных наблюдений и сердца горестных замет”. Для размышлений о косноязычии, невежестве и хамски-издевательском отношении к родному языку. Любую из статей УК можно изложить грамотно, ясно, доступно, так, чтобы она не допускала двоякого толкования. Но для этого надо знать грамматику хотя бы в пределах церковно-приходской школы.

Что это значит? Объясняю на пальцах. Это значит, что убийство - не причинение смерти, а лишение жизни. Это значит, что виновный не “обязан был иметь заботу” о ком-то (как это мило сформулировано в статье 125), а обязан был заботиться. “Иметь заботу” - это смесь французского с нижегородским. То же самое можно сказать о формулировке “в случае назначения лишения права занимать определённые должности” (статья 47). “Назначение лишения” - это нечто вроде “наличие отсутствия”. Неужели нельзя написать просто - “в случае лишения права занимать должность”?

Неплохо бы также знать нашим горе-законодателям, что определение должно следовать непосредственно за определяемым словом, иначе искажается смысл предложения. Как это случилось, например, в статье 10: “Если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом...”. Как деяние может отбываться? Деяние совершается, а вот наказание - отбывается.

Вообще с деянием у наших сочинителей не всё в порядке. У них почему-то деяние оказалось синонимичным... преступлению! Между тем деяние, согласно “Толковому словарю русского языка” С. Ожегова и Н. Шведовой, - это действие, поступок, свершение. И ничего более.

Предвижу ссылку на “юридическую терминологию”. И отвечаю: в юриспруденции деяние значит то же самое, что в нормальном русском языке. В предыдущем УК прямо уточнялось: Преступность и наказуемость деяния определяется законом” (ст. 6). То есть не всякое деяние является преступлением, но лишь “общественно опасное” (ст. 7), “представляющее повышенную общественную опасность” (ст. 7-1).

Что же мы видим в нынешнем уголовном кодексе? Мы видим статью 24: “Виновным в преступлении признаётся лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности”. Вот те нате! Выходит, если вы неосторожно пролили чай себе на брюки (а это, как ни крути, деяние), вы совершили “деяние по неосторожности”. И ждёт вас “дорога дальняя, казённый дом...”.

Вы скажете - автор намеренно утрирует. Нет. Просто обращает внимание на то, до какого абсурда могут довести безграмотность и невежество людей, которым мы доверили, по большому счёту, наши судьбы.

что же делать? Есть одно, на мой взгляд, спасительное предложение. Необходимо внести в УК новую, дополнительную статью: “Статья 361. Изнасилование родного языка”. С санкцией - до пятнадцати лет каторжной учёбы в стенах средней общеобразовательной школы. Поможет ли? Бог весть... Но попробовать не мешало бы.

P.S. Интересно: почему журналист обязан подписывать плоды своего труда, а сочинители законов - не обязаны? Страна должна знать своих героев...


Другие интересные материалы:
Терроризм: понятие, угрозы, перспективы
"Терроризм является одной из серьезнейших современных глобальных социальных...

Враги теперь в смешавшейся крови Лежат, и пыль уста их покрывает, И...
Ошибки эксперта по наркотикам – в чем их причина и как их избежать?
Причины экспертных ошибок различны и связаны с особенностями познавательной...

Экспертное заключение в рамках исследования наркотических средств,...
Вирусные гепатиты
Клиника, диагностика, лечение, исходы и прогноз гемоконтактных вирусных...

Клиника вирусных гепатитов В этом разделе представлены клинические...
Применение принципов доказательной медицины при проведении клинических исследований в наркологии
Следование принципам доказательной медицины необходимо для интеграции...

Методологические основания Термин “evidence based medicine”...
Ложные представления и устоявшиеся стереотипы в наркологии
Видеоматериалы Первого научно-образовательного форума Евразийской...

Предлагаем вашему вниманию видеозапись лекции кандидата медицинских наук...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100