Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Ремонт под ключ

Ремонт квартир под Ключ. Начните ремонт сейчас, платите потом

stroymasterm.ru

Строительство домов под ключ

Строим качественные Дома из бруса под Ключ по доступным ценам. Звоните

dombanya-stroy.com

Социальный работник — "слуга двух господ"?

 


> Закон сур-р-ов! > Даешь систему! > Социальный работник — "слуга двух господ"?

“…пока мы будем ратовать за социальные права, их обеспечение и соблюдение, говорить об обязанностях государства, социальный работник останется в положении слуги, получающего тумаки от обоих хозяев. Если же отказаться от патерналистской роли государства, признать за ним лишь координационные и контрольные функции в этой сфере, согласиться с необходимостью большего участия неправительственного сектора в социальной защите, признать, что часть российского населения подвергается дискриминации, — социальный работник, хотя и останется слугой двух господ, но будет скорее обласкан обоими хозяевами”.

М. Левина

Утверждение о том, что социальный работник является связующим звеном между государством и человеком, уже стало общим местом. Однако если использовать метафору, то социальный работник скорее находится в положении слуги двух господ, получающего тумаки от обоих хозяев.

Это является следствием того, что правовой статус социального работника никак не закреплен, а сам социальный работник никак не защищен законодательно. Между тем представители других социальных, гуманитарных профессий защищены законом. Права журналистов закреплены в законе "О средствах массовой информации", деятельность адвокатов регулируется законом "Об адвокатуре" (не говоря уже о работниках правоохранительных органов); существуют нормы, регламентирующие работу преподавателей и медиков. А как же социальные работники?

В Законе "Об основах социального обслуживания населения в российской Федерации" говорится: "Гарантии и льготы работникам государственной системы, (курсив мой. — М.Л.) социальных служб определяются органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ в соответствии с их полномочиями" (ч. 2 ст. 25). В законе предусматриваются льготы для медицинских работников государственной системы социальных служб, непосредственно занятых социально-медицинским обслуживанием, установленные законодательством РФ для медицинских работников государственных учреждений здравоохранения (ч. 3 ст. 25).

Полагаются льготы работникам государственных учреждений социального обслуживания, осуществляющих социальную реабилитацию несовершеннолетних, которые предусмотрены законодательством РФ для педагогических кадров образовательных учреждений для детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и специальных учебно-воспитательных учреждений для несовершеннолетних (ч. 4 ст. 25). Выделенное слово "государственный" в данном контексте означает, что права на льготы не имеют социальные работники муниципальных социальных служб, а также социальных служб других форм собственности.

Закон "О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов" также содержит несколько статей, закрепляющих права социального работника. Так, в нем есть важное положение, более или менее защищающее социального работника. "Гражданам пожилого возраста и инвалидам, являющимся бактерио- или вирусоносителями, либо при наличии у них хронического алкоголизма, карантинных инфекционных заболеваний, активных форм туберкулеза, тяжелых психических расстройств, венерических и других заболеваний, требующих лечения в специализированных учреждениях здравоохранения, может быть отказано в предоставлении социальных услуг на дому" (ч. 4 ст. 15). Данное положение стоит прокомментировать. По существу, здесь речь идет о праве социального работника в четко определенных случаях отказать в предоставлении социального обслуживания, но только на дому. Однако положение сформулировано не как защищающее именно социального работника, а лишь как ограничение права граждан пожилого возраста и инвалидов.

Наиболее последовательно права социальных работников закреплены в ст. 36 закона. Здесь речь уже идет о правах работающих как в государственном, так и в муниципальном секторах социального обслуживания. Что же представляют собой права социального работника? Социальный работник имеет право на:

  • работу на условиях трудового договора (контракта);
  • бесплатный профилактический осмотр и обследование при поступлении на работу и бесплатное диспансерное наблюдение в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранение за счет соответствующих бюджетных ассигнований;
  • защиту профессиональной чести, достоинства и деловой репутации, в том числе в судебном порядке;
  • получение квалификационных аттестатов и лицензий на профессиональную деятельность в сфере социального обслуживания;
  • повышение квалификации за счет работодателя;
  • бесплатное получение жилой площади и жилищно-коммунальных услуг в случае, если он проживает в сельской местности или поселке городского типа, в порядке, установленном законодательством РФ;
  • обеспечение специальной одеждой, обувью и инвентарем или выплату денежной компенсации на их приобретение в порядке, определяемом правительством РФ;
  • внеочередное обслуживание государственными и муниципальными предприятиями торговли, общественного питания, быта, связи, отделениями сбербанков и учреждениями, оказывающими юридическую помощь социальным работникам при исполнении служебных обязанностей;
  • первоочередную установку квартирного телефона и приобретение на льготных условиях автотранспорта в целях обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов в порядке, определяемом правительством РФ;
  • бесплатный проезд на транспорте общего пользования (кроме такси) социальных работников, чья профессиональная деятельность связана с разъездами;
  • компенсацию за эксплуатацию личного транспорта, используемого для оказания социальных услуг в порядке, определяемом правительством РФ.

Могут быть также установлены дополнительные льготы как федеральным законодательством, так и законодательством субъектов РФ.

Казалось бы, такой пространный перечень прав можно только приветствовать. Но присмотримся к нему пристальней. По существу, речь идет о льготах социальным работникам и обеспечении некоторых гарантий, необходимых для осуществления их профессиональных обязанностей. Однако все льготы и так называемые права социальных работников несопоставимы с той ответственностью, которую возлагают на них государство и клиенты. Все права клиентов социальных служб, людей, относимых к уязвимым категориям населения, так щедро закрепленные законодателем, приводят (и не могут не приводить) государство к соответствующим обязательствам по обеспечению этих прав. Не надо доказывать, что гарантии этих прав, реальные возможности их практической реализации являются крайне низкими. Между тем лежит непосильная (в наших условиях и при нашем законодательстве) ноша по обеспечению всех этих прав, "дарованных" государством, лежит именно на социальных работниках.

При этом каждый закон, регулирующий отношения в сфере социальной защиты, содержит норму, в соответствии с которой нарушения прав граждан в сфере социального обслуживания (социальной защиты) могут быть обжалованы в суд. И здесь (пока только теоретически) социальный работник может быть привлечен к суду, например, за вторжение в частную, семейную жизнь, за нарушение права родителей на воспитание своего ребенка, за нарушение права частной собственности и многое, многое другое. Пока этого не случается из-за правовой безграмотности клиентов социальных служб. Однако отметим, что и социальные работники в основном не знают ни о своих профессиональных правах, ни об общих правах человека и гражданина. Не хочется быть Кассандрой, но долго это продолжаться не сможет. Например, врачам уже предъявляют иски; та же судьба может постигнуть социальных работников. Переведем вопрос в прагматическую плоскость: кто несет ответственность и кто будет платить за ущерб, за причинение морального вреда клиенту? Социальный работник или служба, к которой он прикреплен? На эти вопросы нет ответа. Не урегулированы вопросы профессиональной тайны, право на которую, без всякого сомнения, имеют социальные работники (как, например, медики, священники, журналисты и др.).

Особенности положения социального работника, как и представителей других гуманитарных профессий, предполагающих взаимодействие "человек—человек", заключается в том, чтобы обеспечить помощь и защиту обездоленным людям. Однако для этого сам социальный работник должен быть защищен. Закрепление в нормативном акте одних только льгот и социальных прав не может обеспечить его защищенности.

Как уже было сказано, социальный работник действует в ситуации "слуги двух господ". Государство (как собирательный образ) видит в нем попрошайку, поскольку социальный работник пытается добиться от него всего того, что положено его подопечным. Клиент же социальных служб видит в социальном работнике представителя жадного, злого, далекого и непонятного монстра-государства, которое ему (человеку) ничего не дает, а если и дает, то ничтожно мало. В результате социальный работник оказывается между двумя жерновами: с одной стороны — государство ("я обещаю"), с другой — клиент ("государство мне должно, дай, дай"). Сам же социальный работник вынужден действовать в правовом смысле наощупь, на свой страх и риск.

Такое положение связано с тем, что продекларированное Конституцией РФ социальное государство является прямым наследником, преемником социалистического государства. Государство полной мере сохраняет патернализм в отношениях с наиболее обе доленной частью своих граждан, порождая у них во многом иждивенческие настроения и ожидания. Это положение надежно обеспечивается, сохраняется и охраняется всей системой социальных прав, социальной защиты и действующего социального законодательства.

Постоянно речь идет о социальных правах. Но что это значит?

А то, что государство берет на себя определенные обязательства (в нашем случае весьма значительные). Не надо быть провидцем, чтобы понять, что обеспечение всех социальных прав, закрепленных в законодательстве, невозможно и в более богатом государстве, чем наше. Поэтому в последние годы (1997-1999) были приняты законы, которые позволяют распределять скудную государственную социальную помощь только среди наиболее нуждающихся (законы "О прожиточном минимуме в Российской Федерации", "О государственной социальной помощи", "О внесении изменения в ст. 16 Федерального Закона "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей").

Так можно ли говорить о том, что осуществляются гражданские (личные) и политические права лиц, относящихся к уязвимым категориям населения? Например, отсутствие беспрепятственного доступа к объектам социальной инфраструктуры для инвалидов — это нарушение социального права или личного? Соответствующее право предусмотрено ст. 15 Закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации", которая должна была вступить в силу в течение 1995-1999 гг. Вместе с ней должны были вступить в силу положения, предусматривающие обеспечение беспрепятственного доступа инвалидов к информации (ст. 14) и ответственность за неисполнение обязанностей по обеспечению доступа инвалидов к объектам социальной инфраструктуры (ст. 16). Излишне говорить о том, что указанные статьи так и не вступили в силу. Отсутствие этих важнейших прав разрушает всю систему социальной защиты инвалидов. По существу, закрепляется дискриминация, т.е. нарушение принципа равноправия, закрепленного и в международных документах о правах человека, и в Конституции РФ.

Вопрос о правах граждан, принадлежащих к уязвимым группам населения, пора перевести в плоскость дискриминации, ущемления их гражданских и политических прав. Социальные права государство может дать, а может и взять, или дать без возможности реализовать (что и происходит в действительности). Государство продолжает осуществлять патерналистскую опеку как во времена социализма. Однако реальность изменилась.

Принцип запрета дискриминации позволяет поставить проблему по-другому. Например, если инвалид не имеет доступа к объектам социальной инфраструктуры, то он (она) подвергается дискриминации, поскольку не имеет таких же возможностей, как и здоровые люди. Если мать-одиночку (или многодетную) не принимают на работу по этой причине, она также подвергается дискриминации. Можно привести много других примеров, но в этом нет необходимости. Фактически речь идет не о социальных, а о гражданских и политических правах, которых лишены клиенты социальных служб, поскольку не могут реализовать их.

Вместе с тем следует снять и непосильную ношу с плеч государства. Социальная функция государства должна сводиться к распределению обязанностей между субъектами общественных отношений, ее нужно переложить на неправительственный сектор, органы местного самоуправления. Конечно, не государство должно устанавливать пандусы у магазинов, театров, судов, музеев, школ, отделений милиции и т.п. Сами органы, учреждения, организации, компании должны заботиться о том, чтобы установить пандусы или иные приспособления для беспрепятственного доступа инвалидов, иначе они будут обвинены в дискриминации инвалидов. Не государство должно обеспечивать занятость инвалидов, матерей-одиночек, подростков. Об этом должны заботиться работодатели, иначе их обвинят в дискриминации. Государство же должно обеспечить систему и процедуры рассмотрения споров, возникающих в этой сфере, создать руководства по законодательству как для социальных служб, так и для тех, кто обеспечивает доступ к товарам, услугам, обеспечивает занятость и т.д.

Основополагающий правовой принцип запрета дискриминации будет работать прежде всего на новую модель социальной работы. При его реализации клиент социальной службы из объекта становится субъектом отношений, возникающих и существующих в сфере социальной защиты. Запрет дискриминации стимулирует клиента к активной жизни. Тем самым обеспечивается переход от административной модели социальной работы к концепции "независимой жизни".

Кроме того, данный принцип ставит различные категории уязвимых групп в равное, а следовательно, и правовое положение. В настоящее время получение социальных льгот и прав зависит главным образом от того, кто сильнее надавит на государство в конкретный момент, у кого из просящих длиннее протянутая рука, кто окажется терпеливее и настырнее. Обращение к принципу запрета дискриминации прекращает эту постыдную практику. Он также переводит государство из позиции "дающего" ("дарующего") в позицию "координатора".

Принцип запрета дискриминации имеет множество достоинств и только один существенный недостаток: его содержание не сформулировано ни в отечественном законодательстве, ни в отечественной практике.

Конституция гарантирует "равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места, жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также от других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности" (ч. 2 ст. 19).

В Уголовном кодексе предусматриваются санкции за нарушение равноправия граждан по перечисленным признакам в случае причинения вреда правам и законным интересам граждан (ст. 136). При этом в Уголовном кодексе не упоминаются "другие обстоятельства", т.е. "дух и буква" Конституции РФ сужаются и ограничиваются.

Понятие "дискриминация" раскрывается в многочисленных международных документах. Дискриминация означает любое различие, исключение, ограничение или предпочтение, основанное на одном или, возможно, нескольких вышеперечисленных признаках. Из приведенного определения становится ясно, что акты дискриминации весьма распространены и трудно доказуемы. Особенно в том случае, когда из-за юридической неразработанности оно практически не применяется в судебной практике и законодательстве. Стоит ли вообще отказываться от применения принципа запрета дискриминации по причине традиционно существующей ситуации?

На первый взгляд, мы далеко ушли от проблем социального работника, его статуса и защиты. Однако при такой постановке вопроса социальный работник действительно займет свое место между государством и человеком.

На самом деле, пока мы будем ратовать за социальные права, их обеспечение и соблюдение, говорить об обязанностях государства, социальный работник останется в положении слуги, получающего тумаки от обоих хозяев. Если же отказаться от патерналистской роли государства, признать за ним лишь координационные и контрольные функции в этой сфере, согласиться с необходимостью большего участия неправительственного сектора в социальной защите, признать, что часть российского населения подвергается дискриминации, — социальный работник, хотя и останется слугой двух господ, но будет скорее обласкан обоими хозяевами.


Другие интересные материалы:
Алкогольная зависимость как хроническое рецидивирующее заболевание – универсальная концепция?
Ключевые характеристики алкогольной зависимости включающие динамику и исход в...

По данным ВОЗ к началу 21 века в мире насчитывалось около 76 миллиона людей...
Пациентам о психотерапии
Большинство людей не могут четко представить себе чем, как и насколько...

ОБРАЩАТЬСЯ ИЛИ НЕ ОБРАЩАТЬСЯ Прилавки книжных ларьков за последние годы...
Взаимоотношения врача и больного
"Взаимоотношения врача и больного остаются основой медицинской практики....

Р. Ригельман Введение 1. Стиль отношений — сотрудничество...
Школьные обследования по проблеме употребления наркотиков
Школьные обследования - важный метод сбора данных о потреблении алкоголя и...

В большинстве стран лица, определяющие политику, придают большое значение...
Алкогольный абстинентный синдром


Д. Сироло. Р. Шейдер, Э. Сироло, Д. Гринблат, Л. фон Мольтке...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100