Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





http://Vyezdnoy-Banket.ru/banket/

vyezdnoy-banket.ru

Запчасти для сотовых телефонов

Купить запчасти для сотовых телефонов по низким ценам

155gsm.ru

Зарубежная Азия: поставка наркотиков в Россию

 


> Закон сур-р-ов! > Даешь систему! > Зарубежная Азия: поставка наркотиков в Россию

Предлагаемая статья отличается широтой охвата проблемы и интересным анализом. При этом необходимо принимать во внимание, что приводимые статистические данные дают лишь приблизительное представление о масштабах и динамике явления. Они не отражают полностью реальную картину, т.к. производство наркотиков, их транспортировка и потребление осуществляются под покровом тайны и поэтому приходится пользоваться оценками и расчетами, основанными на неполной или отрывочной информации. К тому же до сих пор отсутствует согласованная международная система показателей и методик их получения. Расхождения могут быть очень значительными. Так, специалисты ООН оценили производство опиатов в Афганистане в 1999 г. в 4000 т, а эксперты США – в 1600 т.

В. Булавин, А. Лавут

Афганистан — ведущий производитель и поставщик опиатов в Россию

Конец 90-х гг. ознаменовался беспрецедентным для последних десятилетий ростом производства наркотиков в Афганистане — ведущей стране группы “Золотого полумесяца”. В конце 1999 г. генеральный секретарь ООН К. Аннан в своем докладе о положении в этом государстве посвятил специальную главу афганскому буму в производстве опия, отметив, что в 1999 г. на это государство пришлось 75 % мирового произволе опия. По оценке ежегодного обзора ЮНДКП (Программы ООН по международному контролю над наркотиками – прим. ред.), объем производства опия в Афганистане достиг в 1999 г. рекордного уровня в 4600 т (увеличившись почти в 2 раза по сравнению с 1998 г.), из которых потенциально можно произвести 460 т героина Площадь под опийным маком достигла 90—91 тыс. га в 1999 г. (на 40 % больше, чем в сезон выращивания и сбора 1997 — 1998 гг.). Именно в 1998—1999 гг. по производству опия Афганистан значительно обогнал Мьянму. Если учесть и площади под индийской коноплей (в том числе дикорастущей), то наркосодержащие растения представлены практически во всех провинциях Афганистана. Это государство является также одним из крупнейших в мире производителей гашиша. Рост производства наркотиков позволил афганской наркомафии укрепить свои позиции в качестве ведущего поставщика героина, морфина, опия-сырца и гашиша в Россию и другие страны СНГ, а также в европейские государства, не входящие в это содружество.

Бум в производстве опия и героина в Афганистане вызван целым рядом причин. Он возник отнюдь не на пустом месте. Производство опия и гашиша имеет в этой стране многовековые традиции. Известные русские исследователи Н.И. Вавилов и Д.Д. Букинич, опубликовавшие после своей экспедиции в Афганистан капитальный труд “Земледельческий Афганистан”, отмечали очень бережное отношение крестьян к посевам опийного мака даже в районах, разоренных войнами. В некоторых районах выращивался опийный мак, а часть необходимого продовольствия ввозилась из других провинций. Зарубежные ученые, посетившие эту страну перед Второй мировой войной, писали, что в лавках Афганистана открыто продавались болеутоляющие и успокоительные средства и порошки, приготовленные на базе мака и конопли. Часть опия в это время вывозилась в Индию и другие соседние страны. Однако многовековые традиции потребления опия и гашиша были характерны и для ряда других стран Азии. Поэтому основными причинами бума наркобизнеса в Афганистане стали не традиционные, а новые факторы внешнего и особенно внутреннего характера последних десятилетий. Совместные усилия организаций ООН, ДЕА и других учреждений США, в странах Золотого треугольника, а также в Пакистане и Турции, с которыми США тесно сотрудничают в борьбе с наркобизнесом, привели к сокращению ими производства опиатов. При одновременном росте мирового потребления героина это привело к созданию благоприятных внешних предпосылок для афганского бума.

Еще большую роль сыграли факторы внутреннего порядка. Свыше 20 лет в Афганистане, то усиливаясь, то временами прекращаясь, идет война, которая была и продолжает оставаться основным занятием моджахедов и сменивших их талибов. Страна разорена, и противоборствующие стороны испытывают острую нехватку финансовых средств для закупки оружия и Других целей. Часто опиаты вывозятся по тем же каналам, по которым в Афганистан поступает оружие. Нередко грузовики, доставляющие в эту страну вооружение из Пакистана, обратно возвращаются с грузом наркотиков.

Фундаменталистское мусульманское движение “Талибан”, возникшее в 1994 г. в лагерях пуштунских беженцев в Пакистане и состоявшее в основном из учащихся духовных школ-медресе, обещало установить в Афганистане мир, закон и порядок и разоружить население. Однако на деле их приход в Афганистан привел к затяжной гражданской войне и введению жестоких канонов шариата в этой достаточно ортодоксальной мусульманской стране. К концу 1998 г. талибы контролировали 80 % территории страны. Пуштунское и суннитское по вере движение талибов провозгласило джихад и, прикрываясь им, приступило к физическому уничтожению части мусульман, принадлежащих к другим этносам и течениям ислама, в первую очередь оппозиции. Для разоренного войнами и окончательно обнищавшего афганского крестьянства выращивание опийного мака и получение опия является наиболее выгодным занятием. По доходности эта отрасль значительно превосходит возделывание пшеницы — основной сельскохозяйственной культуры страны.

В условиях длительных потрясений, стрессов и хаоса в стране, вызванных продолжительными военными действиями, произошел также значительный рост потребления наркотиков афганцами, как военнослужащими, так и гражданским населением. В конце 1999 г. свыше 9/10 афганского опия производилось из мака, выращиваемого на территории, контролируемой талибами. Режим талибов стал крупнейшим в мире производителем опия-сырца, морфина и героина. Взимая 20 % в виде налога на наркодельцов, включая перевозчиков наркотиков, талибы заинтересованы в максимальном развитии производства опиатов и особенно самого дорогого из них — героина. Полученные средства идут в основном на войну.

Противостоящий талибам Северный альянс облагает таким же налогом партии наркотиков, которые направляются в основном в Таджикистан и Узбекистан. Однако территория, контролируемая фактическим лидером Северного альянса таджиком Ахмадом Шах Масудом на пограничном с Таджикистаном северо-востоке страны, невелика, и производство опия на ней значительно меньше, чем на остальной территории Афганистана, захваченной талибами. Номинальный президент страны престарелый Б. Раббани (признанный большинством государств) живет в Душанбе. Таджикистан поддерживает также Масуда, который руководит практически всеми вооруженными силами Северного альянса. Позиция движения “Талибан” и в меньшей степени Северного альянса в отношении развития наркобизнеса, терроризма и прав человека очень двойственна и лицемерна. Официально талибы проповедуют вечные заповеди Корана и выступают против выращивания опийного мака, производства наркотиков и их потребления, ведут (хотя и неохотно) переговоры с ЮНДКП, МККН, ДЕА и другими организациями о совместной борьбе с наркобизнесом. На деле недостаток средств на войну и экономический кризис в стране заставил их практически легализовать производство опиатов и даже организовать в провинции Герат школу по обучению крестьян более совершенной агротехнике выращивания опийного мака и сбора опия-сырца. Большинство международных экспертов считает, что в настоящее время наркобизнес является крупнейшей по доходам отраслью экономики страны. Как движение “Талибан”, так и Северный альянс получают от наркотрафикантов плату за транспортировку по территории Афганистана опия-сырца, морфина, героина и гашиша на тех же основаниях, что и с других грузов. Регулярные поборы взимаются властями при создании и работе нарколабораторий. В сельских районах религиозные лидеры (муллы) взимают с крестьян, производящих опийный мак, так же как за другие сельскохозяйственные культуры, 10%-ный налог (ушер). Если крестьяне не имеют денег, они передают Vio сбора опия-сырца мулле, который продает его местным наркодельцам.

Захватив большую часть территории Афганистана, талибы превратили страну в центр международного терроризма. Это направление политики движения “Талибан” особенно усилилось после того, как талибы приютили усиленно разыскивавшегося Интерполом и ЦРУ крупнейшего вдохновителя международного и мусульманского терроризма, миллионера Усама бен Ладена, который установил тесные связи с руководителем движения “Талибан” муллой Мохаммедом Омаром. При содействии У. бен Ладена талибы значительно укрепили свои связи с националистическими и террористическими организациями мусульман в ряде стран, в том числе в государствах Средней Азии, а также с террористами Чечни. На афганской территории были созданы лагеря по подготовке террористов. До появления в Афганистане У. бен Ладена отношения этой страны с Госдепартаментом были достаточно взвешенными. США учитывали и напряженность отношений между суннитами-талибами и шиитским Ираном, в том числе на религиозной основе. Однако после взрыва американских посольств в Кении и Танзании, организация которых приписывается У. бен Ладену, США 5 июля 1999 г. ввели финансовые и экономические санкции против движения “Талибан” и потребовали выдворения из Афганистана этого международного террориста № 1 или его прямой выдачи. Талибы отказались сделать это. Тогда в октябре 1999 г. Совет Безопасности ООН единогласно принял резолюцию о введении новых санкций в отношении движения “Талибан”, в случае, если оно не откажется от предоставления территории Афганистана для размещения тренировочных лагерей междуна родных террористов и не выдаст У. бен Ладена. Талибы пытались урегулировать этот вопрос, вновь заявив, что У. бен Ладен является гостем афганского народа и он может покинуть страну только добровольно, однако, “гость” не пожелал сделать это и новые санкции были введены.

Блокада режима талибов и частичное замораживание активов У. бен Ладена сильно осложнило финансовое положение движения “Талибан” и еще более нарушило их и без того недостаточные контакты с обеспокоенными афганским наркобумом ЮНДКП, МККН (Международный комитет ООН по контролю над наркотиками - прим. ред.), ДЕА (Управление по борьбе с наркотиками США – прим. ред.) и другими организациями, ведущими борьбу с наркобизнесом. Возникла острая нехватка средств для закупки оружия, содержания тренировочных лагерей террористов и выполнения обещаний по финансированию зарубежных организаций, ухудшилось продовольственное положение страны. В сложившейся ситуации попытки организаций ООН по борьбе с наркобизнесом и ДЕА воздействовать на талибов не имели успеха.

Следует отметить, что и до 1999 г. все попытки ограничить извне производство наркотиков в Афганистане в 90-е гг. не имели успеха. После введения в Афганистан в декабре 1979 г. ограниченного контингента советских войск основная часть производства и контрабанды наркотиков была сосредоточена на территории, контролируемой моджахедами, у границы с Пакистаном. Несмотря на сложную ситуацию в стране во время действий советских войск и особенно после их вывода, когда вскоре на афганской земле началась гражданская воина, производство опия-сырца постепенно росло, ускорившись на рубеже 80 и 90-х гг. В 1989 г. — год вывода советских войск — оно составило 650 т (в 1984 г. — 41,5 т), а в 1990 и 1991 гг., по данным ООН, выросло соответственно до 1 тыс. и 2,4 тыс. т. Увеличилось также культивирование каннабиса для производства наркотиков (в основном гашиша).

В 90-е гг. на афганской территории росло производство героина, укреплялись связи группировок моджахедов с пакистанской и международной наркомафией, в том числе с наркодельцами из среднеазиатских стран СНГ.

Первоначально довольно примитивные лаборатории по производству морфина и героина размещались в труднодоступных районах, находящихся под контролем различных вооруженных формирований моджахедов, в основном у границы с Пакистаном. Однако в дальнейшем подпольные зарубежные наркокартели наладили снабжение этих лабораторий оборудованием и прекурсорами, и они стали хорошо оснащенными предприятиями. По информации западной печати, в 1990 г. только в провинции Нимруз, расположенной на стыке границ Афганистана с Пакистаном и Ираном, работало около 20 лабораторий, производивших героин, причем треть его поставлялась в США. Вместе с тем моджахеды продолжали поставлять опий-сырец в юго-западную часть Пакистана в районы проживания пуштунских племен вдоль “линии Дюранда”, разграничившей в 1893 г. территории Афганистана и Индии. Делалось это в сговоре с коррумпированной частью пакистанской военной разведки.

В 1990 г. в Кабуле была издана брошюра “Золотой полумесяц”, посвященная анализу наркобизнеса лидеров группировок “Альянса семи”. Немалый резонанс, особенно в США, вызвала статья в газете “Вашингтон пост”, опубликованная в мае 1990 г. и содержащая критику Госдепартамента за поддержку моджахедов, которые не только ведут военные действия, но и отравляют наркотиками население других стран. В статье, в частности, отмечалось, что при негласной поддержке военной разведки Пакистана командиры отрядов моджахедов, входящие в крупную группировку Г. Хекматеара, содержат лаборатории по производству героина не только в Афганистане, но и в юго-западном Пакистане, откуда героин тремя путями — морским (в основном через порт Карачи), воздушным, а также сухопутным через Иран и далее частично Турцию поступал в Западную Европу и США.

Что касается правительства Афганистана, то до прекращения его существования в 1992 г. оно неоднократно предпринимало попытки борьбы с наркобизнесом. Так, в апреле 1990 г. декретом президента была образована Верховная комиссия по контролю над наркотиками, которую возглавил вице-президент М. Рафи. Было также принято решение ужесточить статьи уголовного кодекса, предусматривающие наказание за наркобизнес. Планировались и экономические способы борьбы с распространением наркотиков. Практически во все соглашения, заключенных между Кабулом и моджахедами, включались пункты о прекращении последними производства наркотиков в обмен на поставки семян, удобрений, сельхозтехники и другой помощи для производства альтернативных культур. За кратковременный период реализации этой программы были задержаны более 1 тыс. контрабандистов, закрыто около 400 опиумных курилен, конфискованы относительно крупные партии опия-сырца, гашиша, героина и синтетических наркотических веществ. Однако захват талибами Кабула и убийство ими президента Наджибулы практически положили конец реализации этой программы.

На Тридцать второй сессии Подкомиссии по незаконному обороту наркотиков на Ближнем и Среднем Востоке (в Подкомиссию входят все государства Западной Азии, кроме Армении и Грузии, но с включением не входящих в субрегион Египта и Индии), которая проходила в Баку 17—21 февраля 1997 г., было принято Бакинское соглашение о субрегиональном сотрудничестве в борьбе против незаконного культивирования, производства, оборота, распределения и потребления наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров. Затем в том же году государства-члены организации экономического сотрудничества (Азербайджан, Афганистан, Киргизия, Пакистан, Таджикистан, Туркменистан, Турция и Узбекистан) в присутствии представителей правительства Б. Раббани постановили создать координационное подразделение по вопросам контроля над наркотиками.

В пропагандистских целях талибы в июне 1998 г. сожгли около г. Джелалабада в присутствии иностранных представителей 1 т опиатов. Хотя Афганистан подписал Конвенцию 1988 г., ни одна из противоборствующих сторон — ни движение “Талибан”, ни Северный альянс — не предпринимали каких-либо существенных шагов для ее выполнения. Обеспокоенный этим исполнительный директор ЮНДКП Арлаччи, посетив в конце 1997 г. Кандагар (центр одноименной провинции Афганистана на юго-востоке страны, один из важных районов производства опия) направил письмо лидеру страны мулле М. Омару письмо, в котором обратил его внимание на необходимость:

1) ликвидации посевов мака там, где предусматривались альтернативные программы развития;

2) разрешения ЮНДКП доступа в новые районы культивирования опийного мака с целью наблюдения за деятельностью талибов по борьбе с его культивацией;

3) захвата наркотиков и прекурсоров и их уничтожения в присутствии представителей ЮНДКП и

4) уничтожения нелегальных лабораторий.

В своем устном ответе талибы не возражали против выполнения всех этих пунктов, но лишь при условии достаточного финансирования выполнения альтернативных проектов сельскохозяйственного развития.

Что касается перспектив объема производства опия в ближайшие годы, то несмотря на демонстративное уничтожение посевов мака (рубка вручную стеблей с коробочками или цветами) на ограниченной площади в присутствии иностранных представителей весной 2000 г. и начавшуюся засуху, пока рано судить об искренности руководства талибов.

80 % героина, потребляемого в Европе, производится в Афганистане. Это происходит, несмотря на заявление руководства талибов, что изготовление наркотиков противоречит предписаниям шариата. В равной мере это относится и к потреблению наркотического зелья, рост которого отмечен в стране. Однако, по оценке специалистов ООН, в целом по употреблению наркотиков на душу населения Афганистан (за исключением северо-восточной, пограничной с Таджикиста ном Бадахшанской провинции) пока уступает США и ряду других стран.

В конце 90-х гг. выросла сеть лабораторий, производящих морфин и конечный продукт — героин. Они расположены в основном вблизи районов производства опия-сырца в провинциях Нимруз, Гильменд, Бадахшан, Нангархар, Кандагар, Герат, Фарах и Пактия. Быстро растет число лабораторий у границы со среднеазиатскими странами СНГ. Отношения ЮНДКП с руководством движения “Талибан” непродуктивны по всем направлениям, в основном по вине талибов. В период очередного сезона заготовки опия-сырца с марта по июнь 1998 г. эксперты ЮНДКП были выдворены или уехали сами в целях безопасности из районов, где осуществлялись проекты ООН по свертыванию выращивания опийного мака и его замене альтернативными культурами. В дальнейшем в период с августа 1999 г. до конца года было прекращено (исходя из соображений безопасности) осуществление двух пилотных проектов ЮНДКП по альтернативной замене в провинциях Нангархар (административный центр Джелалабад) и Кандагар.

Кроме того, камнем преткновения стал также вопрос о соблюдении в стране прав человека. Ряд доноров (особенно из США), первоначально согласившихся субсидировать часть альтернативных проектов ЮНДКП в Афганистане, затем отказались сделать это из-за несоблюдения прав человека в этой стране. В результате финансирование альтернативных проектов развития оказалось недостаточным. В ответ представители движения “Талибан” заявили о слишком медленном введении ЮНДКП схем альтернативного развития. Они заявили, что не будут принуждать крестьян уничтожать посевы опийного мака и заменять их альтернативными сельскохозяйственными культурами, если материальные потери земледельцев не будут компенсированы.

В ряде случаев программы уничтожения посевов мака и замены их альтернативными культурами оказались недостаточно продуманными, в частности в них недостаточно учитывалась специфика климатических условий Афганистана. Так, спонсируемая США через компанию “Мерки Корпс Интернейшнл” (МКИ) программа по замене мака фруктовыми деревьями в ведущей по производству опия-сырца южной провинции Гильменд в 1998 г. была сорвана из-за плохих климатических условий. Однако это не отразилось на деятельности МКИ, основные усилия которой сосредоточены на восстановлении канала Богхра в центральной части провинции Гильменд, ремонте подземных ирригационных водостоков и сокращении и замене посевов мака альтернативными культурами в этом районе22. На эти цели правительство США ассигновало в 1998—1999 гг. 1,5 млн. дол.

Предлагая программы альтернативного развития, ЮНДКП, ДЕА и другие организации вынуждены считаться с реалиями продовольственного положения Афганистана. Самодельный плоский хлеб из пшеницы является основным продуктом питания афганских крестьян, а быстрый рост производства опийного мака в 1997—1999 гг. привел к замене этой культурой посевов пшеницы и значительному ухудшению продовольственного положения в ряде провинций. Немалую роль в осложнении отношений между движением “Талибан” и ЮНДКП сыграл тот факт, что талибы не были приглашены на 2-ю специальную сессию ГА ООН по проблеме наркотиков, на которой Афганистан был представлен правительством Б. Раббани. Кроме спонсорства (донорства) в отношении альтернативных программ развития, США активно поддерживают деятельность в Афганистане Специальной миссии ООН и ее попытки создать на базе примирения сторон правительство, опирающееся на более широкую основу, которое будет следовать международным нормам в отношении наркотиков, прав человека и терроризма. В течение 1998 г. дважды встречались крупнейшие доноры, объединенные в Группу поддержки Афганистана. На их встрече в Токио в декабре 1998 г. было отмечено, что борьба с наркобизнесом является наиболее злободневной проблемой страны и ее надо включать везде, где это возможно, в более общие программы по Афганистану наряду с правами человека и терроризмом. Со своей стороны ЮНДКП согласилась включать положения о правах человека по мере возможности в свои афганские антинаркотические программы.

В целом, несмотря на относительно высокую активность в отношении Афганистана ЮНДКП, МККН, ДЕА и других, связанных с ними организаций, результаты их деятельности до сих пор незначительны. Так, не было сообщений о задержании или уничтожении талибами в стране новых партий наркотиков или прекурсоров, аресте и тем более осуждении наркотрафикантов. Редкий обмен посланиями между движением “Талибан” и организациями ООН, ответственными за контроль над наркотиками, в 1999 г. еще более сократился.

ЮНДКП удалось сохранить секции Организации по координации и контролю над наркобизнесом лишь в городах Кандагар, Джелалабад и Кабул. Через них ЮНДПК осуществляет связь с движением “Талибан” и восстановленной ими Верховной Комиссией по контролю над наркотиками со штабом в Кабуле. Значительный рост производства опийного мака в 1997—1999 гг. привел к появлению посевов этого растения в ряде новых районов. Крупнейшим центром страны по производству мака и опия-сырца по-прежнему остается южная провинция Гильменд. Второе место занимает восточная провинция Нангархар, где так же, как и в Гильменде, несмотря на деятельность МКИ, в последние годы возникло по одному новому району возделывания мака. В 1997—1999 гг. посевы мака впервые появились в расположенных около Кабула провинциях Лагман и Логар при сохранении в стране всех старых центров производства опия-сырца (провинции Кандагар, Герат, Бадахшан и др.).

Новый район возделывания опийного мака возник в провинции Бадахшан, у границы с Таджикистаном, где накоплены для переправки туда значительные запасы афганских опиатов. Все более частые задержания российскими пограничниками, охраняющими таджикско-афганскую границу, наркотрафикантов, переправляющихся вместе с грузом опиатов на плотах через реку Пяндж из Афганистана в Таджикистан, подтверждают сообщения о крупном складировании наркотиков у границ этой страны. Часто происходят здесь и вооруженные столкновения с наркотрафикантами. Новые районы производства опиатов, контролируемые талибами, возникли также у границ с Туркменистаном и Узбекистаном. Из-за частых военных действий между талибами и отрядами Масуда представители ЮНДКП, МККН и ДЕА в эти районы практически не допускаются. В сложившейся ситуации бум в производстве наркотиков в Афганистане не следует считать чисто конъюнктурным явлением. С большой долей вероятности можно утверждать, что очень высокий уровень производства наркотиков сохранится здесь в ближайшие годы.

Значительный рост производства опиатов в Афганистане привел к расширению круга их потребителей практически на всех континентах и увеличению и усложнению транзитных перевозок через другие страны. В прошлом основной поток афганских наркотиков в Европу и США направлялся через Пакистан и Иран. США и сейчас продолжают оставаться крупным потребителем афганских наркотиков, хотя они и сильно уступают в этом отношении Европе. Новым важным фактором стал распад СССР и образование на северной границе Афганистана трех среднеазиатских государств — Таджикистана, Узбекистана и Туркменистана с полупрозрачными практически по всему периметру границами, а также пограничных с ними Киргизии и Казахстана.

Транзитные страны с небольшим производством наркотиков в Западной и Средней Азии

В эту группу стран входят Пакистан, Иран, Турция, Таджикистан, Узбекистан, Туркменистан, Киргизия и Казахстан. По оценкам экспертов, на долю Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана, Киргизии и Казахстана приходится 45—65 % транзита наркотиков из Афганистана. Через эти страны СНГ афганские наркотики поступают в Россию и далее частично в Европу, а также в меньшей степени в Иран и Турцию и далее в основном в западноевропейские страны. Естественно, что афганский транзит наркотиков через среднеазиатские страны СНГ должен рассматриваться в первую очередь.

Кроме того, 90-е гг. характеризовались быстрым ростом производства наркотиков во всех среднеазиатских странах СНГ и значительным увеличением в них потребления наркотиков, особенно героина, что было отмечено и в очередном докладе МККН, опубликованном в 2000 г.

Кроме протяженной границы со странами СНГ, Ираном и Пакистаном, на крайнем востоке Афганистан имеет также границу очень небольшой протяженности с Индией и Китаем. Нелегальные поставки наркотиков в Индию и их транзит основным потребителям длинным и окольным путем через эту страну меньше, чем через вышеперечисленные страны, СНГ, Иран и Пакистан.

Из 7 пограничных с Афганистаном государств 5 (Пакистан, Иран, Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан) являются мусульманскими странами, что способствует укреплению связей между ними. В 1998—1999 гг. особенно быстро рос транзит наркотиков через Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан. Несмотря на помощь советских пограничников в охране границы и пресечении контрабанды наркотиков из Афганистана в Таджикистан, наркоситуация в этой стране особенно сложна, что в значительной степени объясняется тяжелой внутриполитической ситуацией и частыми вооруженными конфликтами. Протяженность общей границы с Афганистаном у Таджикистана намного больше, чем у Туркменистана и Узбекистана, причем значительная ее часть проходит по горам. Горные тропы в этих горах хорошо известны лишь местным горцам, сотрудничающим с контрабандистами. В контрабанде наркотиков в Таджикистан велика доля носильщиков. Талибы, не говоря уже о таджиках А. Масуда, имеют обширные связи с таджикской оппозицией, неоднократно выступавшей с оружием в руках против законного правительства Э. Рахмонова. По транзиту опиатов из Афганистана в Россию и наркотиков в целом Таджикистан занимает первое место не только среди среднеазиатских стран СНГ, но и всех государств, поставляющих наркотики в Российскую Федерацию.

Вместе с тем, несмотря на относительно высокий уровень потребления наркотиков в Таджикистане, страна может обеспечить его собственным производством и даже вывозит на север наркотическое зелье, хотя и во много раз меньше, чем использующий эту страну Афганистан. Во многих районах страны выращиваются опийный мак и индийская конопля. Наиболее крупные плантации мака расположены в долинах Бадахшана и районе Пенджикента. Встречаются в Таджикистане и дикорастущие мак и индийская конопля. Регулярные операции сотрудников МВД Таджикистана, пытающихся уничтожить посадки мака и конопли, сталкиваются с ожесточенным сопротивлением крестьян, которые заявляют, что выращивание этих растений практически является единственным источником их существования.

Транзит наркотиков через среднеазиатские республики СССР начал принимать относительно четкие формы еще во время пребывания в ДРА советских войск, когда наркотики выменивались в этой стране на промышленные изделия первой необходимости, а затем переправлялись в Советский Союз. В дальнейшем после образования СНГ в наркобизнесе среднеазиатских государств усилилась роль коррумпированных государственных чиновников, в том числе из высших эшелонов власти. Наркодельцы из этих стран, особенно Таджикистана, наладили связи с международными наркосиндикатами. В организации транзита наркотиков через эту страну большую роль играет базирующаяся на территории Афганистана Исламская партия возрождения Таджикистана (ИПВТ).

Основные потоки контрабандных наркотиков через афганско-таджикскую границу идут по трем направлениям: западное — через пограничную с Афганистаном р. Пяндж, образующую после слияния с р. Вахш р. Амударью, и два восточных маршрута — в Горно-Бадахшанской АО через горы Памира (пограничный г. Хорог и далее по автодороге в Мургаб и более протяженной дороге — Хорог — Ишкаш-Мургаб). На западном слабогористом участке российские пограничники регулярно перехватывают контрабандистов с наркотиками, переправляющихся через р. Пяндж, но численность хранителей границы недостаточна для более масштабных действий. Еще сложнее ситуация на восточных горных участках границы. Здесь выделяется автодорога Хорог-Мургаб, идущая далее через горы в административный центр Ошской области Киргизии г. Ош. На юго-восточном участке границы Таджикистана с Афганистаном используется также ряд других мест для перехода на таджикскую территорию. Горные народы, населяющие Памир, не знают, как правило, языков друг друга, а иногда и таджикского языка (дари). Их разобщенность облегчает деятельность наркотрафикантов. Из города Ош, который является главным перевалочным пунктом для наркотиков, поступающих в Киргизию, опиаты, гашиш и марихуана перевозятся на юг Казахстана для дальнейшего транзита в Россию. Для транспортировки афганских и небольшого количества пакистанских наркотиков из среднеазиатских стран СНГ на север и северо-запад широко используются автомобильные и железные дороги, международные и местные авиалинии. Особенно быстрый рост объема не легальных перевозок отмечен на трейлерах, идущих на север прямыми рейсами из Пакистана, Афганистана и среднеазиатских стран СНГ.

Киргизия, граничащая с Китаем, Таджикистаном, Казахстаном и Узбекистаном, не имеет общей границы с Афганистаном, но тем не менее играет значительную роль в транзите афганских и пакистанских наркотиков. Выращивание наркосодержащих растений в Киргизии относительно невелико, но быстро растет. В прошлом, в составе СССР, Киргизская ССР была одним из крупнейших в мире легальных производителей опийного мака для производства лекарств (морфин, кодеин и др.), но в 1973 г. по распоряжению Москвы это производство было прекращено. Основными наркотиками, потребляемыми в этой стране являются марихуана, гашиш и амфетамины. В Киргизии так же, как и в других среднеазиатских странах СНГ и южной части Казахстана, расположено немало площадей под дикорастущими маком и индийской коноплей. Особенно значительная площадь под дикорастущей коноплей в Киргизии приходится на киргизскую часть Чуйской долины. В этой стране растет число и улучшается техническое состояние подпольных кустарных лабораторий по производству опиатов, несмотря на действия правоохранительных органов по их ликвидации. Эта часть наркобизнеса сосредоточена в основном в г. Бишкеке. В 80—90-е годы в Киргизии также резко увеличилось производство эфедрина на базе местной дикорастущей эфедры, заросли которой расположены в верхних течениях горных рек.

Первоначально (до распада СССР) заготовленная эфедра (до 1 тыс. т в год) сдавалась государству, но затем увеличилось подпольное производство эфедрина, несмотря на ликвидацию ряда лабораторий. Отсюда, а также с казахстанского завода в Чимкенте (куда, по данным ДЕА, нелегально поставляется часть эфедры из Киргизии) эфедрин поступает в Россию и другие страны СНГ. Быстрый рост производства наркотиков в Киргизии рассчитан в основном на вывоз в Россию и остальные страны СНГ, включая соседние среднеазиатские, но пока он сильно уступает транзиту наркотического зелья из Афганистана. Значительное развитие наркобизнеса и относительно высокий уровень потребления наркотиков в Киргизии среди стран СНГ объясняется рядом причин. В этой стране ограничение производства и потребления наркотиков по религиозным предписаниям соблюдается менее строго, чем в большинстве других мусульманских государств Западной Азии. В Киргизии сохранился опыт и традиции выращивания мака и конопли на государственных плантациях.

В этой стране в наркобизнесе существует разделение труда по национальному признаку. Заготовкой сырья и частично производством наркотиков занимаются в основном киргизы, торговыми операциями — узбеки, а в транспортировке наркотиков велика доля таджиков и азербайджанцев.

Важным государством транзита для афганских наркотиков является также Туркменистан. Кроме того, через эту страну с севера в Афганистан и среднеазиатские страны идет значительный транзит прекурсоров, в первую очередь ангидрида уксусной кислоты.

Обширная граница между Туркменистаном и Афганистаном удобна для контрабанды наркотиков. Она проходит по слабозаселенной местности, где горы и холмы постепенно переходят в обширную пустыню (Туранскую низменность). Граница полупрозрачна, так как туркменская сторона не имеет достаточных средств для создания сильной пограничной службы. Это относится также к границе Туркменистана с Ираном, Узбекистаном и Казахстаном. Дальнейшие направления потоков наркотиков из Туркменистана весьма разнообразны, однако среди них выделяются три главных маршрута: 1) через Казахстан и Узбекистан в Россию и частично в Европу; 2) через Казахстан в Азербайджан, Грузию и Армению и далее в Турцию и европейские страны за пределами СНГ; 3) в Иран и далее в основном в Турцию. Последнее направление требует пояснений.

Отношения между Афганистаном и Ираном, имеющими общую протяженную границу, являются весьма напряженными. Кроме того, после свержения шаха и прихода к власти аятоллы Хомейни — главы большой группы мусульман-фундаменталистов — в стране был установлен очень жесткий режим, карающий смертной казнью участников наркобизнеса, в том числе торговцев наркотиками. Число казненных в Иране за наркобизнес достигало 2 тыс. человек в год. Значительно усилилась охрана ирано-афганской границы.

Иное положение сложилось на туркменско-иранской границе, где с 1992 г. действует упрощенный порядок перехода. Основными поставщиками наркотиков в Туркменистан (включая реэкспорт) кроме Афганистана являются Пакистан, Таджикистан и Узбекистан. Столица страны г. Ашгабат связан железной дорогой с туркменским портом на Каспийском море г. Туркмен-Баши (бывший Красноводск), Ташкентом, Душанбе, Бишкеком и через Караганду с Акмолой и далее с европейской частью России, а также через Алма-Ату — с Сибирью. В 1996 г. была открыта железная дорога, связавшая Туркменистан с Ираном. В СССР расположенная в полупустыне Туркменская ССР в экономическом отношении считалась самой отсталой среднеазиатской республикой. После распада СССР наиболее крупные успехи достигнуты в развитии авиационного сообщения и иностранного туризма. Ашгабат теперь связан прямым авиационным сообщением с Абу-Даби, Бирмингемом, Душанбе, Карачи, Лондоном, Нью-Дели, Стамбулом и Тегераном. Как отмечает МККН, в дальнейшем транзите наркотиков из Туркменистана в Россию и далее в Европу все большую роль будет играть Каспийское море. До распада СССР по производству и потреблению наркотиков на душу населения и их вывозу в другие республики Туркменистан занимал в стране первое место. Этому способствовали традиции туркмен, издавна считавших каннабис универсальным лечебным средством. Однако такое лечение, как и в других странах, часто приводило к развитию наркомании.

В феврале 1996 г. Туркменистан присоединился к Конвенциям 1961, 1971 и 1988 гг. и Протоколу 1972 г. Формально по указу президента Ниязова лицу, задержанному с двумя и более килограммами героина, может быть вынесен смертный приговор, но это постановление слабо реализуется. Президентом учреждена Государственная комиссия по контролю над наркотиками. В результате в стране нет крупномасштабного производства наркотиков. Сравнительно небольшие нелегальные посадки опийного мака и конопли расположены в отдаленных районах предгорий и пустынь, в том числе в пустыне Каракум у Каракумского канала. Производство наркотиков незначительно, но число тайных лабораторий постепенно растет. Операции властей по их уничтожению, а также ликвидации посевов мака и каннабиса, малоэффективны. Проводятся также операции по захвату контрабанды наркотиков. В 1998 г. было захвачено 15 т в основном гашиша и марихуаны, а также 1,5 т опиатов, включая героин. Большая часть этого товара перевозилась грузовыми и легковыми автомашинами, автобусами и железнодорожным транспортом. В 1998 г. ДЕА спонсировала проведение в Ашгабате двухнедельных занятий по борьбе с наркобизнесом.

Расположенный в центре среднеазиатского района Узбекистан граничит со всеми среднеазиатскими странами СНГ. По численности населения это государство занимает первое место в данном субрегионе, а по производству и потреблению наркотиков на душу населения — последнее. Объясняется это в первую очередь более активной по сравнению с соседними государствами борьбой руководства Узбекистана с наркобизнесом и более основательной по сравнению с соседями охраной небольшой границы с Афганистаном. Тем не менее, относительно обширная территория этого государства широко используется для транзита на север афганских наркотиков, которые поступают в Узбекистан кружными путями из соседних среднеазиатских стран СНГ. В обратном направлении с севера в Афганистан и Пакистан идет транзит прекурсоров. За период с 1995 г. сотрудники таможенных органов Узбекистана пресекли попытки незаконного вывоза в Афганистан 7,2 т прекурсоров — химических веществ, без которых невозможна переработка опийного сырья в героин. В реквизиции прекурсоров не отстает от Узбекистана и Туркменистан, где в 1998 г. была изъята 41 т ангидрида уксусной кислоты. Вместе с тем часто возникающие в различных районах страны (в том числе в узбекской части Ферганской долины) нелегальные посевы мака и каннабиса, а также лаборатории регулярно уничтожаются правоохранительными силами страны.

В борьбе с наркобизнесом между правоохранительными органами Узбекистана, МВД, Национальной службой безопасности (НСБ) и Государственным таможенным комитетом (ГТК), также как и в других среднеазиатских государствах СНГ, существует традиционное разграничение функций: МВД борется с наркопреступностыо внутри государства, НСБ — с международной наркоманией, насаждающей наркобизнес в стране, и ГТК — в пограничном контроле. Что касается перехвата транзитных партий наркотиков, то в 1998 г. их конфискация составила 1,5 т. Правоохранительные органы Узбекистана работают в области перехвата наркотиков не хуже своих коллег из Туркменистана, хотя и отмечается недостаточная координация их работы внутри страны. Сопоставление в этих условиях объема конфискаций в 1998 г. (1,5 т в Узбекистане и свыше 15 т в Туркменистане) и в другие годы в равной мере говорит о том, что транзит наркотических средств через туркменскую территорию значительно больше, чем через узбекскую. Тем не менее, несмотря на рост реквизиции, в обеих странах отмечен рост транзита наркотиков.

Узбекское правительство придает борьбе с наркобизнесом большое значение, несмотря на недостаток средств. Страна присоединилась к Конвенции 1988 г. В 1998 г. Узбекистан подписал с США соглашение о сотрудничестве в борьбе с наркобизнесом. В стране работает Государственная комиссия по контролю над наркотиками, ГККН, которая в 2000 г. закончила разработку государственного плана борьбы с наркобизнесом. Однако его реализация, по мнению специалистов, будет сдерживаться трудностями с финансированием. Быстро развивается сотрудничество с ЮНДКП. На базе сотрудничества с этой организацией в Узбекистане осуществляется три проекта. Первый из них посвящен налаживанию сотрудничества и обмена информацией между ЮНДКП и ГККН и созданию Центра информации и анализа. Второй проект предусматривает более тесное сотрудничество Узбекистана с Таджикистаном и Киргизией в пресечении транзита наркотиков по Ферганской долине — одному из ключевых маршрутов наркотрафикантов. При разработке этого проекта было учтено, что, хотя среднеазиатский центр по борьбе с наркобизнесом в Оше (Киргизия) только разворачивает свою работу, уже имеются положительные результаты, в частности, сокращение транзита наркотиков по Ферганской долине. Третий проект предусматривает помощь ЮНДКП Узбекскому институту генетики в работе по изменению генетического кода в семенах опийного мака.

Узбекистан — член всех среднеазиатских, субрегиональных и региональных организаций стран Азии, деятельность которых посвящена борьбе с наркобизнесом или является одним из направлений их работы. Кроме того, наряду с рядом других стран Азии, Узбекистан участвовал в семинаре ДЕА в Будапеште, который был посвящен борьбе с наркобизнесом. Испытывая нехватку средств, правительство Узбекистана рассчитывает на иностранную помощь, в первую очередь ЮНДКП, США и Великобритании. Среди основных транзитных маршрутов наркотрафика в стране происходят изменения. Усиление контроля над основным маршрутом транзита наркотиков из Афганистана через Горно-Бадахшанскую автономную область Таджикистана и далее через г. Ош в узбекскую часть Ферганской долины привело к росту значения маршрута в узбекский город Коканд и далее в Сырдарьинскую, а затем — в Сурхандарьинскую области.

Очень велика в транзите наркотиков роль Казахстана, через который поступает в Россию в основном по суше, а также водным путем с использованием Каспийского моря и р. Иртыш свыше 95 % наркотических веществ, транспортируемых через Среднюю Азию из Афганистана и Пакистана, а также производимых в странах Средней Азии и Казахстане. Около 5 % наркотиков, вывозимых из среднеазиатского района, транспортируется Туркменистаном в Россию и Азербайджан по Каспийскому морю, минуя Казахстан.

В южном Казахстане наряду с плантациями опийного мака и каннабиса расположены крупнейшие в странах СНГ после России (1 млн. га) площади дикорастущего мака и индийской конопли. Так, по ориентировочным оценкам, под каннабисом в казахстанской части Чуйской долины занято 400 тыс. га (при урожае в 400 т), в Талды-Курганской области — более 30 тыс. га. Значительные площади под коноплей находятся также в окрестностях Алма-Аты и Кзыл-Орды. Кроме того, на юге Казахстана сосредоточено свыше 70 % обширных площадей под дикорастущим маком. На юго-востоке страны по склонам Джунгарского и Заилийского Алатау расположены обширные плантации эфедры для производства эфедрина. В г. Чимкенте работает единственная в настоящее время в странах СНГ фармацевтическая фабрика по производству опиатов. Ее специализацией издавна является изготовление морфина, кодеина, промедола и других опиатов. В прошлом это предприятие ежегодно перерабатывало 150 т опия-сырца, ввозимого из Индии. Затем, по официальным данным, производство начало сокращаться и почти полностью прекратилось. Зато начали поступать сигналы о нелегальном производстве на этом предприятии наркотиков.

Правоохранительными органами республики выявлено и уничтожено значительное количество подпольных лабораторий, производящих наркотики. Однако, несмотря на это и активную деятельность Республиканского управления по контролю за распространением наркотиков, наркомания в Казахстане продолжает расти, причем наркобизнес опирается не только на местную мощную сырьевую базу, но и наркотики, идущие с юга, часть которых продается в Казахстане. Географическое положение этой весьма крупной по территории страны (2717,3 тыс. км), с ее протяженной полупрозрачной границей на юге — с Туркменистаном, Узбекистаном, Киргизией и Китаем и на севере — с Россией, предопределяет большие объемы транзита наркотиков. Через территорию Казахстана проходят железные дороги из среднеазиатских стран СНГ, связывающие их с европейской и азиатской частями России. Всего же российско-казахстанскую границу пересекает 17 железнодорожных линий. Кроме того, через пограничный рубеж между этими странами проходит множество автодорог различных классов.

Растет контрабандный ввоз китайских наркотических средств через юго-восточную границу, отделяющую Казахстан от Китая. Видное место среди них занимают синтетические наркотики и сильнодействующие лекарственные препараты, содержащие наркотические вещества. Развитие наркобизнеса в этой части Казахстана облегчается тем, что населяющие ее уйгуры, казахи, дунгане и киргизы проживают по обе стороны границы и часто связаны родственными узами. Кроме того, здесь также как на Дальнем Востоке России, растет (в основном нелегально) численность китайцев, часть которых занимается наркотрафиком. Немалую роль в развитии наркобизнеса в Казахстане и Киргизии сыграла прокладка Каракорумского шоссе из Китая в Пакистан.

В конце 90-х гг. транзитом через Казахстан и в меньшей степени непосредственно из этой страны в Россию поступает свыше 9/10 ввозимой марихуаны и более 4/5 гашиша и опия. Несмотря на усиление правительственными органами страны борьбы с наркобизнесом, их присоединение к международным антинаркотическим конвенциям и расширение сотрудничества с ЮНДКП, в Казахстане продолжает расти производство наркотиков и их потребление. Это государство с его крупной химической промышленностью является также одним из поставщиков прекурсоров в Афганистан. Быстро растет (особенно среди молодежи) число наркоманов, употребляющих опиаты путем внутривенных инъекций. В результате, примерно 80 % выявленных в стране ВИЧ-инфицированных заразились во время повторного использования шприцев. Однако основным потребляемым наркотиком является марихуана.

Продолжает расти транзит наркотиков с юга. Основной поток из Казахстана идет в европейскую часть России и далее частично переправляется в другие европейские страны. Как свидетельствует статистика перехвата наркотических веществ, особенно активно наркодельцами используются пути вдоль нижнего и среднего течения Волги и далее в Москву и Санкт-Петербург. Второй поток идет в Сибирь, с которой Казахстан связан рядом железных и автодорог, а также рекой Иртыш. По Транссибирской железной дороге этот наркомаршрут доходит до Владивостока, однако Дальний Восток получает наркотики в основном из стран Золотого треугольника и Китая. Третий поток идет на Кавказ, в первую очередь в Азербайджан и далее в основном (в том числе через Турцию) в европейские страны. Кроме того, через Азербайджан в Россию идет транзит наркотиков из Ирана. В целом значение кавказского района Западной Азии для транзита наркотиков из стран Золотого полумесяца достаточно велико в то время, как его роль в производстве наркотических веществ относительно скромна.

Почти весь остальной транзит наркотиков из Афганистана в Европу (включая РФ), Северную Америку и другие регионы мира идет через территорию других членов Золотого полумесяца (Пакистан, Иран и Турцию). Большинство экспертов считает, что через территорию каждой из этих стран идет приблизительно равный по объему транзит наркотиков. Меньшая часть специалистов ставит на первые два места среди них Пакистан и Турцию, отводя Ирану третье место.

Пакистан по численности населения (около 130 млн. чел.) является крупнейшей страной субрегиона Западной Азии. Весьма протяженная пакистано-афганская граница по своей длине лишь немного уступает восточной границе Пакистана с Индией. Важное значение в транзите афганских наркотиков через Пакистан имеет также юго-западная граница этой страны с Ираном. Пуштуны, составляющие основную часть населения Афганистана, проживают и в Пакистане в районах, прилегающих к афгано-пакистанской границе. Нередко те и другие связаны родственными узами. В отличие от границы Пакистана с Индией афгано-пакистанская граница практически полупрозрачна.

По валовому потреблению наркотиков Пакистан занимает первое место в субрегионе Западной Азии. Курение опия и употребление наркоманами других опиатов и гашиша в религиозных обрядах и с медицинскими целями имеют в этой стране многовековые традиции. В конце 90-х гг. в общем потреблении наркотиков в Пакистане особенно велика была доля курильщиков опиатов, в том числе героина, а также гашиша. Быстро растет употребление опиатов путем инъекций (особенно среди молодежи), но пока его доля в общем употреблении относительно невелика.

В конце 70 — начале 80-х гг. по выращиванию опийного мака и производству опиатов Пакистан занимал первое место в мире. В начале 80-х гг. большая часть героина, захваченного в Западной Европе и США, была произведена в Пакистане. Затем его доля в мировом производстве этого наркотика начала сокращаться как в абсолютных, так и в относительных цифрах. К 1994 г. площадь под опиумным маком в этой стране уменьшилась до 7,3 тыс. га (в 1979 г. — 32 тыс. га). По данному показателю в 1994 г. он превосходил Мексику, Индию, среднеазиатские страны СНГ, Таиланд и КНР, но уступал Мьянме, Афганистану, Колумбии, Лаосу и Вьетнаму. Некоторую роль в сокращении производства опиатов в стране в начале 90-х гг. сыграла контрабанда в нее дешевого и очень чистого героина “Белый китаец” из южных районов Китая. Вместе с тем Пакистан продолжает оставаться не только значительным потребителем опиатов и гашиша, но и страной их крупного транзита из Афганистана, конечным пунктом которого являются в основном европейские страны. Кроме того, часть наркотиков идет в Южную Азию (в основном Индию и в меньшей степени в Бангладеш), а также в США.

Крупным перевалочным районом для транзита афганских наркотиков после Пакистана продолжают оставаться Турция, Иран и другие страны Персидского залива (особенно ОАЭ). Наркотики поступают туда не только через Иран, но и морским путем из порта Карачи и авиацией. Соседняя Индия с ее миллиардным населением является в основном потребителем наркотиков.

Характерной чертой наркоситуации в Пакистане всегда было широкое участие в наркобизнесе иностранной наркомафии (китайской, афганской, арабской, а в 90-е гг. еще и нигерийской). Кроме транзита наркотиков, часть наркотического зелья афганского происхождения потребляется и в самом Пакистане.

Сотрудничество между этими двумя странами весьма значительно. Очень тесными являются связи между наркомафией обеих стран. Еще в середине 90-х гг. движение наркотиков между этими странами было двусторонним. Афганистан поставлял часть производимого опия-сырца для тайных лабораторий Пакистана, производящих героин, откуда некоторое количество этого наркотика поступало обратно. Однако в последующем оно стало практически односторонним (из Афганистана в Пакистан). В сотрудничестве с ЮНДКП и под большим нажимом администрации США, и особенно ДЕА, правительство Пакистана проделало большую работу по искоренению наркобизнеса. Уже в 1973 г. был создан Пакистанский совет по контролю над наркотиками.

Пакистан связывают с США, куда первоначально направлялась значительная часть пакистанских наркотиков, тесные политические и экономические отношения. Соединенные Штаты оказывают Пакистану экономическую помощь, нередко предоставляя этой стране крупные займы или содействуя их получению через международные банки и финансовые организации. ДЕА и ЮНДКП оказали пакистанскому правительству помощь в выполнении плана уничтожения посадок опийного мака и частично каннабиса и закрытия лабораторий по изготовлению конечного продукта, что привело к росту производства более дешевого героина в Афганистане и его поставке пакистанской стороне не только для транзита, но и для потребления. Таким образом, ниша Пакистана на мировом рынке опиатов была заполнена Афганистаном.

Подобные перетасовки в Азии происходили неоднократно. Несмотря на победные реляции правительства Пакистана, по мнению ряда экспертов, часть опия-сырца из Афганистана все еще поступает для производства героина на немногие сохранившиеся тайные лаборатории страны. Что касается потребления опиатов пакистанцами, то в условиях низкой платежеспособности населения этого государства значительный приток в 1998—1999 гг. более дешевых (но менее качественных) опиатов из Афганистана способствовал росту наркомании в стране.

Основным и традиционным районом выращивания опийного мака и производства опиатов в Пакистане до последнего времени являлись долины расположенной на севере страны гористой и граничащей с Афганистаном Северо-Западной пограничной провинции, особенно район Дир (в прошлом княжество, упраздненное в 1955 г.). В основном здесь же расположены крупные площади под дикорастущим и культивируемым каннабисом. По производству смолы каннабиса (гашиша) и его вывозу в другие страны Пакистан наряду с Афганистаном занимает ведущее положение в мире.

Центральное правительство Пакистана слабо контролировало проживающие в Северо-Западной пограничной провинции племена, что в течение длительного периода препятствовало искоренению наркобизнеса в этом районе. Лишь в конце 90-х гг. после укрепления позиций центральной власти здесь был введен в действие закон 1997 г. о контроле над наркотическими веществами. Не отрицая больших и многолетних усилий, приложенных правительством Пакистана (при сотрудничестве с ЮНДКП, МККН и ДЕА) в реализации начатого в 1985 г. плана искоренения наркобизнеса в стране и в первую очередь в районе Дир, следует подчеркнуть, что поддержание современного низкого уровня производства опийного мака и опиатов в этой стране, вероятно, не было бы возможно без значительного опиумного бума в Афганистане в конце 90-х гг. Частичные успехи первой фазы плана района Дир (1985—1994 гг.) были достигнуты лишь в конце запланированного срока и получили дальнейшее развитие во второй половине 90-х гг., когда осуществлялась вторая фаза плана. Первоначально правительство страны столкнулось с большими трудностями. Его усилия оказались недостаточными для преодоления безразличия местных провинциальных властей и сопротивления племен, населявших горные долины.

Почти полное отсутствие дорог и другой инфраструктуры сдерживало внедрение альтернативных отраслей хозяйства с целью отвлечения местного населения от выращивания опийного мака. Все это требовало гораздо более крупных ассигнований, чем было предусмотрено планом на 1985—1994 гг. Что касается конкретного плана замены выращивания опийного мака посадками альтернативных сельскохозяйственных культур, то он также требовал субсидирования, т.к. данные культуры были менее прибыльными для местных крестьян. Это относится ко всем культурам, для которых агроклиматические условия долин района Дир являются наиболее благоприятными. Так, в 1992 г. доход с 1 га от наиболее прибыльной альтернативной культуры — лука — составил 75,3 % от дохода крестьян, выращивающих опийный мак, мяты — 69,8 %, бриссики (разновидность капусты) — 54,1 %, кукурузы — 16,5 %, ячменя — 15,1 %, пшеницы — 13,1 % и чечевицы — 12,9 %33. Лишь опиумный бум во второй половине 90-х гг. в Афганистане и снижение цен на героин привели к расширению посадок в районе Дир ряда альтернативных культур и почти полному сокращению площади под опийным маком. Что же касается заявления правительства Пакистана об окончательном прекращении в стране производства героина, то этот факт частью экспертов оспаривается, хотя последние и признают большие заслуги пакистанских властей в значительном сокращении изготовления наркотиков. Хуже обстоит дело с уничтожением культивируемого и дикорастущего каннабиса. Потребление гашиша и марихуаны продолжает расти. Относительно новым явлением для Пакистана стал быстрый рост потребления синтетических наркотиков, в основном амфетаминов. В 1998 г. в стране впервые была захвачена крупная партия (70 кг) этого наркотика.

Таким образом, пакистанское правительство добилось значительных успехов в прекращении культивирования опийного мака и резкого сокращения производства опиатов, что не привело, однако, к уменьшению потребления наркотиков в стране. Тем не менее, борьба продолжается. В сезон выращивания опийного мака 1998—1999 гг. было уничтожено 60 % всех его посевов. Сохранившаяся под ним площадь составила лишь 280 га. В 1998 г. правительство Пакистана разработало новую всестороннюю программу борьбы с наркобизнесом. В этой стране нижним порогом для пожизненного тюремного заключения является обнаружение у задержанного 10 кг героина. В 1999 г. правоохранительные силы Пакистана не обнаружили ни одной тайной лаборатории по производству этого наркотика. В то же время ими была проделана большая работа по уничтожению в сезон 1999—2000 гг. новых посевов мака.

По транзиту наркотиков из Афганистана одной из трех ведущих стран является пограничный с Афганистаном и Пакистаном на западе Иран (Исламская Республика Иран). В отличие от среднеазиатских государств СНГ Иран принадлежит к числу первоначальных участников Золотого треугольника и имеет более продолжительные связи в области производства и сбыта наркотиков. В прошлом эта страна была крупным производителем наркотического зелья. Иранская революция 1979 г., свержение шаха и приход к власти мусульманских фундаменталистов во главе с аятоллой Р. Хомейни привели к сокращению производства наркотических средств, но не смогли искоренить в стране наркоманию, несмотря на предпринятые жесткие меры. В конце 80-х гг. за нарушение закона о запрещении распространения и употребления наркотиков было казнено почти 2 тыс. человек и отправлено в трудовые лагеря 5 тыс. наркоманов. Тем не менее, по оценке американских экспертов, даже в этот период численность иранцев, употребляющих наркотики, составляла свыше 1 млн. человек. После смерти Р. Хомейни в Иране происходит постепенная либерализация режима. Выборы в меджлис и другие события показали, что большая часть иранцев стремится к светскому, европейскому образу жизни. Однако это сопровождается дальнейшим ростом наркомании, несмотря на то, что в стране по-прежнему действует почти вся система по борьбе с наркобизнесом, созданная при Р. Хомейни. По данным генерального прокурора Ирана Ход-жата-оль-эслама Мортаза Матадаи, в 1993 г. в стране было конфисковано 97 т наркотиков, а в 1994 г. — более 100 т. Было задержано большое количество наркотрафикантов, из которых 650 человек оказались иностранными гражданами. Активная борьба с наркобизнесом продолжалась и в последующие годы. По данным МККН, в 1999 г. на долю Ирана пришлось 80 % мировой конфискации опиатов. Деятельность правоохранительных органов Ирана по борьбе с наркобизнесом получила высокую оценку ООН, несмотря на то, что через данную страну продолжает идти значительный транзит наркотиков из Афганистана.

После ухудшения отношений с Афганистаном иранские власти приложили большие усилия по охране протяженной ирано-афганской границы, но афганские наркотики стали по ступать в Иран крупными партиями через Туркменистан, Пакистан и даже Азербайджан, пограничный режим с которыми менее строг. Из Ирана транзитный героин поступает в основном в страны Европы, включая европейскую часть России. Основной маршрут наркотрафикантов в Европу проходит через пограничную с Ираном Турцию и далее Балканским путем, который недавно был частично и временно прерван во время агрессии НАТО в Югославии. Немалая часть афганских наркотиков остается в Иране. Злоупотребление опием (в основном курение) широко распространено не только в городах, но и в сельских районах, особенно среди пожилых крестьян. Молодежь в городах употребляет дешевый героин, который курит или вводит внутривенно.

Напряженные отношения с США осложняют сотрудничество Ирана с ДЕА. Зато успешно развиваются связи с организациями ООН по борьбе с наркобизнесом МККН и ЮНДКП, которые при Р. Хомейни носили эпизодический характер.

В апреле 1999 г. миссия МККН посетила Иран и провела с руководством этой страны плодотворные переговоры. Было принято решение о присоединении Ирана к Конвенциям 1971 и 1988 гг. и Протоколу 1972 г., дополняющему Конвенцию 1961 г.

Все большее внимание борьбе с наркобизнесом уделяет западно-азиатская Организация экономического сотрудничества (ЕКО). В 1999 г. она учредила специальное отделение по борьбе с наркобизнесом в своей штаб-квартире в Тегеране. Ее целью является сбор и анализ докладов о положении с контролем над наркобизнесом в странах Западной Азии. В этом же году достигнуто соглашение об учреждении в Иране отделения ЮНДКП. Важное значение для Ирана имеет более тесное сотрудничество с другими странами Персидского залива, особенно с арабскими государствами Аравийского полуострова. Эта группа стран, отделенная от иранского побережья лишь сравнительно узким Персидским заливом, также играет важную роль в дальнейшем транзите афганских наркотиков, перевозимых через Иран. Основным центром наркобизнеса среди них являются ОАЭ, с которыми Исламская Республика Иран заключила уже несколько соглашений о борьбе с наркотрафикантами. Аналогичные соглашения заключены с Кувейтом, Оманом, Катаром и Саудовской Аравией. В этом же русле были заключены договоры с Пакистаном и Казахстаном, а с Турцией подписан меморандум о взаимопонимании и учреждении Ирано-турецкой комиссии по координации контроля над наркотиками.

В развитии наркобизнеса Турция имеет много общего с Ираном. Начало употребления гашиша и опиатов в этих двух странах уходит далеко вглубь веков. В недалеком прошлом Турция (численность населения около 70 млн. чел.) играла в наркотрафике не только большую транзитную роль, но и была значительным производителем нелегальных наркотиков. Однако к концу XX столетия положение существенно изменилось. Совместные усилия правительства этой страны, организаций ООН по борьбе с наркобизнесом и ДЕА привели к сокращению производства опийного мака и каннабиса и закрытию нескольких лабораторий по производству героина, в том числе из привозного морфина. Так, в 1998 г. было закрыто 8 тайных лабораторий по производству героина. Однако это лишь вершина айсберга. Влиятельная турецкая мафия надежно укрыла от правоохранительных органов свою подпольную сеть лабораторий, которая продолжает успешно функционировать. Под наблюдением МККН Турция легально производит сравнительно небольшое количество опийного мака, из которого (включая маковую соломку) извлекается целый ряд алкалоидов. Нелегальное выращивание мака незначительно, хотя потребление наркотиков продолжает оставаться высоким.

Бум в производстве наркотиков в Афганистане привел к росту их транзита через турецкую территорию в Европу, включая европейские страны СНГ. Через Турцию проходит большая часть героина, потребляемого в Западной Европе. Основной маршрут наркотрафикантов из Турции проходит через Балканы.

Турция принимает активное участие в борьбе с наркобизнесом как в мировом сообществе (ООН), так и путем заключения соответствующих соглашений с отдельными странами. Она присоединилась ко всем Конвенциям ООН по борьбе с наркобизнесом. Учитывая, что через турецкую территорию в Афганистан и другие страны Азии идет значительный поток прекурсоров из стран Западной и Восточной Европы, в Турции в 1998 г. были организованы учебные курсы для таможенных органов, в которых приняли участие большинство стран Западной Азии. Цель курсов состояла в углублении понимания необходимости контроля над прекурсорами в этом регионе. Сложность этой проблемы заключается в том, что прекурсорные химикаты часто ввозятся якобы для использования в промышленности, а на самом деле предназначены для тайных лабораторий, производящих наркотики растительного и химического происхождения. В 1998 г. Национальная полиция Турции, Жандармерия (сельская полиция), Таможенная служба и Береговая охрана перехватили 3 т героина и другие наркотики. Было произведено 4577 арестов наркотрафикантов, однако правоохранительным органам страны предстоит еще большая работа по искоренению транзита наркотических веществ через турецкую территорию.


Другие интересные материалы:
Грешно отрекаться от идейных родственников
В связи с тем, что российские фашисты (хотя некоторые из них на такое...

Мне очень понравилась акция Транснациональной радикальной партии у стен...
Санкт-Петербургская епархия. Профилактика зависимости и помощь зависимым. Пути взаимодействия
Преамбула Выступление на конференции «Реализация антинаркотической стратегии...

 Протоирей Максим Плетнёв – руководитель Координационного Центра...
Анонимные Наркоманы


Уровень и модели употребления алкоголя подростками
Представленные материалы получены нa основе репрезентативной выборки, т.е....

Проблема подростковой девиантности в последнее десятилетие привлекает к себе...
Теоретические модели аддиктивного влечения: связь с механизмами зависимости и лечением. Обзор.
В представленном обзоре рассматриваются основные биологические,...

Рубрика «психические расстройства и расстройства поведения, связанные...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100