Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Преступность в современной России: ситуация, тенденции, перспективы

 


> Сверхценные идеи > Косые взгляды > Преступность в современной России: ситуация, тенденции, перспективы

"Происходит громадный шаг вперед по пути криминализации государства… То есть государство начинает функционировать не как организм, в который проникли разные мафии, а как самая крупная мафия, которая хочет уничтожить мелкие, навести порядок и пополнить "общак"… Государство преобразуется в соответствии с суровыми законами мафии"

Я. Гилинский

Введение

Преступность, как и другие социальные феномены, есть порождение общества, социальных отношений, условий бытия и существенно зависит от них. Поэтому краткое описание социальной ситуации поможет лучше понять состояние и тенденции преступности, а также перспективы ее развития.

Трагедия современной России имеет давние корни. Россия никогда не была демократическим государством, никогда не была правовым государством. Менялись деспотические режимы – княжеский, царский, императорский, советский, но народ оставался бесправным, забитым, нищим, влача рабское существование. Это понимали лучшие представители российской интеллигенции. П. Чаадаев писал в 1854 г.: “По своему происхождению и по своим отличительным чертам русское рабство представляет собой единственный пример в истории: в современном состоянии человеческого общества она не знает подобного”. М. Лермонтов писал в 1841 г., уезжая на Кавказ: “Прощай, немытая Россия, страна рабов, страна господ, и вы, мундиры голубые, и ты, послушный им народ”. А. Чехов в одном из своих писем конца Х1Х в. говорил о необходимости “каплю за каплей выдавливать из себя раба”. Все прогрессивные реформы, попытки вывести страну из рабского состояния заканчивались возвратом к авторитарному или тоталитарному режиму.

Особенно трагичным для России стал ХХ в., когда страна оказалась под господством советского тоталитарного режима. За годы советской власти (1917-1987) режимом было уничтожено около 62 миллионов человек, тогда как гитлеровской Германией (1934-1945) – около 21 миллиона. Немецкие военные преступники были осуждены Международным Нюрнбергским трибуналом, советские остались безнаказанны. Советский тоталитаризм, просуществовав свыше 70 лет, укрепил рабскую психологию и породил страх, от которого трудно избавиться постсоветским поколениям.

В катастрофическом состоянии оказалась экономика: подневольный труд и “плановое” хозяйство лишены стимулов к высокопроизводительной работе, а милитаризация “съедала” все средства. Экономическая отсталость, изоляционизм, “железный занавес” нанесли непоправимый ущерб производству, медицине, образованию, науке и культуре.

В этих условиях первый “глоток свободы” – хрущевская “оттепель” и значительно более радикальная “перестройка” М. Горбачева оказали положительное влияние на всю социальную атмосферу, привели к снижению преступности, самоубийств, смертности. К сожалению, хрущевская “оттепель” сменилась “застоем”, а эйфория горбачевской “перестройки” – массовым обнищанием населения, тотальной коррумпированностью всех ветвей власти и правоохранительных органов, слиянием криминалитета, власти и бизнеса, развалом здравоохранения, образования, науки, межэтническими конфликтами, войной в Чечне.

Произошла крайняя поляризация бедных и богатых: децильный коэффициент, т.е. соотношение доходов 10% наименее обеспеченных и 10% наиболее богатых, к 1999 г. достиг 1:15 по официальным данным, по мнению экспертов - 1:25, а в населении Москвы – 1:60. Официально учтенная безработица выросла с 4,8% экономически активного населения в 1992 г. до 13,3% в 1998 г. С 1999 г. усиливаются милитаризации экономики, проявления национализма, преследование независимых средств массовой информации и журналистов.

Печальным итогом являются, с моей точки зрения, два фундаментальных процесса: депопуляция населения (за счет растущего превышения смертности над рождаемостью) и “исключение” (exclusion) массы населения из активной общественной жизни как результат депрофессионализации, деквалификации, маргинализации, алкоголизации, обнищания (в 90-е гг. с доходами ниже прожиточного минимума проживало 21-28% населения), безработицы. Между тем именно “исключенные” (exclusive) составляют основную социальную базу преступности, наркотизма, алкоголизма, суицида.

Состояние и тенденции преступности

Наш анализ преступности основывается прежде всего на данных официальной милицейской статистики. При этом необходимо учитывать высокую и все возрастающую латентность преступности. Естественная латентность (преступления, которые не известны органам, их регистрирующим) возрастает, поскольку в населении падает доверие к возможностям полиции, и жертвы все реже и реже сообщают о случившемся с ними. Так, по результатам наших ежегодных виктимологических опросов в Санкт-Петербурге (1998-2001), 69-73% потерпевших от преступлений не сообщают об этом в милицию. Из них 40-42% потому, что “милиция все равно бы ничего не стала делать”. В Волгограде в 2000 г. доля не обратившихся составила 59%. Аналогичные сведения приводились в материалах Научно-исследовательского института МВД РФ (свыше 65% жертв тяжких преступлений не обращаются в милицию). С 1993-1994 гг. очень высока искусственная латентность, когда не регистрируется множество преступлений, известных милиции. Массовое противозаконное сокрытие преступлений от регистрации объясняется стремлением искусственно “снизить” показатели преступности и “повысить” раскрываемость преступлений, по которой руководство страны и МВД оценивает деятельность милиции.

О массовом незаконном сокрытии преступлений от регистрации имеется обширная литература. Мы приведем лишь данные о раскрываемости преступлений в России за последние годы (табл. 1). Реальным является показатель 1992 г., последующий рост вплоть до абсолютно ирреальных 74-75% свидетельствует о том, что регистрируются в основном так называемые “очевидные”, легко раскрываемые преступления (наличие свидетелей, потерпевший называет преступника, задержание подозреваемого на месте преступления и т.п.), тогда как “неочевидные” не регистрируются. Об этом же свидетельствуют данные о динамике зарегистрированных преступлений в 2000-2001 гг. по сравнению с 1999 г.: рост таких тяжких преступлений как убийства, причинение тяжкого вреда здоровью при “сокращении” краж, грабежей, хулиганства, т.е. преступлений, которые легче скрыть от регистрации (см. табл.3). Эта ситуация хорошо известна и руководству МВД РФ. Летом 2001 г. министр заявил о пересмотре критериев оценки работы милиции, но, судя по данным о раскрываемости в 2001 г. (69,7%), положение дел меняется не существенно.

Общая динамика зарегистрированной преступности в России за 1961- 2001 гг. приводится в табл.2. На основании этих данных можно сделать ряд выводов.

Таблица 1.

Раскрываемость преступлений (в %) в России (1992 – 2001) гг.


1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001
- всего 46,9 50,6 59,6 64,5 70,1 72,2 74,4 73,4 75,6 69,7
- криминальная милиция

51,9 55,4 60,8 64,6 66,8 65,5 67,9
- МОБ*

91,3 94,4 96,9 93,9 94,7 95,4 95,4

* Милиция общественной безопасности

Источники: Ежегодники "Состояние преступности в России". М.: МВД РФ

Таблица 2.

Зарегистрированная преступность, число выявленных лиц
и осужденных в России (1961 - 2001)

Годы Количество зарегистрированных преступлений Уровень

(на 100 тыс. населения)*

Число

выявленных лиц

Число

осужденных

1961 534 866 446,5 - -
1962 539 302 446,1 - -
1963 485 656 397,7 - -
1964 483 229 392,2 - -
1965 483 550 388,7 - -
1966 582 965 464,5 596 764 -
1967 572 884 452,5 628 463 -
1968 618 014 483,6 626 129 -
1969 641 385 497,6 659 607 -
1970 693 552 533,1 700 685 554 589
1971 702 358 536,6 652 763 574 350
1972 706 294 536,3 698 964 575 056
1973 695 647 524,6 682 399 538 156
1974 760 943 570,4 718 161 579 642
1975 809 819 603,4 753 005 581 035
1976 834 998 618,0 770 473 599 652
1977 824 243 606,5 746 354 525 984
1978 889 599 650,7 782 099 557 564
1979 970 514 705,8 818 746 590 538
1980 1 028 284 742,2 880 908 645 544
1981 1 087 908 779,7 919 001 682 506
1982 1 128 558 803,1 988 946 747 865
1983 1 398 239 988,1 1 077 802 809 147
1984 1 402 694 984,4 1 123 351 863 194
1985 1 416 935 987,5 1 154 496 837 310
1986 1 338 424 929,9 1 128 439 797 286
1987 1 185 914 816,9 969 388 580 074
1988 1 220 861 833,9 834 673 427 039
1989 1 619 181 1098,5 847 577 436 988
1990 1 839 451 1242,5 897 299 537 643
1991 2 173 074 1463,2 956 258 593 823
1992 2 760 652 1856,5 1 148 962 661 392
1993 2 799 614 1887,8 1 262 737 792 410
1994 2 632 708 1778,9 1 441 568 924 754
1995 2 755 669 1862,7 1 595 501 1 035 807
1996 2 625 081 1778,4 1 618 394 1 111 097
1997 2 397 311 1629,3 1 372 161 1 013 431
1998 2 581 940 1759,5 1 481 503 1 071 051
1999 3 001 748 2026,0 1 716 679 1223255
2000 2952367 2028,2 1741439 1183631
2001 2968255 2045,6

* С 1961 по 1978 г. - авторские расчетные данные. Источники: Ежегодники "Преступность и правонарушения". М.: МВД РФ, МЮ РФ

Таблица 3.

Динамика некоторых тяжких преступлений в России (1985 - 2001)

Годы Умышленные убийства (с покушениями) Тяжкие телесные повреждения Грабежи Разбойные нападения Кражи
абсолютное кол-во Уровень* абсолютное кол-во уровень абсолютное кол-во уровень абсолютное кол-во уровень абсолютное кол-во уровень
1985 12 160 8,5 28 381 19,9 42 794 29,9 8 264 5,8 464 141 324,7
1986 9 437 6,6 21 185 14,7 31 441 21,8 6 018 4,2 380 582 264,4
1987 9 199 6,3 20 100 13,9 30 441 21,0 5 656 3,9 364 510 251,1
1988 10 572 7,2 26 639 18,2 43 822 29,9 8 118 5,5 478 913 327,2
1989 13 543 9,2 36 872 25,0 75 220 51,0 14 551 9,9 754 824 512,1
1990 15 566 10,5 40 962 27,7 83 306 56,3 16 514 11,2 913 076 616,8
1991 16 122 10,9 41 195 27,8 101 956 68,8 18 311 12,4 1 240 636 237,3
1992 23 006 15,5 53 873 36,2 164 895 110,9 30 407 20,4 1 650 852 1110,2
1993 29 213 19,6 66 902 45,1 184 410 124,3 40 180 27,0 1 579 600 1065,2
1994 32 286 21,8 67 706 45,7 148 546 100,4 37 904 25,6 1 314 788 888,4
1995 31 703 21,4 61 734 41,6 140 597 95,0 37 651 25,5 1 367 866 924,6
1996 29 406 19,9 53 417 36,2 121 356 82,2 34 584 23,4 1 207 478 818,0
1997 28 285 19,9 46 131 31,4 112 051 76,2 34 318 23,3 969 800 716,3
1998 29 551 20,1 45 170 30,8 122 366 83,4 38 513 26,2 1 143 364 779,2
1999 31 140 21,3 47 669 32,6 138 973 95,0 41 138 28,1 1 413 810 966,2
2000 31 829 21,9 49 784 34,2 132 243 91,0 39 437 27,1 1 310 079 900,0
2001 33 583 23,1 55 739 38,4 148 814 102,5 44 806 30,9

* Уровень на 100 тыс. населения.

Источники: Ежегодники "Преступность и правонарушения" М.: МВД РФ, МЮ РФ.

Во-первых, наблюдается снижение числа и уровня (на 100,000 населения) преступлений в периоды хрущевской “оттепели” (1963-1965) и горбачевской “перестройки” (1986-1988).То, что это не случайность, подтверждается позитивной динамикой в те же годы других социальных показателей (снижение уровня самоубийств, смертности, повышение рождаемости и др.).

Во-вторых, тенденция постепенного возрастания числа и уровня преступлений вполне соответствует мировым тенденциям после Второй мировой войны .

В-третьих, наблюдается резкий рост зарегистрированной преступности в 1989-1993 гг. (в 2,3 раза за 5 лет). Это вполне объяснимо для периода бурных социальных, экономических, политических перемен при сохранении глубокого всестороннего кризиса в стране.

В-четвертых, социальный контроль над преступностью, деятельность системы уголовной юстиции “не поспевают” за ростом зарегистрированной преступности. При увеличении числа преступлений с 1970 по 1999 г. в 4,3 раза число выявленных лиц возросло в 2,4 раза, а число осужденных (по 1998 г.) - в 1,9 раза. Если учесть высокую латентность преступности, то разрыв между темпами ее роста и активностью правоохранительных органов окажется значительно больше.

В-пятых, отмечается снижение показателей зарегистрированной преступности в 1994-1997 гг. Это может быть объяснено как реальной стабилизацией ситуации, достижением “порога насыщения” в предшествующие годы (1989-1993), так и политикой руководства страны и Министерства внутренних дел (МВД) по массовому сокрытию преступлений от регистрации.

В-шестых, “стабилизация”, по-видимому, закончилась, и мы наблюдаем дальнейшее возрастание преступности в 1998-2001 гг. Уровень общей преступности вырос с 1759,5 в 1998 г. до 2045,6 в 2001 г., увеличение числа наиболее опасных преступлений (убийства с покушениями – с 29551 в 1998 г. до 33583 в 2001 г., причинение тяжкого вреда здоровья с 45170 до 55739) при “сокращении” высоко латентных (кражи, вымогательство, хулиганство и т.п.).

Поскольку данные о всей зарегистрированной преступности всегда страдают существенной неполнотой и зависят как от активности милиции, так и от законодательных новелл (криминализация новых составов, декриминализация старых), обратимся к сведениям о наиболее опасных или же распространенных преступлениях (табл. 3).

Во-первых, наблюдается интенсивный рост тяжких преступлений в 1989-1994 гг. Так, по сравнению с 1987 г., уровень убийств (с покушениями) к 1994 г. вырос в 3,5 раза, уровень причинения тяжкого вреда здоровью в 3,3 раза (при росте всей преступности за те же годы в 2,2 раза). Уровень грабежей за 1987-1993 гг. вырос в 5,9 раза, разбойных нападений – в 6,9 раза.

Во-вторых, сам уровень (на 100,000 населения) убийств (около 20 в 1993, 1996, 1997 гг. и свыше 20 в 1994-1995, 1998-2001 гг.) очень высок. Для сравнения приведем сведения по некоторым другим странам (табл.4). При этом данные милицейской статистики (табл. 3) далеко не полны. По данным медицинской статистики, уровень смертей от убийств составил: в 1992 г. – 22,9 (по милицейской статистике – 15,5), в 1993 г. – 30,4 (по милицейской статистике – 19,6), в 1994 г. – 32,3 (вместо 21,8). К 1994 г. Россия выходит на одно из первых мест в мире по уровню смертей от убийств среди стран, представляющих сведения о причинах смертности в ВОЗ (Всемирная Организация Здравоохранения – World Health Organization). При этом не учитывается количество убитых среди “пропавших без вести” и не обнаруженных, а эта цифра составляла в середине и конце 90-х гг. более 25 тысяч ежегодно.

Наконец, приведем сравнительные усредненные данные за 1998-2000 гг. по ряду стран (уровень убийств на 100000 жителей): Австралия – 1,9; Австрия – 0,9; Англия с Уэльсом – 1,5; Бельгия – 1,8; Венгрия – 2,5; Германия – 1,2; Дания – 1,0; Испания – 2,7; Италия – 1,5; Канада – 1,8; Нидерланды – 1,4; Норвегия – 0,9; Польша – 2,0; Россия – 20,5; США – 5,9; Финляндия – 2,6; Франция – 1,7; Швейцария – 1,1; Швеция – 2,0; Южная Африка – 54,2; Япония – 1,0.

Согласно официальным данным, в России резко возрастает наркотизация населения (табл. 5, 6) и, соответственно, число преступлений, связанных с наркотиками (табл. 7). Рост наркотизма действительно имеет место. Официальные сведения, конечно же, неполны. Так, например, если сравнить статистику потребителей наркотиков и наркозависимых в Санкт-Петербурге с результатами наших исследований, то реальное количество потребителей и наркоманов в сто раз выше, чем по официальной статистике. Аналогичные результаты получены московскими исследователями . Регистрируются также далеко не все преступления, связанные с наркотиками. При этом наблюдается одна особенность: милиция выявляет и регистрирует большое количество преступлений, связанных с наркотиками, совершаемых наркоманами, больными людьми, “поймать” которых не представляет больших трудностей. Вместе с тем ни один “наркоделец” (“наркобарон”) не был выявлен милицией.

Сведения о некоторых социально-демографических характеристиках выявленных лиц, совершивших преступления, приводятся в табл. 8. Наибольший интерес представляет постоянный и значительный рост удельного веса лиц, не имеющих постоянного источника доходов (с 11,8% 1987 г. до 55,6% в 1999 г., т.е. в 4,7 раза за 12 лет), и безработных (с 2,9% в 1993 г. до 9,8% в 1999 г., т.е. в 3,4 раза за 6 лет). Это еще раз свидетельствует о возрастании роли “исключенных” (exclusive) как социальной базы преступности. Это же может служить подтверждением селективного подхода милиции и уголовной юстиции к правонарушителям (по извест-

Таблица 4.

Уровень на (100 тыс. населения) смертности от убийств в некоторых государствах (1984 – 2000)


1984 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1998-2000
Австралия


1,9 2,4 1,8 2,2 2,5 1,6 1,8 1,8
1,9
Австрия


1,3 1,2 1,1 1,6
1,5 1,3
1,0 0,9
Аргентина 4,5 4,9
5,4

5,0 4,3 4,6 4,4


Венгрия


2,5 2,7 2,9 3,1
4,0 4,5 3,5 3,5 2,5
Германия


1,1 1,1 1,0
1,1 1,2 1,2 1,2 1,1 1,2
Дания

1,2 1,0 1,1 1,2 1,0
1,3 1,2 1,3 1,2 1,0
Израиль

1,8 1,3 1,3
1,7 1,2 1,4 2,3 2,7 1,4
Испания 0,9 1,0 1,0 1,2

0,9 0,9 1,2 0,9 0,9
2,7
Италия 1,6 1,5 1,3 1,6 1,9
2,6 2,8 2,2 1,7

1,5
Канада

2,0 2,2
2,1
2,3 2,1 1,8 1,7 1,6 1,8
Колумбия 33,3





89,5 88,5 88,5 78,7

Мексика
18,6 19,4



17,5 18,8 17,8 17,7 17,1
Нидерланды

1,0 0,9 0,9 0,9
1,2 1,3 1,2 1,1 1,2 1,4
Норвегия

1,5 1,4 1,1 1,3
1,5 1,1 0,9 0,8
0,9
Польша

1,7
1,7 2,1 2,9
2,9 2,7 2,9 2,8 2,0
Россия



9,7 12,6 14,3 15,2 22,9 30,6 32,6 30,8 20,5
США 8,2 8,9 8,5 8,9
9,9 10,4 9,8 9,9 9,1 9,1
5,9
Финляндия


3,1 2,8 3,2

3,4 3,3 3,2 2,9 2,6
Франция

1,2 1,1 1,0 1,1
1,1 1,0 1,1 1,1
1,7
Швейцария


1,2 1,2 1,3 1,5
1,5 1,5 1,3
1,1
Швеция

1,4 1,2 1,4
1,3 1,4 1,3 1,3 1,2 0,9 2,0
Япония


0,7 0,7 0,6 0,6
0,6 0,6 0,6
1,0

Источник: Ежегодник World Health Statistics. Geneve.

Таблица 5.

Уровень (на 100 000 населения) потребителей наркотиков и
сильнодействующих веществ (СДВ) в России (1985 – 1998)


1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998
Потребители
наркотиков
25,7 36,4 42,2 39,1 35,0 35,3 34,7 40,9 47,9 60,6



Потребители наркотиков и СДВ





47,8 53,9 62,2 75,2 105,2 168,8 148,9 195,7

Источники: Ежегодники "Преступность и правонарушения". М.: МВД РФ, МЮ РФ

Таблица 6.

Уровень (на 100 000 населения) заболеваемости наркоманией (впервые
обратившиеся в лечебное учреждение) в России (1970 -- 1997)

1970 1975 1980 1985 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997
0,9 2,3 1,3 2,1 4,3 4,4 4,4 7,2 10,4 16,9 22,7 31,0

Источник: Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации. М. 1999.

Таблица 7.

Зарегистрированные преступления, связанные с наркотиками в России (1987 – 2000)


1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 2000
- количество 18534 12533 13446 16255 19321 29805 53152 74798 79819 96645 185832 190127 243572
- уровень (на 100 000 населения) 12,7 8,6 9,1 10,9 13,0 20,0 35,8 50,5 54,0 65,5 126,3 129,6 167,3

Источники: Ежегодники "Преступность и правонарушения". М.: МВД РФ, МЮ РФ

Таблица 8.

Социально-демографический состав выявленных лиц, совершивших преступления в 1987 – 2000 гг. в России, в %

Годы Всего

(абс. кол-во)

В том числе
муж. жен. 14-17 лет 18-29 лет рабо-чие служа-щие Работ-ники
с.-хоз-тва
учащи-еся сту-денты предпри-ниматели без постоян-ного. источ-ника дохода безработ-ные ранее совер-шавшие преступ-ления в сост-и алкоголь-ного опьянения в сост-и наркот. возбужде-ния*
1987 969 388 78,7 11,2 12,1 38,5 53,5 12,9 5,2 10,0 - - 11,8 - 21,3 28,1 0,3
1988 834 673 83,3 13,0 15,6 40,3 55,1 10,5 4,9 11,2 - - 13,8 - 23,9 33,0 0,2
1989 847 577 85,6 14,9 17,7 40,2 54,1 8,4 4,8 11,4 - - 16,5 - 25,3 37,2 0,2
1990 897 299 86,3 15,9 17,1 39,2 53,7 7,5 4,8 10,4 - - 17,8 - 24,2 38,0 0,2
1991 956 258 87,2 13,6 16,7 38,3 52,3 6,5 5,0 9,7 - - 20,2 - 23,7 37,9 0,2
1992 1 148 962 88,6 21,3 16,4 38,1 47,5 5,3 4,8 7,2 1,1 - 27,0 - 22,6 39,1 0,2
1993 1 262 737 88,8 16,7 16,1 38,9 31,6 4,2 4,4 6,9 1,0 2,5 35,9 2,9 22,7 41,4 0,7
1994 1 441 568 87,0 14,4 13,9 37,9 30,1 4,1 3,0 5,8 0,9 1,9 42,1 3,5 20,9 41,2 0,5
1995 1 595 501 85,1 13,7 13,0 37,3 31,3 3,7 1,5 5,7 0,8 1,9 47,2 4,6 22,0 39,0 0,4
1996 1 618 394 84,1 12,8 11,9 37,8 29,8 3,5 1,2 5,6 0,8 2,3 50,0 4,7 22,7 36,4 0,4
1997 1 372 161 86,4 11,4 11,8 41,1 26,7 3,4 2,7 6,0 1,0 1,7 54,2 5,9 28,9 33,8 0,8
1998 1 481 503 85,3 14,7 11,1 42,1 25,8 3,8 2,2 6,0 1,0 1,7 55,6 5,7 27,9 29,8 0,8
1999 1 716 679 84,8 15,2 10,7 43,3 25,1 3,4 1,9 6,1 | 1,2 1,7 55,6 9,8 24,1 25,8 0,9
2000 1 741 439 83,7 16,3 10,2 43,3 25,9 3,7 1,8 5,8 | 1,1 1,8 54,8 9,6 22,1 23,1 0,9

*С 1993 г. – наркотического и токсического возбуждения.

Источники: Ежегодники "Преступность и правонарушения". М.: МВД РФ, МЮ РФ.

ному принципу: “того, кто украл буханку хлеба, сажают в тюрьму, укравшего железную дорогу избирают в сенат”).

Другой интересный факт – устойчивое снижение доли преступности несовершеннолетних: с 17,7% в 1989 г. до 10,2% в 2000 г. - в 1,7 раза за 11 лет. Это может объясняться несколькими причинами: постепенно более терпимым отношением милиции к преступлениям (особенно незначительным), совершаемым подростками, а также относительно лучшей их адаптацией к новым социально-экономическим условиям по сравнению со взрослыми людьми. Однако тогда возникает вопрос: какими средствами происходит адаптация подростков – путем ухода в наркотики? Или - в преступные сообщества?...

Особая тема – организованная преступность в России. Наша точка зрения отражена в ряде публикаций, и здесь мы ограничимся лишь некоторыми выводами.

Организованная преступность – сложный социальный феномен, выражающийся в функционировании устойчивых управляемых сообществ, занимающихся преступлениями как бизнесом (organized crime as illicit business enterprise) и создающих систему защиты от социального контроля с помощью коррупции.

Рост организованной преступности – естественный, закономерный глобальный процесс. Организованная преступность как социальный феномен “встроена” в систему общественных отношений и оказывает существенное влияние на экономику и политику. Во многих странах, включая Россию, организованная преступность сложилась как социальный институт (в России с конца 70-х – начала 80-х годов минувшего столетия). Об этом свидетельствуют такие признаки социального института как длительность существования, регулярность функционирования, выполнение определенных социальных функций (обеспечение заинтересованных групп населения товарами и услугами, предоставление рабочих мест, перераспределение средств и др.), наличие “профессиональных” норм, символов, языка (сленг), распределение ролей.

Криминальный бизнес возникает, существует и развивается при наличии ряда условий:

  • спрос на нелегальные товары (наркотики, оружие и др.) и услуги (сексуальные и др.);
  • неудовлетворенный спрос на легальные товары и услуги (например, тотальный “дефицит” при “социалистической” экономике);
  • рынок труда, безработица, незанятость подростков и молодежи;
  • недостатки налоговой, таможенной, экономической политики государства, а также коррупция, препятствующие нормальному развитию легальной экономики.

Преступные организации (“организации преступного предпринимательства”) – социальные организации типа трудовых коллективов. Их цель – извлечение максимальной прибыли посредством производства и распределения товаров и услуг с использованием как легальных, так и преступных методов.

Преступные организации стремятся к монополизации своей деятельности в определенных сферах (наркобизнес, торговля оружием, контроль над игорным бизнесом и др.) или на определенной территории. Так, 3-4 крупных преступных сообщества “поделили” сферы влияния на территории Санкт-Петербурга; Азербайджанское сообщество контролирует все рынки города; Комаровская группировка контролирует Курортный район города и трассу Санкт-Петербург – Выборг.

Основные сферы деятельности преступных организаций в России традиционны: нелегальный оборот наркотиков, торговля оружием, рэкет, нелегальная продажа цветных металлов, кража и продажа автомобилей, финансовое мошенничество, включая использование современных электронных средств, изготовление и продажа фальсифицированных продуктов – прежде всего алкоголя, контроль над проституцией и порнобизнес, контроль над игорным бизнесом. Организованная преступность интернациональна, российские преступные сообщества сотрудничают (и конкурируют) с “коллегами” из других стран.

Основные тенденции современной организованной преступности в России: стремление к легализации свое деятельности, отмывание денег, вхождение со своим капиталом и кадрами в легальный бизнес, проникновение во властные структуры. В результате - политизация организованной преступности и криминализация политики, экономики, общества и государства; образование криминально-предпринимательско-властной “элиты”, правящей страной.

Ослаблению контроля над преступностью, селективности полиции и уголовной юстиции, развитию организованной преступности способствует коррупция. Она существует во всех странах, различия – в масштабах и, соответственно, в последствиях для общества.

В России коррупция – традиционное зло. В настоящее время она приняла тотальный характер, охватив все ветви и уровни власти, давно превратившись в социальный институт. По данным Transparency International, Россия последние годы входит в десятку наиболее коррумпированных стран мира. Ежегодные убытки от коррупции в стране составляют $20-25 миллиардов. Экспорт капитала за границу достигает $15-20 миллиардов в год, а всего за 1988-1999 гг. - $300-350 миллиардов.

По данным Фонда ИНДЕМ, в стране сформированы коррупционные сети, охватывающие высшие эшелоны власти, в рамках которых (сетей) и решаются все принципиальные вопросы российской экономики и политики…

Перспективы развития преступности в России

Как отмечалось во Введении, преступность и ее виды существенно зависят от социально-экономических, политических, демографических факторов. Поскольку автор не видит реальных позитивных изменений в России с начала 90-х годов и не предвидит их в ближайшие годы, постольку и наш прогноз пессимистичен.

Нельзя ожидать сокращения коррупции и организованной преступности. Бедность и нищета огромной части населения будет порождать имущественные преступления. Зависть, как результат поляризации населения на очень богатых (причем, по мнению большинства, несправедливо богатых, за счет финансовых, экономических махинаций, присвоений, взяточничества) и массу бедных, вражда, недоверие, беззащитность перед преступниками и властью (как образно сказала олимпийская чемпионка Л. Лазутина, “все мы бесправны перед законом”) будут способствовать насильственным преступлениям.

С моей точки зрения, наибольшую криминогенную опасность представляют два контингента: растущая масса “исключенных”, маргиналов и развращенная, коррумпированная властная элита.

Пессимистичен прогноз не только автора этой статьи. Аналогичны предположения В. Лунеева, который, в частности, подчеркивает: “Главной опасностью была и остается преступность высокого должностного положения, интеллекта и богатства. "Респектабельная преступность белых и перламутровых воротничков", срастаясь с продажными представителями политической и правящей элиты, законодательных, исполнительных и судебных властей, не только успешно использует имеющиеся возможности для своей преступной деятельности, но и по своему усмотрению формирует их путем многообразных воздействий на политическую, экономическую и управленческую ситуацию в стране или регионе”.

Е. Сторубленкова не исключает, что “стабилизация "преступной деградации"… грозит перерасти в будущем в "поголовную криминализацию населения" страны”.

В целом неблагоприятный прогноз минимум до 2003-2005 гг. (это при “оптимистическом варианте”!) дается в книге Гурова.

И, наконец, еще одна цитата: “Происходит громадный шаг вперед по пути криминализации государства… То есть государство начинает функционировать не как организм, в который проникли разные мафии, а как самая крупная мафия, которая хочет уничтожить мелкие, навести порядок и пополнить "общак"… Государство преобразуется в соответствии с суровыми законами мафии”.

При всем этом важно отметить: констатация тяжелой социально-экономической ситуации, пессимистическая оценка перспектив не является “тоской по социалистическому прошлому”. Советский тоталитаризм был ужасен. К сожалению, современные властные структуры делают значительный шаг назад, по сравнению с реформами периода М. Горбачева.


Другие интересные материалы:
Шесть ответов на шесть замечаний А.Г. Гофмана
«Сегодня, в России, тяжкие медицинские и социальные последствия употребления...

1. Не принимая длительно существующие, и доказавшие свою эффективность в...
Социальная реформа: путь к гражданскому обществу
Эффективной социальная политика государства сможет стать только тогда, когда...

Мы неизбежно задаем себе вопрос - а что мешает реализации общественной...
СМИ и наркомания
"…все каналы СМИ поставляют для детской и юношеской аудитории один и тот же...

Нами изучался вопрос влияния средств массовой информации на распространение...
Критерии и перечни психотропных веществ, одурманивающих веществ, крупных и особо крупных размеров количеств наркотических средств и психотропных веществ, обнаруживаемых в незаконном хранении или обороте; список веществ, находящихся под специальным контролем, используемых при незаконном изготовлении наркотических средств или психотропных веществ, в соответствии с конвенцией ООН 1988 г.;
Критерии и список инструментов и оборудования, находящихся под специальным...

Источник публикации "Бюллетень Верховного Суда РФ", N 3, 1997...
Материалы Первого научно-образовательного форума Евразийской профессиональной ассоциации аддиктивной медицины (1-3.11.13)
Весьма содержательное мероприятие оказалось. В ближайшее время выложим...

  СОДЕРЖАНИЕ   1. Венская декларация 2. Декларация...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100