Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _


Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!



Профилактика, социальная сеть нарком.ру




Криминализация экономики и общества - жизнь под "крышей"

 


> Сверхценные идеи > Косые взгляды > Криминализация экономики и общества - жизнь под "крышей"

"…преодоление преступности — это одна из дорог в цивилизованное общество. И путь к нему (через преодоление преступности) России предстоит очень и очень долгий. Теперь, после десятилетия реформ, проведенных по большевистскому принципу "красногвардейской атаки", стало очевидно, что речь будет идти не о нескольких годах, а о нескольких десятилетиях"

Р. Рывкина

Сегодня Криминализация общества не только не секрет, но, напротив, "общее место" (см., напр.: Исправников В.О., Куликов В.В., 1997; Russian Organized Crime, 1997; Tanner A., 1997; Leitzel J, et al., 1995). По выражению Г. Явлинского, страна стала "криминальной олигархией с монополистическим государством". Бывший глава правительства В. Черномырдин в свое время констатировал наличие "тотальной криминализации российского общества". Уважаемые журналисты (Ю. Щекочихин, П. Вощанов и др.) по каналу НТВ на всю страну информировали: "Страна — бандитская, власть — коррумпированная. Все, что раньше считалось пороком, сегодня — это детские шалости. Ни одно громкое Дело (убийства Листьева, Холодова, Меня, теракт на Котляковском кладбище и др.) не раскрыто. Документы, которые кладутся на стол власти, остаются без внимания. Прокуратура тоже молчит. Сложилась атмосфера всеобщего? порока". О том же говорил и бывший министр внутренних дел А. Куликов. По его оценке (июль 1997 г.), 40 тыс. предприятии контролируются бандитами. По мнению А. Тулеева, по всей цепочке — от производителей угля до его потребителей — сидят 6-7 посредников — "банда на банде сидит". В этом он видит причину дороговизны угля.

Кого конкретно, каких лиц имеют в виду все процитированные мной уважаемые лица — Явлинский, Черномырдин, Щекочихин, Тулеев? Сложность в том, что понятия "бандит" и "криминал" в России 90-х гг. приобрели двойной смысл. Они обозначают, во-первых, профессиональных преступников; во-вторых, чиновников, находящихся в контакте с преступниками. Поэтому не случайно широкое распространение получило понятие "коррумпированность власти": в нем отражено происшедшее в России сращивание власти и криминала. По справедливому мнению Ю. Латыниной, у субъектов российской экономики, в частности у директоров промышленных предприятий, есть немало оснований считать, что "главный бандит — государство", поскольку теневые финансовые операции (обналичивание стоимости товаров путем продажи их через теневые фирмы) порождаются чрезмерными налогами (Латынина Ю. Деньги по-российски//Известия. 1997. 30 янв.).

Эта ситуация рождает новые вопросы, в частности о том, как изменилось влияние преступности на развитие экономики и общества на этапе перехода к рынку. Но прежде всего надо уточнить, какие новые виды преступности появились по сравнению с теми, которые имели место в эпоху СССР.

Если говорить о коррупции в аппарате власти, то хотя она имела место и до нынешнего этапа перехода к рынку, но масштабы сращивания госчиновников и криминальных группировок в России эпохи перехода к рынку, по-видимому, беспрецедентны. В частности, преступные "крыши" захватили и успешно выполняют функции, которые должно выполнять государство, но в силу своей слабости выполнять не может, — собрать налоги, обеспечить безопасность граждан и предприятий, выполнение принятых законов.

В годы реформ богатый конкретный материал о развитии экономической преступности систематически дает пресса. Обращение к ней чрезвычайно полезно, так как журналисты ведут глубокие и подчас долгосрочные расследования, компенсируя дефицит открытой информации по этой теме. Приведу хотя бы один пример. Обозреватель "Известий" Степан Киселев в статье "История про короля, который не хотел делиться" рассказал о результатах журналистского расследования по делу пермского бизнесмена Дмитрия Рыболовлева. “Хозяин коммерческой палатки нуждается в "крыше" местных хулиганов. Средний бизнес берут под свое покровительство средней руки криминальные авторитеты. Крупному же бизнесу нужна крутая "крыша", построенная на политическом влиянии и коррупции” (Известия. 1996. 20 дек.). "Крыша" судит, защищает и собирает налоги на содержание собственного аппарата насилия, т. е. на эффективную, но криминальную власть, живущую в теле дряхлеющего государства. "Крыша" ставит кураторов на все заводы. Выдавая их за акционеров, "крыша" собирает информацию о ходе дел на предприятии и диктует свои условия. Она ставит своих людей и обеспечивает распределение в свою пользу. Например, во многих случаях "крыша" устанавливает коэффициенты отчислений от прибылей тех или иных фирм, созданных при предприятиях, идущих на материнское предприятие. "Крыша" — это параллельная власть, существующая наряду с открытой, например с властью владельцев контрольных пакетов акций. "Крыша" использует стандартные криминальные способы — угрозы, убийства — для запугивания и устранения владельцев предприятий, нарушивших те или иные "обязательства". Нередко именно "крыша" возбуждает судебные дела с подставными лицами, смысл которых в том, чтобы спрятать заказчиков убийств. Она запугивает работников судов и прокуратуры, исключая возможность не только наказаний, но и выявления истины. И чем крупнее бизнес, тем более мощной должна быть охраняющая его "крыша".

Такова сложившаяся практика. Того, кто не делится, убивают. Не случайно фраза бывшего министра финансов Лившица, сказавшего: "Надо делиться", вошла в повседневный лексикон политиков и бизнесменов.

Имея в виду, что суррогатные деньги предприятий скупают банки с помощью госчиновников, Ю. Латынина пишет: “Полузаконность всех операций с "мертвыми" деньгами предоставляет невиданные возможности мошенникам: чуть ли не вся московская оборонка погорела от одной фирмы, которая собрала отовсюду ГКО, перепродала их Мосстрою", да и пропала, не заплатив” (Латынина Ю. Деньги по-российски). Структура такая: предприятие задолжало по зарплате сколько-то миллиардов рублей. На эти деньги оно завышает свои расходы на покупку товаров у коммерческих структур. Далее оно или перепродает расходы, или кладет их в банк под проценты. Например, так использовались "конверсионные деньги". Уполномоченные банки на бюджетные деньги в огромных масштабах покупали ГКО и прокручивали их "в обход бюджетников". Рост стоимости ГКО усиливает этот процесс и придает экономике еще более "виртуальный" характер. Его следствия — нереальность бюджета и "приватизация налогов", т. е. превращение их в подарки чиновникам.

С социальной точки зрения "виртуальность экономики" — это результат срастания официальной экономики с криминальной. Например, 10 % частных охранных фирм являются криминальными, не имеют лицензий. Огромное их количество работает в контакте с государственными, как единая система.

Новым процессом для эпохи перехода к рынку является и криминализация социальной структуры российского общества в связи со значительным ростом численности "групп риска", которые появились в период рыночных реформ. Это обнищавшие слои населения; определенная часть безработных и фиктивно занятых; "социальное дно" из числа нищих, бомжей, беспризорных детей и подростков, вышедших из тюрем, и др.; некоторые группы беженцев из "горячих точек" бывшего СССР; неустроенные лица, демобилизованные из армии и находящиеся в состоянии "поствоенного шока". Такие категории населения в той или иной мере представлены в любом обществе. Но в нынешней России таких людей неизмеримо больше. Прав Борис Синявский, который пишет: "В России сегодня асоциальных групп больше допустимого, и количество их растет ежедневно... Россия люмпенизируется масштабно и стремительно. На дно опускаются миллионы, с тем, чтобы никогда уже не подняться. Разросшиеся до невообразимости асоциальные слои порождают асоциальную мораль и тиражируют ее не только в своей среде, но и в обществе в целом".

Например, если говорить о безработных, то надо различать две категории: 1) полностью безработных (включая стоящих на учете в службах занятости) и 2) фиктивно занятых, которые в связи с невыплатами зарплаты являются кем-то вроде полубезработных. Криминогенность второй категории в принципе большая, чем первой, так как они продолжают находиться на предприятиях и имеют возможность использовать их ресурсы для выживания. Отсутствие нормальной работы и нормальной оплаты труда у миллионов таких работников стимулирует массовые хищения на предприятиях. Хищения были и в СССР, но нынешняя беспрецедентная ситуация невыплаты зарплаты сделала хищения не только массовыми, но и как бы социально оправданными. Достаточно напомнить об отнюдь не единичных случаях, когда специалисты по уникальной технике, включая и оборонную, продают ценные данные иностранным фирмам и, если там не содержится сверхсекретной информации, их действия не вызывают особого осуждения. Тем более не осуждается продажа на улицах посуды и других изделий, получаемых работниками предприятий вместо зарплаты.

Криминогенную роль играет и "социальное дно". Эта категория включает самые разные социальные слои — от беспризорных детей и подростков до бомжей и нищих. Какой-либо официальной статистики численности этой категории нет, есть лишь косвенные данные по отдельным составляющим. Например, за период с 1991 по 1996 г. значительно выросло количество осужденных подростков 14-17 лет — с 85 028 человек в 1991 г. до 120 595 в 1997 г., т.е. на 42% (Преступность и правонарушения (1991—1995): Стат. сб. М., 1996. С. 49). Это показатель роста преступности за счет данной "группы риска". По-видимому, растет преступность за счет бомжей, нищих и других групп "социального дна", хотя точных данных об этом нет.

Весьма криминогенной категорией являются беженцы из "горячих точек" бывшего СССР. Например, появление в городах России беженцев из разных районов Кавказа и внедрение их в сферу рыночной торговли породили новые формы противоправного поведения в этой сфере: создание кордонов, препятствующих свободному проникновению на рынки; взимание дани с русского населения за торговлю на рынках; поборы с тех, кто отказывается от участия в криминальных сделках, и др. Во всем этом участвуют работники местных правоохранительных органов: сложившаяся ситуация вполне устраивает их, поскольку они кормятся за ее счет.

Судя по материалам прессы, структура асоциальных и криминальных групп в России в последние годы становится все более разветвленной за счет возникновения новых форм криминального бизнеса. Например, появилась категория сутенеров, зарабатывающих на вовлечении детей в разного рода сексуальные отношения, на организации связей бездомных детей с сексоманами из числа гомосексуалистов и пр. Легко предположить, что эти же сутенеры занимаются и "доставкой" тех же бездомных детей в воровские "малины" для вовлечения их в преступную деятельность. Таков же механизм вовлечения в криминальные группировки проституток, наркоманов, бомжей и других девиантных категорий населения. Для таких групп попадание в преступную среду нередко оказывается решением их проблем.

Из приведенных примеров видно, что рыночные процессы в России не просто привели к росту преступности, а породили качественные перемены в структуре экономики и общества, которые сказываются на всем облике общества, в частности, на структуре занятости населения (например, появление зарабатывающих попрошайничеством, включая использование для этой цели детей).

Из приведенного материала видно, что криминализацией в постсоветской России "захвачены" два вида социальных структур: 1) государственный аппарат всех уровней, т. е. чиновничество, и 2) социальная стратификация, т. е. разные социальные группы и слои общества. Значит, происходит криминализация как государства, так и общества в целом. Хотя причины этого процесса здесь не рассматривались, но ясно, что если нынешние темпы криминализации в России сохранятся, то масштабы этого процесса станут угрожающими.

И все же каковы перспективы? По большому счету, т. е. в смысле конкретной программы если не преодоления преступности, то, по крайней мере, ее ощутимого снижения, можно сказать лишь следующее:

1) преодоление преступности — это одна из дорог в цивилизованное общество. И путь к нему (через преодоление преступности) России предстоит очень и очень долгий. Теперь, после десятилетия реформ, проведенных по большевистскому принципу "красногвардейской атаки", стало очевидно, что речь будет идти не о нескольких годах, а о нескольких десятилетиях;

2) характер этого пути зависит от многих факторов, которые будут рассматриваться в следующих главах книги. Но ясно то, что выход из криминализации российское общество будет искать и находить исходя из своих социальных ресурсов, опираясь на собственные здоровые силы. Хотя видится общий путь выхода, аналогичный тому, который описан Эрнандо де Сото в его книге "Иной путь" (Де Сото Э., 1995), но Россия все же не Перу. И, несмотря на наличие удивительно схожих социальных групп и взаимоотношений, конкретные шаги истории в России будут другими (О наличии некоторого прогресса в сторону "декриминализации" свидетельствует постепенное упорядочение Уголовного кодекса. Это отражено в учебном пособии "Преступления в сфере экономики" (см.: Верин В.П., 1999))

Из приведенного материала видно, что в период либерализации экономики в России, в 90-х гг., все составляющие общественной жизни — социально-экономическая, политическая и правовая — были действительно трудны для жизни, сверхпроблемны и даже опасны. Не случайно тема "социального взрыва" не сходила с полос газет и с экранов телевизоров.

С приходом нового президента, при всем расположении к нему страны (52%-я поддержка на выборах), все понимают, что стоявшие в ельцинский период проблемы остались. Как они не были решены в 90-х гг., так не решены и в 2000 г. Это дает основание многим политикам и ученым говорить о провале реформ в России (см., напр.: Петраков Н.Я., 1998). Поэтому постоянно возникают те же самые вопросы: куда идет страна? удастся ли новому правительству вывести экономику из кризиса? снизится ли конфликтность? и т.д. Ответов же — достаточно полных, основанных на надежной информации — почти нет.


Другие интересные материалы:
Концептуальные основы реабилитации несовершеннолетних, злоупотребляющих психоактивными веществами
"…Реабилитация несовершеннолетних, злоупотребляющих психоактивными...

Ю. Валентик В России на протяжении последнего десятилетия отмечается...
Биологические основы синдрома психической зависимости при аддиктивных заболеваниях химической этиологии
Рассмотрены биологические аспекты синдрома психической зависимости при...

А. Головко, Л. Леонтьева, С. Головко Введение Аддиктивные...
Психоделическая терапия аддиктивных расстройств (второе пришествие)
Доклад на конференции «Современная психиатрия: постмодернистские тенденции и...

Организация профилактики и лечения больных наркоманиями по методике Р.Хаббарда
Нам довольно часто приходят письма с вопросами о различных лечебных и...

Нам довольно часто приходят письма с вопросами о различных лечебных и...
Опыт неправительственных объединений по решению проблем, связанных с потреблением алкоголя


“Результаты деятельности групп самопомощи налицо. Многие (хотя далеко не...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100