Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Csgo рулетка

Разновидности, правила игры, ставки и выплаты, стратегия игры в рулетку

csgo-fate.ru

Ремонт бампера

Выбору модели. Каталог угнанных автомобилей, форум по проверке на угон.

versusauto.ru

Рациональное “заколдовывание мира”: Современные российские “маги”

 


> Сверхценные идеи > Косые взгляды > Рациональное “заколдовывание мира”: Современные российские “маги”

По некоторым оценкам, в Москве, например, насчитывается более 50 тысяч так называемых “специалистов по нетрадиционным методам лечения”. В целом же по России действуют сотни тысяч магов, колдунов, предсказателей и т.п. Картина мира, нарисованная этими “профессионалами” заботы “о душе и о теле”, может быть определена как “магическая”, поскольку описывается в соответствующих терминах, предполагает воздействие на потусторонние силы с целью получения здоровья, благ и богатства в жизни посюсторонней.

О. Паченков

Введение

В статье я хотел бы проанализировать феномен активизации в постсоветской России деятельности различных “колдунов”, “магов”, “целителей” и других эзотерических специалистов, тесно связанных с магическими практиками. Их деятельность можно определить, как магию, если считать магией “манипулирование внеэмпирическими и суперэмпирическими значениями в эмпирических целях” (ODeal, 1996:7). Поэтому по отношению к этим людям здесь будут использоваться понятия “маг” или “колдун” (во многих случаях это также самоназвание).

Предлагаемые эзотерическими специалистами теории и основанные на этих теориях магические практики противоречат тому объяснению окружающего, которое М. Вебер назвал “расколдовыванием мира” (Вебер, 1990:143). Поэтому, в противоположность рациональному расколдовыванию мира, магические верования и практики могут быть названы иррациональными. Вместе с тем, методы распространения соответствующих магических убеждений вполне рациональны: в них используются последние достижения технического прогресса и массовой культуры. Анализу внедрения иррациональных убеждений и практик на базе деятельности, организованной рационально, и посвящена данная статья. В первой ее части анализируется предлагаемая современными магами иррациональная реальность; во второй - рациональные механизмы внедрения иррациональных “магических” убеждений и практик.

При анализе описываемого феномена я исходил из (а) предложенного Альфредом Шюцем постулата о множественности реальностей, каждая из которых относительно самостоятельна и не может сравниваться с другой по степени объективности своего онтологического статуса, (б) из того, что любая социальная реальность является конструктом и (в) конструирование реальности происходит в результате взаимодействия людей (Бергер, Лукман, 1995:9).

Магия рассматривается мной как самостоятельная реальность. В процессе исследования меня прежде всего интересовали два вопроса: 1) как выглядит конструируемая сегодняшними “магами” реальность и 2) как происходит это конструирование.

В качестве исследовательского метода я использовал участвующее наблюдение на сеансах и встречах с “целителями”, проблемно-ориентированные интервью с их помощниками и с посетителями этих сеансов (взять интервью у самих магов мне не удалось, поскольку для посторонних они практически недоступны. Как будет показано во второй части статьи, такая недоступность может быть рассмотрена как одно из условий работы профессиональной команды мага). Кроме того, важнейшим источником для анализа послужили многочисленные рекламные статьи о “целителях” в различных, главным образом “бесплатных”, газетах (“Асток-Пресс”, “Привет, Петербург”, “Центр-Плюс” и др.). Эти статьи - при условии использования их параллельно с другими источниками -представляют интереснейший материал для анализа, поскольку, независимо от того, насколько соответствует действительности то, что в них написано, они служат механизмом реализации определенных стратегий определенных акторов.

1. “Заколдованный” мир современных “магов”

Сегодня различные специалисты пытаются оценить масштабность этого явления в России. По некоторым оценкам, в Москве, например, насчитывается более 50 тысяч так называемых “специалистов по нетрадиционным методам лечения”. В целом же по России действуют сотни тысяч магов, колдунов, предсказателей и т.п. (Затмение умов // Независимая газета, 10.06.1996). Картина мира, нарисованная этими “профессионалами” заботы “о душе и о теле” (Бурдье, 1994:150), может быть определена как “магическая”, поскольку описывается в соответствующих терминах, предполагает воздействие на потусторонние силы с целью получения здоровья, благ и богатства в жизни посюсторонней.

Почему приходит “шаман”?

В последние годы в России мы наблюдаем быстрые социальные изменения. Ситуация характеризуется тем, что трансформационные процессы захватили все сферы общества, в том числе сферу культуры. Более семидесяти лет культурная модель, господствовавшая в России, основывалась на советской версии марксизма. За это время из экономической и политической идеологии марксизм превратился в квазирелигиозный феномен, дававший глобальное объяснение мира (Ионин, 1996:207). Вульгарный марксизм сумел глубоко проникнуть в сферу повседневности, которая в основном определяет образ мышления и действия человека (Ионин, 1997:325). По этой причине разрушение советского мировоззрения стало для России чем-то большим, нежели просто сменой идеологии или политического режима. Кризису советской власти как политической структуры и идеологии сопутствовал распад существовавшей культурной модели в самом широком смысле этого понятия. Л. Ионин характеризует радикальную трансформацию в сфере культуры как “культурный разрыв”, предполагающий, с одной стороны, массовую дезориентацию, потерю привычных идентичностей, референтных групп и жизненных ориентиров, а с другой - поиск новых культурных моделей, способных упорядочить окружающий мир, придать ему смысл и структуру (Ионин, 1996:208).

В ситуации культурного разрыва человек начинает искать пути и способы построения новой культурной “окружающей среды”. Религия или любые квазирелигиозные феномены - широкие мировоззренческие и философские системы, стремящиеся объяснить смысл бытия и место человека в мироздании, - представляются в этой ситуации возможной альтернативой восстановления разрушенной культурной модели и обретения индивидом своего места в окружающем социальном мире. Возможно, это связано с тем, что, как считают некоторые социологи религии, в обществе невозможен “вакуум веры” (ODeal, 1996:17). Существование спроса на подобные культурные феномены обусловило появление многочисленных “экстрасенсов”, “целителей”, “магов”, “колдунов”, “знахарок” и “знахарей” и т.д.

Для нас особенно важно эпистемологическое значение магии. Согласно утверждению М. Вебера, магия не способствует рациональному объяснению, “расколдовыванию” мира, выявлению действующих каузальных связей. Между тем именно расколдовывание мира, превращение его в понятный и прозрачный, по мнению Вебера, является характерной тенденцией нового времени (Вебер, 1994:56). Таким образом, реальность, которую рисует или конструирует магия, - совершенно иная, нежели реальность, в которой рождается и которую конструирует в процессе своей жизни человек, живущий в современном обществе.

Используя терминологию П. Бергера и Т. Лукмана, можно сказать, что сегодня происходят “изменения психологической реальности”, вызванные “радикальными изменениями в социальной структуре”, поскольку прежняя реальность не включает ответов на многие важные для людей вопросы, не имеет решений для некоторых жизненных проблем (Бергер, Лукман, 1995:289). Прибегнув вслед за этими авторами к образам “психоневролога” и “шамана”, можно говорить о том, что сегодня в России люди не удовлетворяются методами психоневрологов и обращаются к помощи шаманов. При этом речь не идет о том, чтобы шаман был “в состоянии излечить невроз”, за ним признается возможность изгнать злых духов. То есть для того, чтобы лечение, производимое “шаманом”, было успешным, необходимо переопределение болезни и самой реальности в новых терминах. Если “шаманская” реальность становится частью субъективной реальности индивидов, которые доверяют “шаману” свое лечение, то она автоматически становится реальностью интерсубъективной, поскольку действия этих индивидов, их взаимодействие между собой ориентированы на соответствующее представление об окружающем мире.

Воспользовавшись перспективой, которую предлагают Бергер и Лукман, я, в ходе анализа собранного материала, пришел к выводу, что у всех современных “магов”, “колдунов”, “целителей”, “специалистов” по различным эзотерическим наукам, несмотря на массу различий, есть одно принципиальное сходство - они более или менее явно предлагают новую картину мира. Предлагаемая реальность устроена иначе, чем та, к которой мы привыкли. В новой реальности существуют иные каузальные связи между привычными событиями, вещами, понятиями, предлагаются другие методы решения проблем, сами проблемы определяются иначе.

Новая реальность

В высказываниях самих “магов” трудно обнаружить стройную мировоззренческую систему, поэтому при анализе этих высказываний мы попытаемся реконструировать те представления, которые в них имплицитно встроены. В качестве объекта анализа можно использовать любые тексты, предлагаемые магами своим потенциальным клиентам. Анализ таких текстов позволяет увидеть следующее: а) какова “магическая” реальность в представлении ее адептов, б) какие проблемы могут возникнуть у людей, живущих и взаимодействующих в этой реальности, в) каковы методы решения возникающих проблем, адекватные именно этой реальности.

Стремясь обосновать необходимость нового мировоззрения, маги начинают с того, что констатируют наличие проблем в окружающем мире, предлагают людям взглянуть на себя и окружающую жизнь повнимательнее: “Взгляните на лица людей, которые вас окружают в метро, в любом магазине, в поликлинике, на работе, просто на улице. < ...> Отрешенность, опустошенность, безнадежность, царящая в душах, отражается в глазах большинства” (“Здравствуйте, мои хорошие...” //Асток-пресс, 4.08.1997).

Затем проповедники нового порядка вещей утверждают, что причина проблем - наш неверный взгляд на происходящее: “Неправильное восприятие мира, неправильное мировоззрение, неверная система ценностей рождают неверные мысли и эмоции, что приводит к неверным поступкам. А это - деформация на уровне биополей человека, болезни на физическом уровне, несчастья по судьбе” (Вирус дьяволизма разъедает человечество // Общая газета, 25-31.07.1996).

Вниманию потенциальных клиентов предлагается перечень проблем, которые готов решить “маг”. Эти проблемы определяются в терминах новой реальности: “Сглазы, порча, венец безбрачия, наговоры, отвороты и привороты, остуды и даже родовые проклятия -вот далеко не полный перечень проблем, с которыми обращаются...” (Ваше доброе пророчество... // Асток-пресс, 12.01.1998). На встречах с “целителями” постоянно звучат фразы: “если чувствуете, что что-то не ладится в жизни”, “если проблемы на работе”, “если нет понимания в семье”. Такие достаточно общие, расплывчатые определения включают в себя практически любые трудности, с которыми современный человек сталкивается ежедневно. Профессионалы указывают клиентам, куда следует смотреть особенно тщательно, что считать проблемами, требующими вмешательства “мага”: “-Александр, с какими проблемами чаще всего обращаются к Вам? - Одиночество, разлады в семье, неудачи в бизнесе, стрессовые состояния” (Я изменяю ваши судьбы // Асток-пресс, 23.06.1997). Особые проблемы обнаруживаются у женщин: “У каждой своя история, но проблема у многих одна: “Он пьет, я больше так не могу”. Или: “Он изменяет мне и не скрывает этого. Я ухожу”. Или, что самое тяжелое для женщины: “Он пьет и редко ночует дома” (“Он пьет и гуляет. Я не могу так больше...” // Центр-Плюс, 05.05.1997).

“Маги” не ограничиваются критикой традиционного для современного человека мировоззрения и описанием возникающих перед ним проблем в терминах своей реальности. Новые “колдуны” предлагают соответствующие методы их решения, которые прежде всего должны быть адекватны конструируемой реальности, т.е. носить магический характер: “Для того, чтобы очистить жизненное пространство, необходимо траву аруна на рассвете зажечь на открытом пространстве. <...> Она уничтожает все дурное на три километра. <...> Чтобы очистить дом от всего дурного, нужно закрыть все наружные двери, открыть все внутренние и зажечь траву до 12 часов дня. Куда понесет дымок - там и находятся предметы, которые приносят несчастье в ваш дом. <...> Трава аруна все равно обезвредит их” (из выступления ведущего на встрече с Анной-Спасительницей).

Списки услуг, предлагаемых “магами”, позволяют сделать выводы о том, какого рода проблемы они готовы решать. Используемые термины и способы решения проблем, позволяют сделать выводы относительно картины мира, которой они адекватны. Возьмем, для примера, списки услуг, активно рекламируемые “колдунами”. Обычно такой список содержит следующий ассортимент:

  • снятие венца безбрачия;
  • любовная магия;
  • приворот, любовная остуда;
  • коррекция семейных отношений;
  • коррекция на удачу в любви и делах;
  • - коррекция личности (аномалии поведения и характера, в т.ч. у подростков) (Объединяя сильнейших //Асток-Пресс, 03.03.1997);
  • гадание на Таро, предостережения;
  • снятие порчи и тоски;
  • восстановление справедливости, защита и наказание;
  • избавление от врагов;
  • увеличение энергетики;
  • соединение судеб (Белый маг Сергей Якутии // Привет, Петербург, 28.01.1998).

Использованные в приведенных отрывках понятия по существу являются категориями. При помощи них маги определяют мир человеческого существования и сферу своей деятельности как сверхъестественное.

Очевидно, что маги чувствуют себя профессионалами, которые знают, как устроен этот мир, и потому им подвластно решение проблем любого рода. Более того, они способны как решать проблемы, так и создавать их. Так приворот и любовная остуда - по сути, две стороны одного явления - входят в состав одной магической практики, которая на соответствующем языке называется “любовной магией”: человек, против желания подвергшийся ритуалу “любовного приворота”, может оказаться вынужденным обратиться к другому профессионалу для проведения ритуала “любовной остуды”. Во всяком случае, те, кто осуществляют ритуал “любовной остуды”, как правило, указывают на первый ритуал - “любовного приворота” - как на причину возникшей проблемы.

Душа/тело?

Вопрос взаимоотношения души и тела, как его интерпретируют новые “маги”, это частный случай в рамках навязывания магами новой картины мира, фрагмент этой картины. Данная тема заслуживает отдельного рассмотрения, поскольку здесь маги вступают в конкуренцию не только со старыми профессионалами поля религии как области общения со сверхъестественным, но и с профессионалами поля медицины.

Отношения души и тела в числе прочих включаются “магами” в сферу собственной компетенции и, соответственно, должны быть встроены в магическую картину мира. Маги переопределяют отношения души и тела, претендуя на лечение того и другого. В их интерпретации местом возникновения болезней, в том числе телесных, становится не тело, но душа: “Все мы знаем известную поговорку: “В здоровом теле здоровый дух”. Это неправда! Только при здоровой душе может быть здоровое тело!” (из слов ведущего на встрече с Анной-Спасительницей). Соответственно, душа становится и объектом приложения усилий по излечению: “Чаще всего, после ее [Анны Спасительницы. - О.П.] сеансов лечения души человеческой медицинская помощь больному органу уже не требуется, но даже если организм глубоко впитал в себя болезнь, она быстро отступает, лечение длится несколько дней, самые тяжелые операции проходят успешно и без осложнений” (Анна Спасительница. // Привет, Петербург, 14.05.1996). С такой “символической и анимической” точки зрения, принятое в нашем обществе медикаментозное “эмпирическое” лечение “закономерно считается лишь лечением “симптомов”, а не причин” (Вебер, 1994:84).

Как указывалось выше, каждое понятие, используемое современными “колдунами”, предполагает не только определенные представления о взаимосвязи вещей в мире, но и соответствующие действия, ориентированные на эти представления. Это касается и области взаимоотношений души и тела, где высказывания современных “магов” тесно переплетаются с действиями и вместе образуют новые паттерны поведения. Так, болезнь в терминах новой реальности может быть объяснена не инфекцией, а “сглазом”, смерть - не естественными причинами, такими как болезнь или старость, а “порчей” или “наговором”: “На сглаз и наговоры способен любой человек: сказанное в спину дурное слово, проклятье, пожела}ше зла другому - все это проявления обычного сглаза, наговор. Гораздо страшнее порча - на нее способны только люди, знакомые с оккультными науками. После насланной порчи с человеком могут происходить страшные вещи, буквально за несколько дней человек сходит в могилу” (из слов ведущего на встрече с целительницей Анной-Спасительницей).

Через власть номинации к собственной реальности

Итак, “колдуны” считают, что для решения возникающих у людей проблем главное -“понять свои ошибки, назвать вещи своими именами, осознать их и через покаяние выйти на гармонию со Вселенной” (Вирус дьяволизма разъедает человечество // Общая газета, 25-31.07.1996). В качестве первого шага на пути к решению этих проблем предлагается посещение “мага”, который поможет “назвать вещи своими именами”. Мне представляется, что на этом этапе реализуется известная формула “символической власти номинации”, предложенная Бурдье, которая гласит: “называть социальные явления значит вызывать их к жизни” (Бурдье, 1993:67). Называя, “маги” создают особое символическое пространство, особый мир. В этом пространстве всё - вещи, отношения, процессы, каузальные связи, проблемы - всё названо, а следовательно, и создано ими. Конфликты и неудачи в жизни объясняются “негативным психоэнергетическим воздействием”, “порчей”, “сглазом”, “наговором”, измена мужа - “любовным приворотом” или “любовной остудой” и т.д. Следует помнить о том, что право называть неразрывно связано с понятием власти. В созданном ими самими мире “маги” обладают властью, в том числе властью решать проблемы, которые в “не магической” реальности считаются лежащими за пределами непосредственного контроля каких бы то ни было профессионалов: “Я по уши втрескался в свою однокурсницу, а она - ноль внимания. Великанов согласился приворожить ее ко мне <...> Я и Наташка теперь - неразлучная пара” (Души резервы восполнимы, они не тратятся впустую // Привет, Петербург, 26.11.1996).

Разумеется, в истории человеческой культуры описанные магические “языковые игры” в принципе не новы (понятие “языковой игры” понимается здесь, вслед за введшим этот термин Л. Витгенштейном, как неразрывная связка языка и практик, которые составляют человеческий опыт). Их новизна - в той роли, которую они стремятся играть в жизни современного человека. Они призваны формировать у людей совершенно особый взгляд на происходящее, взгляд, альтернативный тому, который принят в современном “расколдованном” обществе. В противоположность понятию “рациональности”, как оно используется М. Вебером, подобное “магическое” мировоззрение может быть охарактеризовано как “иррациональное”. Магическая реальность основана на собственных - магических - категориях, связывающих их законах и каузальных связях; она имеет свою структуру и логику, и - по аналогии с метафорой, предложенной Вебером, - может быть названа “заколдованной реальностью”.

2. Рациональные методы “колдунов”

Тезис данной статьи состоит в том, что магическая “иррациональная” картина мира внедряется в сознание и жизнь сегодняшних людей с использованием “рациональных” методов. Таким образом, методы популяризации магических идей и сами идеи противоречат друг другу, поскольку взяты из противоположных определений реальности. Первая часть была посвящена описанию создаваемой современными “магами” реальности. Далее я опишу методы распространения новыми “колдунами” своих идей. Речь пойдет о механизмах работы “магов” с клиентами.

Принципы работы па рынке магических услуг и товаров

Удовлетворение потребностей клиентов является для “магов” условием выживания и умножения символического и экономического капитала (об этом говорит, в частности, присутствие в их взаимоотношениях с клиентами денежных отношений: платные консультации, продажа магических целебных предметов и книг, иногда платный вход на сеансы и др.). Сегодня достаточно популярно мнение, что современные “маги” являются не кем иным как профессиональными бизнесменами, что цель их деятельности - желание заработать деньги. Указываются даже приблизительные суммы денег, вращающиеся сегодня в сфере магических услуг. Однако нас особенности экономической активности будут интересовать здесь в меньшей степени. Принципиальным является лишь тот факт, что “маги” предлагают клиентам определенные услуги и собственно товар, и потому их деятельность может быть отнесена к сфере товарооборота, т.е. к рыночной деятельности. Это позволяет говорить и о существовании особого рынка магических услуг и товаров.

Как и для любого рынка товаров и услуг, для магического рынка характерно наличие конкуренции. Чтобы успешно конкурировать, “колдуны” должны соблюдать несколько условий: иметь представление о нуждах своих клиентов, демонстрировать свою близость к потенциальным потребителям своих услуг и понимание их проблем, доказывать свою незаменимость в решении ряда жизненно важных вопросов, проявлять определенную гибкость, следя за колебаниями и особенностями спроса на свои услуги. Для этого “маги” применяют различные стратегии, среди которых я выделил следующие: а) сближение с повседневностью потребителей услуг, б) выгодная презентация себя, в) гибкая реакция на изменение спроса на “магические” товары и услуги.

а) Стратегия сближения “магов” с повседневностью потребителей услуг.

В рекламных статьях “маги” демонстрируют свою близость к “обычным” людям и понимание их проблем. Это делается для того, чтобы показать, что любой человек, придя к такому “магу” со своими трудностями, получит ответы на все свои вопросы. Приведу несколько примеров.

“Целительница” баба Нюра (Анна-Спасительница) нередко появляется на рекламных фотографиях в газетах вместе со своими благодарными клиентами - “простыми людьми” (Отбрось костыли! //Асток-пресс, 9.03.1998; Все двери открылись//Асток-пресс, 30.03.1998). Анну-Спасительницу и других “магов” изображают, например, в окружении семьи - как “самых обыкновенных” людей и т.п. Описываются самые обыденные проблемы, которые могут возникают в жизни любого “обычного” человека: “От монотонной езды баба Нюра задремала. Проснулась она от резкого толчка, от звука удара и скрежета металла.

  • Сынок, что это?
  • Впилились в “Опель-кадет”, - ответил сын.
  • В какой кадет?
  • Вон иномарка впереди, видишь, как мы ее “поцеловали”, ремонт неслабый нужен”
    (Букет за аварию // Привет, Петербург, 02.12.1997).

Можно заметить, что в таких статьях намеренно используется “народный” язык, на котором, по мнению авторов статей, говорят “простые” люди: “впилились”, “поцеловали”, “неслабый”, “справный”, “справить”, “толковый”, “лиходей” и др. Это использование “народного” языка позволяет создать впечатление реальности, “непридуманности” описываемых событий (слово “непридуманный” взято из рекламных статей Анны-Спасительницы, которые публикуются под названием “Непридуманные истории”. Подобное выражение призвано охарактеризовать рекомендуемую степень доверия к материалам статьи, показать, что истории взяты из реальной жизни).

В рекламных статьях, посвященных деятельности некоторых “магов”, описывается, как они помогают самым обычным людям в их самых обычных житейских проблемах. При этом контекст происходящего - обстановка, люди, разговор, проблемы - самые что ни на есть обыденные и поэтому реальные.

К примеру, событие может происходить в коммунальной квартире: “Одновременно со мной из своей комнаты выглянула хмурая соседка - любительница, скандалов.

- Доброе утро, Мариночка, - промурлыкала она.

- Доброе, - ответилая, судорожно соображая, какую неприятность она приготовила мне на этот раз” (Чем мой муж занимается по ночам?... // Привет, Петербург, 14.10.1997).

Для мужчин “реальная” житейская ситуация может включать такие типичные маркеры контекста как машина, ГАИ, теща: “А у меня своя история была с бабой Нюрой. Поехал я в Псковскую губернию на своем “Жигуле”, а права дома оставил. <...> Попросил у тещи фотографию бабы Нюры, поставил у лобового стекла, и спокойно до дома доехал, вроде я невидимка для ГАИ” (“Отведу твою печаль...” // Асток-пресс, 29.09.1997).

Особое место среди житейских трудностей, которые “близки и понятны” “магам”, занимают “женские” проблемы - пьянство и измены мужей. В рекламных статьях “магов” часто можно встретить такие заголовки: “Узнав, что мне изменяет муж, я обратилась к Татьяне-Весне”, “Спасибо вам, Татьяна-Весна, вы вернули мне мужа!”, “Ее мужа нашли голым и пьяным, и она обратилась к доктору Светлову”, “Доктор Светлов спас пьяницу от духовной смерти”, “Мир и любовь в каждой семье - цель работы мага Вадима Жукова”, “Она обратилась к доктору Светлову, только когда ее муж пропил обручальное кольцо” и т.п. Содержание используемых в рекламе примеров довольно типично и выглядит приблизительно так: “Утром муж явился, лицо серое, мешки под глазами, а на куртке, на спине - номер мелом. Попал в вытрезвитель. <...> Так начался ад. <...> Федор каялся, клялся бросить. Без толку были все разговоры, наутро муж куда-то уходил и возвращался под вечер, еле-еле стоя на ногах. Из дома стали пропадать вещи. <...> Год Федор проболтался без работы, пил, завел таких же пропащих “друзей”. Семья рушилась. <...> По совету знакомой обратилась Мария к доктору Светлову, который снимает тягу к спиртному. <...> Сейчас Федор вновь на стройке. <...> Федору даже зарплату прибавили. Сыновья вновь потянулись к отцу. Мария счастлива, как бывает счастлива женщина, когда уют, мир царят в семье” (“Я не знала, что делать с мужем...” // Асток-пресс, 30.09.1996).

Нередко для демонстрации близости “магов” к клиентам в рекламных статьях используются категории, призванные отсылать читателя к ценностям родственных отношений. Например, определение “бабушка” активно используется в рекламных статьях одной из “целительниц”: народные прозвища, “данные ей любящими клиентами”, - “баба Нюра”, “Общественная бабушка” (Общественная бабушка // Асток-пресс, 26.01.1998) и др. Также “маги” используют тему детей, как “всем понятную”, самую “дорогую”, “близкую” и “трогательную”. Например, заголовок рекламной статьи может выглядеть так: “Счастье засветилось в глазах ребенка”. Часто от имени ребенка рассказывается история о том, как “маг” помог “маме” вернуть или найти для ребенка “папу”: “- Что же тебе Дед Мороз под елочку положил?... - У меня было четыре сладких подарка, а еще мне подарили “Незнайку на Луне” и вот это платье. Только самый главный подарок сделала мне баба Нюра. У меня теперь папа будет!” (Общественная бабушка // Асток-пресс, 26.01.1998).

Я полагаю, что этот прием рассчитан на то, что все, связанное с детьми, способно затрагивать в людях особые чувства. Вероятно, этот рекламный ход следует признать достаточно эффективным, если цель - добиться расположения потенциальных клиентов. Для того чтобы понять степень эффективности данного приема, достаточно проследить за собственными чувствами, которые возникают при чтении следующего отрывка: ““Ма-ма! Мамочка! Я хожу!” - ликующий крик малыша, минуту назад отбросившего костыли, вызвал у матери поток слез. Зал рыдал вместе со счастливой женщиной - по сцене неокрепшими ножками шел шестилетний малыш, год назад услышавший страшные слова: “Самостоятельно ходить не будет”. Чудо произошло за несколько минут. < ...> Мальчишка медленно подошел к маме: “Мама! Не плачь! Ты же видишь - я хожу!!!”” (Андрей Левшинов: Секрет семейного счастья // Привет, Петербург, 09.07.1996). Можно также встретить примеры, когда на месте обычной рекламы в газете помещается фотокопия благодарственного письма “магу”, написанного от имени ребенка и содержащего трогательные детские признания (см. рекламные статьи А. Левшинова весной-летом 1997 г. в рекламных газетах “Привет, Петербург”, “Асток-пресс” и др.).

б) Рекламные стратегии выгодной самопрезентации

К числу стратегий самопрезентации магов можно отнести следующие: “маги” хотят стать популярными и с этой целью заявляют в статьях, рекламирующих собственную деятельность, о том, что они уже популярны. Например: “- Созданный Вами метод альтернативной пси-хирургии уже приобрел популярность, огромная армия Ваших учеников и пациентов объединяются в Ассоциации...” [выделено автором; далее все выделения в цитатах, кроме специально оговоренных, авторские. - О.П.] (Вместо скальпеля - рука человека // Шестой ресурс, 11.02.1998); “Его услуги пользуются огромной популярностью, но некоторые из его ритуалов имеют просто “бешенный” спрос” (Заговоренные // Асток-пресс, 14.09.1998). Известность и репутация волшебника и спасителя преподносятся в этом случае от имени третьего лица (предположительно незаинтересованного, “объективного”) или как общепризнанные: “Сергей Якутии. Человек-миф. Человек-легенда. Ни об одном маге столько не говорят в Санкт-Петербурге” (Маг Сергей Якутии продолжает деятельность // Асток-пресс, 13.01.1997). Вот несколько цитат из рекламных объявлений о встречах с “магом” А. Левшиновым: “СЕНСАЦИЯ!!! <...> Его имя известно многим. Его узнают на улице, с ним мечтают познакомиться, задать вопрос, просто поговорить. Его астрологические прогнозы печатаются в популярнейших изданиях нашего города “Смене” и “Калейдоскопе”. <...> Ожидается полный зал. <...> Покупайте билеты заранее, чтобы присутствовать на встрече! Ничего подобного вы не встретите в Санкт-Петербурге!” [выделено автором рекламы. - О.П.] (Асток-пресс, 16.06 и 21.07.1997, Привет, Петербург, 03.02.1998).

Послание к читателям, имплицитно содержащееся в таких текстах, может быть, на мой взгляд, кратко сформулировано так: “Все разумные люди давно пользуются услугами этих магов и волшебников! Если вы считаете себя разумным человеком - присоединяйтесь к ним!” (Любопытно сравнить эти призывы с другими, схожими грамматически и по смыслу и активно
используемыми в современной рекламе: “Я выпил, а ты?”, “У твоего соседа уже стоит!..”). Такие призывы иногда высказываются и более откровенно: “Кто не верит, тот не верит. А кого жизнь научила, знают, что благодарить надо Господа Бога и бабу Нюру...” (Без единой царапины... //Асток-пресс, 30.06.1997). Особенно эффективно в таких случаях действуют отсылки к выдающимся, влиятельным и просто уважаемым людям, поведение которых является примером для остальных. Например, многие “маги” акцентируют внимание на том, что к их услугам прибегают ученые, поэты, писатели, артисты, иностранцы: “Помощью целебной силы бабы Нюры пользовались видные деятели российской культуры и общественной жизни, поэты, писатели, артисты, политики. Именитые же иностранные гости называют бабу Нюру “russian wonder” - “русское чудо!” (“невидимый голос” на встрече с Анной-Спасительницей).

В рекламных статьях демонстрируются примеры того, как “предприимчивые люди” быстро сориентировались и стали активно пользоваться способностями “магов”. Это означает, что такие люди приняли картину мира, предложенную “магами” и живут теперь в новом мире по его законам, действуют в соответствии с его правилами: “Вы не поверите, но ко мне толпой идут бизнесмены с профессионально наведенной порчей”, - говорит Алла Дан. “Они сами не понимают, в чем дело, - бизнес хиреет на глазах, все из рук валится, удача отвернулась. А это всего лишь конкуренты, воспользовавшиеся услугами “черного мага” (В. Лебедев. Затмение умов // Независимая газета, 10.09.1996J.

Особое место в саморекламе современных “магов” занимают их отношения со структурами, окруженными ореолом секретности и власти. Вероятно, маги в целях увеличения собственной популярности апеллируют к общему для всех советских людей опыту недавней советской действительности, в которой тема закрытых учреждений была табуирована и потому обладала особой притягательностью. Приведу две цитаты: “Я по последней информации, полученной из надежного источника, стало известно, что Сергей Якутии был приглашен в Москву закрытым учреждением, название которого не подлежит разглашению в силу известных обстоятельств. Из этого же источника получена информация о том, что Якушиным успешно завершена работа, для которой его приглашали, и в дальнейшем руководители неназванной структуры намерены обращаться к нему за помощью”; “Биоритмикой” Левшинова заинтересовались “наверху”. Правда, пока в личных целях” (Сорок лет - начало пути // Асток-пресс, 20.10.1997).

В обоих примерах нет ни одного конкретного упоминания о субъекте действия. Однако, предполагается, что читатель понимает, о чем и о ком идет речь. Используемая лексика -всем знакомые с советских времен официальные штампы: “надежный источник”, “закрытое учреждение”, “не подлежит разглашению”, “известные обстоятельства”, “неназванная структура”, “наверху”. Сами эти “учреждения” сакральны. Поэтому все, с чем они соприкасаются, тоже становится сакральным, или, как минимум, выдающимся, необычным, вызывающим всеобщий “священный” ужас и одновременно уважение. Представляется, что с расчетом именно на такое восприятие в рекламных статьях “колдунов” упоминаются факты общения с “известными структурами”. (Значительная часть сделанных здесь предположений основывается на моем личном повседневном опыте человека, принадлежащего к описываемой культуре, разделяющего ее коды. Однако это не должно умалять значимости социологического исследования, поскольку социолог отличается от “обычного” человека лишь наличием рефлексии по поводу собственной повседневности).

К той же теме самопрезентации следует, видимо, отнести и акцентирование “магами” таких деталей, которые, по их мнению, говорят о собственной компетенции и высоком институциональном статусе, призванном свидетельствовать о стабильности и общепризнанности их деятельности. Предполагается, что такие детали увеличат символический капитал обладателей определенного статуса или звания: “В Высший Совет Духовного Союза “Любомир” входят доктора философии и компетентнейшие практики. И тот факт, что Татьяна-Весна и доктор Доброе вошли в Высший Совет Духовного Союза является надежной гарантией их профессионализма” (“Узнав что мне изменяет муж, я обратилась к Татьяне-Весне” // Асток-пресс, 23.12.1996); “Андрей Левшинов - доктор, писатель, ученый... Перечень его полных титулов занял бы, наверное, добрую половину этой страницы” (Сорок лет - начало пути // Асток-пресс, 20.10.1997). Впрочем, иногда “маги” все же приводят, достаточно длинные списки своих титулов: “Федосенко Владимир Анатольевич. Народный целитель, естественный святой планетарный целитель, официальный член международного регистра, биоэнерготерапевт, эниооператор-методист, ясновидящий, физиотерапевт, цитолог, кандидат биологических наук” (Зеркало Петербурга, № 1 (10), февраль 1997).

в) Маркетинговые стратегии “магов”

Третье направление, в котором активно работают “маги”, конкурируя друг с другом, связано с отслеживанием изменений спроса на их услуги. В условиях быстрых трансформационных процессов в сегодняшнем российском обществе, социальная реальность стремительно меняется: раскалывается, фрагментируется, вновь скрепляется, создавая неожиданные эклектичные культурные и социальные формы (Ионин, 1996:259). Меняется видение людьми мира, меняются их жизненные потребности. Стремясь соответствовать “духу времени” и потребностям потенциальных клиентов, “колдуны” осваивают новые практики и используют для этого широкий репертуар действий.

Ориентируясь на существующий спрос, “колдуны” предлагают свои услуги в таких областях человеческой деятельности, где уже достаточно давно действуют другие профессионалы. К таким областям относятся, например, бизнес, политика, личная безопасность и т.п.: “Во времена нередких сегодня криминальных разборок все чаще обращаются к колдунам с просьбой поставить защиту, что, как утверждают маги, даже более эффективно, чем нанимать телохранителей. <...> Потомственная колдунья Алла Дан, например, оказывает бизнесменам и политикам ряд услуг: здесь и чистка помещений, и прогноз на предстоящую сделку или политическую акцию, и, наконец, заговор на удачу” (П. Никольский. Маги и политики // Заполярная правда, 05.06.1996). В этих цитатах явно видны претензии заменить профессионалов в ряде сфер деятельности - политологов, консультантов по бизнесу, телохранителей, киллеров, психологов, наркологов и др.

Забота о материальном благополучии клиентов всегда находилась в компетенции магов (Вебер, 1994:14). И сегодня это одна из областей жизни, в которой работают современные российские “маги”: “Занимаются маги и поиском должников и украденных денег” (П. Никольский. Маги и политики // Заполярная правда, 05.06.1996). “Маги” вырабатывают новые практики, реагируя на особенности спроса в области финансового благополучия. В третьем издании книги “Советы бабы Нюры” целительница, идя навстречу потребностям клиентов, поместила фотографию, которая должна служить именно этим целям: на сеансах этой “целительницы” разъясняют, что при ухудшении финансового положения на фотографию следует положить купюру любого достоинства, и со временем ситуация с деньгами наладится.

В деятельности современных “магов” находит отражение такая популярная и “престижная” стратегия улучшения материального положения как выезд за границу, работа за границей. В связи с этим счастливый конец “непридуманной истории” может выглядеть так: “Сегодня молодая женщина уже год живет в Гамбурге и ожидает появления первенца” (Загадки венца безбрачия // Асток-пресс, 02.02.1998); “Через два месяца Алла уехала в Данию, где и встретила своего избранника” (“Как нить из ариаднина клубка...” // Асток-пресс, 02.02.1998).

Уже упоминалось, что новые “колдуны”, в ответ на существующий спрос, много внимания уделяют теме мужского алкоголизма. Среди проблем, связанных с алкоголизмом, ими отдельно акцентируется вопрос материального неблагополучия. В рекламных статьях подчеркивается тот факт, что, становясь алкоголиком, мужчина перестает быть “кормильцем”, т.е. зарабатывать деньги и содержать семью. Соответственно, избавление от алкоголизма связывается, в первую очередь, с восстановлением материального достатка: “Нашел себе работу хорошую, машины ремонтирует. И платят прилично. Раньше за полстакана мог любую работу ворочать, а теперь починит кому телевизор, видик - лишняя копейка в дом. Сам приоделся, мне меховую шапку подарил, детям помогает” (Асток-пресс, 09.12.1996). Та же идея может быть вынесена в название статьи (“Как Василий бросил пить и начал денежки копить” II Привет. Петербург, 26.01.1999).

Итак, можно выделить три типа стратегий, используемых современными “магами” с целью проникнуть в субъективную реальность потенциальных потребителей своих услуг и занять в ней важное место. Эти стратегии таковы: а) стремление стать “своим”, б) стремление казаться известными и популярными, в) умение адекватно реагировать на изменение потребительского спроса.

Далее я хотел бы показать, как организована деятельность “колдунов” по внедрению в общество новых представлений о реальности.

Антрепренерские команды “колдунов”

Читая рекламу “магов”, обычно представляешь харизматическую личность, обладающую экстраординарными способностями или “истинным” знанием (многие рекламы стремятся произвести именно такое впечатление). Однако при ближайшем рассмотрении деятельности “магов” оказалось, что те являются лишь членами специальных “команд”. Впервые я столкнулся с этим фактом при попытке войти в контакт с одной известной в Петербурге целительницей. В ее команде важнейшую роль играл человек, который именовался директором и имел очень широкие властные полномочия. Я не раз имел возможность наблюдать, как этот человек пользовался своей властью, отдавая указания, граничащие по форме с приказами, делал выговоры. В процессе наблюдения за командой удалось выяснить, что ее членами являются сама “целительница”, ассистентка, ведущий встреч, директор, несколько (не менее трех) продавцов “целебных предметов”, работающих во время сеансов, три-четыре постоянных охранника (видимо, работающие по договору сотрудники милиции или охранной фирмы). Наблюдения за другими магами, работающими в городе, позволили определить, что практически каждый “маг” работает не в одиночку, а имеет команду как минимум из трех-пяти человек.

Такая команда занимается тем, что обеспечивает необходимые условия для работы “мага”: арендует помещения для сеансов, обеспечивает охрану, общается с властями, с потенциальными клиентами и посетителями сеансов, дает рекламу, занимается “раскруткой” “мага” и т.д. Все это позволяет говорить об антрепренерских стратегиях в деятельности современных российских магов, поскольку, предлагая рамки для организации человеческого опыта и стремясь навязывать своим клиентам определенную интерпретацию жизненных ситуаций, современные “маги” и их команды сознательно стараются выстроить самый короткий и эффективный путь к цели.

Понятие “антрепренерские стратегии” заимствовано из социологии общественных движений (ОД) и связано с рациональной деятельностью лидера движения (антрепренера) по мобилизации имеющихся в распоряжении движения ресурсов (Здравомыслова, 1993:61). Это понятие является универсальным и может быть использовано для описания поведения любого субъекта, который действует на основе рационального выбора, подсчитывая затраты и выгоды. Антрепренером может быть и человек, находящийся в тени, чей образ не “раскручивается” и которому не приписывается обладание экстраординарными способностями. Он, однако, может стоять во главе команды, являться организатором и двигателем деятельности всей группы.

Понятие “антрепренерских стратегий” связано с парадигмой “мобилизации ресурсов”, популярной в социологии ОД. Использование парадигмы “мобилизации ресурсов” особенно эффективно в тех случаях, когда анализируется деятельность группы людей, направленная на увеличение символического или экономического капитала, на завоевание потенциальных сторонников в условиях конкуренции, в том числе на рынке товаров и услуг. Мобилизационный подход можно с успехом применить при анализе деятельности современных “магов” с той лишь разницей, что а) вместо общественного движения мы анализируем деятельность группы людей, стремящихся выгодно продать свои товары и услуги (и для этого создающих у потребителей своих услуг соответствующую картину мира, что сближает их с общественными движениями), и б) “потенциальных последователей” (понятие, используемое при анализе деятельности ОД) точнее будет именовать “потенциальными потребителями услуг” или “потенциальными клиентами”.

Социологи много места уделяют рассмотрению механизмов работы антрепренеров общественных движений с публикой, с потенциальными участниками движения. При анализе деятельности современных российских “магов” эта тема также представляет большой интерес. Ссылаясь на Д. Сноу, другой известный специалист по исследованию общественных движений Б. Кландерманс приводит четыре возможных канала работы с потенциальными последователями (Klandermans, 1988:188):

а) частным образом лицом-к-лицу (хождение по квартирам, использование личных социальных связей);

б) частным образом опосредованно (почта, телефон и другие средства связи);

в) публично лицом-к-лицу (массовые публичные шоу);

г) публично опосредованно (через СМИ).

Среди “магов” больше всего распространены формы работы с людьми публично лицом-к-лицу. Основной способ общения с публикой, который ими используется, это комментирование писем и записок из зала, получаемых во время встреч с пришедшими на массовые сеансы (в антрепренерских практиках “магов” записки и письма клиентов имеют важное значение. Так записки-благодарности являются документом отчетности “мага” перед вышестоящей институциональной организацией, в которой он должен получать и ежегодно подтверждать лицензию на свою деятельность. Такие записки становятся своего рода отчетом об успешно проделанной работе, подтверждением способностей и квалификации “мага”.) Для “магов” характерно и указанное Кландермансом стремление к созданию собственных масс-медиа (газет, журналов, телепрограмм) (Klandermans, 1988:189). Б. Кландерманс приводит целый перечень средств, которые могут применяться антрепренерами при налаживании контакта с потенциальными участниками движения (Klandermans, 1988:184). Современные “маги” используют многие из них:

- постеры и книги (Анна-Спасительница выпустила три книги и два календаря-постера; Андрей Левшинов выпустил четыре книги);

- весь спектр средств массовой информации (А. Левшинов выступает на радио и на телевидении, выпускает свою газету “Звездный курс”; выходят газеты “Третий глаз”, “Тайная власть” и т.п., телепередачи “Третий глаз” и др. с участием “колдунов” или им посвященные); деятельность некоторых магов активно рекламируется по телевидению;

- фильмы (транслировался фильм о хиллерах Татьяне Невской и Рушеле Блаво);

- символические публичные акты (например, молитвы на массовых встречах с Анной-Спасительницей);

- ношение символов (звезда Эрцгамма А. Левшинова в качестве амулета, она же для женщин изготавливается в виде миниатюрного серебряного кулона, становящегося ювелирным украшением и частью туалета, а для мужчин - в виде значка, служащего “украшением бизнес-костюма любого делового человека” (из слов ведущего встреч с А.
Левшиновым), этот же фирменный символ Левшинова украшает футболки и кепки (“бейсболки”) персонала, продающего на его сеансах подобные украшения и другие магические аксессуары ) и др.

Таким образом, налаживание понимания с потенциальными клиентами, реклама и различные способы продажи товаров и услуг - это сознательно используемые современными “колдунами” антрепренерские стратегии. Такие стратегии применяются для увеличения символического и экономического капитала.

П. Бурдье предполагает, что поле экономики является одним из основных полей в социальном пространстве и стремится “навязать свою структуру другим полям” (Бурдье, 1993:57). Тогда экономический капитал становится самым главным, и все остальные капиталы, приобретаемые в других полях социального пространства, стремятся быть конвертированными в него. Для нас важно то, что используемые современными “магами” приемы приобретения символического и/или экономического капитала основаны на механизмах, которые принято называть предпринимательскими. Это позволяет и самих “магов” назвать предпринимателями, учитывающими конъюнктуру рынка, наличие ресурсов, наилучшие способы их мобилизации, что дает возможность наиболее выгодно продать имеющийся товар и услуги. Товаром может стать и религия, элементы истории и культуры, философские категории, отношение к детям и т.п. Все это можно купить и с выгодой продать, все это можно превратить в капитал.

Стремление выгодно продать свой товар имеет огромное значение в деятельности сегодняшних российских “магов”. Это подтверждается, кроме всего прочего, той ролью, которую играет в их стратегиях коммерческая реклама. Как материал для анализа я использовал главным образом свой личный опыт общения с “целителями” и рекламу, которую они делают себе в СМИ. Реклама является элементом рыночных отношений, она предполагает наличие товара, который можно продать и купить. Использование рекламы является в современной эпохе индикатором участия в рыночных отношениях: “То, что средства массовой коммуникации гармонично, часто незаметно смешивают искусство, политику, религию и философию с коммерческой рекламой, означает, что эти сферы культуры приводятся к общему знаменателю - товарной форме” (Маркузе, 1994:74).

Заключение

В статье я пытался показать, что пропагандируемые современными “магами” идеи, с одной стороны, и методы пропаганды, с другой, принадлежат к принципиально различным определениям реальности. Распространяемые ими идеи и практики могут быть определены как “заколдовывание мира” в противоположность употребленной Вебером метафоре “расколдовывания мира”. Такая метафора призвана показать, что магическая реальность объясняет мир, его причинно-следственные связи совершенно особым образом. Тот образ мира, который создает магия, отличается от мира современного, “расколдованного”. Вместе с тем способы, которыми “маги” пропагандируют свои идеи и практики, в полной мере принадлежат современной реальности. В частности, наиболее активно используются такие достижения цивилизации как информационная индустрия и массовая культура.

Возможно, это противоречие, основанное на противопоставлении элементов досовременной, магической и привычной нам современной культур, устраняется при обращении к теории постмодернизма. Для нас в теории постмодернизма наиболее интересны две вещи. Во-первых, важно, что постмодерн как социально-культурная эпоха характеризуется распадом “грандиозных идеальных целостностей, во взаимодействии которых и складывался модернизм”, а именно науки, религии, гуманизма, философии и т.д. (Ионин, 1996:259). В деятельности магов можно наблюдать сегментацию и смешение всех этих глобальных построений. Во-вторых, постмодернизм отказывается “от попыток расколдовывания мира и от расколдовывания как цели”. Мир перестает быть прозрачным, все смешивается, замутняется. Одновременно некоторые группы стремятся к закрытости, эзотеричности. Ионин считает появление и широкое распространение всевозможных сект, культов, иррационалистических движений характерной чертой постмодерна. Он предполагает, что наиболее подходящими для описания культуры постмодерна являются такие понятия как “стили, формы и образы жизни” (Ионин, 1996:259).

Ионин активно использует также понятие “культурной формы”. Культурная форма возникает на основе социального интереса, затем развертывается и развивается “в том случае, когда у большинства членов общества утрачена идентификация, следовательно, утрачено более или менее четкое представление о собственном интересе”. Культурные формы, в свою очередь, предлагают “новый образ мира, способного обеспечить устойчивую идентификацию” (Ионин, 1996:215-216). В этой связи, вероятно, интересным и перспективным был бы анализ феномена современных “магов” как “культурной формы”. Как любая культурная форма их деятельность может быть описана с точки зрения происхождения, степени распространения и универсальности. Вероятно, такой анализ может оказаться полезным для прояснения механизмов функционирования описанного феномена, логики его развития, его места в культурном и социальном контексте современного общества.

Литература

Бурдье, П. (1993) Социология политики. Москва: Socio-Logos

Бурдье, П. (1994) Начала. Москва: Socio-Logos

Бергер, П., Лукман, Т.(1995) Социальное конструирование реальности. Москва: Медиум

Вебер, М. (1990) Протестантская этика и дух капитализма. В: Вебер М. Избранные произведения. Москва: Прогресс

Вебер, М. (1994) Избранное. Образ общества. Москва: Юрист

Гараджа, В. (1995) Социология религии. Москва: Наука

Здравомыслова, Е. (1993) Парадигмы западной социологии общественных движений. СПб: Наука

Ионин, Л. (1996) Социология культуры. Москва: Логос

Ионин, Л. (1997) Свобода в СССР. СПб

Маркузе, Г. (1994) Одномерный человек. Москва

Филмер, П., Филипсон, М., Силвермен, Д., Уолш, Д. (1978) Новые направления в социологической теории. Москва: Прогресс

ODeal, T.F. (1996) The sociology of religion. Prentice-Hall Inc, Englewood Cliffs, NJ

Klandermans, B. (1988) The formation and mobilization of consensus // International Social Movement Research. Vol.1. From structure to action / Klandermans B. (ed.) London: Jai Press Inc.


Другие интересные материалы:
Отечественная наркология: 35 лет самостоятельного пути. Неутешительные итоги
Попытки выхода из системного кризиса, в котором находится отечественная...

Социально-экономические процессы, происходившие в советском обществе в 70-х...
Нецелесообразность тестирования учащихся на наркотики: научные аргументы против антинаркологических утопий, благих намерений и псевдогражданственности
С позиции наркологической и психиатрической науки, а также с использованием...

Несмотря на тот факт, что общественная дискуссия о необходимости внедрения...
Маковой соломки подстелить
Зюзинский суд Москвы 20 августа санкционировал арест эксперта НИИ сельского...

История, о которой пойдет речь,— одна из тех, на фоне которых лично у...
Химические и нехимические аддикции в аспекте сравнительной аддиктологии
Существование не только химических, но и целого ряда нехимических...

В последнее десятилетие проблема зависимого поведения приобрела особую...
Психологическая защита в подростковом возрасте: обзор современных исследований
В подростковом возрасте имеют место самые разнообразные защитные механизмы,...

1. Типичные защиты подростков в работах А. Фрейд Итак, подростковый...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100