Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Социальный контроль над девиантным поведением в современной России: теория, история, перспективы

 


> Сверхценные идеи > Косые взгляды > Социальный контроль над девиантным поведением в современной России: теория, история, перспективы

Первое более или менее системное исследование деятельности питерских некоммерческих организаций по профилактике наркотизма.

Н.Федорова

В последние годы возник серьезный интерес к применению методологии социальных наук для оценки и решения социально-значимых проблем. Отчасти это проявилось в увеличении использования методов социальных наук, известных под рубрикой «оценочное исследование» (evaluation research). Оценочное исследование может считаться одной из разновидностей реализации прикладного исследовательского стиля (policy research, action research), несмотря на то, что каждые из них имеют разные цели и методику. В общих чертах, под оценочным исследованием чаще всего имеют в виду оценку эффективности социальных программ, которые были разработаны как экспериментальные для разрешения существующих социальных проблем. Основное различие между оценочным исследованием и прикладным социологическим исследованием кроется скорее в его задачах, нежели в методологических особенностях.
Наиболее часто используются такие виды оценочного исследования как социальный аудит и анализ затрат/результатов (cost-benefit analysis).


Брукс выделяет 4 идеальные функции оценочного исследования той или иной программной деятельности:
Расчетная функция – обеспечить заинтересованные структуры информацией об эффективности программы с точки зрения заявленных расходов.
Функция отдачи – использовать результаты оценки для программы, которая находится на стадии разработки.
Распространительная функция – обеспечить основные знания для других программ.
Функция теоретического построения.
В фокусе оценочного исследования находится вопрос о том, каким образом и насколько были достигнуты цели программы. Каковы были затраты программы («inputs»), под которыми обычно понимается специфическая деятельность для достижения целей программы? Цели программы при этом обозначаются как конечные результаты ("outcomes"). Каковы побочные эффекты или незапланированные последствия программы?
Адаптированная на основании схемы Гринберга номенклатура значимых для оценки превентивной антинаркотической программы исходных признаков и конечных результатов (input/output) приведена на Рис.1. Данный алгоритм оценки, несомненно, можно смело рекомендовать к использованию в российском контексте.
Одна из исследовательских проблем заключена в сложном, специфичном и далеко не всегда «читабельном» языке научного исследования. Так, например, многие социологизированные или узко специализированные медицинские научные тексты (статьи, монографии и.т.п.) по проблеме наркомании, порой изобилуют всевозможными научными терминами, и по этой причине не могут быть в полной мере доступны для понимания широкого круга читателей и специалистов из другой области, даже если те совершенно искренне заинтересованы в получении нового знания о рассматриваемой проблеме. Аналогично результаты и выводы проведенных исследований могут оказаться не вполне пригодными для использования в качестве материала для публичной дискуссии, несмотря при этом на их очевидную высокую теоретическую и научно-практическую значимость.

Рис.1 Номенклатура исходных и итоговых переменных, необходимых для оценки профилактической программы










Методика исследования.

Данная публикация посвящена анализу и интерпретации основных результатов социологического исследования, проведенного в январе-марте 2004 г. в рамках проекта ЦРНО «Экспертный анализ социально значимых проблем – актуальное направление в деятельности ресурсных центров». В ходе полевой части исследования, реализованной АНО «Центр Независимых Социологических Исследований» совместно с ООО «Крона Корсинто», были проведены серия фокус-групп и интервью, а также экспертный опрос НКО. В экспертном опросе приняли участие 36 негосударственных организаций Санкт-Петербурга, работающих в сфере профилактики употребления ПАВ и пропаганды здорового образа жизни. Разработанный методический инструментарий включал в себя две объемные анкеты, одна из которых была нацелена на получение общих сведений о деятельности организаций и разного рода оценочной информации. При помощи другой анкеты (карты проектов) были собраны подробные данные о профилактических программах, реализуемых участвующими в исследовании НКО.

В данном исследовании мы не ставили перед собой задачу провести полноценную и детальную экспертизу профилактических программ НКО, для этого требуется исследование другого масштаба и организации. Исследование носит информационно-описательный характер, и представляет собой, скорее, первый пробный этап в изучении проблематики. Мы предприняли попытку, во-первых, крупными мазками описать многоообразие реализующихся профилактических проектов, восполнив тем самым существующий пробел в изучении и понимании специфики становления рынка антинаркотических и профилактических услуг в Санкт-Петербурге, а во-вторых, отпилотировать методику оценочного социологического исследования. Основное внимание в данном тексте будет уделено типологии и общей характеристике превентивных программ, а также проблемам оценки их эффективности.
В процессе исследования 32 НГО представили 43 своих программы, относящихся к сфере профилактики ПАВ и пропаганды здорового образа жизни (22 организации – по одной программе, остальные – по две-три).

Итак, какие же программы реализуются на сегодняшний момент в Питере, и кто и как этим занимается?

Типология превентивных программ

Как следует из Таблицы 1, основная масса программ (72%) относится к сфере первичной профилактики потребления ПАВ, при этом половина из них нацелены исключительно на первичную профилактику наркотизма и пропаганду ЗОЖ.. Семь программ (16% от всех) охватывают все сферы профилактики в комплексе: первичная, вторичная и третичная. Исключительно на интервенции, снижении вреда от употребления наркотиков и обеспечении реабилитационной поддержки фокусируются шесть представленных проектов. Только с вторичной профилактикой работают 2 программы, и лишь одна организация занимается только третичной профилактикой - это экстремальные виды спорта в качестве альтернативы для ремиссионеров.

Таблица 1. Матрица распределения программ по типам профилактики (на основании классификации ВОЗ, в абс. значениях)

Тип профилактики

первичная

вторичная

третичная

первичная+вторичная+третичная

Итого по каждому типу:

Итого не занимаются данным типом профилактики

Первичная

18

5

1

7

31

12

Вторичная

5

2

6

7

20

23

Третичная

1

6

1

7

15

28

             

Специфическая

       

16

27

Неспецифическая

       

24

19


Что касается подразделения на специфическую или неспецифическую профилактику, то 9 программ охватывают мероприятия и специфической, и неспецифической профилактической работы. Как правило, это комплексные программы для подростков в «зоне риска». 3 НКО отметили, что в рамках своих профилактических проектов они занимаются только специфической профилактикой употребления ПАВ. 15 организаций отметили, что они занимаются только неспецифической профилактикой и одновременно, не занимаются специфической профилактикой. И действительно, 8 из этих НКО отметили, что они занимаются только первичной профилактикой. Примечательно, что при этом сюда же попали 6 проектов, в названиях которых имеется недвусмысленная ссылка на специфический характер реализуемых в рамках данной программы мероприятий, например, «Профилактика наркозависимости». Еще более отчетливо весьма парадоксальная ситуация проявилась в том, что 12 проектов не были отнесены ни к неспецифической, ни к специфической профилактике, хотя при расшифровке содержания и мероприятий, проводимых в ходе этих программ, становится очевидным их явный специфический или неспецифический характер.
В ходе проведенных дискуссий и интервью представителями НКО неоднократно проблематизировалась существующая путаница в терминологии и недостаточно ясное понимание различными субъектами (в т.ч. государственными) специфики профилактической работы. «Это - свалка, четко не поставлены задачи и цели, и говорить о количестве и о качестве сегодня невозможно. Проблема, с которой мы столкнемся, когда мы будем ставить оценку: каждый, кто входит в поле профилактики, считает, что это новое. Он ничего не хочет знать. Он сейчас сформулирует позицию понимания технологий и все, как будто до него никто ничего не делал. Я имел ввиду, что есть базовые понятия профилактики, а людям они просто не знакомы, классификации, которые, прежде всего, приняты ВОЗ, ООН и нормативные документы Минздрава и Минобразования в области профилактической работы. Они - концептуальные, они задают определенные направления, в рамках которых у тебя есть возможность найти себя, пробовать какие-то вещи. Считается, что это действительно так, потому что они написаны уже на 40-50-летнем опыте». Понятийный хаос в свою очередь вызывает сложности с идентификацией, что, учитывая высокий уровень конкурентности в изучаемой среде, не способствует налаживанию конструктивных совместных инициатив. Схожая ситуация с НКО, реализующими социально-значимые проекты в сфере профилактики алкоголизма и ВИЧ/СПИД. Деятельность всех этих организаций слишком разнородная, сложно сопоставлять и оценивать цели и результаты, организовывать дискурсивное пространство, вести диалог. Поэтому крайне необходимо максимально четко определить предметные рамки, чтобы можно было, например, выделять критерии для классификации и оценки программ по профилактике злоупотребления ПАВ и пропаганде здорового образа жизни, сравнивать их с государственными инициативами в этих областях, создавать эффективную инфраструктуру, и, в-последних, но не по значению - адекватно распределять целевое финансирование.
Отчасти поэтому мы позволили себе привести в данной статье вариант классификации, любезно предоставленный для разработки программы исследования руководителем проекта по профилактике наркомании РОО “Центр Инноваций”. С.Б.Белогуровым.
Рис.2. Многоосевая классификация профилактической деятельности

Разделы

Пояснения

По направлению

  1. Снижение спроса

Мероприятия, направленные на снижение популярности ПАВ у потенциальных потребителей и повышение популярности трезвой жизни

  • Снижение предложения
  • Мероприятия, направленные на ограничение доступности ПАВ для потенциальных потребителей, затруднение собственно процесса потребления и повышение выявляемости потребления ПАВ.

    По методам

    Исследования

    Мероприятия, направленные на исследование ситуации с потреблением ПАВ среди населения, последствий потребления ПАВ, установок населения относительно ПАВ и эффективности различных вмешательств

    Предоставление альтернатив

    Мероприятия, направленные на создание возможностей для альтернативного потреблению наркотиков досуга

    Информирование / обучение

    Мероприятия, направленные на разъяснение неблагоприятных последствий потребления ПАВ и обучение методам противодействия распространению ПАВ

    Ограничение

    Мероприятия, направленные на силовое ограничение или прекращение незаконного оборота и потребления ПАВ (похожи на п.2 предыдущей оси).

    По специфичности

    Специфическая

    Мероприятия, непосредственно касающиеся конкретной группы ПАВ, их свойств, операций с ними и последствий их потребления.

    Неспецифическая

    Мероприятия, направленные на укрепление физического, психического и социального здоровья общества и отдельных его членов.

    По целевой группе

    Потребители

    Мероприятия, направленные на тех, кто уже употреблял конкретное ПАВ.

    Потенциальные потребители

    Мероприятия, направленные на тех, кто пока не употреблял конкретное ПАВ, но может сделать это в обозримое время.

    Общественность / родители

    Мероприятия, направленные на тех, кто озабочен судьбой потребителей или потенциальных потребителей

    Специалисты

    Мероприятия, направленные на специалистов

    По профессиональным отраслям

    Управленцы / администраторы

    Лица, принимающие решения на уровне данной популяции

    Органы правопорядка

    Милиция, прокуратура, таможня и т.п.

    Органы здравоохранения

     

    Органы образования

     

    Органы социальной защиты

    Подразделения опеки и попечительства, подразделения помощи инвалидам

    СМИ

     

    Общественные организации

    Самых различных спектров


    Данный вариант многоосевой классификации представляется исключительно полезным как при планировании превентивной деятельности на уровне территориальной единицы или учреждения, так и при оценке эффективности профилактических мероприятий, поскольку позволяет проверять, перекрыты ли соответствующие направления по каждой из осей.
    Касаясь вопросов типологизации профилактической работы, считаем необходимым отметить, что термины «пропаганда ЗОЖ» и «формирование ЗОЖ» оказались в некотором роде искусственно сконструированными применительно к целям и задачам данного проекта и исследования. Несомненно, под эгидой пропаганды и борьбы за здоровый образ жизни проходит большое количество профилактических мероприятий в городе, это довольно популярный и широко употребляемый дискурс. Тем не менее, эти термины в некоторой степени могут считаться навязанными целевой аудитории проекта. Поэтому мы специально обращали внимание на то, как же интерпретируется самими представителями «круга НКО» взаимосвязь между профилактикой заболеваний и пропагандой ЗОЖ.

    Какая трактовка связи между профилактикой заболеваний (например, профилактикой потребления ПАВ) и пропагандой здорового образа жизни Вам наиболее близка?
    А) Пропаганда - это информационная часть профилактики, это защита интересов профилактики в основном дидактическими средствами – при помощи СМИ, в выступлениях. (10%)
    Б) Пропаганда может быть и инструментом профилактики для продвижения результатов этой профилактики, и для продвижения идеи необходимости этой профилактики – 30%.
    В)Комплексная программа профилактики должна включать пропаганду здорового образа жизни. 36%
    Г) Пропаганда здорового образа жизни – более широкое понятие, чем профилактика. 40%.
    Следует отметить, что 7 человек выбирали сразу два или три варианта ответа..

    Дополнительно были высказаны следующие точки зрения:
    «пропаганда ЗОЖ – это одна область, профилактика потребления ПАВ – другая. Они имеют точку пересечения (общие цели и методы вмешательства) в том, что касается информационной части профилактики, но каждая из этих областей имеет и другие, не связанные с другой цели и методы».
    «важно, чтобы профилактика включала конкретную помощь в адаптации к сложным условиям. Пропаганда ЗОЖ сама по себе - не наша цель».
    «пропаганда ЗОЖ заключается в наполнении содержательным смыслом (личным для каждого, но близким к общему) слов "здоровый образ жизни"; у нас - сильный недостаток соц. рекламы, например, по сравнению с Германией - профилактика алкоголизма».
    «пропаганда принципа ответственного поведения - более широкое понятие, так как она затрагивает большее количество сторон жизни и включает не только профилактику употребления ПАВ».
    «согласен со всеми, они не противоречат друг другу. Но вообще пропаганда - это попытка формировать мнение или отношение аудитории по какому - либо вопросу разной степени долгосрочности».

    Уровень компетентности и преимущества НКО

    В ходе опроса мы просили лидеров НКО указать, какой вариант классификации профилактической работы представляется им наиболее адекватным для применения в контексте их повседневной деятельности, или предложить свой вариант классификации, на который они опираются. В итоге большая часть представителей НКО (60%) указали, что пользуются классификацией ВОЗ, при этом нередко характеризовали ее как «комплексную» или «стандартную».
    Примечательно, что около 30% опрошенных экспертов в сфере профилактики оказались мало знакомы или практически незнакомы с Концепцией профилактики злоупотребления ПАВ в образовательной среде, одним из основополагающих концептуальных и нормативных документов в сфере их профессиональной деятельности, остальные выказали хорошую и более-менее степень знакомства с КАПР.
    В то же время, около 40% НКО в лице их представителей проявили довольно низкий уровень осведомленности о концепции профилактики наркопотребления, принятой ВОЗ. Из этого следует, что руководители некоторых НКО, которые занимаются первичной профилактикой, не говоря уже о третичной и вторичной, фактически не являются специалистами в этой теме: «В специфической профилактике должны работать люди, которые знают эту проблему. Потому что, когда люди, не знающие эту проблему, начинают заниматься специфической первичной профилактикой, мы можем получить обратные эффекты». Но все же можно говорить о том, что большая часть НКО (60%) более или менее хорошо представляют себе, в какой именно системе координат они действуют.
    В Европе стратегический проект ВОЗ «Здоровье для всех» служит основой для региональных программ «Здоровое население» и «Здоровые города». В 1996 г. получил развитие проект «Здоровые города» в РФ, также ориентированный на стратегию ВОЗ «Здоровье для всех». Как выяснилось в ходе исследования, подавляющее большинство опрошенных экспертов (более 80%) практически ничего не знают о планах развития Санкт-Петербурга как здорового города. По всей видимости, остается лишь порекомендовать соответствующим государственным комитетам, ведомствам и комиссиям активнее заниматься PR, и по возможности больше информировать общественность о планируемых мероприятиях по продвижению концепции устойчивого развития в нашем городе, а также о том, какие существуют позитивные инициативы в направлении охраны здоровья и повышения качества жизни его населения.

    Преимущества негосударственных организаций в реализации профилактической работы по сравнению с госструктурами аналогичного профиля деятельности, по мнению лидеров НКО, заключаются в их большей мобильности и гибкости, динамичности деятельности - более быстрое реагирование на происходящие перемены, больше свободы в принятии решений и оперативность при выполнении задач. Проекты НКО, как правило, носят инновационный, экспериментальный характер.
    В то же время, НКО максимально приближены к целевой группе, имеют лучшие возможности доступа к проблемной среде и сами более доступны для населения, поскольку исповедуют конфиденциальность и неформальный подход. Нередко негосударственные организации объединяют людей, имеющих личный опыт решения аналогичных проблем, и это повышает степень доверия к ним у клиентов, особенно ценится кредит доверия среди представителей таких целевых групп, как ПАВ-зависимые.
    НКО более активны, инициативны, мотивированны, сотрудникам НКО присущ более творческий подход, чем чиновникам. Судя по высказываниям экспертов, в государственных организациях по профилактике нередко работают люди преклонного возраста, а в негосударственных - молодежь, которая может адекватно донести информацию до сверстников. При этом, экономическая эффективность НКО оказывается более высокой: их работа в среднем стоит дешевле, чем содержание соответствующего государственного учреждения.
    В НКО деятельность не "спускается сверху", а является результатом обсуждений и добровольного выбора, поэтому там превалируют более демократичные формы работы. Считается, что в некоторых НКО – лучше уровень подготовки специалистов, по сравнению с государственными учреждениями. Бытует также мнение, что у НКО выше уровень компетенции, возможно, не узкоспециализированной, а именно комплексной. Специалисты общественной организации менее регламентированы, и у НКО есть возможность привлекать различных специалистов для реализации проектов.
    Поскольку НКО не должны слепо следовать инструкциям, у них меньше бюрократизма, нет жестких рамок и объемной отчетности, и они выбирают поле деятельности, которое им интересно, поэтому у них большая заинтересованность в конечных результатах.
    В определенной степени НКО бывает легче получить финансирование, так как существует много международных программ, предназначенных именно для развития третьего сектора. Одним из плюсов НКО является также их финансовая и деловая (административно-структурная) пластичность, возможность свободно оперировать средствами.

    Содержание проектной деятельности, отраженное в названии и целях:
    На основе анализа названий и целей представленных программ, можно выделить семь содержательных направлений реализуемых профилактических инициатив:

    стимулирование социальной активности молодежи (включая волонтерские молодежные движения);
    предоставление социально приемлемых альтернатив:организация досуга для подростков в «зоне риска», летние лагеря и.т.п.;
    телефоны доверия;
    анти- ВИЧ инициативы, включая сексуальное просвещение;
    информационно-просветительские анти-ПАВ инициативы;
    анти-никотиновые инициативы;

    реабилитация наркозависимых и созависимых, психосоциальное сопровождение наркопотребителей, снижение вреда;
    комплексная психологическая и социальная помощь детям и подросткам , в т.ч., профилактика безнадзорности и сиротства.

    Следует отметить, что ряд программ в комплексе включают в себя различные сочетания перечисленных компонентов.

    Время реализации

    40 профилактических программ (93%) - долгосрочные, причем 23 из них стартовали в 2003-2004 гг, остальные 16 программ раньше: в основном в 1997-1999 гг.. Один долгосрочный проект находится еще на стадии планирования. Только 3 превентивные программы являются краткосрочными (до 3-х месяцев) или среднесрочными – менее одного года, предполагается реализовать их в течение 2004 г.
    Около 40% представленных программ в сфере первичной профилактики имеют западные аналоги (распространенные ответ – «в мире есть похожие»). 8 программ, по мнению их руководителей, либо не имеют себе подобных, либо руководителям о таковых подобиях неизвестно. А 24 программы (56%) маркируются как авторские разработки, в том числе коллективные.
    Хочется отметить, что когда в другом опроснике мы повторно интересовались у лидеров НКО, какие профилактические программы в Санкт-Петербурге сейчас наиболее распространены, т.е. используются чаще, большим числом организаций, и просили указать их названия и авторов, выяснилось, что авторские профилактические программы редко получают широкое распространение. Как правило, большая часть специалистов или разрабатывают программы “под себя”, или сильно модифицируют чужие. Поэтому скорее можно говорить о наиболее модных подходах к профилактической работе. Безусловное лидерство принадлежит волонтерской программе "Ровесник - ровеснику" (или в другом переводе "Равный - равному"). Фактически, подход Peer-to-peer education в качестве наиболее модного и распространенного был упомянут 12 раз.
    Несколько лидеров НКО (6 человек) затруднились уточнить, какие профилактические программы сейчас в Санкт-Петербурге могут считаться наиболее популярными и широко эксплуатируемыми. В том числе прозвучали такие мнения: «Программы разных НКО по ПАВ очень похожи - из одних компонентов». «В названиях просто там какие-то слоганы придумываются, чтобы друг от друга отличаться» или: «Не могу сказать, но знаю, что сейчас волна НКО, которые занимаются профилактикой».
    Наиболее распространенной реабилитационной программой (9 ответов), по мнению лидеров НКО, является терапевтическая программа «12 шагов» и использующие философию этой программы терапевтические сообщества (загородные реабилитационные центры, построенные по принципу коммун, в т.ч. Minnesota Model и.т.п).
    Иногда вместо названия программы делалась сноска на конкретные фамилии (например «акции Хмырова», или «Латышев»), а также на опубликованные материалы. В частности, прозвучали двукратные ссылки на каждую из перечисленных ниже книг, содержащих описание программ: 1)«Легальные и нелегальные наркотики» (Программа “Перешеек”) Российско-германское учебное пособие, ред. Ананьев В.А.; 2)«Смотри по жизни вперед» (Латышев Г.В., Орлова М.В., Яцышин С.М, Титова О.А., Речнов Д.Д.); 3) «Я хочу провести тренинг» (Коллектив под рук. Екатерины Яшиной. Общественная организация "Гуманитарный проект", Новосибирск); 4)«Подростковая наркомания: навыки противостояния» (С.Б. Белогуров, В.Ю. Климович).
    В 3-х случаях была отмечена популярность телефонов доверия в Санкт-Петербурге, и дважды были отмечены уличная работа (out-reach), «Стиль 2000 - здоровый выбор" (UNISEF), вовлечение подростков в альтернативные варианты поведения, различные спортивные программы, проведение лекций, тренингов в школах и "Smoke-free сlasses". Все остальные программы и источники упоминались однократно, поэтому перечень их названий не приводится.

    Целевые группы

    На основании сводной Таблицы 2 достаточно четко прослеживается возрастная воронка профилактической деятельности. Так, профилактическая мишень первичной профилактики - в основном школьники, особый упор делается на учащихся старших и средних классов школ, а также учащихся и выпускников училищ, колледжей, студентов, и в меньшей степени попадает в поле зрения НКО работающая и неработающая молодежь до 30 лет. Тем самым косвенно подтверждается тенденция омоложения наркоситуации, т.к. резонно предположить, что именно НКО лучше всего знакомы с социальным портретом сегодняшнего наркопотребителя. С другой стороны, фактически вне зоны внимания НКО (да и ГО) остаются так называемые «старые» наркоманы (хотя, например, в Америке для таких социальных групп существуют специальные программы и фокусированные сервисные службы), или представители средних и старших возрастных групп населения. И этот факт представляется не вполне обоснованным, поскольку возможностей приобщиться к элитным (дорогостоящим) наркотикам и алкоголю (во многом являющемуся атрибутом современного российского бизнеса и досуговых практик) как стратегиям ухода от стрессов повседневной и профессиональной жизни, у данных категорий ничуть не меньше, чем у подростков. Более того, известно, что ранняя алкоголизация детей зачастую является прямым следствием алкоголизма их родителей и взрослого окружения в целом. Возможно, выявленный «крен» концептуально вполне оправдан и отчасти объясним с точки зрения ставшего при помощи СМИ и государственной наркополитики чрезвычайно актуальным дискурса «вымирания» молодого поколения и ослабления генофонда нации, но… взамен возникает другой вопрос, до решения которого не только НКО, но и все долженствующие структуры пока еще, по-видимому, не доросли.

    Таблица 2. Характеристика целевых групп профилактической работы

    Целевая аудитория

    Число проектов

    % от всех проектов

    Возрастные группы**:

    Количество участников

    Как и где находите

    подростки и молодежь "в поле риска"***

    30

    70%

    До 7 лет – 9%
    7-14 – 37%
    14 –17 лет – 60%
    17-21лет – 67%
    21-30 лет –37%

    От 50 до 50 000 (классы,свободные от курения),

    В основном, через школы, а также приюты, клубы, партнерскую сеть, сами обращаются в результате рекламной активности НКО, а также приводят родители; единичные случаи – аутрич-работа.

    активно злоупотребляющие ПАВ

    15

    35%

    14 –19 лет – 28%
    17-21лет – 40%
    21-25 лет –28%
    25 и более лет – 14%

    Как отдельную группу «сосчитать» проблематично

    Либо обращаются сами, либо по рекомендации родителей, специалистов, аутрич-работа.

    наркозависимые, в ремиссии

    12

    28%

    14 –17 лет – 19%
    17-21лет – 40%
    21-25 лет –35%
    30 и более лет – 26%

    Как отдельную группу выделить проблематично

    Либо обращаются сами в результате рекламной активности НКО, либо по рекомендации родителей, других ремиссионеров, специалистов, аутрич-работа.

    родственники и окружение ПАВ-зависимых

    17

    40%

    14-59 лет

     

    Как правило, обращаются сами в результате рекламной активности НКО

    алкоголики*

    6

    14%

    14 –21 лет – 19%
    21-30 лет –23%
    30 и более лет – 21%

       

    родственники и окружение алкоголиков*

    9

    21%

    14-59 лет

       

    больныеЗППП, в т.ч. ВИЧ инфицир.

    10

    23%

    14 –21 лет – 47%
    21-30 лет –30%
    30 и более лет –9%

    От 100 до 1500, по оценкам более половины наркопотребителей и ремиссионеров

    Среди наркозависимых пациентов в процессе консультирования, обращаются сами в результате рекламной активности НКО, либо по рекомендации

    специалисты: медики и психологи

    20

    47%

       

    Районные соц. службы, школы, органы соц. защиты, партнерская сеть учреждений системы здравоохранения

    специалисты – педагоги

    20

    47%

       

    В образовательных учреждениях в ходе реализации программ, по запросам, среди знакомых коллег.

    другие специалисты
    (в основном, социальные работники)

    11

    25%

       

    Как правило, через учреждения, где они работают

    СМИ

    6

    14%

       

    Почти всегда обращаются сами, в т.ч. в ходе проведения акций и.т.п.

    законодатели, чиновники, лица, принимающие решения

    9

    21%

       

    По приглашению либо НКО, либо по инициативе самих административных лиц.

    другие специфические группы

    8

    19%

       

    Разыми путями попадают в поле зрения НКО.


    * Зависимые от алкоголя и их со-зависимые были выделены в отдельные группы (хотя при этом они не всегда определялись как целевые группы самой НКО, т.к. поддержка данным категориям оказывается чаще всего одновременно с помощью другим ПАВ-зависимым )
    ** сумма > 100%, т.к. одновременно указывались несколько возрастных диапазонов
    *** здесь имелись в виду не только группы риска (беспризорные дети или экспериментирующие с ПАВ и.т.п), но дети, подростки и молодежь в целом.

    Информационное обеспечение
    Информация примерно о половине программ так или иначе размещена в сети Интернет либо на собственных страницах организаций, либо имеются соответствующие ссылки на страницах партнерских организаций.
    Что касается проведения какой-либо исследовательской и методической работы в рамках программ, то никаких исследований не ведется в 11 случаях (или респонденты просто не дали ответа на этот вопрос). В подавляющем же большинстве случаев в рамках профилактических программ проводились разного рода целевые опросы, исследования, диагностика, сбор материалов, а также предусматривалось издание специальной литературы, пособий, статей, монографий и диссертаций. Регулярно или периодически издавались разнообразные методические материалы (например, для социальных педагогов и психологов, и.т.п).

    Финансирование
    Всего 19% программ реализуются на основе бюджетных средств, в т.ч. целевых, 7% программ находятся на самофинансировании (взносы, пожертвования), остальные – финансируются за счет полученных зарубежных грантов и поддержки различных международных организаций.

    Территория проекта
    Приблизительно половина проектов реализуется на собственных площадках (включая арендованные помещения, офисы, помещения, предоставленные партнерскими организациями), около 40% – на территории различных учреждений сферы образования и здравоохранения (школы, приюты и.т.п), или просто на улицах Санкт-Петербурга, почти 10% не уточнили место проведения профилактических мероприятий (ответы: Санкт-Петербург, Ленинградская область, Северо-Запад, пока не нашли себе места).
    В Таблице 3 приводится распределение программ в зависимости от того, на каких площадках происходит в дальнейшем внедрение наработанных методик и результатов.

    Таблица 3. Адреса внедрения опыта

    адрес внедрения опыта

    %

    своя аплощадка

    53

    ср.спец. образоват. учреждения (школы, ПТУ…)

    33

    спец учреждения медицинского профиля

    19

    досуговые учреждения (клубы, дома творчества юных…)

    28

    места скопления молодежи

    12

    спортивные учреждения

    9

    оздоровительные летние лагеря

    23

    выездные семинары

    28

    учреждения, занимающиеся переподготовкой кадров

    9

    площадка другой организации (другие НКО, центр СПИДа, христианские общины…)

    23

    зарубежные организации

    14

    другое (администрация, улицы, загородные площадки…)

    12


    Отдельный вопрос касался дальнейшего распространения методик, подходов, результатов, т.е где и кем потенциально может быть использован опыт проекта. Около 70% описанных программ ориентированы на сотрудничество и потенциальную передачу приобретенного опыта государственным структурам: учреждениям образования, здравоохранения и социальной защиты (школы, подростковые клубы, администрация, кризисные психологические центры, ППМС и.т.п), и в гораздо меньшей степени оказался выражен интерес к популяризации и внедрению программных достижений в среде других НКО. В то же время, следует отметить, что порядка 30% проектов уже получили довольно значительное ведомственное и межведомственное, региональное и межрегиональное, и иногда и международное распространение.

    Почти половина профилактических программ НКО реализуется собственными силами. Другая половина осуществляется в тесном сотрудничестве с различными местными и зарубежными партнерами и соисполнителями, которые нередко выступают в качестве спонсоров этих самых проектов.

    Методы работы

    В качестве основных используемых методов работы в сфере первичной профилактики назывались: социальная реклама; разъяснительные беседы и ознакомление с реальной ситуацией; агитация; ролевые игры; дискуссии; викторины по ЗОЖ; организация самостоятельной работы школьников по пропаганде ЗОЖ (газеты, сценки для младших школьников); обучение по системе "равный - равному"; организация досуга (в т.ч. активный отдых); проективные методы (создание проблемы, ситуации и поиск ее решения); работа по мастерским (театральная, игротехника, социально-информационный центр, основы психологии, служба писем), "мастерские будущего"; проведение социологических опросов, оценка эффективности программ; использование визуальных средств, видеоматериалов, наглядных пособий; НЛП; тренинговый круг; арттерапия; телесно-ориентированная терапия; сказкотерапия - детям, психодрама, арттерапия - родителям, специалистам; занятия в кружках (ручной труд, развитие творческих способностей); групповое и индивидуальное информационное консультирование, лекции, тренинги, "круглые столы" и т.п., а также разработка интерактивных методик проведения занятий с детьми и подростками.

    К основным методам работы в рамках программ, реализуемых в сфере вторичной и третичной профилактики, относятся: распространение информационных печатных материалов (листовки, брошюры, буклеты, флаерсы, профилактические памятки, послания); программа «12 шагов» - группы взаимопомощи, занятия, лекции, индивидуальные консультации, малые терапевтические группы, групповые встречи; общие собрания реабилитационных сообществ "Daytop"; партнерство специалистов (врачей, психологов, соц. работников) и семей ПАВ-зависимых; информирование; беседы (индивидуальные и групповые); индивидуальное психосоциальное сопровождение; разные виды консультирования (в том числе кризисное консультирование, мотивационное интервью); социальная и психологическая диагностика. При вмешательствах: кризисная интервенция, case-management; уличная социальная out-reach работа, направление целевого контингента в соответствующие медико-социальные структуры.
    Согласно данным, представленным в Таблице 4, в ходе реализации более 40% программ проводились различные обучающие консультации, семинары и тренинги с специалистами, работающими в медицинских и образовательных учреждениях, представителями различных ведомств и служб. К реализации 20-30% проектов привлекались волонтеры.

    Формы работы:

    Таблица 4. Формы работы со специалистами и не специалистами – работниками

    Формы работы

    Целевая группа – специалисты (психологи, педагоги, медики, соц. работники, гос. служащие, юристы, сотрудники МВД, работники СМИ, коллеги)

    % от всех проектов

    Целевая группа – волонтеры, добровольцы, общественники, street-workers

    % от всех проектов

    Консультации

    20

    47%

    12

    28%

    Разовые информ. Выступления

    18

    42%

    11

    26%

    Семинары

    18

    42%

    12

    28%

    Тренинги

    17

    40%

    10

    23%

    Учебные курсы

    11

    26%

    9

    21%

    Выпуск информационно-методических материалов

    18

    42%

    9

    21%

    Другое

    6 (пресс-конференции, консультации для самих НКО, группы поддержки, совместные мероприятия и.т.д.))

    14%

    7 (направляют учиться, акции, координационные занятия, творческие мастерские)

    16%



    Из Таблицы 5 следует, что наиболее широко практикуемыми формами работы с подростками и молодежью являются консультирование, организация досуга в качестве альтернатив употреблению ПАВ, проведение семинаров и тренингов. Относительно в меньшем объеме задействованы такие формы работы как социальная реклама, организация и проведение тематических акций, выставок и конкурсов, а также выпуск информационных материалов. Следует отметить, что перечисленные в таблице формы работы затрагивают, главным образом, область первичной профилактики. Но, безусловно, этот список никак не может считаться исчерпывающим по отношению к самым основным и эффективным методам лечения и реабилитации ПАВ-зависимых. Тем не менее, в сфере вторичной и третичной профилактики в настоящее время наиболее активно используются такие формы работы, как консультационная поддержка и сопровождение зависимых, их родственников и находящихся в ремиссии, а также подготовка и распространение различных информационных материалов.


    Таблица 5 .Формы работы с различными целевыми группами, исключая специалистов

     

    подростки и молодежь в поле риска

    %*

    активные потребители ПАВ, ремиссионеры, со-зависимые, ВИЧ инфицированные

    % **

    Консультации

    20

    67%

    9

    75%

    Разовые информ. выступления

    13

    43%

    4

    33%

    Семинары

    17

    57%

    7

    58%

    Тренинги

    16

    53%

    7

    58%

    Учебные курсы

    10

    33%

    4

    33%

    Выпуск информационно-методических материалов

    14

    47%

    8

    67%

    Социальная реклама

    11

    37%

    3

    25%

    Акции

    10

    33%

    2

    17%

    Агит. пробеги

    2

    7%

    0

    0

    Выставки

    12

    40%

    1

    8%

    Конкурсы (рисунков, сочинений и.т.п)

    10

    33%

    1

    8%

    Предоставление альтернатив злоупотреблению ПАВ

    20

    67%

    4

    33%

    Другое

    10 (причем сюда же иногда включали группы самоподдержки и прочие альтернативные употреблению ПАВ активности:самодеятельность, экстремальный туризм, клубное и внутрицерковное общение, концерты, экскурсии…)

    33%

    4 (паломнические поездки в монастыри, развитие групп взаимоподдержки, церковные службы, виртуальная терапевтическая группа)

    33%


    * % от числа проектов, в которых данная группа отмечена в качестве целевой
    ** % от числа проектов, не относящихся к сфере первичной профилактики (т.е. ориентированных сугубо на специфическую целевую аудиторию, объект вторичной и третичной профилактики злоупотребления ПАВ).


    Оценка эффективности деятельности


    Блок вопросов, касающихся различных сторон оценки реализуемых профилактических программ на сегодняшний день, пожалуй, является одним из самых злободневных. Не случайно в предлагаемой подборке материалов для общественной дискуссии, этой проблематике уделено особое внимание. В проведенном исследовании мы также старались акцентировать ситуацию, которая сложилась применительно к проблемам оценивания программ, поскольку именно данное и весьма значимое обстоятельство подчас незаслуженно упускается из виду многими НКО и другими субъектами, активно функционирующими в области профилактической работы.

    Приведем вначале некоторые субъективные оценки эффективности и профессионализма различных государственных и негосударственных организаций работающих в сфере профилактики и пропаганды ЗОЖ.
    При ответе на открытый вопрос как наиболее активно работающие в поле профилактики злоупотребления ПАВ были отмечены, в т.ч. неоднократно, – Городской центр профилактики наркологических заболеваний при ГНД на Садовой, ГНД, Городской центр профилактики безнадзорности и наркозависимости, Госнаркоконтроль и Межведомственная комиссия по противодействию злоупотреблению ПАВ и их незаконному обороту (МВК), профильные комитеты, которые реализуют городскую программу профилактики (Комитет по молодежной политике, Комитет по образованию (УПМ)), система "Домов творчества юных". Едва ли имеет смысл как-то комментировать приводимые в Таблице 6 и на рис.3 оценки. Отметим только, что для «Ювенты» и «Центра по профилактике и борьбе со СПИД» на Рис.3 приводится оценка в области профилактики ИППП, остальные –ПАВ.


    Таблица 6. Какие из перечисленных ниже государственных органов наиболее активно работают по профилактике злоупотребления ПАВ?

     

    Отмечены как активные

    Комитет администрации СПб по здравоохранению

    44%

    Комитет администрации СПб по образованию

    44%

    Комитет администрации СПб по молодежной политике

    55%

    Комитет администрации СПб по физкультуре и спорту

    11%

    Комитет администрации СПб по науке и высшей школе

    11%

    Комитет администрации СПб по печати

    8%

    Депутатские комиссии ЗакС

    17%

    Межведомственная комиссия по противодействию злоупотреблению ПАВ и их незаконному обороту

    25%


    Рис.3.


    Таблица 7. Рейтинг наиболее эффективных НКО в сфере профилактики злоупотребления ПАВ

    Название НКО

    Количество упоминаний (абс)

    "Центр профилактики наркомании" на ул. Марата

    12

    "Возвращение"

    8

    «Взгляд в будущее"

    8

    «Азария»

    6

    "Наш Путь"

    3

    "Гуманитарное действие"

    3

    «НАН»

    3

    «ECAD»

    3

    Фонд защиты детей

    2

    Реабилитационный центр в Саперном (о. Бельков)

    2

    "Доверие"

    2

    "Дом надежды на горе"

    2

    Сообщества взаимопомощи: "Анонимные алкоголики", "Анонимные наркоманы"

    2

    «Молодежь 3-го тысячелетия»

    2

    «Здоровое будущее»

    2

    Армия спасения

    2

    "PSI"

    2


    Что касается НКО, деятельность которых представляется наиболее эффективной/профессиональной в сфере пропаганды здорового образа жизни, то в этом вопросе акцент немного сместился, и появились новые названия НКО: лидеры "Взгляд в будущее" (8 упоминаний), Центр профилактики наркомании (4); "Гуманитарное действие"(3), "Возвращение" (2), «Центр инноваций» (2). Также однократно упоминались "Наш Путь", «СПИД-инфо связь», "Радуга надежды" - соц. проекты, "Алые паруса", Школа для будущего "Озерки", «Молодежь 3-го тысячелетия», Клуб "Непоседы", "Ассоциация юных лидеров", Корчаковский центр молодежных программ "Реальный путь" , Фонд защиты детей, Innotex International, "Армия спасения".


    Некоторые результаты по практикам оценивания программ:


    В соответствии с установленными международными стандартами оценка профилактических программ должна начинаться уже на этапе их планирования. Согласно результатам исследования, при разработке почти 90% программ, производилась оценка ситуации, в контексте которой эта программа осуществлялась. Также более чем в 90% случаев, НКО в ходе разработки программы оценивали целесообразность запланированных мероприятий. В то же время, в 83% случаев производилась оценка качества и интенсивности внедрения программы (например, с точки зрения степени принятия/вовлеченности в программу участников), и лишь 12% представленных программ никак не оценивались в этом плане (5% - затруднились ответить).

    Однако, в отношении экспертизы по итогам реализации программы/проекта, оценочная ситуация складывается заметно хуже (см. Рис.4). Так, лишь чуть более половины программ были подвергнуты экспертизе по итогам проекта, включая финансовый аудит. Возможно, это отчасти обусловлено тем обстоятельством, что не все представленные программы были завершены к моменту опроса. Необходимо отметить, что лишь в 21% случаев существуют какие-либо отчетные документы по программе, 58% вообще никак не ответили на вопрос по поводу отчетности, и еще 21% ответили отрицательно. Тем не менее, График 2 свидетельствует о том, что около 80% НКО вполне способны произвести оценку результативности своих программ с точки зрения достижения заявленных целей и задач.

    Рис.4.




    Рис.5


    Критерии эффективности
    Учитывая все многообразие профилактических программ, определение критериев, по которым целесообразно проводить их комплексную оценку – это тема отдельной работы. Проблемами оценки и разработкой критериев, конечно же, занимаются и должны заниматься соответствующие институты, инстанции или экспертные рабочие группы. Тем не менее, в ходе исследования мы просили респондентов сформулировать основные критерии, по которым, на их взгляд, следует производить оценку их программы и ей подобных. В самом общем виде, все указанные критерии можно условно подразделить на количественные и качественные.
    К разряду количественных относятся, например, разнообразная статистика, в т.ч, на основе проведения количественных опросов, оценки положительных результатов от внедрения того или иного проекта, количество прочитанных лекций, проведенных семинаров, тренингов, занятий и многие другие конкретные показатели.
    К качественным критериям можно было бы отнести диагностические критерии - изменение ценностей, поведения в долгосрочной перспективе, в т.ч. на основе оценок психолога. В качестве критериев упоминались устойчивость проекта - длительность существования, внутренняя самооценка достигнутого и того, что должны были достичь в количественном или в качественном выражении, номинальная оценка по выполнению заявленных целей и полученным результатам. Используются также оценки, основанные на принципе обратной связи, волновые опросы (как применяются полученные знания, навыки.
    Судя по полученным данным, в среде НКО особой популярностью пользуется метод субъективной внешней экспертной оценки, включающей – отзыв клиентов, общественный резонанс, заказ на повторную программу, экспертные оценки (внешние, внутренние), мнение специалистов (психологов, педагогов), отзывы на опубликованный по итогам проекта отчет, или «по идее, вот эту волонтерскую программу можно оценивать по единственному критерию, а именно, насколько в школе стало спокойнее. Пусть оценивает руководство школы, стало ли спокойнее в школе».
    Безусловно, в процессе оценки в зависимости от типа профилактики и целевой группы используются разные подходы. Результативность первичной профилактики отслеживать сложнее, поскольку именно в этой сфере подразумевается реализация качественной оценки, а это достаточно проблематично, т.к. нет (или пока неизвестны) хорошо проработанных и доступных методик оценки программ, рассчитанных на поведенческие изменения. Что касается реабилитации, то существует два основных подхода. В одном подходе подсчитывается процент пациентов, вышедших в стойкую ремиссию, и длительность этой ремиссии, более современные подходы предполагают, что показателями эффективности являются длительность и комплексность оказываемой помощи.
    При анализе используемых оценочных критериев имеет смысл учитывать, конкретизированы ли критерии применительно к программе (заявленной\выполненной), или в целом к системе оценки; какова способность к адекватной их формализации; какова степень обобщенности заявленных критериев; есть ли аппеляция к каким-либо обобщенным результирующим показателям (интегральная характеристика качества населения, качества жизни, здоровья) или к конкретным (на уровне локальном – географическом, на уровне отдельной целевой группы, на уровне конкретного проекта или разового мероприятия). Также заслуживает особого внимания, насколько давно применяется процедура оценивания. Однако в нашей выборке оказалось не так много случаев, когда процедура оценки носит комплексный характер, глубоко интегрирована в заявку, как правило, лишь «киты» профилактической деятельности в сфере ПАВ формулировали четкие и развернутые критерии, из которых видно, что эти НКО активно экспериментируют, пытаясь адаптировать западные методики оценки. При этом также применяется механизм привлечения сторонних экспертов для проведения мониторинга и оценки эффективности. Большинство же полагаются в основном на субъективную и ситуационную оценку, хаотичное оценивание, несистемный подход.

    Кто должен заниматься оценкой эффективности профилактической работы?

    По мнению 22% лидеров НКО, оценкой эффективности должны заниматься: институты независимой экспертизы; экспертные центры; независимая комиссия экспертов-профессионалов: медиков, психологов, социальных работников, работающая по стандартным разработанным критериям; специально подготовленные независимые эксперты или социологические институты посредством проведения социальных исследований с четкой программой. Столько же респондентов считают, что это должны делать сами организации, при этом еще почти 10% полагают, что целесообразнее использовать для оценки объединенные усилия НКО (совет НКО, рабочая группа из консорциума общественных организаций, Ассоциация Общественных Организаций).
    Около 20% лидеров НКО выразили убеждение, что оценкой эффективности должны заниматься различные государственные структуры (в т.ч. МВК, Госнаркоконтроль, государственная профессиональная организация/подкомитет, где люди занимались бы только этим, а также РОНО, соц. педагоги в школах и.т.п). Следует отметить, что 10% из них считает, что государство в одиночку не в состоянии выполнять эту задачу, поэтому должно действовать в содружестве с НКО или независимыми экспертами. Например, негосударственная Ассоциация Общественных организаций с Межведомственной комиссией, или «круглые столы из НКО и ГО, чиновников; опубликование материалов на базе существующих мощных ресурсных центров; достаточно многочисленная комиссия: практики, наука, представители ведомств, на уровне кураторов проблем, специалисты государственных учреждений». Остальные затруднились или оставили вопросы оценки без ответа.
    В целом можно говорить, что сомнений в необходимости профессиональной оценки почти нет, негатива мало, несмотря на то, что прозвучали несколько «но», например: «все попытки оценки эффективности ОО в конечном итоге приведут к их разобщенности и конфронтации»; или «никакая структура не может оценивать, это будет идеологический палач - как проверить первичную профилактику? а деньги им надо будет отрабатывать», или «у каждой организации большое поле деятельности, поэтому нет объективных критериев. Каждая организация работает в одной из области более эффективно, в другой – менее». Тем не менее, можно утверждать, что, судя по результатам исследования, в среде НКО наблюдается довольно высокий уровень готовности к переходу на «цивилизованные рельсы», подавляющее большинство НКО созрели как для саморефлексии по поводу результатов своей деятельности, так и для профессиональной экспертизы. Так, Рис.6 является убедительной иллюстрацией полной безосновательности опасений, что общественные организации не заинтересованы попасть в сферу независимой экспертизы и оценки своей деятельности. Напротив, НКО отнюдь не против того, чтобы соответствующие государственные и распределяющие ресурсы структуры привлекали их к реализации государственной антинаркотической политики, и готовы нести ответственность за «следы» своей профилактической деятельности.
    С другой стороны, основная роль третьего сектора – это оценка эффективности работы государства. Поэтому если говорить конкретно о профилактике употребления ПАВ, то должна также быть и независимая общественная оценка соответствующей городской программы. Приведем экспертное высказывание, представляющееся важным в этом контексте: «Мы должны создать независимую общественную экспертизу. Потому что мы все время говорим, что нужно создать некую систему реестров, вот как есть реестр молодежных организаций при Комитете по делам молодежи. Должен быть такой реестр организаций, работающих в этом поле. Чтобы организация вошла в реестр, должна быть система оценки эффективности тех программ, которые она реализует».
     

    Рис. 6


    Что касается проблемы координации усилий различных организаций, направленных на формирование здорового образа жизни, то на 50% ведущая роль в этом вопросе отводится органам власти и административным образованиям, в т.ч. межведомственным комиссиям, советам, профильным комитетам (соц.защиты, образования, здравоохранения, по молодежной политике). В этой связи прозвучали предложения, что подобную координацию должны осуществлять: 1) «Специальный подкомитет администрации (пусть состоящий из 5-7 сотрудников) – поскольку здоровый образ жизни все-таки нечто большее, чем просто отказ от злоупотребления ПАВ». 2)»Это должна быть структура администрации высшего звена. Это должно входить в рамки национальной политики»; 3) «депутатская группа ЗАКСа (образовать!) или комиссия по социальным вопросам в ЗАКСе»; 4) «органы социальной защиты на местах, управленцы, администраторы»; 5)государство! (государственная политика и личные примеры) и министерство финансов, т.к. профилактические программы дороги».
    В то же время, около 30% НКО ратуют за то, чтобы координация осуществлялась либо с обязательным участием НКО, либо же это должно быть нечто объединенное или относительно независимое от государства. В качестве иллюстрации приведем фрагменты интервью: «структуры сейчас конкурируют друг с другом, а нужна объединяющая общественная организация, финансируемая грантами, информирующая все организации о грантах и о деятельности друг друга»; «объединение нескольких силовых структур (в сфере образования, здравоохранения, контроля) с общественными организациями»;) «невозможно координировать все НКО; часть из них может создать консорциум и выделить рабочую группу из членов организации или: какая-то независимая НКО при адекватной поддержке государства; «Н.Л. Евдокимова могла бы взять на себя руководство».

    Примерно одна пятая лидеров НКО - ярые противники всякой централизации и координации. Необходимо отметить, что приверженцы «анархии» и профессионализма порою высказывали довольно убедительные аргументы в обоснование своей позиции: «будет лоббирование чьих-либо интересов»; «дельная координация в настоящее время невозможна». Примечательно высказывание, затрагивающее различие между взаимодействием и координацией в контексте дискутируемой проблематики: «Не нужно координации, пусть одни делают одно, другие - другое, но нужно сотрудничество».

    Приоритеты и перспективы

    Несомненно, выделение наиболее востребованных направлений профилактической работы – вопрос довольной сложный и неоднозначный. Поэтому вполне понятно желание опрошенных представителей акцентировать необходимость первоочередных мер, привлечения особого внимания, и соответственно, аллокации ресурсов к той сфере деятельности, в которой они чувствуют себя наиболее компетентными. С одной стороны, здесь оказал свое влияние феномен «перетягивания одеяла», с другой стороны, данный вопрос позволил максимально подробно выявить своего рода «белые пятна» в сфере профилактической работы. В этой связи далее перечислим некоторые обобщенные рекомендации, высказанные респондентами:
    рeer-to-peer education; обучающие (и отчасти психотерапевтические) семинары/тренинги различной интенсивности; постоянно всплывают попытки выделения “групп риска” (то есть диагностическая работа) и организация альтернативного досуга. Кроме того, все согласны насчет необходимости мониторинга и оценки эффективности любой профилактической работы. И все перечисленное – только насчет наркотиков и табака (алкоголя очень мало), и в основном для детей и специалистов (родители остаются за бортом).
    широкомасштабная первичная профилактика, формирование образа здорового человека, гражданина, позитивная социальная реклама, формирование культуры здоровья, так как это ценности, которые составляют основы поведения, создание нормальных условий для самореализации личности.
    работа с общественным мнением по уходу от стигматизации, нетерпимое, но сострадательное отношение к потребителям ПАВ.
    первичная профилактика (метод убеждения): самая дешевая, наиболее доступная.
    не индивидуальная, а семейная работа - здоровье в семье, улучшение отношений в семье, участие семьи в профилактических мероприятиях по месту жительства, учебы, работы детей, досуговые проблемы для малообеспеченных семей, т. к. дети из этих семей чаще всего попадают под влияние криминала.
    учет употребляющих с момента первой пробы, бесплатное проведение вторичной и третичной профилактики.
    работа с группами риска по ВИЧ - СПИД: с геями (в эту группу перемещается пик заболеваемости), наркоманами; аутрич наиболее эффективен; реабилитация, и по «снижению вреда».
    ТВ антиреклама, особенно сигарет и алкоголя.
    актуальна третичная профилактика, реабилитация и социальная адаптация, наркоманов - много, центров - мало, сложно найти работу, причем должен обеспечиваться принцип конфиденциальности всегда, а в силу отсутствия доверия к государству огромная часть потребителей просто не обращается.

    Один из дополнительных вопросов анкеты НКО звучал так: «Каким должен быть баланс мероприятий/усилий, направленных на разные содержательные направления профилактики (первичную, вторичную, третичную профилактику, пропаганду ЗОЖ)?»
    При помощи этого вопроса мы пытались каким-то образом дифференцировать распределение усилий по профилактике в некоторой временной перспективе.
    14 НКО в качестве наиболее перспективного направления назвали в первую очередь первичную профилактику, особенно пропаганду ЗОЖ средствами массовой информации. При этом, в процентном соотношении пропорция получается такая: 80% первичная, 20% - вторичная и третичная. Аргументация строится на общеизвестных тезисах, которые гласят о том, что если будет соблюдена приоритетность первичной профилактики, то тогда вторичная и третичная профилактика вообще не понадобятся, и потом, первичная профилактика дешевле, чем лечение наркоманов. В дополнение, усилия по первичной профилактике должны быть сфокусированы на целевом сегменте 15-24 лет, а вторичной и третичной - 20-30 лет. Конечно, такое распределение в основном отражает интересы тех организаций, в число приоритетных направлений работы как раз первичная профилактика и входит.
    Как и следовало ожидать, организации, реализующие проекты в сфере вторичной/третичной профилактики (целевые группы представлены наркозависимыми и ремиссионерами), призывают к комплексному, дифференцированному в зависимости от целевой группы, подходу, соблюдению разумного баланса интересов. При этом, по их мнению, 50% усилий должны быть направлены на неспецифическую первичную профилактику и ЗОЖ, и 50% на специфическую, причем 20% - на вторичную, 30% - на третичную
    В качестве основных аргументов акцентуализации вторичной и третичной профилактики являлисьупоминания довольно низкой эффективности мероприятий по первичной профилактике, отсутствие явных результатов (невыраженность, довольно типичная критика заключалась в том, что долгосрочный эффект скрывает потери), а также необходимость в первую очередь лечить уже попавших в беду людей, учитывая при этом инфекционный характер такого заболевания, как наркомания. Приведем фрагменты из двух экспертных интервью:
    «Первое, что мы должны создать, это создать пространство, внутри которого максимальное количество различных специалистов сможет оказать помощь максимальному количеству различных пациентов. С этого возникнет комплексное представление о проблеме, из которого начнет вырабатываться политика. Иначе мы будем тратить безумные деньги на первичную профилактику, не понимая, что мы делаем и к чему это приведет. В то же время, это настолько элементарно, что это эпидемия, это инфекция, если она локализуется, то надо подавлять источники. Потом уже работа с группами риска, в зависимости от их близости к источнику заражения. А у нас этого нет».
    «Все должно быть взаимосвязано и взаимоувязано. Невозможно уделять внимание приоритету одного направления, забывая о другом. Естественно, приоритет – это первичная профилактика. Если этого не будет, то тогда будет приоритет вторичной, третичной, т.е. мы пережили бум наркотический, потому что у нас не было первичной профилактики, тогда приоритетом стало лечение. Реабилитации тоже не было, сейчас приоритет первичная и третичная, реабилитация, потому что более или менее стабилизация идет в обращении за наркологической помощью, а реабилитационных центров, реабилитационных программ у нас есть не на том уровне, они не соответствуют тому потенциалу, который есть в городе и в области вторичной профилактики. Это что касается лечения. Но и программа снижения вреда - она тоже должна быть приоритетной в работе с активными потребителями».

    В этом контексте представляются важными прозвучавшие предостережения властным структурам не «впадать» в так характерную для российского исторического опыта политику крайностей, причем не только для разрешения наркоситуации, но и других социальных проблем.
    «Внимание законодателей обращено на первичную, а нужен баланс; максимально - первичная профилактика и пропаганда ЗОЖ, но не в ущерб второй и третичной!!!»
    «ЗОЖ, первичная – максимум, вторичная, третичная - столько, сколько нужно».
    В качестве заключительного комментария хочется акцентировать, что достаточно перспективным для российского опыта было бы учитывать гендерные аспекты наркопотребления, а также различные этнокультурные факторы в процессе реализации всех типов профилактической работы. Так, многочисленные исследования на Западе со всей очевидностью показали, что направления профилактической работы, основанные на «пассивном морализаторстве» или «запугивании», не являются эффективными, поэтому требуются новые методы подачи материала и работы с молодежью. Речь идет о необходимости учитывать при разработке программ по профилактике наркомании и ВИЧ/ЗППП особенностей молодежной субкультуры и наличие устойчивых социальных стереотипов (гендерных, культурных), которые способствуют рискованному поведению подростков. Для этого, прежде всего, необходимо проведение соответствующих полноценных социологических исследований, и они должны идти впереди практики . При этом было бы разумно принять во внимание опыт стран, которые вплотную занялись этими проблемами уже десятки лет назад. Например, в США проводятся специальные исследования, активно развивается гендерно-чувствительный подход, в число современных течений в области противостояния наркомании также входят профилактика наркотизма и лечение наркозависимости в специфических социальных группах населения, комплексный и мультимодальный подход, семейная терапия.
    В то же время, необходимо четкое и ясное понимание специфической целевой аудитории при проведении информационно-просветительских мероприятий, и особенно, массированной социальной рекламы. Очевидно, что неправильно выбранные формы подачи информации могут повлечь за собой серьезные побочные, как правило, неблагоприятные эффекты, и способны в значительной мере снизить качество и результативность антинаркотической деятельности в целом. Например, для проведения широкомасштабных информационных кампаний, рассчитанных на воздействие на конкретные «группы риска», или наоборот, родителей или не знакомых с проблемой употребления наркотиков детей и подростков, должны использоваться абсолютно разные подходы и методы, при этом необходимо разумно «дозировать» информацию.
    В настоящий момент низкая эффективность профилактической работы в России во многом объясняется наличием разрыва между гуманитарным знанием (медицины, психологии, социологии молодежи, педагогике, гендерной проблематике) и реальной профилактической работой. Данное исследование было нацелено на восполнение этого пробела и тесное сотрудничество представителей гуманитарных дисциплин и учреждений, занимающихся профилактикой и просвещением.


    Литература:

    Brooks, M.P. The Community Action Program as a Setting for Applied Research. Journal of Social Issues. 1965, (21), pp. 29-40.
    Bukstein, O. Adolescent Substance Abuse: Assessment, Prevention and Treatment. NY: 1995.
    Devore, W., Schlesinger, E.G. Ethnic-sensitive Social Work Practice (4th ed). Boston, 1996.
    Ethnocultural Factors in Substance Abuse Treatment/ edited by S.L.Ashenberg Straussner. Guilford Press., New York, 2001.
    Gender and Addiction: Men and Women in Treatment/ ed. by S.L.Ashenberg Straussner and E. Zelvin. Northvale, NJ, 1997.
    Greenberg, B.G. Evaluation of Social Programms/ in F.G. Caro (ed), Readings in Evaluation Research. New York : Russell Sage Foundation. 1972.
    Interventions for Adolescents Identity Development/ed. by S.Archer, CA: Sage, 1994.
    Kirk, C., Amaranth, K. Staffing Issues in Work with Women at Risk for and in Recovery from Substance Abuse. Women’s Health Issues, 1998, 8(4), pp. 261-266.
    Maddahian, E., Newcomb, M.D., Bentler, P.M. Risk Factors for Substance Abuse: Enthnic Differences among Adolescents.Journal of Substance Abuse, 1988, 1(1), pp.11-23.
    Rahdert, E, Czechovich, D. Adolescents Drug Abuse: Clinical Assessment and Therapeutic Interventions. Rockville, MD: NIDA, 1995.
    Weiss, C. Evaluation Research: Methods of Assessing Program Effectiveness, 1972.
    White, William.L. Slaying the Dragon: the History of Addiction Treatment and Recovery in America, 1998.

    Другие интересные материалы:
    Психотерапия в реабилитации больных с зависимостью от наркотиков
    Специальные, в том числе, индивидуальные психотера­певтические интервенции...

      В процессе реабилитации различные методы психотера­пии...
    Реализация прав заключенных на медицинскую помощь: некоторые рекомендации
    Порой адвокатам, работающим с заключенными под стражу подзащитными,...

      Вопрос о лицензировании отдельных видов медицинской деятельности в...
    Анализ распространенности, динамики и тенденций развития наркологической заболеваемости в Санкт-Петербурге по результатам работы за период с 2000 по 2005 год


    В динамике распространенности наркологической патологии в Санкт-Петербурге,...
    Перспективы российского суицида
    Заявленной вице-премьером Ольгой Голодец уникальной программой по борьбе с...

    6 сентября, на праздновании 20-летия ВШЭ, вице-премьер правительства РФ по...
    Демография: депопуляция населения России. Выступление на XI международной научной конференции ГУ-ВШЭ.
    Депопуляция населения России ставит руководство страны перед необходимостью в...

      Депопуляция населения России вносит тревожную ноту в само...
     

     
       наверх 
    Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
    Rambler's Top100