Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Жизнеспособность мифических чисел

 


> Сверхценные идеи > Косые взгляды > Жизнеспособность мифических чисел

Главным моментом этой статьи может быть иллюстрация того, как далеко можно зайти в рассмотрении проблемы, серьезно относясь к цифрам, к тому, что они подразумевают, проверяя различные выводы друг относительно друга и относительно общей информации (такой как количество людей или домов в городе). Незначительные усилия в этом направлении могут иметь большое значение для помощи обычным людям и должностным лицам в том, чтобы справиться с различного рода экспертами.

М. Зингер

Вообще предполагается, что за год в Нью-Йорке наркоманами, зависимыми от героина, разворовывается имущества на сумму от 2 до 5 млрд. долларов и совершается половина имущественных преступлений. Эти оценки преступности среди наркоманов используются такой организацией как RAND, таким политическим деятелем как Говард Самюэлc, и даже Генеральным Прокурором Соединенных Штатов. Оценка того, что половина имущественных преступлений совершается наркоманами, первоначально приписывалась полицейским чиновникам, но использовалась так часто, что стала частью общественного сознания.

Стоимость имущества, украденного наркоманами, обычно оценивается следующим образом:

Насчитывается 100 000 наркоманов, чей средний дневной расход на наркотики составляет $30. Это означает, что наркоманам необходимо где-то $1,1 млрд. в год на покупку героина (100 000 х 365 х $30). Так как наркоман должен продать краденую собственность только за четверть ее реальной стоимости, или даже меньше, он должен украсть где-то от $4 до $5 млрд. в год на покупку героина.

Эти вычисления могут быть выполнены с большей или меньшей точностью. Можно допустить, что те наркоманы, которые ведут незаконный образ жизни, проводят больше четверти своего времени в тюрьме, что уменьшило бы сумму преступлений на четверть. (The New York Times недавно сообщал о смерти Вильяма Рейли (по прозвищу "Осел"). 74-летний бывший наркоман, бывший в зависимости в течение 54 лет, 30 из которых провел в тюрьме.) Определенную часть того, что ворует наркоман, составляют наличные деньги, которые не являются материальным имуществом. Значительную часть стоимости героина покрывает, скорее, участие в наркоторговле, чем обкрадывание общества, а другая большая часть покрывается за счет проституции, включая мужчин-наркоманов, живущих за счет проституток. Но независимо от того, насколько тщательно это рассматривать, если пытаться дать оценку собственности, украденной наркоманами, предположив, что их 100 000, и оценив минимальную сумму, которую им необходимо будет украсть, чтобы поддержать себя и свои привычки (после оценивания законного дохода), то приходишь к цифре, соседствующей с $1млрд. в год для Нью-Йорка.

Но что произойдет, если подойти к этому вопросу с другой стороны? Предположим, мы спрашиваем: "Какое количество собственности украдено – наркоманами или кем-либо еще?" Краж наркоманами должно быть меньше, чем суммарное количество краж. Какова ценность собственности, украденной в Нью-Йорке в год? Когда я спросил в первый раз, мне показалось несколько удивительным, что на этот вопрос, как оказалось, достаточно трудно ответить, даже приблизительно. Ни у кого нет оценок, в которых они имели бы хоть наименьшую уверенность, и вопрос, казалось, задавался нечасто. Сумма официально заявленных краж в Нью-Йорке составляет приблизительно 300 млн. в год, из которых около 100 млн. приходится на автомобильные кражи (преступления, редко совершаемые наркоманами). Но ясно, что о большом количестве краж не заявлено; например, обычно не заявляют в полицию о магазинных кражах. (Об огромных потерях собственности не сообщается также и в страховые компании, и страховая индустрия не имеет истинной оценки суммарных краж.)

Однако оказывается, что если кто-то просто задает вопрос типа: "Возможно ли, что наркоманы украли собственности на $1 млрд. в прошлом году в Нью-Йорке?", то относительно легко оценить, на какую сумму украдено собственности. Ясно, что два больших компонента краж наркоманов – это магазинные кражи и кражи со взломом. Какова может быть ценность собственности, украденной наркоманами в магазинах? Вся розничная торговля в Нью-Йорке составляет порядка $15 млрд. в год. Сюда входят автомобили, ковры, бриллиантовые кольца и другие изделия, недоступные для магазинных воров. Разумная потеря имущества в учреждениях розничной торговли составляет 2%. Сюда входят растраты руководства, кражи клерков, в транспортно-погрузочном отделе, водителей и т.д. (универмаги, в частности, сообщают о большом увеличении магазинных краж в последние годы, но они находятся в числе наиболее уязвимых учреждений розничной продажи и не так существенны, чтобы намного увеличить общую норму в 2%.) Общепринято, что существенно больше, чем половина собственности, исчезнувшей из учреждений розничной торговли, выносится сотрудниками, а остаток – магазинными ворами со стороны. Но давайте припишем им 1% всей украденной собственности, продававшейся в розницу в Нью-Йорке, – это будет $150 млн. в год.

А как же насчет кражи со взломом? В Нью-Йорке где-то 2,5 млн. домашних хозяйств. Предположим, в среднем 1 из 5 домов подвергается грабежу или краже со взломом каждый год. Здесь учитывается, что в некоторых районах кражи со взломом являются обычным явлением, и что некоторые дома подвергаются краже со взломом даже более 1 раза в год. Средняя ценность собственности, выносимой при краже со взломом, может быть порядка $200. При некоторых кражах со взломом, конечно же, выносится гораздо больше собственности, но такие ценные кражи совершаются намного реже и часто профессиональными ворами, не являющимися наркоманами. Если мы используем цифры $200 х 500 000 краж, мы получим, что за год в Нью-Йорке из домов людей совершаются кражи имущества на сумму $100 млн.

Очевидно, ни одно из этих оцененных значений не является ни несомненным, ни достаточно обоснованным. Вы можете сделать собственную оценку. Оценки здесь носят такой характер, что было бы очень удивительно, если бы они ошибались в 10 раз, и не очень важно для заключения, если бы они ошибались в 2 раза (это хорошая позиция, в которой может находиться оценивающий.)

Очевидно, что не все кражи наркоманов – это собственность, взятая из магазинов и домов. Наиболее ужасающие типы преступлений, совершаемые наркоманами – это кражи собственности при разбойном, хулиганском нападении на жителей Нью-Йорка. И мы можем их оценить. Предположим, что в среднем каждый год один человек из десяти подвергается разбойному или хулиганскому нападению с кражей собственности. Это будет 800 000 таких нападений, и если в среднем человек отдает $100 (что маловероятно), в такой форме краж ежегодно изымается $8 млн.

Таким образом, мы видим, что, если приписать наркоманам все магазинные кражи, все кражи в домах, все кражи у отдельных людей, общая стоимость собственности, украденной наркоманами в Нью-Йорке, составляет где-то $330 млн. за год. Можно перебросить сюда все "поправочные множители", какие пожелаешь, прибавить все другие разнообразные преступления, совершаемые наркоманами, но что бы ни было сделано, трудно найти основания для той оценки, что наркоманы воруют более половины миллиарда в год, а четверть миллиарда выглядит более правдоподобной оценкой, хотя и, возможно, по максимуму. В конце концов, есть же воры, не являющиеся наркоманами.

Таким образом, я уверен, мы показали, что, несмотря на общепринятое предположение о том, что наркоманы в Нью-Йорке воруют от $2 до $5 млрд. в год, реальная цифра в десять раз меньше, и что это можно продемонстрировать пятью минутами размышлений [1]. Так что же? Даже на сумму в четверть миллиарда – это все же много собственности. Эта цифра превышает суммы, тратящиеся ежегодно на реабилитацию наркоманов и на другие программы, направленные на предотвращение и контроль наркомании. Кроме того, ценность собственности, украденной наркоманами, это малая часть той цены, которую платит общество за воровство наркоманов. Намного большая цена -это страх, измененная атмосфера соседства, вынужденная предосторожность и другие побочные реакции на воровство и его опасность.

Один из моментов в попытке оценить стоимость собственности, украденной наркоманами, состоит в том, чтобы пролить свет на отношение людей к цифрам. Люди чувствуют, что наркоманами совершается множество преступлений, и что $2 млрд. – это большая цифра, таким образом, они склонны верить, что кражи наркоманов составляют $2 млрд. в год. Но $250 млн. – это тоже большая цифра, и если бы наше ощущение перспективы не было бы искажено ежедневным осознанием федеральных расходов, большинство вполне довольствовалось бы принятием того факта, что $250 млн. в год – это большая сумма краж.

В продолжение нити рассуждений, эта попытка оценки является еще одним напоминанием, что даже ответственные должностные лица, ответственные газеты и ответственные исследовательские группы подбирают и передают как сплетни цифры, которые в действительности не имеют реального основания. Этот опыт напоминает нам, что только потому, что оценка широко использовалась различными людьми, которые должны знать, о чем они говорят, нельзя предполагать, что она является даже приблизительно верной.

Тот факт, что наркоманами не может совершаться так много краж, как в том уверены люди, подразумевает еще более важный момент, а именно: не может быть и такого количества наркоманов, как многие полагают. Большая часть денег в уплату за героин в розницу идет за счет воровства, и большинство наркоманов покупают героин в розницу. Таким образом, количество наркоманов, в основном, – хотя и не точно, – ограничено суммой краж. (По оценке, полученной в исследовании Гудзоновского института (Hudson Institute), около половины объема героина потребляется людьми, участвующими в системе его распространения, которые не покупают его в розницу и не платят за него за счет украденной собственности, а только за счет своих "услуг" в этой системе распространения. [2]) Но, несмотря на то, что люди, участвующие в этом бизнесе (на более низких уровнях), потребляют около половины героина, они составляют всего лишь 1/6 или 1/7 от всего количества наркоманов. Они могут позволить себе дорогие привычки.

Наиболее популярная, неофициальная оценка количества наркоманов в Нью-Йорке – 100000 с плюсом (обычно с акцентом на "плюс"). Федеральный реестр в Вашингтоне насчитывает 30000 наркоманов в Нью-Йорке, а реестр имен наркоманов нью-йоркского департамента здоровья – 70 000. Несмотря на то, что не все люди в этих списках все еще являются активными наркоманами, – многие из них умерли или в тюрьме, – большинство полагает, что многие наркоманы вообще не попали ни в один из этих списков. Обычно оценку, что в Нью-Йорке 100000 наркоманов, считают очень консервативной. В начале 1970 года широко цитировали оценку доктора Джудиан Денсен-Джербер (Dr. Judianne Densen-Gerber), что к концу лета будет более 100000 подростков-наркоманов. Очевидно, однако, что есть еще и наркоманы старше 20 лет. [3]

Обсуждая в этой статье вопрос количества наркоманов, мы будем говорить о таком человеке, о котором думаешь, когда употребляешь термин "наркоман"[4]. Лучшим термином, возможно, будет "уличный наркоман". Это человек, обычно употребляющий героин каждый день. Это такой человек, который выглядит и действует согласно обычному образу наркомана. Мы исключаем здесь представителей медицинской профессии, которые часто используют героин и другие наркотики или пристрастились к ним, студентов, употребляющих героин от случая к случаю, состоятельных людей, хотя и зависимых, но которым не нужно воровать и часто посещать обычные притоны наркоманов, и т.д. Когда мы обращаемся к "проблеме наркомании", гораздо менее важно включать эти случаи; несмотря на то, что они все же являются проблемами в той или иной степени, однако проблемами совершенно другого типа, чем та, что поставлена типичным уличным наркоманом.

По количеству собственности, украденной наркоманами, можно полагать, что в Нью-Йорке их скорее 70 000, чем 100 000, и почти наверняка не может быть 200 000, как иногда утверждают. Некоторые другие простые способы оценки количества уличных наркоманов приводят к подобным результатам.

Исследователи, имеющие дело с совокупностью наркоманов, пришли к оценке, что средний уличный наркоман проводит от 1/4 до 1/3 своей жизни в тюрьме. (Некоторые из тех, кто изучает эту тему, такие как Edward Preble и John J. Casey, Jr., полагают, что в среднем более 40%.) Это подразумевает, что в любое время от 1/4 до 1/3 всех наркоманок находятся в тюрьме, и что общее число наркоманов может быть оценено при умножении количества наркоманов в тюрьмах на 3 или 4. Конечно же, количество наркоманов в тюрьме не является известной величиной (и, в действительности, как мы указывали выше, даже не совсем точно отвечает понятию). Однако можно все же сделать приемлемую оценку количества наркоманов в тюрьме (и для этой цели мы можем задействовать наркоманов в различных учреждениях принудительного лечения). Это количество приблизительно равно 14 000 –17 000, что вполне совместимо с оценкой количества уличных наркоманов в Нью-Йорке, составляющей 70 000.

Другим способом оценки общего количества уличных наркоманов в Нью-Йорке является использование имеющейся демографической информации о совокупности наркоманов. Например, мы можем небезосновательно быть уверенными в том, что где-то 25% уличных наркоманов в Нью-Йорке – это пуэрториканцы, а где-то 50% – афро-американцы. Мы знаем, что приблизительно 5 из 6 уличных наркоманов – это мужчины, и что 50% попадают в возрастную категорию от 16 до 25 лет. Это будет означать, что 20% общего количества уличных наркоманов – это чернокожие мужчины в возрасте от 16 до 25 лет. Если наркоманов 70 000, то это будет означать, что 14 000 афро-американцев в возрасте от 16 до 25 лет являются наркоманами. Но всего в городе около 140 000 афро-американцев в возрасте от 16 до 25 лет – возможно, половина из них живет в бедных районах. Это означает, что если в городе 70 000 наркоманов, то 1 из 10 молодых афро-американцев – наркоман, если 100 000 наркоманов – то 1 из 6, если 200 000 – то 1 из 3. Вы можете решить сами, какая из степеней охвата группы молодых мужчин афро-американцев более вероятна, но понятно, что 200 000 наркоманов – неправдоподобное количество. Подобным образом, количество уличных наркоманов 70 000 будет подразумевать, что 7 000 молодых пуэрториканцев-мужчин – наркоманы, а общее количество пуэрториканских парней в возрасте от 16 до 25 лет в Нью-Йорке - около 70 000.

Ни одно из вышеперечисленных вычислений ни в коем случае не пытается свести на "нет" значение проблемы героиновой зависимости. Героин – это ужасное проклятие. Когда думаешь об индивидуальной трагедии, то 70 000 – это ужасающе большое количество наркоманов. И если тебе необходимо зарабатывать на жизнь, то $250 млн. – это ужасающе огромные деньги, которые воруют у граждан города с тем, чтобы, пройдя через руки наркоманов и торговлю краденым, они осели в карманах тех, кто ввозит и распространяет героин, и тех, кто берет взятки и оказывает другие услуги для героиновой индустрии.

Главным моментом этой статьи может быть иллюстрация того, как далеко можно зайти в рассмотрении проблемы, серьезно относясь к цифрам, к тому, что они подразумевают, проверяя различные выводы друг относительно друга и относительно общей информации (такой как количество людей или домов в городе). Незначительные усилия в этом направлении могут иметь большое значение для помощи обычным людям и должностным лицам в том, чтобы справиться с различного рода экспертами.

1. Мифические числа могут быть более мифическими и иметь большую жизнеспособность в области преступлений, чем в большинстве других. В начале 50-х годов Kefauver Committee опубликовало оценку годового "изъятия" в азартных играх в США в $20 млрд. Цифра в "действительности была взята с неба". Один из сотрудников сказал: "Мы не имели ни малейшего представления о потраченных деньгах. Калифорнийская Комиссия по Преступлениям сказала — $12 млрд., Вирджил Петерсон из Чикаго сказал — $30 млрд. Мы выбрали $20 млрд. как баланс между этими двумя.

Необычный пример мифических чисел, имевший огромную силу, — утверждение, что полицией было застрелено 28 Черных Пантер, – подробно описывался Эдвардом Джеем Эпштейном в газете The New Yorker от 13 февраля, 1971 года. (Оказалось, что было убито 19 Пантер, 10 — полицией, из которых 8 — в ситуациях, когда Пантеры, вероятно, были активны).

2. Параллельные данные были получены в более позднем исследовании в Больнице Св. Луки 81 наркомана — средний возраст 34 года. Больше половины героина, потребляемого этими наркоманами за год, было оплачено его продажей. Между прочим, в среднем каждый из этих наркоманов украл за предыдущий год собственности на $9.000.

3. Среди последних исследований, пытающихся дать оценку, мы можем отметить марксиста Sol Yurick, давшего нам "500.000 отбросов" (Monthly Review, декабрь, 1970), и William R. Corson , который утверждал в Penthouse за декабрь 1970 года, что "сегодня по меньшей мере 2. 500.000 черных американцев посажено на героин".

4. Существует интересная аномалия, касающаяся слова "наркоман". Большинство людей, если бы их попросили дать определение слову "наркоман", сказали бы, что это человек, который регулярно принимает героин (или подобный наркотик), и у которого, если не удается достать обычную дозу героина, будут наблюдаться неприятные и болезненные ответные симптомы. Но это определение не будет применимо к большей части тех, кого обычно признают как "совокупность наркоманов". В действительности, оно не будет применимо к большинству настоящих наркоманов. Наркоман, которого очистили от токсинов, или который
находился в тюрьме и был огражден от наркотиков в течение недели или около того, не соответствует обычному определению "наркомана". У него уже нет физических симптомов в результате воздержания от героина. "Осел" Рейли ("Donkey" Reilly), конечно же, отвечает понятиям большинства людей о наркоманах, но в течение 30 лет из 54, когда он был "наркоманом", он находился в тюрьме и, конечно же, не был активно зависим от героина большую часть времени, поведенного там, что составляет больше половины его карьеры "наркомана" (хотя определенное количество наркотиков доступно и в тюрьме).


Другие интересные материалы:
Ответ В.Я. Евтушенко и не только
«Наши оппоненты даже не пытаются объяснить почему более суровые меры должны...

Уважаемый Валерий Яковлевич, оставляя возможность своим коллегам...
Преступность несовершеннолетних и превентивные стратегии
В статье рассматриваются основные вопросы, связанные с объяснением...

В последние годы проблема преступности несовершеннолетних в России приобрела...
Крысиный парк. Радикальное изучение аддикции
В I960— 1970-х годах внимание ученых привлекла природа аддикции. На...

Я знаю одну наркоманку. Ее зовут Эмма Лоури. Ей шестьдесят три года, она —...
Часть 6


Я очень много курю (табак обычный), хочу бросить. Но...
Инструментарий коммуникативной компетентности
Чтобы разговор проходил успешно, участники должны уметь согласовывать свои...

  Чтобы разговор проходил успешно, участники должны уметь...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100