Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Труба 630 переделка

Прайс-листы на трубы, швеллер, уголок. Полипропиленовые трубы и фитинги

trubaopt.ru

Пластиковые карманы

Пластиковые окна

pos-katalog.ru

Легализация наркотиков: кому выгодно?

 


> Сверхценные идеи > Глас народа > Легализация наркотиков: кому выгодно?

В настоящее время в нашей стране несколько сотен тысяч зарегистрированных наркоманов и несколько десятков миллионов курящих (точное число определить невозможно, главное ясно, что их очень много). В случае легализации «легких» наркотиков эти числа, как минимум, сравняются, а скорее всего число наркоманов превысит число курящих.

С. Бондырева, Д. Колесов

Время от времени в различных странах появляются предложения легализовать «легкие» наркотики (типа гаши­ша, марихуаны), т. е. отменить запрет на их потребление и ввести свободную продажу. Для чего? Якобы для ослабле­ния позиций международной наркомафии, т. к. свободная продажа наркотиков государством будто бы позволит полу­чать доходы от продажи ему, а не мафии, и тем самым эко­номические возможности наркомафии будут подорваны. При этом сторонники легализации «легких» наркотиков связывают широкое распространение наркомании почти исключительно с деятельностью наркомафии, потому что, по их мнению, иных весомых причин для этого явления нет. Так ли это?

Во всем мире отмечается широкое употребление самых разнообразных лекарственных средств, в том числе и пси­хотропных. Широкие слои населения самостоятельно их принимают, не ожидая назначений врача и не опасаясь по­следствий, хотя необходимы хорошее знание препарата, зна­комство с медицинской литературой, профессиональный опыт. Существующая в ряде стран реклама фармацевтиче­ских фирм — один из важнейших факторов, создающих бла­гоприятный фон для все более широкого вмешательства хи­мии в течение жизненных процессов в человеческом орга­низме. На этом в течение многих десятилетий формирую­щемся пронаркогенном фоне стало более «естественным» употребление наркотических средств не только в медицин­ских целях. При возможности выбора и широком ассортименте наркотических средств употребление тех или иных из них может в известной мере характеризовать принадлеж­ность человека к какому-либо определенному слою обще­ства. С этим же связана и возможность моды (!) на употребление наркотических веществ.

Как пронаркотический фон формируется в детском и по­дростково-юношеском возрасте? Для современного обще­ства всех без исключения развитых стран характерна ситуа­ция, когда с раннего возраста происходит искусственное вторжение медицины во внутреннюю среду организма челове­ка: регулярные прививки, прием разного рода таблеток, разного рода инъекции (уколы). В результате с самого ран­него возраста для ребенка становится естественным глотать те или иные таблетки и терпеть уколы. Большинство совре­менных детей этим уже не удивишь, не испугаешь. И когда наступает роковой момент — предложение проглотить не­кие «безвредные» пилюли или выпить какую-то неизвест­ную жидкость для улучшения настроения, а то и сделать укол, даже внутривенно, — потенциальная жертва нарко­мании к этому уже готова. Правда, не все дети в этом отно­шении одинаковы. Можно выделить три группы. Первая: ребенка никакими силами не заставить выпить лекарство, как родители с ним ни бьются. Вторая (основная): ребенок неохотно, но все же принимает лекарство, уступая настоя­ниям родителей. Третья: ребенок охотно глотает любое ле­карство, даже горькое или безвкусное, а родители рады его послушанию. Никто пока не проследил, как сочетается то или иное отношение к приему лекарств в детском возрасте с возможностью развития наркомании в подростково-юно­шеском. Однако ясно: чем ребенок охотнее принимает пред­лагаемое ему лекарство, тем более он будет склонен уступать настояниям приятелей, предлагающих попробовать то или иное «средство».

Широкое распространение разного рода таблеток приве­ло к тому, что термин «домашняя аптечка» уже не режет уши, а отсутствие ее считается даже недостатком домашнего хозяйства. С наличием в доме разного рода ярко окрашенных пилюль, к тому же покрытых сладкой оболочкой, связано немалое количество отравлений, которые особенно часто происходят в первые 2—3 года жизни ребенка. А уже с 6—8 лет, по данным зарубежной статистики и некоторым отечественным наблюдениям, появляются первые случаи употребления детьми наркотических веществ. Очевидный вопрос: неужели все это является следствием действий нар­комафии? Естественно, нет. Наркомафия лишь сумела в этой общественной ситуации найти для себя выгодную по­зицию и умело ею воспользовалась. Так что первичной бо­лезнью цивилизации в этом плане является «химизация» ор­ганизма и психики жителей современного мира и уже вто­ричной — химический наркотизм.

Теперь попробуем спрогнозировать последствия лега­лизации «легких» наркотиков. Примем во внимание, что по характеру развития зависимости «тяжелые» наркотики бли­же всего к никотину, привыкание к которому и зависимость от него развиваются почти одинаково быстро. Алкоголь в этом плане отличается тем, что развитие зависимости от него происходит медленно, спустя многие годы периодиче­ского его приема, и даже при систематическом его потреб­лении на развитие болезненного пристрастия уходит нема­ло лет. Именно поэтому возможно «культурное» потребле­ние алкоголя, т. е. эпизодическое, в связи с какими-либо значимыми событиями, но невозможно аналогичное по­требление никотина. Зависимость от табака развивается быстро, она более сильная, чем желание очередной раз вы­пить, кроме случаев далеко зашедшего алкоголизма. Не случайно при имевших место в прошлом перебоях в снабжении граждан алкоголем и табачными изделиями наибольшее возмущение, нетерпение и агрессивность про­являли именно курящие.

После того как индивид привык курить, без табака он уже обходиться не в силах. Характерно особенно для женщин, что они вообще не выпускают сигарету изо рта и делают вместе с нею все домашние дела. И проехать, не закурив, больше двух-трех остановок на троллейбусе для такой курильщи­цы — проблема. Мы неоднократно наблюдали, как некото­рые из них выходят на остановке специально для того, чтобы «перекурить», лишь потом продолжают поездку. Следова­тельно, в случае легализации «легких» наркотиков число приобщившихся к ним может стать не меньшим, чем число курящих, именно по причине сходства в темпах развития и характере болезненной зависимости. Но потребителей нар­котиков будет больше, чем курящих, ведь пристрастие к нар­котикам развивается быстрее, и оно еще более сильное, чем пристрастие к никотину. Кроме того, перестать потреблять наркотик много труднее, чем бросить курить. Следователь­но, общественные кампании против наркотиков будут на­много менее эффективными, чем современные кампании против курения. В этом плане алкоголь — довольно безобид­ное вещество, потому что болезненное пристрастие к нему развивается настолько медленно, что только наличие отяго­щающих обстоятельств делает его неизбежным: очень ран­ний возраст начала потребления, природная пониженная устойчивость организма к алкоголю (слабость некоторых ферментных систем), некоторые психические особенности индивида.

В настоящее время в нашей стране несколько сотен тысяч зарегистрированных наркоманов и несколько десятков мил­лионов курящих (точное число определить невозможно, главное ясно, что их очень много). В случае легализации «легких» наркотиков эти числа, как минимум, сравняются, а скорее всего число наркоманов превысит число курящих. Нужно ли нам это? Примем во внимание и различия в харак­тере действия на психику никотина и наркотиков. Никотин не влияет или почти не влияет на умственные способности индивида и производительность его труда, если не считать времени на перекуры. Наркотики «расслабляющего» типа (героин и подобные) погружают индивида в полудрему, со­стояние отрешенности от окружающего. Какая от него работа? Наркотики стимулирующего типа (кокаин и аналоги) принимаются обычно в форме «запоев»: индивид не может прекратить следующие с короткими интервалами повторные приемы наркотического вещества, пока силы его не покинут полностью, в связи с чем наступает резкая слабость, адина­мия и, конечно же, полная неработоспособность, временная неспособность продолжать потребление. А как только силы начинают возвращаться, вновь пробуждается неукротимое стремление индивида начать очередной цикл приема нарко­тика. Что же касается галлюциногенов, то находящиеся под их действием вообще теряют ориентацию во времени и про­странстве.

Теперь экономическая сторона дела. Очевидно, что лега­лизация наркотиков приведет к снижению трудовой актив­ности общества и ослаблению экономики. Но и фискальной прибыли государство не получит. К сведению сторонников легализации наркотиков, которым не дают покоя доходы наркомафии: в настоящее время основной доход от продажи алкоголя и табачных изделий имеет отнюдь не государство! Получают незаконные производители, контрабандисты, та­моженники. Государство тоже имеет свою долю, но его доля отнюдь не «львиная»! Точно так же будет и с наркотиками: доходы от их продажи будут получать очень многие, и все они будут заинтересованы в росте числа потребителей. Ду­мается, что сила их пронаркотического воздействия будет намного большей, чем сила нелегального воздействия нар­комафии на потенциальных потребителей в настоящее вре­мя.

Сторонники легализации наркотиков делают вид, что им неизвестна история «опиумных войн» в Китае в XIX в. До середины XVII в. китайцы получали опий из Индии, где Великие Моголы сделали разведение опийного мака своей монополией, а затем это право присвоили подчинившие Индию английские колонизаторы. По некоторым сведени­ям, в свое время примерно 1/7 часть статей дохода бюджета Британской империи формировалась за счет прибыли от продажи опиума. В результате деятельности Ост-Индской компании потребление опиума расширилось не только в Индии, но и в Китай, куда его стали ввозить все больше и больше, а его потребление — в виде опиокурения — резко возросло. Поскольку китайское правительство пыталось бороться с разведением и потреблением опийного мака в стране, резко усилилась его контрабанда. Опиокурение началось и в Индонезии — при поддержке голландцев, сделавших торговлю опием своей монополией. В Индии более распространенным было употребление опия в виде экстрактов или настоев (опиофагия — привычка, которую усваивали служившие здесь англичане и привозили ее в Европу. Одним из них является персонаж из книги У. Коллинза «Лунный камень»).

Торговля опием приносила столь большую прибыль, что любое ограничение торговли воспринималось колонизато­рами как посягательство на жизненные интересы ее участни­ков и, конечно, на «права» потребителей. Не случайно по­пытка китайского правительства защитить свою страну от ввоза опия привела к нескольким «опиумным» войнам меж­ду ним и западными странами: Англией, Францией, Соеди­ненными Штатами Америки. Требованию Китая прекратить ввоз наркотика они противопоставили принцип «свободы торговли» и подкрепили его вооруженной силой. После того как Китай потерпел во всех этих войнах (1839—1860) пора­жение, было разрешено ввозить в страну опий без всяких ограничений и опиокурение в Китае приняло огромные раз­меры. В результате Китай еще более ослабел как страна, а ра­зобщенность его регионов еще больше возросла, ведь в стра­не начался агрессивный и разрушительный процесс, не кон­тролируемый правительством.

Кому выгодна легализация наркотиков? Во-первых, она выгодна уже «действующим» наркоманам, поскольку полу­чение наркотиков станет более легким делом. К примеру, столь же легким, как и свободная покупка кокаина в апте­ках в период нэпа. Во-вторых, легализация наркотиков выгодна наркодилерам: наказание будет уже не по строгим ан­тинаркотическим статьям УК, а лишь по чисто экономиче­ским (контрабанда, торговля без официального разреше­ния, собственное производство наркотиков, как, напри­мер, производство самогона). Естественно, что в условиях ослабления санкций число желающих принять участие в де­леже такого рода прибыли значительно возрастет. В-треть­их, легализация наркотиков выгодна геополитическим противникам страны, ведь в результате этого государство ослабнет, а наркотизированному «обществу» будет безраз­лично, кто в стране хозяин, лишь бы наркотики давали бес­препятственно. Пример Китая XIX в. достаточно убедите­лен. В-четвертых, легализация наркотиков выгодна завист­ливым — тем, кому не дают покоя крупные доходы главарей международной наркомафии. Действительно, доходы от продажи наркотиков будут значительно «демократизирова­ны», в их дележе примет участие значительно большее чис­ло желающих, а для появления особо крупных акул нарко­бизнеса условия станут (возможно) менее благоприятны­ми. Но может быть и не так, ведь появились же у нас олигар­хи — именно в условиях растущей экономической «свобо­ды».

                                                                                        

Наркотики и «права человека»

Приверженность индивида любой, даже самой передовой и прогрессивной идее еще ничего не говорит о его личной порядочности. Любое политическое движение и любая об­щественно значимая идея привлекают к себе множество ин­дивидов, как глубоко порядочных, так и глубоко непорядоч­ных, включая и откровенных прохвостов. В полной мере эта характеристика приложима и к сторонникам идеи «прав че­ловека». Мы не раз отмечали, что сторонники или «борцы» за «права человека» делятся на три категории. Первая — иск­ренние идеалисты, работающие ради справедливости. Вторая — циничные прагматики, сторонники «двойных стан­дартов», извлекающие выгоды из своей демонстративной приверженности этому лозунгу. Третья — откровенное жулье, не брезгующее никакими действиями, защищающее­ся от санкций за них именно обращением к «правам челове­ка».

Несомненно, что идея «прав человека» и само это направ­ление общественной мысли — важное достижение на пути совершенствования современных сообществ. Но пора пере­стать представлять эту идею в образе абсолютного добра: в ее реализации столько же недостатков, сколько и достоинств. Очень важно понимать, индивид какого морального уровня «посвятил себя» борьбе за «права человека». К примеру, мно­гие современные высказывания в средствах массовой ин­формации, которые расцениваются как проявление «свобо­ды слова», с большим основанием следовало бы расценивать как проявления плохого воспитания! Пора понять, что «пра­ва человека» — это не вседозволенность и отсутствие любых ограничений в проявлениях активности индивида, а воз­можность наиболее полно проявлять свои сущностные силы без ущерба для окружающих. Характерно, что подлинно творческие индивиды находят себе применение даже в усло­виях тоталитарного режима, и даже самые жесткие рамки об­щественной жизни всегда слабее подлинного потенциала твор­чества. А вот распущенность как проявление «прав челове­ка», действительно, в рамках жестких общественных ограни­чений страдает. Но на то она и распущенность, а не творчест­во!

При всей очевидной и бесспорной опасности наркома­нии у нее есть защитники, которые «теоретически» оправ­дывают распространение и потребление наркотических средств. К примеру, на судебном процессе над торговцами наркотиков в Мюнхене, выступая в их защиту, некий экс­перт сделал следующее заявление: «Свободное развитие личности гарантирует гражданам ФРГ конституция. Сле­довательно, насильственное изъятие у гражданина наркотика или юридическое преследование наркоманов явля­ются антиконституционными, противоречат основному закону страны». Но о каком же «развитии» личности мо­жет идти речь при наркомании? Только об извращенном. В норме развитие личности — это прежде всего развитие заложенных природой «сущностных сил» человека, разви­тие его способностей и овладение новыми способами дея­тельности. Это необходимо для осуществления преемст­венности поколений, преобразования окружающего мира, здорового потомства, достижения здоровья и долголетия. Наркоманы же — это особая социальная группа, духовно изолированная, внутренне противопоставленная окружа­ющим и вместе с тем стремящаяся расшириться за их счет. «Развитие личности» в ходе наркомании — это путь к пси­хической и моральной деградации и затем физической ги­бели. Иного направления у такого развития нет и быть не может. В этом общество уже убедилось многократно. Можно ли оправдывать «развитие личности» в таком на­правлении?

Кто же оправдывает потребление наркотиков? В конк­ретном судебном деле — адвокат, лицо, профессионально и за деньги берущееся оправдывать абсолютно любые деяния клиента. В общем плане — купленные наркомафией деяте­ли из числа сторонников «прав человека». Международная наркомафия напоминает собой айсберг, вершиной которо­го как раз и являются подобные «борцы», оправдывающие потребление наркотиков именно в свете данного принци­па. Когда индивид «имеет право» принимать наркотики? Только когда он находится на необитаемом острове и его наркотическая деятельность никому не приносит ущерба. А как же иначе? Как расценивать, к примеру, потребление наркотика беременными, в результате чего ребенок еще внутриутробно становится наркоманом? Ведь его втягива­ют в потребление наркотика насильно, тем самым покуша­ясь на его право самому определять свою судьбу! Так есть л и у ребенка «права человека» и не ущемляются ли они здесь самым грубым и бесцеремонным образом? Еще пример. Ро­дители-наркоманы, оставляя грудного младенца или ре­бенка первых лет жизни дома одного, нередко делают ему укол наркотика — «для успокоения». Разве при этом не на­рушается его право быть здоровым? Так что сторонникам «прав человека», прежде чем утверждать «право» индивида на потребление наркотиков, следовало бы для начала пред­ложить надежные меры контроля за всеми подобного рода ситуациями.

Индивид, потребляющий наркотики, не только втягивает в их потребление многих, но и оказывает тяжкое моральное воздействие на своих родных и близких. Разве право парази­тировать за счет окружающих входит в число «прав челове­ка»? Очевидно, что «права» на потребление наркотиков нет и быть не может и к проблеме «прав человека» наркомания от­ношения не имеет. Не следует забывать, что эта проблема первоначально — и справедливо — поднималась только в ас­пекте предотвращения ущемления свободы гражданина го­сударственными учреждениями и организациями. Но затем усилиями множества безнравственно «свободолюбивых» этот принцип распространился на все аспекты поведения че­ловека, проявляя агрессивную тенденцию подменять собою нравственность. Действительно, многое из того, что раньше считали проявлением безнравственности или плохого вос­питания, теперь считается проявлением «прав человека». Усилиями сторонников этого принципа единственным регу­лятором поведения индивидов был сделан закон, нравствен­ные же ограничения, равно как и угрызения совести, были «отменены». Действительно, о каких угрызениях совести должен думать индивид, если по закону его деятельность не подпадает под какую-либо статью Уголовного кодекса?! Но вопрос: кто пишет законы? Если бы законы, действую­щие в обществе, были даны Господом Богом, тогда их было бы вполне достаточно для того, чтобы регулировать поведе­ние индивидов. Но, к сожалению, законы пишутся грешными людьми, порою даже более изощренными в грехах, чем прочие граждане.

Итак, проблема «прав человека» не имеет отношения к проблеме наркомании, и любые попытки отстаивать «право» индивида самому решать, принимать наркотик или нет, сле­дует рассматривать как принявшие официально-безопасно-«научный» вид происки наркомафии. Приверженцам идеи «прав человека» следовало бы выбирать направления для приложения своей активности только с позиций нравст­венности (первая категория сторонников «прав человека»), циничным же прагматикам, а тем более откровенному жулью здесь не место.


Другие интересные материалы:
Денаркотизация
«Активное вторжение антикультуры в молодежную среду подрывает защитные...

Вопрос: что именно можно предпринимать в сфере культуры, если...
О стандартах оказания помощи по наркологии
6 марта 2012 г. Т. Голиковой, Министру здравоохранения и социального развития...

Уважаемая Татьяна Алексеевна, 21 февраля 2012 года на сайте МЗСР РФ для...
Модель Мейхенбаума "прививка против стресса" как психологическая "прививка против наркомании"
Описанная модель используется как концептуальная основа для предупреждения...

Модель “Прививка против стресса” является психологическим аналогом...
У него начнутся головокружение, рвота или случится обморок


Если твой друг жалуется, что его начало мутить и у него закружилась...
Наркоман: больной или преступник? Кем родители и школьники считают наркозависимых
«Связь между причинами возникновения наркозависимости у индивида и его...

Согласно уголовно-правовой модели, «наркоманы» рассматриваются, прежде...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100