Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Современные представления о зависимости от психоактивных веществ

 


> Кабинет нарколога > Наркология on-line > Современные представления о зависимости от психоактивных веществ

Профессиональное сообщество рассматривает зависимость от наркотиков и других ПАВ как био-психо-социальное заболевание. При всей очевидности общих клинических расстройств, на каждом условном уровне функционирования пациента есть свои специфические механизмы и своя феноменология патологических циклов зависимости. В связи с задачами реабилитации, целесообразно рассмотреть проявления зависимости на каждом уровне функционирования пациента (психобиологическом, психологическом и социально-психологическом).

Ю. Валентик

 

Профессиональное сообщество рассматривает зависи­мость от наркотиков и других ПАВ как био-психо-социаль­ное заболевание. При всей очевидности общих клинических расстройств, на каждом условном уровне функционирования пациента есть свои специфические механизмы и своя фено­менология патологических циклов зависимости. В связи с за­дачами реабилитации, целесообразно рассмотреть проявле­ния зависимости на каждом уровне функционирования па­циента (психобиологическом, психологическом и социально-психологическом).
 
Психобиологический уровень. Здесь речь идет об организ­ме зависимого пациента. Становящийся все более жестким патологический потребностный цикл связан с необходимос­тью поддержания сформированной в ходе болезни новой па­тологической константы организма - определенного уровня ПАВ. Дефицит вещества и потребность в нем и в его эффек­тах феноменологически проявляется как переживание па­тологического влечения к ПАВ. Российская психиатрия и нар­кология традиционно рассматривали патологическое влече­ние к ПАВ как основной симптомокомплекс различных видов зависимости. Вместе с тем, у представителей смежных спе­циальностей свой подход к проблеме влечений и мотивации.
Так, в психологии влечение традиционно трактуется как психическое переживание, отражающее актуальную потреб­ность, как правило, глубинный уровень мотивации, еще не опосредованной сознательным целеполаганием. Влечение - начальный этап мотивационного процесса, характеризующийся недостаточной осознанностью и предметностью. Далее при опредмечивании потребности, влечение становится осознанным и выступает в форме желания.
Схематически мотивационный процесс можно представить следующим образом: потребностное состояние > опредмечивание потребности > деятельность > закрепление предмета в форме мотива расширения мотивов > изменение общей иерархии и структуры мотивов > приобретение статуса до­минирующей мотивации и ведущей деятельности. Любая мо­тивация имеет два аспекта: энергетический побуждающий фактор и направляющий к цели фактор. Большинство моти­ваций определяются стремлением избежать страданий, выз­ванных тем или иным дефицитом (лишением). Любая моти­вация - процесс. Для возникновения влечения в отчетливой форме необходимы достаточная напряженность потребнос­ти, лежащей в основе влечения; притягательность объекта влечения; задержка в реализации потребности (внутренняя или внешняя).
С нейрофизиологических позиций патологические моти­вации формируются на основе естественных (Судаков К.В., 1994). В экспериментах установлена возможность формиро­вания алкогольной мотивации на базе голода, жажды и обо­ронительных мотиваций. Нейрофизиологическую схему мо­тивационного процесса можно представить следующим об­разом: первичная импульсация от внутренних органов (реже - центральная) > вторичные гуморальные сдвиги > включе­ние мотивационных зон мозга (гипоталамус, область синего пятна, ретикулярная формация и др.) > накопление возбуж­дения до уровня триггерной активности и ее сохранение вплоть до удовлетворения потребности + активизация коры восходящими влияниями и образование пейсмекерных цен­тров в коре.
Для того, чтобы избежать расширительной трактовки па­тологического влечения, целесообразно рассматривать его как переживание внутренней, сформированной в ходе болезни, патологической, преимущественно, организменной нуж­ды в ПАВ. Из этого следует, что переживание влечения - мо­мент патологического потребностного цикла (со всеми традиционными фазами потребностного цикла - актуализации, на­сыщения, дезактуализации, латентной) независимо от того, какое конкретно вещество его образовало. По своей сути все виды патологического влечения к различным ПАВ едины. Симптоматология влечения к различным типам ПАВ прин­ципиально схожа.
Поэтому можно выделить и универсальные признаки ак­туализации патологического влечения к ПАВ, которые надо стремиться своевременно обнаружить у реабилитантов и принять необходимые меры:
1. Боль
2. Астения
3. Изменения аппетита
4. Оживление «соматического пути» ПАВ
5. Дискомфорт
6. Тревожность, напряжение
7. Раздражительность
8. Нарушения сна
9. Изменение реакции на ПАВ
10. Ассоциативные представления
11. Желание употребить ПАВ
12. Психомоторное возбуждение
13. Изменение социальной активности
14. Изменение социальных контактов
 
Психологический уровень.Это, прежде всего, личность па­циента.
Проблема личности больного является предметом многочис­ленных дискуссий. Традиционно принято считать, что психоло­гические изменения, например, при алкоголизме, развиваются, преимущественно, в направлении утяжеляющегося психоор­ганического синдрома. Вначале дисгармоничность заостряется. В последующем отмечается снижение уровня эмоциональнос­ти, уплощение эмоций. Одновременно определяется снижение интеллекта, ухудшение памяти, затруднения в концентрации внимания, ассоциации становятся примитивными, стереотип­ными. Мышление обедняется, становится поверхностным, ис­чезает критическое отношение к происходящему. Происходит как бы «оборганичивание» психики (по Л.Н. Собчик, 1998).
По ее же мнению, психологические изменения при наркоманиях мало, чем отличаются от алкогольных, но выражены резче, появляются раньше, имеют более быструю динамику. В частности, быстрее возникает отрыв от нормативной ре­альности. Другая часть изменений личности при зависимос­ти от ПАВ - отход от прежних моральных установок, примитивизация мотивационно-эмоциональной сферы, снижение уровня самоконтроля, изменение самооценки.
Вместе с тем, уже в прошлом веке признание получила кон­цепция, провозглашающая неоднородность личности, при­знающая наличие в ней качественно своеобразных частей. В литературе описано много относительно устойчивых состоя­ний личности - личностных статусов - начиная от юнговских архетипов и заканчивая современным трансактным анализом (Берн Э., 1988; Стюарт Я., Джойнс В., 1996, Юнг К. Г., 1995). Часть универсальных личностных статусов достаточно хо­рошо изучена в различных психотерапевтических школах. Вместе с тем, до сих пор нет объединяющей концепции, по­зволяющей научно обосновать тот или иной метод психоте­рапевтического воздействия применительно к конкретному пациенту.
В этом плане, для целей реабилитации, полезной может оказаться рабочая психогенетическая модель личности (Валентик Ю.В., 1993 - 2002). В качестве гипотезы при разработ­ке данной модели рассматривалось положение о возможнос­ти структурирования личности в соответствии с качественно определенными этапами ее развития. Исследование позво­лило выделить основные структуры личности - инвариант­ные личностные статусы (ЛС), раскрывающиеся по ходу жиз­ненного цикла у всех обследованных нами пациентов. К глав­ным универсальным относятся следующие статусы: ЛС «Я Телесное»; ЛС «Я - Ребенок (сын/дочь)»; ЛС «Я - Мужчина/ Женщина»; ЛС «Я - Партнер (муж/жена)»; ЛС «Я - Родитель (отец/мать)»; ЛС «Я - член групп (профессионал и т.д.)». Имен­но эти универсальные личностные статусы составляют нормативную часть личности, представляя собой структуры, организующиеся в ходе естественного развития личности. Каждый личностный статус раскрывается и формируется во взаимодействии с соответствующими значимыми другими лицами (ЗДЛ).
Однако, как правило, в условиях хронически текущего пси­хического расстройства, каким является зависимость от ПАВ (алкоголизм, наркомания и др.), формируется еще одна - па­тологическая часть личности, «обслуживающая» патологи­ческий процесс - ЛС «Я - Патологическое (алкоголик, нарко­ман)». Это эпифеномен повторяющихся патологических потребностных циклов, болезненной деятельности пациента, ак­кумулирующий болезненные установки, ценности, смыслы, стереотипы поведения, словом, весь комплекс соответству­ющих переживаний.
Патологический ЛС («Я - Алкоголик», «Я - Наркоман») ха­рактеризуется следующими особенностями:
В сфере восприятия: селективность восприятия. В эмоциональной сфере: богатая эмоциональность, если пациент находится в болезненном состоянии (интоксикации и т.д.), вне эксцесса - затруднения в эмоциональном реагиро­вании. Эмоции ассоциированы с ПАВ. Перераспределение социальных эмоций (любовь, вина, стыд и т.д.).
В мотивационной сфере: мотивационная энергия в ЛС пе­рераспределяется. Отмечается сдвиг в сторону внешнего локуса контроля (экстернализация). Определялся так называ­емый «дефект нормативной деятельности». Появляется де­фект целеполагания.
В когнитивной сфере: доминируют специфические, цент­рированные на ПАВ, смыслы, формируется специфическое мышление, патологические установки, специфические фор­мы психологических защит, специфические ценностные ори­ентации. Появляются и особенности психологического вре­мени, такие как закрытость психологического будущего.
Психогенетическая модель личности может выступать ос­новой для создания технологии изменений при лечении и ре­абилитации пациентов с зависимостью от ПАВ.
Эта технология включает следующие компоненты:
1) установление коммуникативного взаимодействия;
2) работа с Патологическим ЛС, направленная на его мини­мизацию и нейтрализацию;
3) разотождествление пациента с патологией, перевод его актуальной личностной позиции из патологической части личности в нормативную;
4) углубление разотождествления, фиксация пациента в нормативных личностных статусах и обучение контролю и совладанию с актуализацией «Я - Патологического»;
5) помощь в раскрытии и обеспечении функционирования нормативных ЛС(«Я - Телесное», «Я - Ребенок», «Я - Мужчина/ Женщина»; «Я - Партнер (муж/жена)»; «Я - Родитель»; «Я - Член групп (профессионал и т.д.)», подразумевающая восста­новление взаимоотношений с социальным окружением, под­держивающим функционирование пациента как норматив­ной личности.
 
Социально-психологический уровень. Здесь зависимость трансформирует нормативные и создает патологические сте­реотипы отношений: со значимыми другими людьми (ЗДЛ). Речь идет не столько о деформации нормативных взаимоот­ношений и их разрыве, сколько о формировании патологи­ческих отношений созависимости с ЗДЛ. Отношения созависимости означают, что значимые другие лица, оказываясь не в силах справиться с болезнью своего партнера, начинают патологически адаптироваться к ней. При этом извлекаются вторичные выгоды из патологического функционирования с больным человеком. Перестроенные взаимоотношения до­полнительно фиксируют болезнь в стереотипах совместного взаимодействия, препятствуют изменению патологических стереотипов поведения.
Далее, у созависимого лица развивается характерная сим­птоматика, укладывающаяся в картину патологического развития личности.
Системы созависимости
А. «Балльная система». Заключается в том, что в период эксцесса пациент набирает определенное количество отрицательных баллов, а ЗДЛ терпеливо дожидаются окончания эксцесса. В светлом промежутке пациента побуждают компенсировать грехи с помощью набора условных положительных баллов с извлечение из этого процесса вторичных выгод. Когда компенсаторный период завершается, устраняются и барьеры на пути к очередному эксцессу.
Б. «Перераспределение ответственности». Суть этой системы связана с тем, что кто-то из ЗДЛ пациента берет на себя ответственность за его трезвость и пытается интенсивно кон­тролировать его поведение. Но попытки контроля приводят к прямо противоположному результату, что, в частности, связано с тем, что такая манера взаимодействия сильно фик­сирует пациента в патологическом ЛС, а нормативное обще­ние между ним и его ЗДЛ сводится к минимуму.
В. «Сговор». Пациент и его ЗДЛ заключают негласное со­глашение о том, что близкие не касаются проблемы злоупот­ребления ПАВ, а пациент не касается недостатков, и проблем близких. Однако выдерживать эту договоренность стороны не в силах. Регулярно возникают конфликты, что приводит к «шубообразному» ухудшению взаимоотношений.
Г. «Параллельное существование». Стороны пытаются жить независимо друг от друга, каждый за себя. Однако, обиды и взаимные претензии накапливаются и это вновь ведет к прогрессирующему ухудшению отношений.
В итоге и у созависимых ЗДЛ развивается своеобразная симптоматика созависимости:
• утрата личностных границ («слипание»);
• снижение способности к рефлексии и аутоидентификации («слепое пятно на месте «Я»), направленность вовне;
• попытки контроля поведения зависимого лица;
• снижение самоконтроля;
• сверхальтруизм (жертвенность);
• склонность ко лжи;
• накопление и сокрытие нерешенных собственных проблем за проблемами зависимого лица;
• пониженная самооценка;
• легковерие, склонность к самообману, отрицание;
• стресс, фрустрация;
• невротические расстройства;
• психосоматические расстройства.
Вообще, в последние несколько десятилетий отмечается отчетливая тенденция к учету степени вовлеченности ЗДЛ пациента в болезнь и использованию ЗДЛ в терапии и реабилитации. Поведение человека - результирующая не только его внутренних тенденций, но и его взаимодействия с ЗДЛ. То же самое относится и к поведению больного человека.
У различных больных различные компоненты синдрома за­висимости были представлены в различной степени. Не уст­раненные процессы зависимости на каком-то одном уровне способствовали актуализации процессов зависимости на дру­гих уровнях. По нашим данным, игнорирование в ходе психо­терапии воздействия на описанные выше инвариантные ми­шени ведет к консолидации процессов зависимости и к реци­дивам болезни.
Разумеется, зависимость от ПАВ необходимо оценивать и с чисто клинических позиций. В реабилитационную програм­му могут включаться не только зависимые пациенты - боль­ные наркоманиями, но и пациенты, злоупотребляющие ПАВ, то есть, употребляющие наркотики с вредом для здоровья.
По международной классификации болезней 10-го пере­смотра критериями пагубного употребления (Flx.1) счита­ются следующие;
А. Должны иметься четкие данные, что употребление ве­щества обусловило (или в значительной мере способствовало) физические или психологические вредные изменения, вклю­чая нарушение суждений или дисфункциональное поведение.
Б. Природа вредных изменений должна быть выявляемой и описанной.
В. Характер употребления сохранился или периодически повторялся в предыдущие 12 месяцев.
Для больных наркоманиями международное сообщество определило следующие диагностические критерии зависимости (шифр Flx.2):
1. Сильное желание или чувство труднопреодолимой тяги к приему вещества.
2. Сниженная способность контролировать прием веще­ства: его начало, окончание или дозу, о чем свидетельствуют употребление веществ в больших количествах и на протя­жении периода времени большего, чем намеревалось, безуспешные попытки или постоянное желание сократить или контролировать употребление вещества.
3. Повышение толерантности к эффектам вещества, зак­лючающееся в необходимости значительного повышения дозы для достижения интоксикации или желаемых эффектов или в том, что хронический прием одной и той же дозы вещества приводит к явно ослабленному эффекту.
4. Состояние отмены или абстинентный синдром (см. Flx.3, Flx.4), возникающее, когда прием вещества уменьшается или прекращается, о чем свидетельствует комплекс расстройств, характерный для этого вещества, или использование того же (или сходного вещества) с целью облегчения или предупреж­дения симптомов отмены.
5. Поглощенность употреблением вещества, которая про­является в том, что ради приема вещества полностью или частично отказываются от других важных альтернативных форм наслаждения и интересов, или в том, что много времени тратится на деятельность, связанную с приобретением и при­емом вещества и на восстановление от его эффектов.
6. Продолжающееся употребление вещества вопреки яв­ным признакам вредных последствий, о чем свидетельствует хроническое употребление вещества при фактическом или предполагаемом понимании природы и степени вреда.

 


Другие интересные материалы:
Религиозность как значимый элемент личностной структуры современного подростка и ее влияние на приобщение молодежи к психоактивным веществам
Наблюдаемый в настоящее время рост религиозности у подавляющей части...

Взрослые и подростки часто вынуждены искать средства поддержки для...
Умерла Ирина Николаевна ПЯТНИЦКАЯ
Сегодня на 82-м году жизни умерла профессор Ирина Николаевна Пятницкая

  Сегодня на 82-м году жизни умерла профессор Ирина...
Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации


ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 30 июня 1998 г. N...
Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления психоактивных веществ
В статье представлены современные взгляды на предмет. Важно, что в качестве...

В статье представлены современные взгляды на предмет. Важно, что в...
Ликбез


Немного о наркотиках: описание, осложнения, диагностика...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100