Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Психология отклоняющегося поведения

 


> Родительский уголок > Родители родителям > Психология отклоняющегося поведения

Проблема психического здоровья населения, в первую очередь, детей и подростков, является одной из самых актуальных задач современной России. Исследования отмечают существенный рост негативных показателей психического здоровья во всех регионах Российской Федерации и во всех возрастных группах.

С. Ениколопов

Изменения, произошедшие в социальной и экономической жизни нашей страны за последние десятилетия, имеют как положительные, так и негативные последствия. В последние годы в нашей стране, как и во многих других странах мира, отмечается значительный рост девиантного поведения. Наибольшее внимание и тревогу вызывает бурный рост различных форм агрессивного (убийства, драки, хулиганство, грабежи, разбои и др.) и аутоагрессивного (самоубийство, рискованное поведение, злоупотребление психоактивными веществами и др.) поведения. Родители, педагоги, сотрудники правоохранительных органов всё чаще отмечают увеличение проявлений насилия и жестокости среди детей и молодёжи. Проблема психического здоровья населения, в первую очередь, детей и подростков, является одной из самых актуальных задач современной России. Исследования, проводимые представителями самых разных профессий (медики, психологи, социологи, педагоги и др.) отмечают существенный рост негативных показателей психического здоровья во всех регионах Российской Федерации и во всех возрастных группах.

К проблемам, существенным образом, оказывающим влияние на динамику отклоняющегося поведения, могут быть отнесены:

- миграция и связанное с этим ослабление влияния традиционной системы поддержки со стороны семьи и общества;

- появление в рамках данного общества новых запросов в области технологии, требующих от индивида новых умений и навыков;

- воздействие средств массовой информации, распространяющих идеи и ценности, противоречащие идеям и ценностям, свойственным индивиду в силу его воспитания и образования;

- влияние вертикальной социальной динамики, активно пропагандируемой и поощряемой социумом;

- возрастание частоты и роли межличностных, межэтнических и межконфессиональных контактов;

- различные факторы международного характера (экономика, угроза миру и личной безопасности, экология, терроризм и др.), воздействие которых люди не в силах контролировать.

Все эти факторы, как вместе взятые, так и каждый в отдельности, вызывают стрессы у людей. Сила их воздействия наиболее велика в ситуациях, где у индивида мало возможностей самому определять свою судьбу, или где эти возможности, в силу каких- либо причин, ограничены.

Естественно, что подростки и молодёжь являются одной из наиболее уязвимых групп, населения. Произошедшие в нашей стране резкие перемены только усиливают эти общие для всех стран положения.

Основными показателями социально-психологических последствий неблагополучия являются:

а) изменения качества жизни;

б) изменения в уязвимости к различного рода стрессорам, в том числе, к различным жизненным трудностям и ситуациям;

в) широкий спектр поведенческих и социальных проявлений дезадаптации, т.е. ухудшение психического здоровья.

К наиболее значимым сферам социально-психологического проявления последствий ухудшения психического здоровья относятся:

а) личностная,

б) социальная,

в) производственная и

г) семейная.

В личностной сфере, наиболее часто встречающимися проявлениями являются: изменения в самосознании (заниженная или завышенная самооценка, нарушения в самоотношении, нарушения полоролевой. идентичности, нарушения саморегуляции и др.), психосоматические заболевания (астма, мигрень, гипертония и др.), рост конфликтности, агрессивности и раздражительности, нарушения межличностных отношений.

В социальной сфере, социально-психологические последствия проявляются в нарастании отчуждения и аномии, следствием чего являются различные формы бегства от действительности, такие как: алкоголизм, наркотизм, участие в различных религиозных, чаще всего, сектантских движениях, бездомность, суициды.

Кроме того, отмечается рост преступных проявлений как насильственных, вплоть до терроризма, так и корыстных (особо следует отметить мало раскрываемые мелкие кражи, совершаемые бездомными и безработными).

В производственной сфере отмечается снижение работоспособности, депрофессионализация, нарастание конфликтности в производственных отношениях, частая смена места работы, рост производственного травматизма и нарушений техники безопасности, прекращение трудовой деятельности.

В семейной сфере отмечаются такие проявления, как: конфликтность в семейных отношениях, разводы, семейное насилие, особенно, по отношению к наиболее беззащитным, т.е. детям, старикам, больным.

Перечисленные выше проявления могут вести к росту социальной напряжённости в обществе и, как следствие, к ещё большему росту насилия и отклоняющегося поведения. Для их преодоления необходима хорошо организованная система медицинской, психологической и социальной помощи, опирающаяся на передовые научные разработки.

Современный этап развития отечественной теории и практики медико-психологической и социально-психологической помощи, как подросткам и молодёжи, так и взрослым, представляет стремительно и разнопланово развивающееся явление. Активно возникают и входят в моду самые разные направления и течения психологической практики. Вместе с тем, создание множества социально-психологических, медико-психологических центров, различного рода служб телефонов доверия при отсутствии организационного и методического обеспечения, обеспечения квалифицированными кадрами и опыта взаимодействия государственных и негосударственных служб и учреждений не только не улучшает положение, но и дискредитирует важное и очень нужное направление деятельности. Необходимо осознать, что наиболее эффективна та помощь, которая оказывается не разрозненными одиночками, а мощными профессиональными организациями (коммерческими и некоммерческими), поддерживаемыми государством и общественным мнением.

Очень важной проблемой является взаимодействие так называемой академической науки и практиков. Известно, что методический арсенал отечественных практических психологов и нарождающихся социальных работников не соответствует тем задачам, которые стоят перед ними. В основном, это не всегда хорошо адаптированные зарубежные (чаще всего, американские) методики, применяемые без должного критического анализа, без учёта культурных различий и т.д.

Одной из основных проблем в данных условиях является правильный выбор приоритетов и их планомерной и последовательной реализации. Анализ мирового опыта изучения антисоциального и девиантного поведения подтверждает, что исследование и профилактика агрессии и агрессивности является одной из наиболее важных и приоритетных проблем.

Рост числа самоубийств поставил Россию на одно из первых мест в мире. И здесь младшие возрастные группы обнаруживают высокий уровень суицидальных настроений и действий. По данным исследования НИЦ Института молодёжи 35,5 % детей и подростков отметили, что в их жизни были ситуации, когда они оказывались на грани самоубийства. По данным Генеральной Прокуратуры РФ 10 % выпускников государственных учреждений для детей-сирот кончают жизнь самоубийством, не сумев приспособиться к жизненным условиям.

По оценке представителей Министерства обороны России серьезно ухудшилось состояние психического здоровья призывников.

Естественно, что психическое здоровье молодёжи, в том числе детей и подростков, не может рассматриваться в отрыве от здоровья всего населения,^ поэтому ряд проблем является общими для всех форм социальной защиты и разнообразных видов психологических служб, а некоторые имеют специфический, связанный с возрастными особенностями, характер.

Первоочередной проблемой является осознание, как государственными структурами, так и обществом, приоритетности проблемы охраны психического здоровья вообще и подрастающего поколения в частности. До настоящего времени у лиц, принимающих ответственные решения, впрочем, также как и у большинства обывателей, существует значительный разрыв в отношении к проблемам общемедицинской практики и проблемам психического здоровья. Несмотря на расхожую шутку о том, что все болезни от нервов и списывания многих жизненных проблем (от бытового пьянства и семейных конфликтов до асоциальных действий) на стресс, традиционное пренебрежительное отношение к реальным проблемам психического здоровья не только сохраняется, но и нарастает.

Этому способствует широкая пропаганда антинаучных религиозно-мистических учений и практик, с одной стороны, и традиционно негативные, в первую очередь, антипсихиатрические установки населения по отношению к психическим болезням и больным, - с другой. Жертвами подобного отношения становятся как сами больные, так и близкие. И если раньше проблема психиатрического диагноза была связана с ограничениями исходящими от государства, то в настоящее время на первый план выходят, не всегда явные и наглядные, негативные социальные санкции. Люди, обращающиеся за медико-психологической помощью, испытывают страх, часто обоснованный оказаться среди социальных аутсайдеров. Это проявление правового и социального нигилизма существенным образом сказывается на эффективности психиатрической и психологической помощи, а также других форм социальной работы, направленных на то, чтобы облегчить неудачное приспособление человека к обществу.

Широко распространенным мнением является утверждение о том, что помощь социальным аутсайдерам (престарелым, детям, больным и др.) - это показатель высокой культуры и цивилизованности общества, а так как наше отечество этому не соответствует, то надо ожидать, когда общество разовьётся до соответствующего уровня, а тогда всё получится как-то само собой. Аналогичные утверждения можно слышать и о несвоевременности экономических затрат на оказание помощи. Существует мнение о том, что развивать медико-психологическую и социальную помощь могут позволить себе только очень богатые страны, т.к. она обходится недешево. Но, зарубежный опыт показывает, что потребность в работе с дезадаптированными людьми возрастала в кризисные периоды, особенно, вовремя спада экономики - период мировых войн, во время великой депрессии тридцатых годов, в 60-70-е годы, когда социальные проблемы затрагивали огромные массы людей. В периоды стабилизации потребность в подобных службах сокращалась, профессионалы ограничивались частной практикой и более узкой специализацией, а объектом работы становились, в основном, те, кто мог заплатить. Т.е. в период стабилизации развиваются элитарные подходы, а, в кризисные, - более универсальные, широкомасштабные. Не случайно, что именно в эти моменты происходит активное развитие научных исследований и их широкое внедрение в практику (например, история развития психодиагностики, большинства направлений психотерапии, социальной работы).

Одной из наиболее важных проблем, в данных условиях, является правильный выбор приоритетов в сфере социальной защиты и их планомерной и последовательной реализации. Работа по охране психического здоровья, особенно, детей и подростков, как уже отмечалось выше, является наиболее существенной проблемой современной отечественной социальной работы. Имеется большое количество доводов, подтверждающих данное мнение. Наиболее существенными из них являются:

а) полноценная жизнедеятельность родителей и родственников детей, страдающих психическими заболеваниями и расстройствами, существенно ограничена в связи с заботами о больном;

б) эффективная работа по охране психического здоровья детей и подростков благоприятно сказывается на всех сферах социальной жизни общества (производство, обороноспособность, борьба с преступностью и др.) в не очень отдаленной перспективе;

в) акцент на работе с детьми и молодёжью будет способствовать развитию действенных предпосылок для вовлечения в работу по охране психического здоровья и социальной защите всё большего числа взрослых, т.к. ребёнок является членом семьи, различных дошкольных, школьных, внешкольных и иных коллективов;

г) экономически и организационно выгодно опираться на уже имеющиеся структуры (например, психологическая служба в
отечественном образовании, расширяющаяся сеть центров медико-психологической и социально-психологической помощи, сеть телефонов доверия).

Особое внимание необходимо уделить средствам массовой информации. Нет сомнений, как в позитивном, так и деструктивном воздействии СМИ на поведение и психику человека, но внимания государства, общества и учёных к данной проблеме явно не достаточно. Вместе с тем, особенностью деятельности экстремистских и террористических организаций, в настоящее время, является их активное использование виртуального пространства и информационных технологий.

Глава Министерства внутренних дел РФ Рашид Нургалиев заявил, что «в ходе мониторинга Интернета МВД России в 2007 году выявило 148 ресурсов, содержащих материалы террористической и экстремистской направленности... На этих ресурсах работают квалифицированные психологи, способные в кратчайшие сроки составить психологический портрет человека, вступившего в общение на форуме, подобрать к нему соответствующий подход, определить возможные векторы применения данного человека в рамках экстремистской, либо террористической деятельности. Таким образом, огромный процент молодых людей, иногда даже не замечая этого, оказывается вовлеченным в противоправную и, порой, даже преступную деятельность, пополняя ряды активистов террористических организаций или организаций экстремистского толка».

Экстремистские и террористические организации, различные деструктивные культы активно осваивают СМИ. Они стремятся с помощью информационно-манипулятивных техник сделать максимально привлекательным собственной образ. Отсутствие прямого контакта позволяет использовать манипулятивные технологии, с помощью которых достигается неосознанность действий большинства акторов, их непонимание собственного участия в экстремистской деятельности.

Как известно, манипулятивное воздействие многоэтапно. Целью первого этапа является облегчение восприятия последующего материала. Его основное назначение заключается в создании атмосферы доверия между источником информации и аудиторией. В задачи этого этапа входит разрушение у адресата имеющихся психологических установок, барьеров к восприятию последующей информации, независимо от того, покажется ли она адресату неприятной или даже чудовищной.

На втором этапе манипуляции осуществляется привлечение внимания и возбуждения интереса к передаваемым сообщениям, на основании некритического восприятия и усвоения аудиторией получаемой информации, что позволяет, в значительной степени, увеличить внушающий эффект воздействия информации в ущерб её рациональной оценке.

Очень важной проблемой является социальная адаптированность семьи. Это, в первую очередь, связано с тем, что семья как социальный институт является одним из важнейших способов самоорганизации социума. Необходимо тщательно анализировать внутренние механизмы функционирования семьи, способствующие её социальной адаптации или дезадаптации.

Наиболее детальная из классификаций функций семьи предложена известным отечественным социологом М. С. Мацковским, который выделял следующие функции: репродуктивную, воспитательную, хозяйственно-бытовую, экономическую, первичного социального контроля, духовного общения, предоставления социального статуса, досуговую, эмоциональную и сексуальную. Важно отметить, что каждая функция имеет две направленности - по отношению к обществу и по отношению к индивиду. Прошедшие в России экономические и социальные реформы внесли радикальные изменения практически во все функции семьи. Социальные механизмы, которые регламентировали функционирование традиционной семьи в современной России, практически не работают. Отсутствуют однозначные идеалы и образцы для подражания, общепризнанные нормы поведения, существуют взаимно противоположные системы ценностей и оценок, идеологии нет, а религия не распространяет своё влияние на широкие массы, в том числе, и в сфере брачно-семейной морали.

На передний план выдвинулись такие проблемы, как дальнейшее увеличение числа разводов, раздельное проживание супругов по причине миграции в поисках заработка, распространение фактических браков и внебрачных рождений, сознательная и вынужденная бездетность супружеских пар, рост домашнего насилия, в первую очередь, над детьми, женщинами и пожилыми людьми.

Показатель разводов в России увеличивался с каждым годом, достигнув наивысшего в мире значения 5.9 на тыс. населения (853.6 тыс. разводов) в 2002 г., затем несколько уменьшился до 4.2 в 2005 г. (604.9 тыс.). Данных о повторных браках, в том числе, повторных браков родителей, о количестве сводных семей (когда у супругов есть ребенок от предыдущих взаимоотношений) Росстат не предоставляет. «Последовательная полигамия» (или «серийная моногамия»), в том числе, не оформленные юридически, становятся распространённым стилем отношений между полами в частной сфере жизни. Высокий уровень разводов в России сопровождается увеличением внебрачных рождений. В 2004 г. 30 % детей были рождены вне брака. Как адаптируются дети, когда родители расстаются, т.е. прерываются фактические супружеские отношения, практически ничего не известно.

Развод является во многих случаях сильным стрессогенным событием, как для самих супругов, так и для их детей и близких. Стрессогенность развода проявляется в росте психосоматических расстройств, количестве несчастных случаев, самоубийствах, агрессивности, у некоторых обнаруживается симптоматика посттравматических стрессовых расстройств. Полученный в этот период негативный опыт часто ведёт к возникновению отрицательного отношения к семье как ценности, что создаёт не только субъективные барьеры, препятствующие повторному вступлению в брак, но и повышает риск дезадаптивного поведения в новой семье.

Большое количество исследований показывают наличие тендерных различий в реакции супругов на развод. Как зарубежные, так и отечественные исследования показывают, что семейные конфликты и разводы являются преобладающими мотивами самоубийств и приводят к смерти мужчин чаще, чем женщин, обратная зависимость обнаруживается при покушениях на самоубийство.

Отечественных научных данных о последствиях развода для детей немного. Считается, что развод и конфликты в семье больше сказываются на мальчиках, чем на девочках. Если для мальчиков были более характерны реакции агрессии, неповиновения, девиантное поведение, то девочки отличались большей тревожностью, депрессией и невротическими реакциями. По достижении подросткового возраста у девочек отмечаются трудности в общении со сверстниками противоположного пола.

Большинство исследований, посвященных влиянию развода на личность супругов и детей, акцентируют негативный аспект этого влияния. Однако для некоторой части разведённых, выход из конфликтной ситуации может иметь и позитивные следствия. Так, развод может способствовать устранению криминогенной ситуации в семье.

Последние несколько десятилетий проблемы семейного и бытового насилия, родительской жестокости и пренебрежения нуждами ребёнка стали предметом научного исследования специалистов во всём мире. Но, несмотря на то, что важность исследований семейного насилия в СССР и России не отрицалась, большого внимания этой проблеме не уделялось. Это отражалось как в отсутствии показателей, характеризующих семейное насилие в статистических отчётах о преступности различных государственных ведомств (милиция, прокуратура, органы образования), так и чрезвычайно малом количестве исследований. Проводимые исследования акцентировали своё внимание на влиянии алкоголя на внутрисемейное насилие в диаде «муж - жена» и на влиянии семьи на преступность несовершеннолетних. В последние годы сфера исследований существенно расширилась. Активно исследуется насилие по отношению к детям, сексуальное насилие, отказ от материнства. Вместе с тем, приходится констатировать, что ни количество, ни качество исследований явно не соответствуют важности проблемы.

Психологические исследования показали, что дети в этих семьях знают о насилии, даже если они сами не видят насилия. Дети, живущие в семьях, где их отцы бьют их матерей, являются жертвами домашнего насилия, независимо от того, прямое оно или косвенное. Дети, которые и наблюдают насилие, и напрямую подвергаются насилию со стороны одного или обоих родителей, становятся жертвами вдвойне. Для детей, матери которых подвергаются избиению, вероятность стать жертвой нападения вдвое больше, чем для детей из ненасильственных семей, а вероятность того, что их отцы нападут на них втрое больше того, что нападут матери.

Исследования психологов подчеркивают необходимость серьёзного рассмотрения случаев семейного насилия при принятии решения об опеке, отчасти из-за того, что насильник также может напасть на своих детей. Дети являются для насильников средством поддержания контроля и власти над супругами, которые хотят уйти.

Несмотря на то, что количество литературы по семейному насилию продолжает расти, необходимо ещё многое сделать для дальнейшего понимания проблемы. Психологи и другие специалисты в области психического здоровья, которые сотрудничают с милицией и юристами, или помогают общественным организациям, занимающимся проблемой семейного насилия, могут применить свои специальные знания и навыки к образовательным и исследовательским программам. Так, остро стоит проблема обучения персонала, задействованного в сфере исполнения закона. Судьи должны иметь, по крайней мере, элементарное понимание вопроса, а наилучший способ помочь присяжным могут быть показания экспертов. Квалифицированные специалисты могут, как объяснить причины насилия, так разъяснить, почему жертвы ведут себя агрессивно или отказываются давать показания против своих насильников. Это очень важно, т.к. практика показывает, что приговоры для осужденных насильников традиционно мягче, чем за насильственные преступления, совершенные незнакомцем.

Актуальность исследований дезадаптированных семей продиктована противоречием между остротой демографических проблем, связанных с падением рождаемости, огромным числом распадающихся семей с увеличением числа сиротеющих детей при живых родителях, с ростом числа случаев жестокого обращения с ребенком и не разработанностью программ социальной и психологической помощи семье.

Необходимо констатировать, что существующая система социальной работы нуждается в совершенствовании, т.к. современное состояние этой сферы не соответствует общественным ожиданиям. Требуется провести большую работу по разработке программ взаимодействия государственных учреждений и служб с негосударственными организациями, активно работающими в сфере социальной помощи.

С этой проблемой тесно связано и более современное понимание межведомственного и междисциплинарного характера разрабатываемых программ. Необходимо осознать, что психические расстройства не должны рассматриваться только как сугубо медицинская проблема. При подобном подходе игнорируется социальный контекст и, несмотря на различные декларативные заявления, противостояние между врачами (в первую очередь, психиатрами) и социальными работниками будет сохраняться. Более современной представляется тенденция, проявляющаяся в целостном подходе к решению вопросов психического здоровья, где основным стержнем работы становится социальное благополучие индивидов и групп, которым оказывается помощь.

При этом по иному начинает разворачиваться и функционирование междисциплинарных команд, состоящих из врачей разного профиля, психологов, медицинских сестёр, социальных работников и др. Осуществляется переход от строй иерархизированной структуры к динамичной и более свободной структуре, в которой лидирующие позиции переходят от одного участника команды к другому, в зависимости от решаемых на данный момент проблем.

Несмотря на кажущуюся очевидность данных проблем и их многократные обсуждения на различных научных и научно-практических конференциях, конкретная реализация подобных проектов встречает большое число объективных и субъективных препятствий.

Одной из наиболее существенных проблем является несоответствие ожиданий и представлений о деятельности у представителей различных профессиональных групп, включенных во взаимодействие. Как показано в ряде исследований у педагогов и психологов обнаруживаются различия в профессиональной ментальности, и, необходимо проводить специальную работу, направленную на достижение взаимопонимания необходимого для совместной эффективной работы. Аналогичные проблемы возникали несколько лет тому назад и у западных психиатров и психологов, как при взаимодействии между собой, так и при взаимодействии с социальными работниками и юристами.

Для преодоления этих трудностей необходимо не только время, но и целенаправленная деятельность всех заинтересованных сторон, и основным заказчиком могут стать социальные работники, специфика деятельности которых заставляет их искать взаимопонимания с представителями смежных профессий.

Среди первоочередных задач, способствующих преодолению отмеченных проблем, можно выделить:

а) организацию системы непрерывного образования социальных работников, педагогов, психиатров и психологов, работающих в области охраны психического здоровья;

б) развитие системы повышения психиатрических, психологических, психотерапевтических и юридических знаний не только у специалистов, работающих в области психического здоровья детей и подростков, и у родителей, и самих детей;

в) поощрение научных исследований, в первую очередь, междисциплинарных в области охраны психического здоровья.

Перечисленные задачи очевидны и не вызывают активного возражения, но их реализация в практической деятельности чрезвычайно мала. Это, особенно, заметно при анализе научных исследований в области психического здоровья детей и молодёжи, и реализации полученных учёными данных в сфере социальной защиты.

Так, многими исследователями отмечается увеличение различных проявлений психической дезадаптации (раздражительность, снижение настроения, тревожность, агрессивность, головные боли, бессонница и др.) и у взрослых, и у детей. Связано это с изменением качества жизни многих жителей нашей страны, с влиянием таких факторов, как: социальная и экономическая нестабильность, безработица, миграция, рост кризисных и конфликтных, социально и личностно фрустрируюших ситуаций и др. Клиническая диагностика подобных состояний часто вызывает большие трудности. Требуется разработка психологической диагностики данных расстройств, выявление донозологических форм нарушения психического здоровья, разработки адекватных и эффективных мер их профилактики и коррекции.

ОБ АВТОРЕ

С. Н. ЕНИКОЛОПОВ канд. психол. наук, заведующий отделом медицинской психологии Научного центра психического здоровья РАМН, г. Москва

 


Другие интересные материалы:
Психиатрия как неудавшийся постмодернистский проект: лечение панического расстройства
Доклад на конференции «Современная психиатрия: постмодернистские тенденции и...

"Окутан Амстердам дымком марихуаны" или "Голландский подход к наркотикам"
Общая газета 22-28 октября 1998 года № 42 (272)

ВО ВТОРОЙ палате Генеральных Штатов Нидерландов (примерный аналог российской...
Приветствие главы ГСКН Украины участников форума
Видеоматериалы Первого научно-образовательного форума Евразийской...

Предлагаем вашему вниманию видеозапись приветствия участников форума...
Лечение алкоголизма: возможности применения новых психотропных препаратов, обзор литературы
“Медикаментозное воздействие, существенным компонентом которого является...

А. Мухин Введение Направленность применения препаратов...
Отечественная концепция "патологического влечения к ПАВ" как научный казус
Видеоматериалы Всероссийской конференции «Мир аддикций: химические и...

Предлагаем вашему вниманию видеозапись доклада доктора медицинских наук,...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100