Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Девиантогенные эффекты Интернета

 


> Сверхценные идеи > Косые взгляды > Девиантогенные эффекты Интернета

В Интернете одинаково находят убежище игроки, стремящиеся утолить страсть азарта, социальные неудачники, одержимые мотивами ретретизма, работоголики, использующие Интернет в качестве рабочего ресурса. Все они находят в сети поддержку, понимание. Использова¬ние Интернета часто неумеренно, патологично. Возможно, наиболее девиантогенным фактором является само суще¬ствование Интернета - как стимулятора необычного, непривычного, «анормального».

Я. Костюковский

 Для того чтобы понять, насколько существование Ин­тернета способствует формированию и распространению девиантности, рассмотрим кратко составляющие этого процесса.

 

 

Краткая характеристика Интернета

История Интернета началась в 50-60-х гг. XX в. По сути, сетей как таковых, еще не было, технологии разрабатыва­лись исключительно с целью соединения одного компьюте­ра с другим. Но именно желание связать терминалы, а затем расширить соединения между компьютерами, привести их в состояние пакетной коммутации считается началом Ин­тернета. Сети с коммутацией пакетов (такие как ARPANET, MarkI, CYCLADES, MeritNetwork, Tymnet, Telenet) были раз­работаны в конце 1960-х - начале 1970-х г.г. с использова­нием различных протоколов. Использование ARPANET, в частности, привело к разработке протоколов для межсете­вого взаимодействия, где несколько отдельных сетей могут быть объединены в одну - сеть сетей. А используемый те­перь всеми протокол TCP/IP был стандартизован в 1982 г. В 1995 г. Интернет стал основным поставщиком информации в мире. В 90-е г.г. XX в. происходит объединение множества локальных сетей, и термин «Всемирная Паутина» - WWW (WorldWideWeb) - становится практически буквальным.
 
Интересно, что мало кто даже из фантастов предвидел столь бурное развитие именно этой сферы человеческой деятельности. Это предвидение можно поставить в заслугу только Артуру Кларку и братьям Стругацким. То, что пла­нировалось в фантастических произведениях как будущее, в основном касалось способов передвижения, освоения космоса, физических способностей человечка, здоровья и робототехники. Ни одна из вышеперечисленных областей человеческой деятельности не может сравниться по темпам развития с коммуникационными технологиями. Но даже в самых смелых прогнозах никто не смог предугадать, на­сколько интенсивно будет развитие Интернета. Приведен­ная ниже таблица отражает срок, потребовавшийся для до­стижения 50-миллионной аудитории разными средствами массовой коммуникации[1] (Табл. 1).
 
 
Таблица 1. Срок, потребовавшийся для достижения 50-миллионной аудитории разными средствами массовой коммуникации
 
Информационная среда
Время, лет
Радио
38
Телевидение
13
Кабельное телевидение
10
Интернет
5
 
* Интернет в России. Отраслевой доклад / ред. Д.М. Чистов, К.Р. Казарьян. М.: Управление телерадиовещания и средств массовых коммуни­каций, 2011.
 
 
27 января 2011 г. глава Международного телекоммуника­ционного союза при ООН Хамадун Туре сообщил, что число пользователей Интернета в мире достигло двух миллиар­дов человек[2]. А всего 10 лет назад их количество составляло 250 млн. Десятка стран с наибольшим количеством пользо­вателей выглядит так:
 
1. Китай. Хотя китайский язык занимает лишь второе место по распространенности в Интернете, именно в этой стране проживает наибольшее число пользователей Сети. По данным сайта InternetWorldStats, к концу марта 2009 г. 298 млн. китайцев имели доступ к Интернету. Они со­ставляют 18,7% от всех пользователей мира. Кстати, Китай относится к числу стран, в которых Сеть еще не пользует­ся особой популярностью среди населения: лишь 22,4% его жителей выходят в Интернет, однако, их число постоянно растет и за последние 8 лет оно увеличилось более чем в 12 раз.
2.  Соединенные Штаты Америки. Приблизительно 227 млн. американцев, т.е. 74,7% всех жителей США, используют Интернет для работы, общения и поиска информации. Они составляют 14,2% от общего количества Интернет-юзеров мира. Количество американских пользователей Сети увели­чивается не слишком быстро: за последние 8 лет их число выросло в 1,38 раза. Однако, похоже, вскоре доступ к Интер­нету получат почти все американцы.
3.  Япония. Занимающая третье место Япония почти в 3 раза отстает от США по количеству пользователей сети. Впрочем, это и неудивительно, ведь в Японии живет замет­но меньше людей. 73,8% населения Страны Восходящего Солнца, т.е. 94 млн. человек, имеют выход в Сеть. Это со­ставляет 5,9% от всех пользователей Интернета.
4. Индия. По численности населения Индия уступает только Китаю, однако, она находится лишь на четвертом месте по количеству пользователей Интернета. Это связано с тем, что всего 7,1% ее жителей имеет доступ к Сети. Впро­чем, количество Интернет-юзеров Индии постоянно рас­тет: по данным сайта InternetWorldStatsс 2000 г. по 2008 г. оно увеличилось в 15 раз. В настоящее время оно составляет 81 млн. человек, т.е. 5,1% Интернет-юзеров планеты.
5. Бразилия. Хотя из бразильцев лишь каждый третий имеет доступ к Интернету, они составляют 4,2% от всех его пользователей. В основном, благодаря им португальский язык входит в десятку самых популярных языков Сети. К концу марта 2009 г. количество жителей Бразилии, выходя­щих в Интернет, составило 67,5 млн. человек. К тому же, их число быстро растет. Только за последние 8 лет оно увели­чилось в 12,5 раза.
6. Германия. На шестом месте в рейтинге стран с наи­большим количеством пользователей Интернета находит­ся Германия. Приблизительно 55 млн. жителей страны, т. е. 67% посещают Всемирную Сеть. Это соответствует 3,5% всех Интернет-юзеров мира. Примечательно, что, хотя две трети немцев имеют доступ к Сети, этот показатель является в За­падной Европе не слишком высоким.
7. Великобритания. К концу марта 2009 г. количество жи­телей Великобритании, имеющих выход в Интернет, прак­тически достигло 43,8 млн. человек. Иными словами, 71,8% британцев периодически посещают сеть. Они составляют 2,7% от общего числа пользователей Интернета в мире, что обеспечивает Великобритании седьмое место в рейтинге.
8.Франция. 4,6% пользователей сети используют фран­цузский язык, но только 2,6% из них проживают во Фран­ции. Согласно данным сайта InternetWorldStatsколичество французов, использующих Интернет, составляет почти 40,9 млн. человек. Оно увеличивается в среднем на 47,5% в год.
9. Россия. Всего 27% россиян имеют доступ к сети, но, как оказалось, даже этого достаточно, чтобы наша страна вошла в десятку государств с наибольшим количеством пользова­телей Интернета. 38 млн. жителей России составляет 2,4% от числа посетителей Сети, что обеспечивает девятое место в рейтинге. Впрочем, с 2000 по 2008 г.г. это число выросло более чем в 11 раз, так что, вероятно, через некоторое время Россия обгонит Францию.
10. Южная Корея. Хотя Южная Корея совсем незначи­тельно отстает от России, число Интернет-юзеров в ней за последние 8 лет увеличилось всего на 93,3%, так что скоро разрыв между девятым и десятым местами станет больше. 36,8 млн. жителей Южной Кореи проводят время в Сети. Они составляют 2,3% от всех посетителей Интернета.
61,6% пользователей Всемирной Паутины проживает в 10 государствах. На все остальные страны приходится лишь 38,4% Интернет-юзеров[3].
 
3 июня 2011 г. Организация Объединенных Наций при­знала право на доступ в Интернет одним из неотъемлемых прав человека. Об этом говорится в докладе ООН. Таким образом, отключение конкретных регионов от всемирной Сети с июня 2011 г. считается нарушением прав человека. Согласно документу, принятому ООН, распространение информации в сети должно быть максимально свободным, ограничиваясь лишь теми ситуациями, когда оно может привести к нарушению чьих-нибудь прав. В качестве при­мера такой ситуации приводятся утечки данных вследствие кибератак.
Рунет (так называется русскоязычная часть Интернета, т.е. сайты, созданные на русском языке, но не обязательно в России и не обязательно гражданами России), развивает­ся с начала 1990-х гг. Первый сеанс модемной связи совет­ского компьютера в Курчатовском институте с зарубежным терминалом в Университете Хельсинки с целью организа­ции регулярного канала передачи почты по Интернету со­стоялся 28 августа 1990 г. А уже 19 августа 1991 г. во время августовского путча сотрудники сети Релком обеспечивают доступ к сети из «Белого дома». Через сеть Релком было рас­пространено обращение Бориса Ельцина[4].
 
Оценка рунета «со стороны»: Справочник ЦРУ по странам мира указывает, что в России количество Интернет-хостов в 2010 г. состави­ло 10,282 млн[5]. А российские исследователи оценивают раз­витие Интернета так - см. табл. 2.
 
 
Таблица 2. По оценкам ФОМ месячная аудитория Интернета среди пользователей старше 18 лет по состоянию на конец 2009 — начало 2010 г.
 
Федеральный округ или город
Количество Интернет-
пользователей
Проникновение
Центральный федеральный округ (без Москвы)
7,4 млн
33%
Москва
5,8 млн
64%
Южный федеральный округ и Северо-Кавказский федеральный округ
5,5 млн
30%
Северо-Западный федеральный округ
5,7 млн
51%
Дальневосточный федеральный округ
1,7 млн
33%
Сибирский федеральный округ
5 млн
30%
Уральский федеральный округ
3,7 млн
38%
Приволжский федеральный округ
8,6 млн
35%
* Интернет в России. Отраслевой доклад / ред. Д.М. Чистов, К.Р. Казарьян. М.: Управление телерадиовещания и средств массовых коммуни­каций, 2011.
 
 
Если сравнивать Интернет-аудиторию городов, то к 2009 г. в трёх городах России Интернетизация превысила 50%-й барьер — это Москва (ежесуточная аудитория 5 816 000), Санкт-Петербург (2 244 000) и Екатеринбург (657 000). Далее идёт Казань, где ежесуточная аудитория составила 428 000 человек[6].
 
В ноябре 2009 г. «Яндекс» опубликовал первое «иссле­дование Рунета», озаглавленное «Контент Рунета» (за Ру­нет «Яндекс» посчитал «русские, украинские, белорусские сайты, а также все ресурсы в доменах .am, .az, .by, .ge, .kg, .kz, .md, .ru, ,su, .tj, .uaи .uz»). В документе, в частности, го­ворится, что осенью 2009 г. на Рунет пришлось 6,5% всех Интернет-сайтов мира, т.е. каждый пятнадцатый сайт, что в общей сложности составило 15 миллионов сайтов. В ин­дексе «Яндекса» хранится 140 тысяч гигабайт текстовых данных (или 2,3 триллиона слов). Что же касается качества, то каждая четвёртая веб-страница, хотя и содержит текст, бесполезна (является поисковым спамом). 56% сайтов со­стоят лишь из одной страницы, 88% информации сконцен­трировано менее чем в одном проценте сайтов[7].
 
Юридические свойства и аспекты Интернета в сводном виде выглядят так:
1. У Интернета нет собственника, так как он является со­вокупностью сетей, которые имеют различную географиче­скую принадлежность.
2.  Интернет нельзя выключить целиком, поскольку маршрутизаторы сетей не имеют единого внешнего управ­ления.
3. Интернет, прежде всего, - средство открытого хране­ния и распространения информации.
4.По маршруту транспортировки незашифрованная ин­формация может быть перехвачена и прочитана.
5. Интернет может связать каждый компьютер с любым другим, подключённым к Сети, так же, как и телефонная сеть. Если телефон имеет автоответчик, он способен рас­пространять информацию, записанную в него, любому по­звонившему.
6. Сайты в Интернете распространяют информацию по такому же принципу, т.е. индивидуально, по инициативе читателя.
7. Спам-серверы и «зомби-сети» распространяют ин­формацию по инициативе отправителя и забивают по­чтовые ящики пользователей электронной почты спамом точно так же, как забивают реальные почтовые ящики рас­пространители рекламных листовок и брошюр.
8. Распространение информации в Интернете имеет ту же природу, что и слухи в социальной среде. Если к инфор­мации есть большой интерес, она распространяется быстро, широко, и прогрессивно, нет интереса — нет распростране­ния.
9. Информация, однажды попавшая в Интернет, уже ни­когда оттуда не исчезает. Она может храниться в пассивном виде, но при желании может быть восстановлена.
Не претендуя на полный охват особенностей Интернета, заметим, что при несомненной глобализации, высочайших темпах роста аудитории, юридические аспекты функцио­нирования Интернета крайне расплывчаты. Это усугубля­ется еще и тем, что человечество, пожалуй, впервые стол­кнулось с явлением, полностью победившим границы, но остающимся во многих своих проявлениях крайне локаль­ным. Так, например, практики и обычаи, принятые в одном обществе, мгновенно становятся доступными всем осталь­ным. Законодательство разных стран, подчиненное разным укладам жизни и разным культурам, не в состоянии не про­сто угнаться за развитием Интернета, но и вообще вряд ли способно это сделать. В свою очередь, Интернет, который ныне представляет собой широчайшую паутину из отдель­ных подключений, почтовых ящиков, сайтов, больших до­менов, локальных сетей, имеющих доступ в глобальную сеть (одно из названий Интернета - Глобальная деревня[8]), не мог остаться в стороне от такого неотъемлемого прояв­ления человеческой природы и социальной жизни как де­виантность.
 

Девиантогенность Интернета

Интернет перестал быть «средством массовой информа­ции». Блогосфера, Интернет-сообщества, множество «вир­туальных миров», игры - эта реальность зависит от усилий и фантазии игрока, она обновляется желаемыми темпами и в заданном направлении. Если эта реальность не устраивает игрока, то он может вообще переписать ее с новой страни­цы. Интернет дает крайне увлекательные возможности не только построить жизнь, а потом переписать ее или, при желании, начать строить заново в новом качестве, но и дает возможность обрести то, чего многим не хватает в реальной жизни - славы, успеха, власти, богатства (пусть виртуально­го) и даже любви. Интернет наполнен мотивами, которые в искусстве всегда считались залогом успеха художественно­го произведения - азарт, секс, насилие, наблюдение за чу­жой жизнью. Понятно, что это не единственное содержание Интернета, но на основе этих направлений, привлекающих внимание пользователя, генерируются формы девиаций, представительство которых в Интернете крайне богато. Девиантология сети - область неисчерпаемая и ограничивает­ся, видимо, только возможностями исследователя. Однако не менее интересно и рассмотрение девиантогенных фак­торов, способствующих и провоцирующих девиантность. Анализ некоторых из них является результатом исследова­ния, в котором нашла отражение информация, полученная в результате серии интервью с представителями девиант­ных групп и Интернет-специалистами.
 
Первая категория респондентов - модераторы, редак­торы и организаторы (владельцы) сайтов, вокруг которых концентрируются (сначала виртуально) представители де­виантных субкультур. Таких интервью было проведено 19: 1 - модератор сайта, посвященного криминальной субкуль­туре; 2 - владельцы и модераторы сайтов, посвященных те­матике самоубийств; 2 - владельцы и модераторы сайтов, посвященных субкультурному употреблению наркотиче­ских средств; 3 - владельцы сайтов, посвященных тематике сексуальных меньшинств; 3 - владельцы и модераторы сай­тов, посвященных компьютерным играм; 3 - модераторы сайтов, содержащих «пиратский» контент; 5 - владельцы и модераторы сайтов, посвященных БДСМ-субкультуре.
 
Вторая категория - представители субкультур, активные пользователи тематических сайтов. Таких интервью было проведено 39: с 3-мя пользователями сайтов, посвященных субкультурному употреблению наркотических средств; с 4-мя игроками (компьютерные игры); с 4-мя пользовате­лями сайтов с «пиратским» контентом; с 7-ю представи­телями сексуальных меньшинств; с 11-ю представителями БДСМ-субкультуры. Были проведены также единичные ин­тервью с представителями субкультур: 3 панка, 3 растама­на, 2 гота, 2 художника граффити. Большинство интервью в обеих категориях проведено при личном контакте, но были и такие, которые проведены в электронном виде (в ICQи Skype). Интервью носили полуструктурированный характер в силу того, что строить строгий опросник для данной кате­гории респондентов крайне сложно.
Основные вопросы касались: 1) самоидентификации респондента (насколько он сам относит себя к девиан­там); 2) общей информации о той субкультуре, в которую вовлечен респондент (или с которой он контактирует на тематическом сайте); 3) характера использования им Ин­тернета (зачем, сколько времени, насколько зависим от этого использования, как оказался на тематическом сай­те); 4) общих соображений, касающихся девиантности и социального контроля в Интернете, перспектив развития девиантности и факторов, способствующих этому. Прово­дились неоднократные консультации с различными специ­алистами в области компьютерных технологий - создателя­ми рекламы, программистами, людьми, занимающимися созданием «пиратского» контента и его распространением (оцифровка фильмов, музыки, вскрытием программного обеспечения и др.), представителями фирм-провайдеров (которые имеют представление о характере потребления и Интернет-траффике). Почти все интервью проводились при условии соблюдения анонимности, что иногда было весьма удивительно, так как многие респонденты весьма широко известны в реальной жизни. Проведенные исследования позволили выявить ряд девиантогенных факторов и сгруп­пировать их.
 
Важнейшее и первое свойство Интернета - предостав­ление информации. Пользование электронной почтой, а чуть позже - мессенджерами (типа ICQ), дали возможность пользователям практически мгновенно обмениваться ин­формацией, задавать вопросы, получать ответы в виде личных мнений, ссылок, текстов и т.д. Практически сразу обнаружилось, что обычный юзер, не обладающий специ­альной подготовкой и программным обеспечением, может быть легко обманут. За тексты, размещенные в Интерне­те, практически никто не отвечает. Конечно, существуют функции модераторов и администраторов, но и они не в состоянии отследить в полной мере тот поток постоянно обрушивающейся информации, которая к тому же еще и редактируется, дополняется, изменяется, переадресуется (перепост) и т.д. Искажение информации не всегда про­исходит по злому умыслу, выше уже было замечено, что распространение информации в сети сродни распростра­нению слухов. Однако существует немало искажений и пря­мой лжи, которая создается специально. Надо сказать, что не только у потребителя информации, но зачастую и у тех, кто ее создает, складывается иллюзия анонимности Интер­нета. Действительно, любой пользователь, выбрав себе под­ходящий псевдоним (никнейм, ник - nickname), или даже просто представившись чужим именем, может выклады­вать в сеть практически любую информацию. Естественно, у многих возникает желание использовать эту особенность. В Интернете существует множество способов, как спрятать свой адрес (IPкомпьютера), так и обнаружить его. Этим за­нимаются и отдельные пользователи, и целые службы, и даже спецслужбы.
 
Эффект анонимности (пусть и весьма иллюзорной) при­вел к тому, что пользователи Интернета массово занялись творчеством, не всегда отвечающим принципам порядоч­ности и морали в обычном (физическом) общении. Сеть оказалась заполнена огромным количеством случайных ошибок и сознательно созданных дезинформаций. По­скольку весь этот контент соседствует с полезной и прав­дивой информацией, отличить их бывает крайне непросто (особенно пользователю, не имеющему достаточного навы­ка в проверке качества информации). В Интернете можно найти большое количество и компрометирующей инфор­мации - как на специальных сайтах, так и в самых неожи­данных местах. Крайним выражением этого направления развития стала,деятельность Джулиана Ассанджа[9]. Правда, на момент публикации своих материалов Ассандж как раз отказался от принципа анонимности, но процесс добывания информации был напрямую связан с этим свойством Ин­тернета. Очевидно, что трудность установления начального источника информации и контроля над ее потреблением напрямую связана с важнейшим девиантогенным эффек­том Интернета - частичной, или полной, или иллюзорной, но анонимностью. Анонимность, так или иначе, определяет существование и многих других форм девиаций.
 
В Интернете осуществляется немало преступных дей­ствий. Широко распространено мошенничество и воров­ство. По оценкам eBay, фрод[10] достигает 30 % совершаемых сделок[11]. В 2010 г. Федеральное управление уголовной поли­ция Германии зарегистрировало около 60 тыс. киберинци­дентов, что на 19% больше, чем в 2009-м году. Совокупный ущерб от деятельности сетевых злоумышленников составил 61,5 млн. евро (свыше 89 млн. долларов). Рост криминализа­ции национального сектора Интернета блюстители право­порядка объясняют расширением использования сервисов интернет-банкинга и электронной коммерции в стране. Почти половина зафиксированных инцидентов класси­фицируется как «компьютерный фрод»[12]. Компьютерная преступность весьма распространена как на уровне про­грамм-вирусов, просто портящих программное обеспече­ние и физическое состояние компьютера, так и в виде ко­рыстных преступлений. Например, недавно арестованный бразильский фишер Валдир Пауло де Алмейда (ValdirPaulodeAlmeida) был руководителем преступной группировки, подозревавшейся в похищении более $37 млн. с банков­ских счетов. В его команду входило 18 хакеров, которые использовали для кражи денег фишинг-атаки и трояны. Эта преступная группировка ежедневно рассылала пользо­вателям более трех миллионов зараженных электронных писем. В 2008 г. ФБР и полиция Великобритании закрыли сайт DarkMarket- форум, на котором хакеры обменива­лись краденой финансовой информацией. Одновременно с этим были арестованы 56 киберпреступников в Англии, Германии, США и Турции. В результате закрытия форума удалось предотвратить махинации на сумму порядка $70 млн. Сайт успешно работал около трех лет. Последние два года на сайте под прикрытием общались сотрудники ФБР. Доступ к Darkmarketбыл возможен только по личному при­глашению[13]. В случае, когда мы имеем дело с таким видом преступлений, видимо, само наличие Интернета является девиантогенным фактором, потому что без доступа в сеть знания и криминальные навыки хакеров не имеют никакой ценности. В целом ряде случаев преступность представлена в Интернете проституцией (множество специализирован­ных сайтов и баннеров), порнографией, продажей краде­ных вещей и наркотиков[14]. Во всех этих случаях Интернет является только инструментом совершения преступлений, потому что эти виды преступности существуют и без него.
 
Важнейшей функцией Интернета является коммуника­тивная функция. Видимо, она же и одна из наиболее деви­антогенных. В первую очередь коммуникация в Интеренете отличается все той же анонимностью. Человек, общающий­ся на форумах, чатах, мейлах и обменивающийся мгно­венными сообщениями, способен достаточно долго под­держивать свою анонимность, хотя бы относительно тех, кто не стремится его разоблачить (не хочет или не умеет неважно). Юзер может поменять свой возраст, пол, сек­суальную ориентацию, семейное положение, место работы, социальный статус, т.е. создать личность, соответствующую собственным пожеланиям. Известны даже случаи исполь­зования чужих изображений, т.е. юзер, в принципе, может поменять даже внешность. Наиболее ярко эта особенность проявляется при коммуникациях на сексуальных ресурсах и на ресурсах знакомств, которые тоже напрямую связаны с сексом.
 
Есть и другая сторона, когда человек не искажает инфор­мацию о себе, а наоборот проявляет свои скрытые, латент­ные интересы. Широкая возможность общения (коммуни­кация) в сочетании с поддержанием скрытности от других (анонимность относительно обычного круга общения) дает возможность проявления скрытых качеств и свойств само­го разного характера - склонность к суициду, сексуальные девиации, супружеская измена, ксенофобия, игромания и склонность к азартным играм, шопоголизм (при исполь­зовании Интернет-магазинов) и пр. Коммуникативная функция развивалась в Интернете поступательно, все более расширяясь, используя все новые каналы. Всплеском этого развития стало появление блогов (дневников) и особенно социальных сетей.
 
Социальная сеть - это интерактивный многопользова­тельский веб-сайт, контент которого наполняется самими участниками сети. Сайт представляет собой автоматизиро­ванную социальную среду, позволяющую общаться группе пользователей, объединенных общим интересом. Первая такая сеть classmates.com(одноклассники) появилась в США в 1995 г., но официальным началом бума социальных сетей принято считать 2003-2004 гг., когда были запущены Linkedln, MySpaceи Facebook. Наиболее заметными рус­скоязычными ресурсами являются калька с американских одноклассников и социальная сеть vkontakte.ru. Стреми­тельное развитие последнего отмечено в 2007 г., когда в те­чение полугода (примерно с июля по декабрь) количество зарегистрированных участников увеличилось с нескольких сотен тысяч до трех с лишним миллионов. 2 февраля 2010 г. зарегистрирован 60-миллионный пользователь ВКонтакте.
 
Регистрация на любом Интернет-ресурсе - факт сам по себе довольно интересный и далеко не всегда отражающий реальных физических пользователей. Скажем, существуют двойные, тройные и т.д. регистрации. Это дает юзеру воз­можность сохранить анонимность. С другой стороны, есть и «мертвые аккаунты», когда после регистрации пользова­тель практически или совсем не пользуется ресурсом. Раз­витие ВКонтакте имеет ряд своих феноменальных и часто сложно объяснимых особенностей. Например, мало кто из специалистов ожидал такой готовности от пользователей социальной сети к прозрачности. Юзеры выкладывают фотографии и другую информацию настолько интимного характера, что это иногда вызывает просто недоумение. Понятно, что такой кладезь личной информации не мог не стать девиантогенным. Часто личная информация ис­пользуется при совершении мошенничеств или даже краж. Например, если пользователь сообщает, что всей семьей со­бирается уехать в отпуск (дата, срок и место), то из этого можно сделать вывод, что его квартира в это время будет уязвима. Поскольку часто такая информация сопровожда­ется именем, отчеством, местом работы и пр., установить место его жительства становится легко решаемой техни­ческой задачей. Юзеры увлеченно занялись поиском не только новых контактов общения, но и давно потерянными контактами - с друзьями, одноклассниками.
 
Одним из наиболее распространенных видов деви­антности стал адюльтер - супружеская измена. В момент всплеска развития социальных сетей в России (2007-2008 гг.) примерно 15% браков расторгалось из-за активного участия граждан в социальных сетях. По словам петербург­ского врача-психотерапевта Геннадия Голубева, если рань­ше семейные проблемы провоцировали специализирован­ные сайты знакомств, то сейчас на передний план вышли социальные сети — ВКонтакте, Одноклассники и другие аналогичные службы. Погрузившись в эти сайты, люди не только возобновляют прежние романы, но и заводят новые. Специалисты говорят, что Интернет способствует развитию отношений. Часто это происходит потому, что сам процесс ухаживания сегодня у многих переместился в сеть[15].
 
Рассматривая коммуникативную функцию, следует осо­бо сказать о таком эффекте, как Интернет-аддикция. Вто­рая, третья и т.д. реальности дают человеку возможность проживать в Интернете ситуации, которые никогда не смо­гут быть доступны ему в физической реальности. Это ка­сается возможности как изменения своей личности, так и участия в публичных дискуссиях, получения недоступной в реальной жизни социальной поддержки, популярности, участия в онлайновых социальных и/или азартных играх и т.д. У многих юзеров часто возникает когнитивный диссо­нанс: в Интернете он становится значимым и популярным, и реальность отходит на второй план. Его реальностью ста­новится его окружение и список контактов в социальной сети или блогосфере. Речь идет не просто о ретретизме, а о специфической интернет-зависимости (InternetAddictionDisorder, IAD), которую еще в 1995 г. описал Иван Голдберг[16]. Симптомы, которые могут проявляться у человека, относя­щегося к группе риска интернет-зависимых людей:
 
1.Ощущение хорошего самочувствия, а иногда даже эй­фории от сидения за компьютером.
2.Проблематичность, а в некоторых случаях и невоз­можность прервать работу за компьютером (в Интернете).
3.Увеличение количества времени, проводимого у экра­на монитора.
4.Невнимательное отношение к членам семьи и дру­зьям, переходящее в полное пренебрежение и равнодушие.
5.Ощущения внутреннего дискомфорта, пустоты, де­прессии и раздражения, появляющиеся в отсутствие ком­пьютера.
6.Учащающаяся ложь работодателям и членам семьи о своей деятельности; возникновение проблем с работой или учебой.
 
Помимо этого определены сигналы Интернет-зависимости:
 
1.Навязчивое стремление как можно чаще проверять электронную почту.
2.С трудом сдерживаемое предвкушение следующего сеанса нахождения в сети.
3.С каждым разом все большее время, проводимое в сети.
4.Рост расходов, связанных с оплатой Интернет-услуг и компьютерного времени.
 
Кроме того, ряд специалистов обращает внимание, что пользование такими ресурсами как Facebook, Beboи Twitterвлечет негативные культурные, социальные и психологи­ческие последствия, часто необратимого характера. Про­фессор кафедры синаптической фармакологии колледжа Линкольна в Оксфорде и ведущий нейрофизиолог леди Гринфилд, выступая в палате лордов Великобритании в декабре 2009 г., заявила, что сайты типа Facebook«инфантилизируют» мышление людей середины XXI в. По ее мне­нию, тот опыт, который дети переживают в социальных сетях, «лишен связной последовательности и долгосрочной значимости», что и приводит к «инфантилизации» поколе­ния. Мышление представителей этого поколения из-за со­циальных сетей может характеризоваться такими призна­ками, как слабая способность к концентрации внимания, склонность к сенсационности, неспособность к эмпатии и неустойчивое самосознание. В России молодые люди про­водят в социальных сетях также достаточно много времени.
 
Согласно опросу активных пользователей Рунета старше 18 лет, проведенного «Ромиром» в 2008 г., большинство за­регистрированных пользователей «сидят» на этих сайтах ежедневно (54%). Причем, среди тех, кто «сидит» на этих сайтах ежедневно, очень много молодых людей от 18 до 24 лет (68%)[17].
 
Таким образом, далеко не всегда строительство соци­альной сети в Интернете способствует прочности сетей в реальном мире, а в целом ряде случаев даже разрушает лич­ность. Созидательная роль коммуникации, кажется, лежит на поверхности, однако известны и случаи социально не­гативной коммуникации и консолидации. В данном случае, не важно происходит ли это вокруг личности или идеи. Тем более что в последнем случае для активного выступления в реальности все равно необходимы лидеры. В социальных сетях и на форумах организуются не только флэш-мобы (за­ранее спланированные массовые акции, в которой большие группы людей - мобберов - внезапно появляются в обще­ственном месте, выполняют заранее оговоренные действия и расходятся), но часто речь идет об активных социальных действиях. Например, беспорядки на Манежной площади в Москве в декабре 2010 г., «ливийская революция» 2011 г., по данным многих источников, во многом стали результатом активности в социальных сетях Интернета.
 
Очень важной и часто генерирующей девиантность чер­той Интернета является доступность информации и бы­строта доступа к ней. Интернет стал огромным источником не только литературы и информации, представленной в письменном виде. Количество скачиваемых музыкальных и видеофайлов растет с каждым годом. Развиваются серви­сы, позволяющие смотреть фильмы в онлайновом режиме (множество Интернет-кинотеатров). В последние 2-3 года получили развитие Интернет-радиостанции, где пользо­ватель имеет возможность формировать свой плей-лист и даже хранить свою музыку. При этом остро встал вопрос о нарушении авторских прав. Одни из самых громких скан­далов, связанных с нарушением авторских прав, стала исто­рия Напстера (Napster). Napster— файлообменная пиринго­вая сеть, созданная Шоном Фаннингом, Шоном Паркером и Джорданом Риттером и действовавшая в период с июня 1999 г. по июль 2001 г. Суть заключалась в том, что специ­альное программное обеспечение позволяло связать между собой компьютеры пользователей без хранения файлов на центральном сервере. Иначе говоря, юзеры скачивали фай­лы с компьютеров друг друга. Несмотря на то, что сервис был остановлен по решению суда, он привел к появлению децентрализованных peer-to-peer(р2р) сетей, контроль над которыми сопряжен с большими трудностями. Позднее развились EMuleи EDonkey, а апогеем развития р2р сетей стали бит-торрент-трекеры (BitTorrent-трекер). Через та­кое скачивание проходит совершенно неконтролируемое количество музыки, фильмов и литературы, что, конеч­но, напрямую связано с нарушением авторских прав. ThePirateBay— шведский сайт, который позиционировался как крупнейший в мире BitTorrent-трекер (основан в 2003 г.), был обвинен в посягательстве на нарушение авторских прав 31 января 2008 г. Реакция Интернет-общественности на действия властей была следующей: в течение 10 дней после оглашения приговора суда первой инстанции более 25 тыс. человек вступило в Шведскую пиратскую партию, в результате чего в партии оказалось более 40 тыс. человек. В результате этих действий Партия заняла четвертое место среди всех шведских партий и была признана самым круп­ным молодежным движением[18].
 
В России борьба с пиратством ведется не очень актив­но, но она резко усилилась в момент обострения интереса к вступлению в ВТО. Однако подавляющее большинство пользователей Интернета (более 80%) не готовы отказаться от потребления пиратского медиаконтента в сети. При этом они заявляют, что сознают все опасности, сопряженные с таким положением дел. Пользование пиратским контен­том не считают неправильным подавляющее большинство пользователей в России, а более половины вообще не отли­чают легальный контент от пиратского[19]. Крупнейший рус­скоязычный BitTorrent-трекер сразу после закрытия ока­зался переведен на другой домен, сохранив при этом все аккаунты юзеров. Почти всегда, когда речь заходит об огра­ничении прав на потребление какой бы то ни было инфор­мации в Интернете, возникает вопрос, во-первых, о свобо­де распространения и получения информации, во-вторых, о понятии «общественного достояния» (publicdomain)[20]. Дискуссия эта непроста, и описывать ее здесь, видимо, нет смысла, но она имеет непосредственное отношение к девиантогенности фактора доступности информации. По сло­вам многих дискофилов и киноманов, они вообще забыли, когда последний раз что-нибудь покупали в реальном ма­газине. Практически весь медиаконтент скачивается из Ин­тернета и большинство его - бесплатно. С одной стороны, можно сказать, что в Интернете представлен практически любой жанр и стиль, с другой - такое потребление ведет к поточному скачиванию фоно- и кинотек, которые впослед­ствии часто «пылятся» на разных носителях, оставаясь не прослушанными и не просмотренными. «Новый» стиль по­требления кино и музыки состоит в том, что они становятся «одноразовыми» - скорость скачивания и быстрота появле­ния нового контента не позволяет вернуться и что-то пере­смотреть или прослушать еще раз.
 
Интересно, что борьба с незаконным скачиванием тоже не всегда носит линейный характер (имеется в виду опреде­ление специфического траффика и его ограничение или об­ращение в суд). По этому пути пошли, скажем, музыканты Metallica. Во многом благодаря их стараниям была приоста­новлена работа Napster, который позже стал обычной ком­мерческой структурой. Например, музыканты Radioheadв 2007 г. выложили свой альбом InRaibowsв Интернет (в формате mp3), причем покупатели сами могли определять цену за каждую песню. В результате им удалось заработать больше, чем они ожидали и чем могли бы при обычном рас­пространении через магазины. Особенностью нового рас­пространения материала становится скачивание контента (отдельных номеров и песен), а не альбомов целиком. Учи­тывая, что для многих музыкантов (не только в рок-музыке) концепция альбома является весьма значимой для творче­ства, такое потребление, конечно, не способствует творче­ству. К тому же, если предположить, что из альбома будет скачиваться только одна-две песни, то нет смысла сильно вкладываться в качество. Какой смысл приглашать на за­пись одной песни альбома симфонический оркестр или ра­ботать над ним четыре года, а то и больше (как это делали в свое время PinkFloyd)? Видимо у фактора доступности кро­ме несомненной положительной черты есть и целый набор деструктивных свойств.
 
Еще одной очень важной стороной доступности инфор­мации в сети является свойство формализовать и органи­зовать вокруг себя различные формы девиаций. В качестве примера можно привести некоторые сайты, посвященные экстремальным видам человеческой деятельности (спор­том это вряд ли можно назвать). Скажем, не так давно по­явившийся «зацепинг» (он же - прицепинг, транспортный сёрфинг, оупэн эйр райдинг или просто зацеп) — метод езды на различной технике снаружи в не предназначен­ных для этого местах. В прямом смысле обозначает проезд «зацепом», прицепившись снаружи за различные поручни, лестницы, подножки и другие конструкционные элементы транспортного средства, или же используя специальное снаряжение для удержания тела на корпусе. В более широ­ком смысле означает любую наружную езду на транспорте в не приспособленных для этого местах, в том числе ката­ние на крышах (руфрайдинг), в грузовых вагонах поездов (трейнхоп), на дрезинах или на роликах и скейтбордах, при­цепившись к транспортному средству. Насколько это увле­чение было распространено раньше - неизвестно. Хотя по­нятно, что какое-то количество молодых людей, имеющих такую практику, существовало (вспомним катание подрост­ков на знаменитой «колбасе» трамвая в советское время). Но после зарождения тематических групп в самых попу­лярных социальных сетях, появилось разделение и спец­ификация (трейнсёрфинг - на поездах, метросёрфинг - на поездах метро, трамсёрфинг - на трамваях, троллсёрфинг - на троллейбусах), появились адепты того или иного вида зацепинга, учителя и ученики. Широко ведется обсуждение теории и практики, выкладываются фото- и видеоотчеты.
Яркой иллюстрацией девиантогенности информации, предоставляемой в Интернете, - Интернет-клубы самоу­бийц. На этих сайтах люди рекомендуют друг другу наилуч­ший способ покончить с собой, здесь же можно найти пар­тнера для совершения суицида. Журнал Wiredзамечает, что по запросу «suicide» поисковые машины выдают не только горячие линии экстренной психологической помощи и со­веты по борьбе с депрессией. В сети, особенно в англоязыч­ном ее сегменте, нетрудно найти реальные инструкции, как это сделать быстро и безболезненно. Желающим расстаться с жизнью готовы дать советы те, кто уже пытался покон­чить с собой. К примеру, они рассказывают, как умирается от крысиного яда или большой дозы таблеток аспирина. Самым крупным и известным сайтом для самоубийц явля­ется alt.suicide.holiday, сокращённо a.s.h.[21]. Участники этой группы называют себя эшерами (Ashers), а СМИ считают этот ресурс виновным, как минимум, в трёх случаях суици­да. Создатели a.s.h. хвастаются 14 «случаями со счастливым концом», называя их «историей успеха». Проверить, так ли это, невозможно из-за анонимности. Сайт a.s.h. функцио­нирует с 1991 г. и предоставляет посетителям возможность объединяться в группы (newsgroup), где публикуются и об­суждаются новости и тому подобное, а технически всё реа­лизовано на основе Google(имеется также чат). Кроме того, на сайте есть ссылки на советы по организации похорон и калькулятор агонии, с помощью которого можно рассчи­тать, насколько тот или иной способ расстаться с жизнью безболезнен и эффективен. Свою миссию a.s.hформулиру­ет так: в то время, как общество накладывает табу на тему суицида, мы можем говорить о самоубийстве открыто[22].
 
История развития российского БДСМ-сообщества[23] так­же может служить иллюстрацией доступности специфиче­ской информации. Сама субкультура возникла в середине XX в. в США, Германии, Франции, Японии и др. странах[24]. Широкое распространение и оформление БДСМ в виде субкультуры, прежде всего, в странах «мозаичной культу­ры», связано с появлением Интернета в 1990-х г.г., особен­но после создания Usenet-сетей и групп новостей типа alt. sex.bondage[25], объединявших людей, заинтересованных в альтернативных сексуальных отношениях, и в частности, БДСМ. Той же сети приписывается и создание в начале 1990-х годов аббревиатуры «BDSM» (самая ранняя интер- нет-публикация с использованием аббревиатуры датирует­ся июнем 1991 г.). Именно в это время субкультура БДСМ отделилась от имевшихся в ряде стран активных форм рас­пространения порнографии и проституции. Основана она на ролевых играх в господство и подчинение с элементами жестокости, унижения, обычно включающие те или иные формы психосексуальных отношений, иногда т. н. «обмен властью». Основным принципом является принцип SSC(от английских слов safe- безопасность, sane- разумность, consensual- договоренность), который декларируется как обязательный к исполнению[26]. В силу того, что в СССР «сек­са вообще не было», развитие подобной субкультуры вряд ли было возможно в принципе. С появлением Интернета возникают сначала несколько, а затем сотни сайтов тема­тической направленности, часть из которых работает уже около 10 лет. По словам одного из представителей субкуль­туры, «до 1995 г. я вообще не знал, как что называется и что вокруг меня так много подобных персонажей...». Теперь же на информационных ресурсах широко представлены словари с основными понятиями, техника безопасности, теоретические изыскания. Работают службы знакомств и чаты. На сайтах - десятки тысяч регистраций. Более того, представители субкультуры получили возможность орга­низоваться в группы не только в Интернете. В России су­ществует несколько довольно крупных сообществ, которые контактируют друг с другом, есть сообщества поменьше. Устанавливаются межрегиональные и международные свя­зи. Невзирая на «упущенное» в советский период, россий­ская БДСМ-субкультура вполне интегрирована в междуна­родное движение.
 
Свобода доступа к информации в Интернете, очевид­но, входит в резонанс с личными устремлениями юзера. Человек, который интересовался чем-то или имел вполне девиантное увлечение, но никогда особо не задумывался над этим, вдруг встречает не только информацию, точно со­впадающую с его интересами, но получает теоретические и практические сведения, точный диагноз и название этих интересов, возможность общаться с коллегами и, наконец, встречаться с ними не только в виртуальном мире. С одной стороны, понятно, что девиантогенность таких ресурсов несомненна. Но есть и другая сторона. Наличие информа­ционных ресурсов, лидеров, модераторов, сообществ при­водит к возникновению социального контроля внутри этих девиантных групп. Участники БДСМ-сообщества ревностно следят за тем, чтобы на их ресурсы не допускались несовер­шеннолетние (речь идет только о коммуникации, потому что запретить доступ к этим ресурсам практически невоз­можно), а многие Интернет-группы зацеперов были закры­ты для доступа после нескольких трагических несчастных случаев. Вообще же описать все Интернет-ресурсы, посвя­щенные формам девиантного поведения, крайне сложно, потому что, во-первых, невозможно перечислить все фор­мы девиаций, а во-вторых, информация разного рода часто оказывается распыленной в сети. Например, большое число информации, посвященной БДСМ-субкультуре, располага­ется на сайтах по психологии, специализированных жен­ских ресурсах, в частности, посвященных моде.
 
Отсутствие цензуры в Интернете - необходимое добав­ление к доступности информации. Пожалуй, эта особен­ность Интернета является настолько же неотъемлемой его частью, насколько и девиантогенной. Понятно, что гово­рить об отсутствии цензуры в Интернете можно только в глобальном смысле. Вмешательства тех или иных регулиру­ющих органов в свободный оборот информации в сети все же есть, но в настоящее время они касается частного обо­рота информации (форумы, блоги, частные сайты). Однако это не относится к СМИ, которые все более активно уходят в Интернет, потому что он предоставляет им гораздо боль­шую свободу и столь необходимую интерактивность. Воз­можности общения с потребителями информации в Ин­тернете не сопоставимы с письмами в газету или журнал, звонками на радио, а уж тем более - на телевидение. Воз­можность отреагировать на новость мгновенно, получив не только самую свежую информацию, но и дополнение в виде фотоизображения или видео, привлекает, с одной стороны СМИ, а с другой - самих юзеров, которые все чаще стано­вятся авторами и создателями информации. Это относится, в частности, к блоггерам. Поскольку в настоящее время по российскому законодательству блоггер не приравнивается к журналисту, то рассматривать правовые инциденты, свя­занные с российскими блоггерами, как проблему Интернет-средств массовой информации юридически некорректно, за исключением блогов журналистов или самих СМИ[27].
 
Этика частного пользователя Сети нередко отличается от журналистской, особенно при публикации информации. Основное отличие состоит в том, что частный пользова­тель не чувствует себя связанным некими обязывающими и дисциплинирующими правилами, установленными хотя бы лично для себя. В результате, в Интернете имеют место такие несвойственные в массовом порядке для СМИ явле­ния, как выпуск непроверенной информации, публикация заведомо недостоверной и провокационной информации, нарушение этики подачи информации и общения и т.д. По­добные факты стимулируются отсутствием возможной от­ветственности (как социальной, так и юридической) либо возможностью ухода от ответственности.
 
Большинство Интернет-СМИ предоставляет своим чита­телям интерактивные сервисы для увеличения посещаемо­сти и привлечения интереса к изданию, в первую очередь, речь идет о форумах, в меньшей степени — о блогах. В свя­зи с этим, и в нынешней российской правовой реальности, издания становятся уязвимы для возможных претензий со стороны госорганов в случаях, когда претензии за опубли­кованный на форуме или в блоге издания контент, госрегулятор пытается предъявить не автору контента, а изданию. В особенной уязвимости от подобных нападок находятся издания, позволяющие себе вести независимую информа­ционную политику (тем более - оппозиционные). К числу «проблемного» контента могут относиться: оскорбления и клевета, разжигание межнациональной и межрелигиозной розни, призывы к насильственному свержению власти, пу­бликация в блогах/форумах фотографий порнографическо­го характера либо обнаженных несовершеннолетних. Го­раздо более опасной представляется проблема с контентом, ненаказуемым по закону, но могущим вызвать нападки со стороны госорганов: критика власти, ее отдельных органов и решений, освещение социальных проблем, эротические фото лиц, внешне выглядящих совершеннолетними, но на деле таковыми не являющихся, публикация ссылок на «про­блемный» контент и т.п. Кроме того, поскольку Интернет во многих своих сферах является все-таки бизнесом, можно сказать, что наличие порнографии и другого «проблемно­го» контента, связанного, прежде всего, с траффиком (по­током потребления информации), выгоден и для провайде­ров и для авторов сайтов, а как следствие - и для создателей такого контента.
 
Отвлекаясь от содержания, которое никак невозможно признать законным, вернемся к тому, что признается госорганами также «вредным». Речь идет о сайтах, вокруг ко­торых вдруг образуется группа, которая социально активна и не согласна с действиями властных органов. Это далеко не всегда незаконные действия, потому что участники таких групп могут сами выступать против незаконных действий властей. Защитники Химкинского леса[28], движение «синих ведерок»[29], сайты Алексея Навального[30] демонстрируют, что активная социальная позиция критического характера не всегда антиобщественна, но парадокс в том, что она носит «антигосударственную» направленность, потому что в по­давляющем большинстве направлена на критику практик, сложившихся в государственных органах. В этом смысле ни потребление, ни размещение информации, вероятно, не может рассматриваться как девиантность, потому что провоцирующим фактором является наличие незаконных действий со стороны государства (в виде коррупции, пре­следования инакомыслия, необоснованной цензуры и пр.).
 
Интересен тот факт, что на фоне действительно огром­ного количества «мусора» в Интернете можно услышать, увидеть и прочитать то, что никогда не попадает в инфор­мационные блоки официальных СМИ. Поскольку деятель­ность блоггеров и независимых Интернет-изданий стано­вится все более заметной, часто возникает ситуация, что топ новостей в Интернете совершенно не совпадает с тем, что предлагается со стороны официальных СМИ (хотя мно­гие из них частенько ориентируются на интерес Интернет-общественности).
 
Очевидно, что формы девиантности, представленные в Интернете, не всегда носят отрицательный и антисоциаль­ный характер. Творчество как форма девиантности[31] широ­ко представлено в Интернете. В данном случае, речь мож­но вестись об обратной стороне доступности информации - возможности свободно публиковать практически любой творческий материал. Естественно, для людей творческих такая возможность может считаться «девиантогенным» фактором. В сети сотни сайтов, не считая личных страничек и блогов, где каждый желающий может разместить любой по содержанию и качеству текст - прозу, поэзию, публици­стику, научные труды. Существуют тематически направленные сайты для непрофессиональных музыкантов и кинема­тографистов, где также можно разместить свое творчество. Многие из них пользуются огромным успехом у пользова­телей, например, youtube.com(и русскоязычная версия - youtube.ru) - самый популярный сайт видеороликов. 17 мая 2010 г. насчитывалось три миллиарда просмотров в день[32].
 
Зачастую любительские ролики становятся популярнее профессиональных клипов, а их создатели и исполните­ли сравнимы со звездами шоу-бизнеса. На русскоязычном youtubeпервый толчок к популярности получили NoizeМС, Вася Обломов, Петр Налич. Последний даже выступал за Россию на конкурсе Евровидения в 2010 г.
Часто творчество обычных юзеров носит остросоци­альный характер, что объясняется отчасти затрудненной цензурой, отчасти сниженной степенью ответственности, но во многом и тем, что Интернет стал инструментом кана­лизации протестных настроений. Не случайно за последние полгода появилось несколько десятков «обращений к пре­зиденту» со стороны представителей правоохранительных органов, правительственных структур. Интернет использу­ется не только потому, что является массовой и популяр­ной трибуной для выступлений, но и потому, что часто это единственный способ заявить о своих проблемах так, чтобы услышали представители власти. Без преувеличения такой способ общения с властью можно считать девиантным, хотя и недоступность власти нельзя назвать нормой.
 
Принципы работы и особенности Интернета для многих пользователей, остаются загадкой, что не может не сказы­ваться на творчестве. Интернет полон сказок, пересказов городских легенд, модификаций детских историй-страшилок, которые получают новую редакцию и видео-воплоще­ние. Например, интересен феномен крипи-тредов (creepythreads- жуткие темы), многие из которых становятся в топы показов на долгие месяцы. Особую популярность им придает комментарий о том, что просмотр ролика ведет к депрессии, кошмарам, психическому расстройству и даже смерти. Такому ролику, особенно если он действительно нетривиален, популярность гарантирована. Часто, кстати сказать, комментарии к крипи-тредам намного страшнее, чем сами ролики, и являются их основной частью. Другой разновидностью является майндфак (mindfuck) - безобид­ное изображение, которое при внимательном разглядыва­нии складывается в некую деталь, пугающую зрителя, или заканчивающееся жутким воплем, способным, согласно названию, определенным образом поразить воображение. Подобные развлечения особенно популярны у людей, про­водящих достаточно длительное время за компьютером и в Интернете, потому что многие из них имеют соответствую­щий антураж и тематику (об Интернете, или что-то вокруг Интернета). Впрочем, таких историй хватает и в обычном письменном и даже устном изложении.
 
Человеческая жизнедеятельность в Интернете так же разнообразна, как и в реальной физической жизни. Во всех ее проявлениях находится место девиантности в силу воз­никающих девиантогенных факторов. В свою очередь, девиантогенность является продуктом не только технологиче­ских возможностей, но и желания проявления творческого начала (творчества в широком понимании - новации).
 

Заключение 

Иллюстративное рассмотрение девиантогенных эффек­тов Интернета, конечно, не претендует на полноту карти­ны, однако дает некий панорамный взгляд на ряд проблем, каждая из которых требует отдельного исследования. Воз­никновение эффектов информационного общества в со­временной России накладывается на актуальный вопрос: а прошла ли наша страна предыдущие стадии, например, стадию индустриального общества? Относительно свежий пример - история о том, как в одной из деревень в россий­ской глубинке в школе установили компьютеры с доступом в Интернет, правда, оказалось, что в этой деревне большие сложности с электроснабжением. Другой парадокс, прово­цирующий девиантогенные эффекты - отношение к ин­формации в принципе, к характеру ее распространения, готовности потребления и степени осознания (усвоения). Современные теории, развивающие концепцию информа­ционного общества, сосредоточены не только и не столько на путях и способах распространения информации, как это было, скажем, у Фритца Махлупа[33], сколько на становлении технологического «технотронного» (technetronic) обще­ства, в котором возникает новая роль и ценность знаний (knowledgesocietyили knowledge-valuesociety)[34]. Тогда циф­ры, отражающие интернизацию того или иного региона, потоки траффика и даже обороты компьютерной техники на рынке, мало что говорят о состоянии социума и распро­страненной в нем ценности знаний, особенно если они не сочетаются с количеством публикуемых научных работ, их востребованностью и размером финансирования науки.
 
Интернет, видимо, не является «всемирной помойкой», как очень многие его называют. Культура потребления ин­формации в сети, которая состоит из технических знаний (например, грамотное составление многомерного поиска или защита своего компьютера от внешних воздействий), этических представлений юзера (готовность быть ответ­ственным за представляемую информацию и способность критически оценивать потребляемое), юридической гра­мотности, так или иначе, отражает состояние социума в целом. Интернет может стать неисчерпаемым источником информации, богатейшим ресурсом развлечений, сред­ством строительства общества (пусть локального) и даже оружием. В любой из этих сфер присутствует множество факторов развития, и многие из них девиантогенны. Сами же процессы организации и дезорганизации Интернета, или накопления и убывания энтропии, идут встречными курсами. Противоречия, возникающие в результате проти­вонаправленности процессов, могут генерировать новые формы девиантности - как общественно-опасные, разру­шительные, так и творчески-созидательные.
 
Релятивизм в понимании нормы и отклонения, который господствует в классических подходах, заметно ограничи­вает возможность определения и описания девиантоген­ных процессов. Сами эти процессы часто ведут к феноме­нам, которые настолько естественны и распространены, что их формальное определение как девиации никак не способ­но расшифровать внутреннее качество содержания. В ряде случаев за девиантность в Интернете принимается некая (другая) форма реальности и контекста. Например, что бо­лее девиантно - брать взятки или размещать информацию об этом, если информация носит абсолютно технический характер - где, кому, сколько и как? Оценка контента с точ­ки зрения морали, принятой в обществе, не совпадает с той этикой, которая складывается в Интернете. Часто простое непонимание принимается за девиантность. Ведь и с точки зрения юзера, не смотрящего телевизор, даже новостные программы станут совершенно девиантными. Однако эф­фекты, неразрывно связанные с потреблением и использо­ванием Интернета, часто оказываются трактуемыми с про­тивоположных сторон: одиночество, разрушение личности и социума, десоциализация, криминализация, утрата спо­собности критически оценивать не только информацию, но и реальность. В Интернете одинаково находят убежище игроки, стремящиеся утолить страсть азарта, социальные неудачники, одержимые мотивами ретретизма, работоголики, использующие Интернет в качестве рабочего ресурса. Все они находят в сети поддержку, понимание. Использова­ние Интернета часто неумеренно, патологично. Возможно, наиболее девиантогенным фактором является само суще­ствование Интернета - как стимулятора необычного, не­привычного, «анормального».

 

 

 


[6]URL: http://ka2net.ru/2009-10-08/inet-bolshe-5-raz/(дата обращения:03.08.2011)
[7]URL: http://lenta.ru/articles/2009/ll/12/runet/(дата обращения: 03.08.2011), документ доступен также на yandex.ruпо запросу «Контент Рунета».
[8] Термин «Глобальная деревня», впервые использованный канадским филосо­фом и филологом Маршаллом Маклюэном при исследовании средств массовой коммуникации (См.: McLuhanМ. Understanding Media: The Extensions of Man. N.Y.: McGraw Hill, 1964.; McLuhanМ., Hutchon K., McLuhan E. City as Classroom: Understanding Language and Media. The Book Society of Canada Limited, 1977), в дальнейшем получил распространение в среде исследователей и обычных юзеров Интернета.
[9]Julian Paul Assange- австралийский журналист, основавший в 2006 г. WikiLeaksи опубликовавший в Интернете множество секретных материалов компромети­рующего характера, добытых зачастую путем хакерских атак.
[10] От англ. fraud- мошенничество.
[11] URL: http://www.itogi.ru/hitech-business/2011/40/170314.html(дата обраще­ния: 03.10.2011)
[13] URL: http://inetno.ru/2009/11/23/krupnejshie-prestupleniya-v-internete/(дата обращения: 23.11.2009)
[14] См. напр.: Девиантное поведение и интернет (опыт социологического анализа): сб. науч. ст. / ред. М.Е. Позднякова и Л.В. Карнаушенко. - М.: Изд-во Института со­циологии РАН, 2008.
[15]; URL: http://psyfactot.org/news/socialweb.htm(дата обращения: 01.08.2011)
[19] URL: http://citforum.ru/news/27083/
[21] Игра слов: ash- прах, англ.
[23]    Англ. BDSM, от англ. Bondage& Discipline- неволя и дисциплина, Domination& Submission- доминирование и подчинение, Sadism& Masochism- садизм и мазохизм
[29] URL: http://sineevedro.ruобращения: 03.08.2011)
[31] Гилинский Я. Девиантология. Социология преступности, наркотизма, проститу­ции, самоубийств и других «отклонений». 2-е изд. Санкт-Петербург: Юридический центр Пресс, 2007. С. 406-418.
[33]p; URL: http://books.google.com/books?id=kp6vswpmpjoC&printsec=frontcover#v= onepage&q&f=false (дата обращения: 02.09.2011)
[34]; Porat М., Rubin М. The Information Economy: Development and Measurement. Wash., 1978; Masuda Y. The information Society as Post-industrial Society. Wash., 

 


Другие интересные материалы:
Раздел ХIII Преступления в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или рекурсоров и другие преступления против здоровья населения
Извлечение из Уголовного Кодекса Украины Источник: система «Нормативные акты...

Статья 305. Контрабанда наркотических средств, психотропных веществ, их...
Профилактика злоупотребления психоактивными веществами среди детей и подростков
Представляем краткое руководство по профилактике наркомании, разработанное...

Предисловие C 1991 потребление психоактивных веществ...
Семейные и социальные корреляты преступности
Социализация предполагает не только передачу культурных традиций через...

Введение Исследования показывают, что индивидуальные особенности...
О роли экспертно-криминалистической службы в организации системы мониторинга наркоситуации
Аналитическая записка

(текст приводится с незначительными сокращениями) Сегодня в России...
Часть 2


От: Александра vksascha@cityline.ru Правда ли,...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100