Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Автозапчасти шкода

Каталог товаров. Форма заказа.

skodada.ru

Индивидуальная психотерапия и психокоррекция

 


> Родительский уголок > Родители родителям > Индивидуальная психотерапия и психокоррекция

В конце 2006 года в издательстве Санкт-Петербургского государственного университета вышла книга Л.А. Цветковой, И.Н. Гурвича и др. «Теоретические модели формирования, контроля и коррекции наркопотребления». Поскольку книжка вышла маленьким тиражом, с любезного разрешения автора (обозначенного в выходных данных словом «др.»), представляем наиболее интересные, на наш взляд, главы, посвященные психологическим моделям индивидуального поведения, моделям зависимого поведения, моделям его коррекции и профилактики.

В. Шабалина

ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ И ПСИХОКОРРЕКЦИЯ

1. Психодинамические модели психотерапии и коррекции

1.1. Психоаналитическая модель

Фрейд главную роль в детерминации поведения человека отдавал бессознательным процессам, которые не могут быть изучены напрямую. Выводы о бессознательном психики вытекают из наблюдения за поведением, из анализа поведения, демонстрируемого в свободных ассоциациях, снах, фантазиях, из анализа данных проективных методик, а также символического содержания психических симптомов. Раскрытие значения симптомов, причин поведения, подавленного материала, осознание этого психического материала ведут к инсайту. Но только получение инсайта не является решением проблемы, необходим выбор действий, план для разрешения проблемы.

В психоаналитическом консультировании две цели: сделать бессознательное, имеющее отношение к проблеме человека, сознательным; сделать эго более сильным, чтобы поведение человека основывалось не на требованиях инстинктов, а на требованиях реальности. Эти цели достигаются реконструкцией детских переживаний, их обсуждением и интерпретированием. Анализируется поведение, демонстрируемое клиентом в процессе взаимодействия с психоаналитиком, перенос (ядро психоаналитического процесса) на психоаналитика отношения к значимым людям из своего прошлого, связанного с чувствами ревности, любви, агрессии. В рамках психоаналитического подхода разработаны такие техники, как рассказывание историй, игротерапия и библиокаунслинг-терапия. Содержанием библиокаунслинга является чтение и анализ текстов, чаще художественных произведений, в которых описываются обстоятельства жизни, проблемы, сходные с обстоятельствами жизни и проблемами клиентов. Они находят общее между собой и персонажами произведений в переживаемых чувствах, в поступках, мыслях, поведении и жизненных обстоятельствах, но прямыми вопросами это не выясняется. Разговор идет деликатно только о персонажах. Клиентов учат выражать болезненные чувства, анализировать решение проблем персонажами рассказов, рассматривать возможные альтернативные решения, начинать по-другому относиться к тому, что происходит с ними. Библиокаунслинг (Watson, 1980; Thompson, Rudolph, 1995) применяется там, где прямого разговора с консультируемым нельзя организовать без причинения ему боли. Библиокаунслинг может применяться в работе с созависимыми, например при консультировании клиентов, в семье которых есть аддикты или зависимые от каких-либо объектов, либо родственники — хронически больные, инвалиды.

Рассказывание историй является техникой, позволяющей оказывать помощь клиенту в понимании своих собственных мыслей, чувств, поведения, в приобретении инсайта и обсуждении норм поведения, ценностей. Психолог просит рассказать историю, которая записывается на магнитофон. Клиенту дается инструкция: история должна иметь начало, середину и конец, после рассказа будет задан вопрос о морали, извлекаемой из этой истории. Затем психолог рассказывает свою историю на эту же тему, включая всех главных героев истории клиента в более эффективные паттерны поведения, которые обсуждаются. Клиент учится разным способам поведения в одной и той же ситуации, не замыкаясь на одном стереотипном, учится выражать чувства и мысли (Schefer, Cangelosi, 1993), что не может сделать при прямом их обсуждении ввиду специфичности проблемы (сексуальное или психологическое насилие, наркомания, алкоголизм в семье или среди сверстников). Представление истории может обыгрываться как радиопередача, в которой участвуют клиент и психолог. У рассказчика берется интервью об особенностях поведения, чувств и мыслей героев его рассказа (Kestenbaum, 1985). Если психолог хорошо разбирается в проблеме клиента, он может начать рассказывать сам (Lowson, 1987). Такой вариант используется при потере клиентом контроля над своим поведением.

Психоаналитики часто исследуют подавленные, травматические события в жизни детей и подростков как возможные причины их проблем. Серьезные травмы, переносимые детьми, ассоциируются с расстроенным эго, низкой самооценкой, повышенной тревожностью в контексте текущих событий. Современный психоанализ (Simon, 1988) учитывает травмы ребенка, связанные не только с семьей, но и с обучением ребенка в школе. Особое внимание уделяется самооценке, которая рассматривается как продукт активности ребенка и его взаимоотношений. Именно неудовлетворенность оценкой окружающих, как считают психоаналитики, приводит к тому, что ребенок обращается к объектам, замещающим ему нормальные отношения с людьми.

Программы по коррекции самооценки считаются эффективными для ребенка, если ребенок начинает добиваться продуктивности в учении, поведении и улучшает свои взаимоотношения с окружающими людьми. То есть эффективность работы с ребенком доказывается на основе наблюдения, а не на основе тестирования ребенка. (Simon, 1988) выделяет шесть условий воспитания, которые способствуют позитивной самооценке ребенка. В контексте его исследований эти условия могут быть представлены следующим образом.

● Обеспечение потребности принадлежать. Ребенок нуждается в чувстве принадлежности своей семье, подросток — в дополнительном чувстве принадлежности группе сверстников.

● Обеспечение защиты. Ребенок нуждается, по крайней мере, в одном защитнике, к которому бы он мог обратиться в критический период, в ситуации кризиса.

● Обеспечение управляемости в ситуации риска. Самооценка повышается, если ребенок развивает в себе способность рисковать ради достижений. Дети должны верить, что они успешны, если рискуют достигнуть чего-то и прилагают для этого все свои усилия. При этом они должны понимать, что поражение в ситу
ации риска — это нормально.

● Обеспечение полномочий. Ребенок нуждается в упражнениях, развивающих способность контролировать свою собственную жизнь. Возможность делать выбор и принимать решения является вкладом в структуру полномочий ребенка.

● Обеспечение сохранения уникальности. Ребенок нуждается в ощущении себя особенным ребенком. Симон в работе с детьми использует методику «Сто предложений о моей уникальности», которую рассматривает как предупреждение суицидов, саморазрушающего поведения.

● Обеспечение продуктивности. Те дела, которые ребенок доводит до конца, дают ему хорошее самочувствие. Полномочия определенной активности и их поддержка являются полезными для нахождения ребенком поощрения своей активности внутри себя самого (Simon S., 1988).

1.2. Психосоциальнаямоделькорекции и психотерапии

Основной задачей подростковой стадии развития являются достижение идентичности, психологическое консультирование на основе психосоциального подхода, который фокусируется на таких задачах, как оказание помощи подростку в понимании себя и других, оказание помощи в профессиональном самоопределении, в разрешении конфликтов с родителями и др. При этом используются основные техники классического психоанализа. Однако акцент делается не на повторяющихся конфликтах детства, а на конфликтах психосоциального развития. Учитывая, что именно в этом возрасте подростки начинают экспериментировать с психоактивными веществами, важно противодействовать идентификации подростков с наркоманическими группами. Предупреждение развития зависимого поведения с позиций этого подхода можно рассматривать как оказание помощи человеку по разрешению конфликтов жизненного цикла на пути к автономности с опорой на взаимодействие с учителями, родителями и сверстниками.

1.3. Адлерианская модель коррекции и психотерапии индивидуального поведения

А. Адлер полагал, что все жизненные проблемы имеют социальный характер, а способности человека считал социально обусловленными и предназначенными для использования в общественной жизни. Предупреждение развития нежелательных жизненных стилей Адлер видел в психологической, обучающей работе с родителями и с учителями — обучение диагностике проявлений небольших ошибок в прототипе и их исправление. Коррекция более трудных случаев относится к компетенции психолога (Адлер А., 1997).

Психологическое консультирование на основе индивидуальной психологии сам Адлер называл переобучением. Поскольку опыт раннего детства изменить нельзя, Адлер пошел по пути изменения интерпретаций опыта и развития социального интереса. Современная теория консультирования, основанная на идеях индивидуальной психологии и их модификациях, развивается в трудах таких ученых, как Р. Дрейкер, Г. Мосак, Д. Динкмейер, У. Николл, Котман, Варлик, Джонсон и др. Особая роль в этом вопросе принадлежит Дрейкеру (1967), являющемуся разработчиком модели адлерианского психологического консультирования. Модель регламентирует деятельность психолога в соответствии со следующими задачами:

1. Установление терапевтических взаимоотношений.

2. Исследование психологической динамики жизнедеятельности ребенка (анализ и оценка).

3. Поддержка развития самопонимания (инсайта).

4. Оказание помощи в принятии решения о новом выборе (переориентация и переобучение).

Современное психологическое консультирование с опорой на психодинамический подход отличается от ортодоксального психоанализа. Главные отличия:

● Использование режима краткосрочного психологического консультирования, требующего фокуса на актуальной проблеме клиента, четко определенных целей психологического консультирования и выбора конкретных техник для работы со специфической проблемой клиента.

● Уделение большего внимания стрессам, обусловленным социальным окружением, и осознаваемым конфликтам.

● Смещение фокуса с индивидуальной работы с ребенком на работу с семьей как группой.

● Смещение акцента с интерпретирования психозащитных механизмов на взаимоотношения между консультантом и консультируемым ребенком (Rutter, 1975).

● Использование игровой терапии и арт-терапии при консультировании детей и подростков (Thompson, Rudolph, 1995).

● Предупреждение возможных будущих проблем путем коррекции жизненного стиля (Адлер А., 1997).

Психодинамический подход к коррекции и психотерапии индивидуального поведения не ограничивается решением конкретной проблемы человека. Более важным результатом считается развитие самопонимания, необходимого для изменения характера человека и его поведения, что способствует предупреждению возможных будущих проблем.

2. Модели индивидуальной коррекции и психотерапии, ориентированные на личность, ее опыт и отношения с другими людьми

2.1. Клиенто-центрированная модель

Клиенто-центрированное обсуждение доказало свою плодотворность как метод изучения поведения, представляемого с точки зрения самого изучаемого, и его коррекции (Роджерс, 1997). Для реализации этого метода необходимо свободное общение в условиях безусловного принятия клиента. При этом уменьшаются защитные реакции человека, и он сообщает более адекватную информацию о картине своего феноменального поля (поля восприятия своего опыта) . На основе этой информации определяются отношение человека к своему опыту, его оценка и установка на использование опыта в будущем, проводится коррекция интерпретаций своего опыта, изменяется отношение к нему.

2.2. Экзистенциальная модель

Главной целью экзистенциальной терапии являются стимулирование и поддержка клиента в размышлениях о жизни, в распознавании и открытии возможных путей выхода из ситуации, в принятии решения, в выборе альтернативных возможностей. Из числа проблем человека, решаемых в экзистенциальной психологической концепции, к проблемам зависимого поведения относятся такие проблемы, как потеря смысла жизни, переживание одиночества и привязанности (зависимости).

Дж. Бюдженталь, разработчик жизнеизменяющего подхода в экзистенциальной психологии, рассматривал работу с клиентом как путешествие в субъективный мир клиента, в которое клиент и консультант отправляются вместе с целью исследования того, как клиент отвечает на существенные вопросы жизни, и побуждения его к пересмотру своих ответов, чтобы начать жить подлинной жизнью. В этом путешествии клиенту потребуется мужество. Как отмечает Р. Мэй, в нас все время происходит борьба, потому что, несмотря на то, что мы хотим достичь зрелости и независимости, мы понимаем, что этот процесс является болезненным и реализуется в борьбе между надежной зависимостью, удовольствиями и болью роста человека.

В поиске смысла жизни человек задает себе вопросы, связанные с самоопределением, идентификацией. Особенно актуальными эти вопросы являются для людей, находящихся в периодах возрастного кризиса (May R., Yalom, 1995). Кто я? Кем был и кем стану? Куда направляюсь и к чему стремлюсь? Но никто не может ответить на эти вопросы за самого человека, никто не расписывает заранее его жизнь, сценарий ее не задан (Fischer С, Fischer W., 1983). Это вопросы, которые задает себе подросток в поиске своей идентичности. Наиболее экономично это может произойти в группах, занимающих особое место в структуре консультативного обеспечения предупреждения проблем школьников.

Как индивидуальное, так и групповое психологическое консультирование затрагивает круг следующих вопросов:

● Вам нравится, как идет ваша жизнь?

● Насколько Вы удовлетворены тем, что с Вами происходит?

● Что задает Вашей жизни направление?

● Насколько важно для Вас обрести ясность жизни?

● Если Вы запутались в вашей жизни, что Вы делаете, чтобы обрести ясность?

● Что придает Вам значимость жизни?

● Что является смыслом жизни внутри Вас? (Corey G., 1996).
Экзистенциальный психолог не позволяет клиенту обвинять других и внешние обстоятельства, а учит принимать ответственность за обстоятельства для усиления мотивации для достижения изменений. При работе с подростками, имеющими опыт зависимого поведения, этот вариант, на наш взгляд, требует особой осторожности, так как может усилить чувство вины и повысить тревожность, что может привести к срыву. Скорее терапевтическим является подход, ориентированный на «хороший локус контроля», который предлагает А. А. Реан в социальной педагогической психологии.

Экзистенциальный взгляд на природу человека близок взгляду психологов-гуманистов: разделяется уважение к клиенту и его субъективным переживаниям; разделяется вера в способность человека сделать позитивный, конструктивный, осознанный выбор; акцентируются свобода выбора, ценность личностной ответственности, независимости, цель и смысл жизни; взаимоотношения с клиентом рассматриваются как решающие для эффективного взаимодействия с ним.

Отличие подходов состоит в признании экзистенциалистами переживания человеком тревоги в борьбе за свою индивидуальность в мире, в котором для человека недостаточно смысла жизни. Поэтому человеку в каждый момент жизни необходимо думать, что выбрать и как действовать в условиях настоящего. Гуманисты считают, что у каждого человека есть внутренний потенциал, который он может актуализировать и на основе этого потенциала обрести смысл жизни.

Экзистенциалисты используют термин «чувство экзистенциальной вины», т. е. чувство вины за бессмысленно сложившуюся жизнь. Осознание экзистенциальной вины — это осознание действий, поведения, выбора, которые сделали жизнь неэффективной. Проработка этого чувства состоит в исследовании способов, путей, стиля жизни. Как раз для этой цели и была создана логотерапия. Главная функция психолога, работающего в системе логотерапии, заключается в том, чтобы помочь клиенту осознать свою жизнь, выявить ее значимость, возможно, и страдая при этом (Frankl, 1978). Цитируя Ницше, Франкл говорил своим клиентам, что тот, кто понимает, почему он живет, может справиться с тем, как жить, а то, что нас не убивает, делает нас сильнее (Frankl, 1963, р. 130).

Проблема зависимости людей от взаимоотношений с другими людьми рассматривается в экзистенциальной концепции психологии как проблема осознания переживания связанности. Зависимость от другого человека объясняется желанием зависимого быть значимым в жизни другого и при этом чувствовать, что присутствие другого значимо для внутреннего мира зависимого. Задаваемые в ходе клинического интервью вопросы, структурирующие экзистенциальное психологическое консультирование по проблеме зависимых взаимоотношений, следующие:

— Что Вы получаете от зависимых взаимоотношений?

— Что Вы делаете, каково Ваше поведение, когда вы оказываетесь в ситуации неравенства?

— Если мы не можем привыкнуть к одиночеству, можем ли мы ожидать, что кто-то будет этому рад?

— Как можно создать здоровые отношения, обогащающие обе стороны?

Пытаясь избежать одиночества из-за страха перед ним, человек может попасть в ловушку ритуального поведения, основы которого могут быть подготовлены детской идентичностью. Как отмечает Фарха, некоторые люди просто воспроизводят, повторяют какие-то привычные им действия для избегания переживаний своего существования, которые усиливаются при столкновении с противоречиями (Farha, 1994). С другой стороны, сталкиваясь с противоречиями, подстерегающими человека на жизненном пути, человеческий ум не может оставаться пассивным, он приходит в движение с целью разрешить противоречие. «Он может умиротворить свой ум утешительными и примирительными идеологиями. Он может пытаться бежать от своего внутреннего беспокойства, погружаясь без остатка в удовольствия или дела. Он может пытаться отменить свою свободу и превратить себя в инструмент внешних сил, топя в них свое «Я». Но он остается неудовлетворенным, тревожным и беспокойным. Есть только одно решение проблемы: посмотреть в лицо истине, осознать свое полное одиночество и предоставленность самому себе во Вселенной, безразличной судьбе человека, признать, что вне человека нет силы, способной за него решать проблемы. Человек должен принять на себя ответственность за самого себя и признать, что только собственными силами он может придать смысл своей жизни» (Фромм, 1964, с. 50). Осознание своей свободы и ответственности, неэффективного стиля жизни стимулирует поиск нового выбора, приводящего к жизни достойной, в которой есть место свободе выбора поведения, сопряженной с ответственностью, поскольку свобода — это свобода выбора, действий и изменений (Yalom, 1980). В результате экзистенциального психологического консультирования человек идет от страданий к достижениям и совершенству, от чувства вины к возможности изменения себя для будущего, от блужданий к ответственным действиям. В этом и состоит его «трагическая оптимистичность», ведущая к смыслу жизни и ее ценностям, требующим реализации (Франкл, 1990).

Человек, имеющий экзистенциальную проблему, рассматривается как конфронтирующий с тремя аспектами мира: с окружающей средой и биологическими возможностями человека; с миром его взаимоотношений с другими людьми и с миром его собственного внутреннего опыта (Берн, 1992а, с. 280). В этом подходе акцентируются роль внутреннего опыта человека в подходе к решению своих проблем и его осознание наряду со смыслом своего бытия. И. А. Колесникова полагает, что ощущение полноты бытия может быть сформировано у подрастающего поколения через содержание образования при условии, что содержание образования способно дать подрастающему поколению опыт бытия в многообразии реальности, опыт соприкосновения с богатством и глубиной человеческой жизни (Колесникова, 1999, с. 176).

Особенно эффективен подход в поиске идентичности, и он легко интегрируется в другие подходы при решении жизненных проблем человека (Bugental, Bracks, 1992). Легкость интеграции объясняется тем, что экзистенциальное направление зарождалось в разных психологических направлениях, сначала не отделяясь от них, и лишь потом сформировалось как отдельная психологическая концепция. Таким образом, экзистенциальный подход позволяет помочь подростку в решении основных задач подросткового возраста — идентификации, поиска смысла в жизни, необходимых для свободного и ответственного выбора, а значит, и автономности, что важно в аспекте превенции наркотизма и наркозависимостей.

2.3. Превентивная гештальт-терапия

Превенция наркотизма с позиции гештальт-терапии требует содержания, наделяющего наркотик негативным катексисом. Как утверждает Ф. Перлз (1996), с ситуациями или объектами, наделенными негативным катексисом, можно справиться путем их магического уничтожения или посредством убегания из опасного поля. И то, и другое является выходом из ситуации путем бегства из нее. Уход и контакт, как диалектические противоположности, ведут себя в поле, объединяющем организм и среду, подобно притягивающей и отталкивающей силе магнита. Чтобы контролировать свои действия в условиях притяжения и отталкивания, человеку необходимо актуальное осознание меры опасности возможных действий. В случае уже сформированного зависимого поведения это затруднено — по определению. У зависимого нарушен ритм контакта и ухода, когда человек не может решить, принимать ли ему участие в чем-то, либо избегать этого; он потерял свободу выбора. Более того, он не может выбрать подходящие средства для удовлетворения своих подлинных потребностей, он не видит альтернативы. Ф. Перлз (Перлз, 1996, с. 8) предлагает решать проблему через чувство принадлежности, которое считает первичным психологическим импульсом, обеспечивающим выживание. Чувство принадлежности удовлетворяется в группе. Для подростков в специально организованных группах «удовлетворяются» реакции, свойственные подростковому возрасту, — реакции группирования, эмансипации (сами решают свои проблемы) и «хобби-реакции» (работа в специальных долгосрочных группах поддержки становится хобби). В просоциальных группах потребности удовлетворяются социально приемлемым и даже одобряемым способом. Это еще один довод в пользу идеи А. А. Реана — «подставить» подростку просоциальную группу, чтобы вырвать его из асоциальной.

2.4. Превентивная трансактная коррекция и психотерапия

В раннем детстве, считает Э. Берн (1992) закладывается модель жизненного сценария, фундамент для будущих трансактных игр, основой которого является игра с родителями на поле семьи (Берн, 1992b). В состав родительского влияния входят усвоенные с детства уроки, как сохранять любовь других людей, как вести себя, чувство должного внедряется в психику, становится частью психологической структуры — подсознательной совестью. После пяти-шести лет долженствование внедряется в сознание как сознательная совесть и играет важную роль в принятии решений. Более ранняя подсознательная совесть, согласно Э. Берну, укореняется глубже, имеет большую силу, труднее поддается изменению и контролю и влияет на поведение человека без его отчетливого понимания и часто вопреки его воле (Берн, 1992а, с. 93). Приобретается способность принимать бессознательные решения, соответствующие воображаемым пожеланиям близких людей в конкретных условиях. Однако ребенок усваивает и игры (уловки, хитрости, манипуляции), которые ведут родители, для того чтобы получить то, что им нужно. К моменту поступления в школу у ребенка есть в запасе несколько ловких приемов, возможно, несколько грубых и жестоких; в худшем случае он уже одержим игрой. «Все зависит от того, насколько хитры и жестоки его родители. Чем больше они ловчат в своей жизни, тем хитрее будет их ребенок, чем они жестче и грубее, тем ожесточеннее будет играть их отпрыск, считая, что только так он выживет. Практический опыт свидетельствует, что самый эффективный способ испортить ребенка, сделать его пугливым и напряженным— это как можно чаще бороться с его волей. А лучший способ разрушить личность — бить его больно, чтобы он плакал» (Берн, 1992b, с. 257-258). В школе ребенок не только опробывает репертуар домашних игр, но и усваивает новые, проверяет твердость своей позиции и убеждений, которые могут как получить, так и не получить поддержку учителя. Если самооценка ребенка низка, учитель может либо подтвердить ее, либо внушить ему лучшее представление о себе. В подростковом возрасте какие-то игры из домашнего репертуара становятся фаворитами, а какие-то забываются. Работая со школьниками в трансактном подходе, психолог всегда задает вопросы о том, как относятся к ним учителя и сверстники.

Какому же состоянию «Я» соответствует состояние зависимости? По всей видимости, это состояние ребенка, действующего по принципу «Я хочу» и избегающего ответственности. Э. Берн определяет это состояние как состояние неудачника. Согласно Э. Берну, путь к состоянию неудачника ведется через преступления, азартные игры, алкоголь и наркотики. Однако среди игроков есть как победители, так и неудачники. Победители обычно играют осторожно, копят деньги, вкладывают их в надежное дело и могут остановиться, будучи в выигрыше. Неудачники испытывают судьбу.

У некоторых типов наркоманов Э. Берн отмечает отчетливо проявляющееся материнское влияние, выделяя лозунг легкомысленной матери: «Я знаю, что сын любит мать, а больше меня ничто не интересует». Для наркомана приказ отказаться от наркотиков воспринимается, как приказ покинуть мать и жить по-своему. Это же относится и к алкоголикам. Угроза потери здоровья, считает Э. Берн, самая слабая и неэффективная мера воздействия, поскольку алкоголики следуют жизненному сценарию: «Убей себя».

В аспекте превенции зависимого поведения подход Э. Берна дает инструментарий для работы с учителями, с родителями и с будущими родителями. Осознание своего жизненного неэффективного сценария, выработка нового сценария, ведущего к эффективности и успеху, могут быть шагами психологического консультирования подростков на основе трансактного анализа.

Включение подростков в просоциальную группу — предупреждение развития нежелательного сценария на основе усвоения в группе эффективных трансакций, позволяющих решать жизненные проблемы с учетом не только своих интересов, но и интересов других людей, общества. При этом важно учитывать правило эффективной коммуникации, сформулированное Э. Берном в контексте своей теории: коммуникация в том случае может быть эффективной, если она ведется на одном и том же языке, т. е. на языке либо Родителя, либо Ребенка, либо Взрослого.

Литература

Адлер А. Наука жить. Киев: Port-Royal, 1997.

Берн Э. Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных. СПб.: МФИН, 1992а.

Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений; Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы. СПб.: Лениздат, 1992b.

Колесникова И. А. Педагогическая реальность в зеркале межпарадигмальной рефлексии. СПб., 1999.

Перлз Ф. Гештальт-подход и свидетель терапии. М., 1996.

Роджерс К. Клиенто-центрированная терапия. М.: «Рефл-бук»; Киев: «Ваклер», 1997.

Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990, С. 201-202.

Фромм Э. Человек для себя. Минск: Коллегиум, 1964.

Bugental J.F. Т Bracks P.E. The future of existential-humanistic psychotherapy. Psychotherapy. 29(1). 28-23. 1992.

Corey G. Theory and practice of counseling and psychotherapy. California: Pacific Grove, 1996.

Farha B. Ontological awareness: An existential/cosmological epistemology // The Person-Centered Periodical. 1994. N1(1). P. 15-29.

Fischer G.T., Fischer W.F. Phenomenological — existential psychotherapy // The clinical psychotherapy handbook: Vol. 2. New York: Pergamon Press, 1983.

Frankl V. Mans search for meaning. Boston: Beacon, 1963.

Frankl V. The unheard cry for meaning. New York, 1978.

Kestenbaum С. J. The creative process in child psychotherapy // American Journal of Psychotherapy. 1985. N39.

Lowson D. Using therapeutic stories in the counseling process // Elementary School Guidance and Counseling. 1987. N 22. P. 134-142.

May R.., Yalom I. Existential psychotherapy // Current psychotherapies. Itaska, 1995. P. 265-269.

Rutter M. Helping troubled children. New York: Plenum, 1975.

Schefer G., Cangelosi D. Play therapy techniques. Northvale, New Jersy: Aronson, 1993.

Simon S. Six conditions for nurturing self—esteem. Breckenridge, Co, 1988.

Thompson Gh. L., Rudolph L. B. Counseling children. California: Pacific Grove, 1995.

Watson J. Bibliotheraoy for abused children // Shool Councelor. 1980. N27.

Yalom I. Existential psychotherapy. New York: Basic books, 1980.


Другие интересные материалы:
"Война с наркотиками" как провал государства (политико-экономический анализ)
В 1971 г. президент США Никсон объявил войну наркотикам. За прошедшие с тех...

«Если кто-то упраздняет свободу человека определять свое потребление,...
Сомневается ли человек при помощи мозга?
Философия в России только начинается. Будем отвечать за самих себя – и тогда,...

...написать задачник, развивающий, попутно с навыками счета, моральное...
Реабилитация наркологических больных на современном этапе.
ФГУ ННЦ наркологии Росздрава

Новое в диагностике и лечении вирусных гепатитов
По материалам и с разрешения редакции "Врачебной Газеты"

Н. Ющук, О. Знойко По материалам и с разрешения редакции...
Клиническая практика в стратегической терапии: процесс и процедуры
В данной работе, по аналогии с учебниками шахматной игры, последовательно...

    Конечно, я не могу сказать, будет ли лучше, когда будет...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100