Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Кредит для пенсионеров в совкомбанке

Срочные займы для пенсионеров! Без справок и поручителей. Только паспорт

zaymy-mikrozaymy.ru

Бани под ключ

Баня под Ключ Дзержинск цены! Производство и строительство! Без предоплаты

skvb-nn.com

Новые возможности социальной реабилитации и профилактики преступности несовершеннолетних

 


> Закон сур-р-ов! > Даешь систему! > Новые возможности социальной реабилитации и профилактики преступности несовершеннолетних

Масштабы и своеобразие работ по профилактике преступности несовершеннолетних можно оценить на основе следующих данных: ежегодно органами МВД привлекается в качестве обвиняемых и подозреваемых более 200 000 несовершеннолетних, достигших 14-летнего возраста. Только половина дел доходит до суда. Около 20 тысяч несовершеннолетних (каждый десятый) получает наказание в форме лишения свободы.

Р. Максудов, М. Флямер

Получается, что суд, органы правопорядка, профилактики и предупреждения правонарушений несовершеннолетних вынуждены подбирать меры воспитательного воздействия для примерно 180 тысяч подростков ежегодно. Они должны добиваться персональной ответственности правонарушителей. Эта ответственность не всегда может быть уголовной: ежегодно 60 тысяч несовершеннолетних освобождаются от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям. Полная замена воспитательных мер лишением свободы (например, отбытием наказания в ВТК) приведет к негативным последствиям для общества. Колонии являются "фабриками преступности". Пребывание в них сравнимо с участием в групповых преступлениях. И то и другое дает подросткам “навыки организации, конспирации, связи с преступным миром взрослых, возможности приобретения оружия и наркотиков, воровской и сексуальной эксплуатации друзей и подруг и т.п.” (2)

От способности органов правопорядка подобрать и организовать исполнение мер воспитательного воздействия зависит и судьба подростков, попавших в орбиту уголовного процесса, и возможный рост будущего поколения преступников, и перспективы криминализации населения. На сегодняшний день возможности органов правопорядка и профилактики не велики.

Частично воспитательную функцию выполняют комиссии по делам несовершеннолетних и отделы предупреждения и пресечения правонарушений несовершеннолетних (бывших ИДН). В основном комиссии по делам несовершеннолетних рассматривают дела по административным правонарушениям подростков. Отделы предупреждения и пресечения правонарушений несовершеннолетних (ОПППН) участвуют в подготовке оперативных материалов и в подготовке материалов в суд (посещают семьи, школу); ставят подростков, совершивших правонарушение на учет.

Проблема заключается в том, что эти органы должны полностью подчиняться задачам и политике существующей правоохранительной системы, которая ориентируется на усиление карательного правосудия. Работа с несовершеннолетними правонарушителями требует других подходов. Они должны соединить уголовно-процессуальные и социально-реабилитационные аспекты профилактики, востребовать потенциал общества и семьи, привлечь специалистов гуманитарных профессий.

Пока же значительная часть подростков оказывается и вне сферы применения чисто карательных мер, и вне сферы социальной реабилитации. Фактически они освобождаются от необходимости нести ответственность за содеянное, загладить принесенный ущерб, пройти необходимую для социально-психологическую коррекционную программу и т.д.

Во многих странах мира социальная реабилитация несовершеннолетних правонарушителей осуществляется в рамках программ примирения жертвы и правонарушителя (Victim-Offender Reconciliation Programs), также известных как программы посредничества (Victim-Offender Mediation Programs) (3). Они включают в себя организацию встреч правонарушителя и жертвы лицом к лицу. Помощь опытного ведущего позволяет пройти этим встречам конструктивно. В условиях подобных встреч правонарушитель обнаруживает конкретные, человеческие последствия своих действий, учится принимать на себя ответственность за них. Жертвы (которые обычно игнорируются уголовным правосудием) получают возможность выговорить свой страх или гнев, что необходимо для исцеления их душевной жизни от последствий травмы или шока причиненного преступлением. Правонарушители отвечают за совершенное ими, заключая примирительный договор с жертвой, в котором обязуются возместить ущерб преступления. Подобные договоры направлены на восстановление чувства справедливости; обычно они содержат обязательства выплачивать деньги иили сделать какую-то работу для жертвы, участвовать в общественных работах.

В настоящее время существует около 300 подобных программ в США и Канаде, около 500 в Англии, Германии, Скандинавии, Польше, Чешской республике, Австралии и Новой Зеландии. Статистика по программам примирения всей Северной Америки (которые развиваются с 1974 года) показывает, что около 2/3 случаев всей массы преступлений, по которым примирение допускается местными законами, разбирается на встречах между жертвой и правонарушителем; около 95% встреч приводит к подписанию примирительного договора; около 90% соглашений о возмещении ущерба выполняются в течение 1 года. Для сравнения следует добавить, что действительный процент выплат назначаемых судами Северной Америки реституций обычно не превышает 30% (4).

Наше предложение связано с введением процедур примирения между обвиняемым и потерпевшим в России. Оно направлено на расширение возможностей подбора мер воспитательного воздействия к несовершеннолетнему правонарушителю. Мы уверены, что специально организованная процедура примирения сможет обеспечить:

  1. Материальные интересы потерпевшего, связанные с возмещением ему/ей вреда, причиненного преступлением. В последние два-три года вопросы о правах жертв правонарушений поднимаются во многочисленных дискуссиях. Отметим, что жертвы преступлений не всегда являются потерпевшими (как процессуальными лицами). Сегодня доходящая до конкретных людей защита их интересов как жертв преступления достаточно затруднена из-за проблем в исполнительном производстве в правосудии. Кризисные явления в местах лишения свободы приводят к тому, что многие осужденные не могут заработать деньги, которые должны идти на возмещение ущерба. Но защита жертв преступлений (потерпевших) может быть обеспечена не только в суде, но и на досудебной стадии уголовного преследования. Там могут развертываться адресные программы и механизмов, в которых учитывались бы такие конкретные обстоятельства дела, как тип правонарушения, личность преступника, характер причиненного ущерба и т.п.
  2. Возложение персональной ответственности на правонарушителя в форме заключения и исполнения примирительного договора. В этом процессе будут участвовать различные государственные и негосударственные организации, связанные с проблемами профилактики правонарушений несовершеннолетних.
  3. Социально-психологическую помощь потерпевшему и правонарушителю со стороны различных государственных и негосударственных организаций. Новые восстановительные программы и правовые подходы не могут быть полноценно осуществлены без социально-психологической реабилитации несовершеннолетних правонарушителей. Это подчеркнула Российская научно-практическая конференция “Социальная дезадаптация: нарушения поведения у детей и подростков” (26-28 ноября, 1996 г. Москва). Многие видные психологи, социальные педагоги, наркологи, психиатры считают: одним из путей преодоления социальной дезадаптации является раннее выявление и диагностика девиантного поведения. Но на каком этапе можно осуществлять диагностику? Когда подросток уже попал в места заключения, она запоздала. Если преступление еще не совершено, то выявление гипотетически предполагаемого преступника сомнительно. Его профилактическое обследование будет напоминать процедуру “клеймения” неадекватного поведения, не всегда ведущего к преступлению. Более того, по мнению многих криминологов, социологов и социальных психологов, “клеймение” и есть путь, ведущий к закреплению неадекватного поведения у подростка (5). "Сигналом", "криком о помощи" подростка в нашей неразвитой системе социально-психологической реабилитации является само правонарушение.

В соответствии со ст. 9, 8 и 6 УПК РСФСР процедуры примирения (составление примирительного договора, контроль за его исполнением и т.д.) могут найти широкое применение в деятельности органов обеспечения правопорядка.

Применение процедур примирения требует создания своих организационных основ. Это предполагает новый тип взаимоотношений различных государственных и негосударственных организаций, целью которых является профилактика правонарушений в плане социальной реабилитации, а не борьба с преступностью и карательное воздействие. Процедуры примирения могут использоваться самыми различными организациями, связанными с проблемами несовершеннолетних. В этом мы видим суть технологической новации.

Особенно важно прохождение процедуры примирения и заглаживания ущерба для несовершеннолетних правонарушителей, которые вполне могут, не обрати на них внимание, в перспективе пополнить собою ряды преступников. Механизм примирения эффективен в случаях, когда уголовное наказание в виде лишения свободы кажется несоразмерно жестоким или недальновидным.

В целом использование процедур примирения открывает следующие перспективы:

  1. Прокуроры и следователи получат новый способ воздействия на несовершеннолетних преступников (в виде возложения персональной ответственности в соответствии с примирительным договором). Данный способ особенно ценен в тех случаях, когда наказание в виде лишения свободы не целесообразно, а безнаказанность вредна.
  2. Систематическое применение процедур примирения позволит сократить расходы федерального бюджета на уголовное преследование малозначительных дел (если дело будет прекращено в связи с примирением, то обвиняемого можно не содержать в СИЗО в ожидании суда. Кроме того, прекращение дела позволит не проводить судебного разбирательства). Освободившиеся средства понадобятся для организованного государственного противодействия наркобизнесу, профессиональной преступности, коррупции и т.п.
  3. В отношении части уголовных дел будет введен в действие дополнительный механизм адресного возмещения вреда потерпевшему на этапе досудебного производства.
  4. Будет достигнута разгрузка суда от ведения части малозначительных дел и частичная разгрузка следователей.
  5. Будут созданы условия для конструктивного участия общественности в реабилитационных программах (представители общественных организаций, педагоги, родители могут выполнять в этом организующую и контролирующую роль. Процедурные возможности примирения позволят (если необходимо) оказать правонарушителям социальную и психологическую реабилитацию за счет направления их в различного рода социальные и психологические службы и надзора за ними в этот период со стороны общественности. Особенно важна своевременная реабилитация несовершеннолетних.
  6. Граждане, участвующие в примирении, освоят очень актуальную сегодня цивилизованную форму выхода из конфликтов.

В течение ноября - декабря 1997 г. При поддержке Вестминстерского Фонда "За демократию" сотрудниками Центра "Судебно-правовая реформа" было проведено два семинара "Развитие института примирения по делам несовершеннолетних в уголовном процессе" для работников прокуратуры. Как показал наш опыт обсуждения института примирения с прокурорами и следователями, дискуссия по этой теме носит в основном постановочный характер. В обсуждениях с юристами-профессионалами речь шла не столько о юридических разночтениях и тонкостях применения статей УК РФ и УПК РСФСР, регулирующих примирение между потерпевшим и обвиняемым, сколько о необходимости разработки самой процедуры примирения, учете традиций примирения, существующих в различных регионах России. Многие работники правоохранительных органов (следователи, судьи, прокуроры, адвокаты), с которыми мы беседовали, поддержали идею развития института примирения в уголовном процессе. Семинары и экспертные обсуждения выявили следующие недостатки сегодняшней практики реализации ст.8 и 9 УПК РСФСР:

1. Следователь, не имея достаточной информации о характере взаимоотношений правонарушителя и жертвы, не прекращает уголовное дело в порядке ст.8 или 9 УПК (например, он может предполагать, что на жертву оказано давление);

2. Потерпевший и правонарушитель могут просто не знать о возможности и процедуре примирения. При отсутствии профессионального посредника их установки на примирение могут оказаться не реализованными;

3. Органы следствия могут стремиться прекращать дела по нереабилитирующим основаниям, поскольку не могут усилить доказательственную базу, позволяющую направить дело в суд. Это обстоятельство, в свою очередь, провоцирует работников прокуратуры на отказ в прекращении дела по нереабилитирующим основаниям (ст.8, 9 УПК РСФСР). Таким образом, прекращение дела лишается значения социально-правового воздействия на обвиняемого, оказывается всего лишь способом регулировать объем труда следователей и надзирающего прокурора.

Устранение данных недостатков возможно на пути создания комплексной социальной технологии примирения с участием представителей уголовной юстиции, а также представителей различных государственных и негосударственных некоммерческих организаций, психологов и социальных работников.

12 Февраль 1998 г.


ПРИМЕЧАНИЯ

  • (1) Данные относящиеся к 1994 году взяты из книги: Состояние законности в Российской Федерации (1993 - 1995 годы). М. Научно-исследовательский институт проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ. Аналитический доклад. 1995. Раздел "Состояние законности в сфере противодействия преступности несовершеннолетних" С.131-136.
  • (2) Там же.
  • (3) См. Howard Zehr. Changing Lenses/ A New Focus for Crime and Justice, Herald Press, 1990.
  • (4) Описание этих программ, включая приведенные статистические данные, взято из текста размещенного на интернет страничке Международного информационного и ресурсного центра поддержки программ примирения жертвы и правонарушителя (VORP Information and Resource Center). См. http://www.vorp.com
  • (5) Лайне М. Криминология и социология отклоненного поведения. Хельсинки. Центр обучения тюремных служащих. 1994. С.51-53.

Другие интересные материалы:
В продолжение дискуссии: о размышлениях профессора Е.М. Крупицкого относительно «наукообразно декорированного шаманства» в российской наркологии
«Соглашаясь с критической оценкой профессором Е.М. Крупицким широкой...

Прежде всего по поводу замечаний Е.М. Крупицкого относительно недостаточно...
Тебе предлагают наркотик? Оглянись назад...


Тебе предлагают наркотик? Оглянись назад. Вспомни свое детство вспомни...
Нейрохимия опиатной наркомании
Опиатная наркомания является важной медицинской и социальной проблемой....

А. Головко*, Д. Коноплин, Ю. Некрасов, О. Романенко, М. Стрельский...
Фармакотерапия в наркологии
Рекомендации, представленные в настоящей работе, основаны и на данных...

Зависимость — хроническое рецидивирующее расстройство, связанное с...
Зависимое поведение школьников и профилактика его развития в образовательных учреждениях
“Сделать образовательное пространство безопасным, защищающим, идентичным,...

“Сделать образовательное пространство безопасным, защищающим, идентичным,...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100