Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





На полях и по поводу

 


> Закон сур-р-ов! > Даешь систему! > На полях и по поводу

Замечания на проект федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации". Проект № 108017-3 Российские государственные организации моей работой, как правило, не интересуются. Но недавно Председатель Комитета по законодательству Государственной Думы П.В. Крашенинников прислал мне законопроект о внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ и просил высказать свои замечания. Я эту просьбу выполнил. Поскольку законопроект уже прошел парламентские слушания и широко обсуждается в печати, мое мнение, которое во многом расходится с господствующими взглядами, также не может быть секретом. Тем более, что речь идет не только о конкретном законопроекте, но и об общих принципах правового регулирования сексуальности и сексуальной культуры. Поэтому помещаю свои замечания на этом сайте.

И. Кон

Замечания на проект федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации".
Проект № 108017-3

В целом постановка вопроса об усилении охраны детей от сексуальной, как и всякой иной, эксплуатации, правильна, необходима и своевременна.

Не касаясь пока конкретных формулировок законопроекта, я горячо поддерживаю введение уголовной ответственности взрослых за коммерческую сексуальную эксплуатацию несовершеннолетних, вовлечение их в порнобизнес, а также в оборот продукции, оказание услуг и в зрелищные мероприятия сексуального характера, за оборот детской порнографии и использование детей к качестве моделей для изготовления продукции порнографического характера. Считаю правильным повышение уголовной ответственности за совершение преступлений против несовершеннолетних родителями, педагогами и иными взрослыми, на которых законом возложены обязанности по воспитанию детей и надзору над ними; в этих случаях, даже при соблюдении буквы закона, например, легального возраста согласия, нередко имеет место злоупотребление властью. Правомерными представляются и статьи, связанные с вовлечением несовершеннолетних в занятие проституцией, похищением и вывозом заграницу.

Однако ряд положений, формулировок и особенно определений данного законопроекта вызывает у меня как специалиста по психологии юношеского возраста (включая подростковую сексуальность) и по общим вопросам сексологии серьезные возражения.

Чтобы сделать их понятными, я вынужден начать с замечаний общего характера

Замечания общего характера

Современное демократическое законодательство, в отличие от авторитарного, основывается на нескольких общих принципах.

  1. Поскольку интересы и права человека и гражданина стоят выше интересов государства и его чиновников, вмешательство государства в личную жизнь граждан должно быть минимальным. Ограничения прав личности допускаются только в том случае, если реализация их желаний и потребностей нарушает законные права и интересы других людей. Эти ограничения должны быть строго определены законом, равно как и санкции за несоблюдение соответствующих правовых норм.
  2. Чрезмерное расширение сферы правового, особенно уголовно-правового, регулирования не только нарушает права граждан и свободу их личной жизни, но и подрывает правовую систему в целом. Предписания слишком общего характера невозможно эффективно контролировать, а если применение закона становится избирательным, это неизбежно порождает произвол, злоупотребление властью и коррупцию правоохранительных органов, что, в свою очередь, подрывает устои правового общества и веру в закон.
  3. Предусмотренные законом наказания должны быть адекватны правонарушению, чтобы не увеличивать число преступников и не создавать в обществе атмосферу страха и паники. Как справедливо указывал В.И. Ленин, которого никто не упрекал в гнилом либерализме, эффективность закона обеспечивается не жестокостью наказаний, а их неотвратимостью. О том же недавно говорил и В.В. Путин.
  4. Эти принципы полностью распространяются на сексуальное поведение.

    В отличие от антисексуальных культур прошлого, современное общество признает сексуальность положительной ценностью, важной сферой общественной жизни и самореализации личности. Существует даже особое понятие сексуального здоровья. В 1975 г. Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) дала первое определение этого понятия: "Сексуальное здоровье это интеграция соматических, эмоциональных, интеллектуальных и социальных аспектов сексуального благополучия способами, которые положительно обогащают и возвышают личность, коммуникацию и любовь. Фундаментальные элементы этого понятия - право на сексуальную информацию и право на удовольствие " В последующие четверть века ученые - медики, сексологи, демографы, социологи и др. - существенно обогатили его.

    Сегодня сексуальное здоровье понимается не просто как отсутствие расстройств или болезней, а как связанное с сексуальностью состояние физического, эмоционального, душевного и социального благополучия. Это предполагает доступ к соответствующей информации, образованию и медицинскому обслуживанию, а также положительное и уважительное отношение к сексуальности, свободное от принуждения, дискриминации и насилия.

    Всемирная Сексологическая Ассоциация на своем конгрессе в Валенсии (1997) приняла специальную "Декларацию сексуальных прав", где говорится, что "сексуальность - органическая часть личности любого человеческого существа. Ее полное развитие зависит от удовлетворения базовых человеческих потребностей, таких как желание контакта, интимности, выражения эмоций, удовольствия, нежности и любви… Сексуальная свобода включает возможность для индивидов полностью выразить их сексуальный потенциал. Однако это исключает все формы сексуального принуждения, эксплуатации и злоупотребления в любое время и в любых жизненных ситуациях"

  5. Самой трудной проблемой в этом контексте является проблема детской сексуальности. В противоположность средневековой идее об асексуальности ребенка, современная наука считает, что сексуальность - стержневой аспект человеческого бытия на всем протяжении жизни, детская и подростковая сексуальность не может быть подавлена и требует к себе внимательного отношения. В то же время, в отличие от ряда древних цивилизаций, современное общество остро осознает необходимость защиты детей от сексуальных посягательств и эксплуатации со стороны взрослых. Поскольку дети - естественные жертвы всех, включая сексуальные, злоупотреблений взрослых, покушения на них всегда были и остаются частыми. Отсюда - целый ряд социально-правовых норм, таких как установление легального возраста согласия, запрещение производства и распространения детской порнографии и т.д.
  6. Международные организации, занимающиеся проблемами детства, учитывают обе стороны проблемы. Авторы законопроекта цитируют Статью 34 Конвенции ООН о Правах Ребенка:

"Государства-участники обязуются защищать ребенка от всех форм сексуальной эксплуатации и сексуального совращения. В этих целях государства-участники, в частности, принимают на национальном, двустороннем и многостороннем уровнях все необходимые меры для предотвращения:

  1. склонения или принуждения ребенка к любой незаконной сексуальной деятельности;
  2. использования в целях эксплуатации детей в проституции или в другой незаконной сексуальной практике;
  3. использования в целях эксплуатации детей в порнографии и порнографических материалах".

Но ребенок не является пассивным объектом деятельности взрослых, и Конвенция ООН защищает также его права как автономной личности.

Статья 12

Государства-участники обеспечивают ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим ребенка, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка.

Статья 16

Ни один ребенок не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на личную жизнь, семейную жизнь, неприкосновенность жилища или тайну корреспонденции, или незаконного посягательства на его честь и репутацию. Ребенок имеет право на защиту закона от такого вмешательства или посягательства.

В понятие "личной жизни", безусловно, включаются также эмоциональные, любовные и сексуально-эротические переживания и привязанности ребенка, а также его право на получение адекватной информации, без которой он не сможет самостоятельно распоряжаться этой сложной сферой собственной жизни. Тем более, что понятие "ребенка" в международно-правовых документах охватывает возраст до 18 лет.

Нарушителями этих прав могут быть не только физические лица, но и государство, включая правоохранительные органы, которые произвольно вмешиваются в личную жизнь, лишают его доступа к необходимой информации, принимают решения вопреки воле и желанию ребенка. Между прочим, понимание ребенка не как объекта, а как субъекта полностью ответствует теоретическим установкам прогрессивной советской психологии и педагогики 1960-1980-х годов.

  1. В России с обеими сторонами этой проблемы - защитой детей от сексуальной эксплуатации и с уважением сексуальных прав ребенка - дело обстоит плохо. В результате массовой бедности и детской безнадзорности, Россия стала страной едва не самой дешевой, массовой и безнаказанной детской проституции, а также производителем и экспортером самой грязной детской порнографии. Что же касается сексуальных прав ребенка, то они вообще никем не признаются. Поскольку никакого систематического сексуального просвещения в стране нет, а попытки создать его вызывают яростные нападки, главным, а то и единственным источником сексуальной информации для подростков являются коммерческие средства массовой информации, которые часто дают ложные и примитивные представления о сексуальности. Неизбежный результат этого - крайне низкий уровень как общей сексуальной культуры, так и культуры сексуального здоровья, что, в свою очередь, способствует эпидемии СПИДа, болезней, передающихся половым путем (БППП), и другим социально опасным явлениям. Именно в этом контексте следует рассматривать обсуждаемую законодательную инициативу.

Критические замечания по существу законопроекта

1 . Повышение легального возраста согласия с 14 лет до 16 .

а) Утверждение авторов законопроекта о "необоснованной, произвольной декриминализации ненасильственых половых контактов с несовершеннолетними 14-15 летнего возраста" фактически неверно. В первом варианте нового российского УК возраст согласия был именно 14 лет, но президент Ельцин его не утвердил. В новом, вошедшем в силу варианте УК, возраст согласия был повышен до 16 лет. В 1998 г. его снова снизили до 14 лет, теперь опять хотят повысить. На мой взгляд, это не мотивировано. Странно, что 15 лет вообще не рассматривались в качестве рубежа. Депутаты боятся нечетных чисел?

б) 14 лет - самый распространенный легальный возраст согласия в Европе (больше половины стран); если добавить 12 стран, где возраст согласия 15 лет, то число таких государств составит три четверти общего числа. Возраст согласия в 16 лет принят только в 15 странах. Степень распространенности сексуальных покушений на детей зависит не от возраста согласия, а от социально-экономических и культурных особенностей страны.

Кстати, оценивая тот или иной зарубежный опыт, нужно смотреть прежде всего на объективные показатели. В США самые строгие наказания за сексуальные преступления сосуществуют с самой неблагоприятной социальной статистикой по всем вопросам, относящимся к сексуальности, от изнасилований до подростковых беременностей и абортов. Не лучше ли равняться на более успешные и цивилизованные европейские образцы, которые ближе к нам пространственно и культурно и к тому же достаточно разнообразны?

в) Возраст между 14 и 16 годами во всем мире сексуально весьма активен. Представление, что подростки начинают интересоваться сексуальностью только потому, что их к этому побуждают зловредные педофилы ( они же - сексологи, наймиты фармацевтических компаний и агенты ЦРУ) и безнравственные СМИ, принадлежит к числу самых антинаучных.. Подростковая гиперсексуальность - универсальное биологическое явление. Никакими запретами с ней не справиться. Динамика сексуальной активности российских подростков вполне сравнима с тем, что происходит в остальном мире. 14 - 15 - летние подростки не только имеют определенно выраженные сексуальные интересы, но и сами проявляют в этом отношении инициативу. По данным С.И. Голода, в 1995 г. до наступления 16 лет коитальный опыт (половой акт) имели 12.2% российских подростков. По данным нашего опроса 1995 г., в 16 лет половой акт пережили свыше половины мальчиков и треть девочек. Некоитальные, социально и психологически менее ответственные, формы сексуальных контактов начинаются гораздо раньше и распространены значительно чаще. Многие сексуальные контакты подростков являются разновозрастными. Первый партнер девушек, переживших свой первый половой акт в 14 лет, был старше их на два и более года у 70%, среди пятнадцатилетних - у 75 %. У мальчиков соответствующие цифры составляют 51% и 31%. Зарубежные данные того же порядка.

По причинам как медицинского, так и социального порядка сексологи считают ранние - до 16 лет - сексуальные отношения нежелательными, особенно для девушек. Однако административно контролировать подростковую сексуальность общество не может. Именно это вынуждает цивилизованные страны вводить специальные программы сексуального просвещения, причем вводить их до того, как подростки начинают активную сексуальную жизнь.

г) Оценивая разновозрастные сексуальные отношения , необходимо учитывать половые и индивидуальные различия в темпах созревания. Поскольку девочки в этом отношении на 2-3 года опережают мальчиков, 18-летний юноша психосексуально может быть ровесником 15-летней девушки. Очень велики индивидуальные различия в темпах созревания и в половой конституции. Некоторых 14-летних девочек вполне можно принять за взрослых, да и сами они, как и мальчики, нередко выдают себя за более старших. Нередко наблюдается и преждевременное созревание. В "СПИД-инфо" № 2 за 2002 г. приводится случай, когда преждевременно созревшая 12-летняя девочка сошлась с молодым мужчиной, а затем по злобе оговорила его и отправила и тюрьму, где его вскоре убили. Если, как предлагают авторы законопроекта, исключить из статей 131 (изнасилование) и 132 (насильственные действия сексуального характера) и проектируемых новых составов преступления указание на то, что речь идет о лицах "заведомо не достигших 14-летнего возраста", количество обвиняемых резко возрастет и могут быть осуждены невинные люди, что абсолютно недопустимо. Слово "заведомо" - необходимая гарантия против возможной судебной ошибки, убирать его нельзя! Презумпция виновности обвиняемых - опасная черта данного законопроекта.

Короче говоря, повышение легального возраста согласия и аналогичное изменение ст.135 я считаю научно и морально необоснованным. Это только прибавит работы нашим и без того перегруженным и неэффективным правоохранительным органам и увеличит вероятность произвольных решений.

 

2. Что значит "действия сексуального характера"?

Опасность репрессивного законодательства усугубляется неопределенностью подразумеваемых составов преступления. Российский УК в этом отношении весьма уязвим. Ст.131 и другие упоминают а) половое сношение, б) мужеложство, в) лесбиянство и г) иные действия сексуального характера. Что такое половое сношение - понятно, это введение мужского полового члена во влагалище. Мужеложство в русской правовой традиции всегда означало анальную интромиссию, т.е. введение члена в задний проход, и ничего другого. Какие телесные практики закон считает лесбиянством - никому неизвестно, ни в прежних русских законах, ни в большинстве зарубежных кодексов такого состава нет, да и у нас он введен главным образом из соображений гендерного равенства, чтобы уравновесить мужеложство.

А что такое "иные действия сексуального характера"? Кроме полового акта и анального секса, причем в обоих случаях член можно заменить пальцем, рукой или любым другим предметом, это может быть оральный секс (сосание или лизание половых органов), мастурбация и взаимная мастурбация, обнажение собственных и осматривание или ощупывание чужих половых органов, поцелуи, объятия и многое другое. Считают ли законодатели все эти действия равноценными? И являются ли они таковыми для массового сознания?

Многое такое, что определенно является "действием сексуального характера" для юриста или сексолога, человек с улицы, тем более - подросток может вовсе не считать таковым, для него это может быть просто игра и что-то еще. Все помнят, как Билла Клинтона обвинили во лжи за то, что он отрицал сексуальный характер своих отношений с Моникой Левински. Но среди опрошенных в 1991 г. американских студентов 59% также не считали "сексом" орально-генитальные, а 19% - и анально-генитальные контакты. Среди опрошенных в 2000 году британских студентов введение члена во влагалище считают сексом 98%, а оральное (ртом) стимулирование половых органов - только 33%, а мануальное (руками) - всего лишь 18% опрошенных. Что по этому поводу думают среднестатистические молодые россияне, я не знаю, но вряд ли они сексуально образованнее студентов английского университета.

Православные священники в XVI в. не стеснялись задавать "мужам и отрокам" вполне конкретные вопросы: "Или свой язык в чужой рот вложил, или в естество жене тыкал? Или удом своим чужого тыкал? Или с чужим играл до истечения?" (Требник XVI в.) А в 1996 г. некоторые уважаемые депутаты Госдумы обвиняли в развратных действиях и требовали возбудить уголовное дело против В.В. Червякова, автора анонимной сексологической анкеты, целью которой было выяснение уровня сексуальных знаний подростков, где самым "страшным" вопросом было - где находится и какие функции выполняет клитор. Перекрыть сексологические обследования нетрудно, но тогда вашим единственным источником информации о состоянии сексуального здоровья и культуры общества будет статистика абортов, венерических заболеваний и сексуальных преступлений, и статистика эта будет нерадостной.

Эти вопросы вовсе не академические.

В ряде европейских стран легальный возраст согласия прямо подразумевает половой акт или же закон как-то дифференцирует сексуальные действия. В нашем УК такой дифференциации нет, за любые сексуальные действия, при отсутствии отягощающих обстоятельств, наказание одно и то же, сейчас его предлагают резко ужесточить.

Пока имелись в виду только насильственные действия, неясностью закона можно было до некоторой степени пренебречь, - дескать, суть не в том, какие части вашего тела кем-то сексуально используются, а в том, что это происходит насильственным путем, против вашей воли. Кроме того, насилие оставляет материальные следы, которые следствие может найти и использовать как доказательство.

Но статья 134 говорит о добровольном контакте по обоюдному согласию. Такие отношения могут иметь совершенно разный субъективный, человеческий смысл, в зависимости от их контекста и интерпретации обоими участниками. На основе данного законопроекта можно при желании обвинить кого угодно: не так посмотрел, не там потрогал, кто-то видел, что "они" обнимались или целовались и т.д. Вопрос, кто именно был инициатором сексуальных действий, закон даже не ставит, да и ответить на него зачастую невозможно. Возможность любви тут вообще не предусмотрена, только обман и злоупотребление. Между тем инициатором криминального разбирательства в этом случае будет, как правило, вовсе не потерпевший, а кто-то другой, по самым разным мотивам, включая зависть, злобу, сведение личных счетов, ревность, собственную сексуальную неудовлетворенность и т.д. Как оградить людей от оговора? И помнят ли законодатели, что, учитывая отношение к педофилии в нашей криминальной среде, зачастую речь идет практически о смертном приговоре? Готовы ли вы взять на себя моральную ответственность за возможные судебные убийства людей, вина которых не доказана и вообще проблематична?

Странно выглядит примечание 2 к ст. 34 и 35, что их действие "не распространяется на лиц, состоявших на момент совершения предусмотренных указанными статьями деяний в зарегистрированном браке с потерпевшими". Во-первых, минимальный брачный возраст также регулируется законодательно, для отступления от него нужны веские причины, все знают, когда и почему это делается. Во-вторых, оно ставит в неравноправное положение однополые связи, вопреки решению Европарламента о том, что возраст согласия и связанные с ним требования должны быть для всех одинаковы.

Кто выиграет от ужесточения уголовного законодательства?

Подросток? Ни в коем случае. Закон не столько охраняет его, сколько виктимизирует. Вопреки духу и букве процитированных выше статей 12 и 16 Конвенции ООН, собственные чувства и желания подростка здесь полностью игнорируются. Разумеется, подросток может ошибаться в оценке своих чувств и возможных последствий своих действий. Но, в отличие от изнасилования, добровольный сексуальный контакт со взрослым может иметь для 14-15-летнего подростка какие-то нежелательные последствия, а может и не иметь их (кстати, тут есть большая разница между девочками и мальчиками). Зато следствие по подобному делу, даже если подростка не будут при этом ни избивать, ни запугивать (что почти всегда имеет место), неизбежно оставит у него шрам на всю жизнь. А сколько ребят предпочтут позору самоубийство?

Вы боитесь за своих детей и хотите жестоко наказать их потенциального совратителя. А вы готовы подвергнуть своего ребенка, который пошел на эту связь добровольно, не считает себя жертвой и, возможно, даже любит этого человека, всем ужасам подобного процесса? Невольно вспомнишь библейскую притчу о том, как царь Соломон отличил настоящую мать ребенка от самозванки.

Осложнится и положение правоохранительных органов. Наплыв доносов и бездоказательных обвинений, которые одинаково трудно доказать и опровергнуть и от которых невозможно отмахнуться, отодвинет на задний план дела о терроризме, коррупции, убийствах и экономических преступлениях. Зато, какой простор (и навар) для недобросовестных милиционеров, прокуроров и судей, умеющих ловить рыбку в мутной водичке, для самозванных "экспертов" и журналистов, получающих от смачных сенсаций одновременно сексуальное и материальное удовлетворение! Мы этого хотим?

3. Что такое развратные действия?

В статье 135 понятие "Развратные действия" не определено. Подразумевается, что это действия сексуального характера, которые совершены с целью удовлетворения половой страсти виновного либо преследуют цель возбуждения или удовлетворения полового инстинкта малолетнего. Развратные действия могут состоять, например, в совершении полового акта или иных сексуальных действий в присутствии подростка - в обнажении половых органов; в показывании малолетнему открыток, фотографий, видеофильмов порнографического характера; в предоставлении ему для чтения такого рода литературы. Теперь предлагается повышение максимального возраста потерпевших с 14 до 16 лет и ужесточение санкции путем введения наказания в виде лишения свободы сроком до трех лет и исключения альтернативных видов наказания. А согласно дополнительной части третьей, "деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, повлекшие по неосторожности психическое расстройство или самоубийство потерпевшего (потерпевшей) , заражение его (ее) ВИЧ-инфекцией либо иные тяжкие последствия" наказываются лишением свободы от 5 до 12 лет.

Спрашивается, как можно путем развратных действий, без применения насилия и, не дотрагиваясь до потерпевшего (это уже другая статья), довести его до самоубийства и даже заразить ВИЧ-инфекцией? Даже один-единственный пример такого рода был бы революцией в вирусологии.

4. Об эротике и порнографии

Многие положения законопроекта касаются не только детей и подростков, но и всех взрослых людей. Прежде всего, это определения основных понятий. Авторы полагают, что данные ими определения помогают "избежать произвольного, расширительного толкования используемых ими новых терминов" (Пояснительная записка, стр. 9). Увы, это далеко не так.

Доказывая необходимость безусловного запрета любой порнографии, авторы законопроекта ссылаются на Женевскую конвенцию о пресечении обращения порнографических изданий и торговле ими от 12 сентября 1923 г. Но что такое порнография и чем она отличается от эротики, без которой человечество никогда не обходилось и обойтись не сможет, да и не хочет? Общепринятого определения этого понятия в мировой науке нет. Многие ученые предпочитают называть это просто "материалами откровенно-сексуального характера". По вопросу об оценке влияния на людей порнографии также нет единой точки зрения.

Достоверно известно, что после отмены анти-порнографических законов в Дании, Швеции, Западной Германии и Японии количество сексуальных преступлений, особенно изнасилований и нападений на детей, в этих странах заметно уменьшилось, равно как и потребление порнографической продукции. Кстати, и в других западные странах значительная часть продукции, которую наши законодатели запрещают, продается легально, но в строго определенных условиях.

Интересны данные, полученные известным французским социологом Аленом Джами (1998) путем статистического анализа общенационального опроса, охватившего свыше 20 тысяч французов. Потребление порнопродукции во Франции достаточно массово: "часто" и "иногда" порнографические журналы читают 47.4% мужчин и 19.3 % женщин. Чтобы понять, как это связано с их сексуальным поведением, Джами подверг детальному анализу ответы мужчин, сказавших, что они читают порножурналы часто (5.7% всей выборки). Как и следовало предполагать, среди этих мужчин больше молодых, чем старых, больше горожан, чем сельских жителей, и они менее религиозны. Любители "клубнички" ведут более активную и разнообразную сексуальную жизнь, имеют больше сексуальных партнеров, значительно чаще мастурбируют, занимаются оральным и анальным сексом и т.д. У них больше эротических фантазий и они чаще других мужчин воображают секс с необычными партнерами или в необычных обстоятельствах. В целом эти мужчины сексуальнее других, но агрессивных, "насильственных" образов в их воображении меньше, чем у остальных мужчин (0.5% против 1.3%). Иными словами, потребление порнографии связано с определенным типом сексуального поведения, но ничего патологического и социально опасного в нем нет. Ответить по основе этих данных на вопрос, является ли определенный тип сексуального поведения результатом чтения порнографических журналов или же, наоборот, определенный тип сексуальных потребностей побуждает людей обращаться к эротическим материалам, невозможно, однако в свете общей научной логики второй ответ более правдоподобен.

Независимо от оценки влияния порнографии на взрослых людей, родители и педагоги единодушны в том, что к ней не следует приобщать детей и подростков. Задача не допускать использования детей и подростков в сексиндустрии в качестве а) объектов изображения, б) соучастников процесса производства и распространения и в) потребителей порнопродукции трудна, но осуществима. На любой легальной западной порно= (или эротической) видеокассете написано, что все участники изображенного сексуального действия достигли 18 лет, и полиция это проверяет. Строгие возрастные ограничения существуют для посещения сексшопов, игорных домов и тому подобных заведений. Разумеется, в нелегальном порнобизнесе эти правила не действуют, и поскольку международные сети производителей и потребителей детской порнографии взаимосвязаны, борьба с этим злом требует от правоохранителей терпения, мастерства и международной кооперации. Но делать это нужно, не выходя за рамки правового поля и здравого смысла.

Российские законодатели, желая разом вытеснить всю сексуально-эротическую культуру (задача заведомо неосуществимая), предпочитают действовать методом красногвардейской атаки, не задумываясь ни о реальных условиях, ни о четкости формулировок. Это ярко проявилось при обсуждении в Госдуме закона "О государственном регулировании и контроле оборота продукции сексуального характера", в котором все основные определения сексологически некорректны, и повторяется в данном законопроекте.

Под продукцией сексуального характера в проекте понимается печатная, аудиовизуальная и иная продукция, сообщения и материалы, содержанием которых является изображение либо описание действий или поз, возбуждающих или направленных на возбуждение сексуального влечения, либо на его удовлетворение, а равно изделия и средства, предназначенные для тех же целей, за исключением продукции порнографического характера, а также произведений, обладающих научной, культурной или художественной ценностью.

 

Это определение крайне расплывчато. Не говоря уже о том, что в сексуальном влечении и в его удовлетворении нет абсолютно ничего предосудительного (наоборот, плохо, если оно отсутствует), сексуально-эротические стимулы очень разнообразны. Мало ли что кого возбуждает? Это может быть и сцена объятий, и поцелуй, и эротический жест, и танец. Здоровых сексуальных подростков возбуждает многое такое, чего взрослые даже не замечают (например, тычинки и пестики). Если этот закон будет принят, СМИ будут не вылезать из судов.

Исключение для произведений, обладающих научной, культурной или художественной ценностью, дела не меняет. Научная и художественная ценность очень многих произведений массовой культуры, и не только "сексуального характера", мягко говоря, проблематична. У них совсем другие функции. Кто и по каким критериям будет оценивать всю эту массовую продукцию? Не все можно регулировать с помощью уголовного права. Есть еще нормы этики, педагогического такта, правила выдачи и аннулирования лицензий СМИ и т.д. Правительство и СМИ всегда могут договориться о реальных и в то же время более гибких критериях.

Еще хуже с определением порнографии. Согласно примечанию 1 к статье 242 под продукцией порнографического характера в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса понимается печатная, аудиовизуальная и иная продукция, включая распространяемые по телекоммуникационным линиям сообщения и материалы, содержанием которых является натуралистическое изображение либо описание сексуальных действий или половых органов, а также любые изображения или описания: изнасилования или насильственных действий сексуального характера, сексуальных действий с несовершеннолетними, либо с телами умерших или с животными, за исключением произведений, обладающих научной, культурной или художественной ценностью.

Относительно насильственных действий и сексуальных действий с несовершеннолетними, с телами умерших и с животными - все правильно. Но чем депутатам так не угодили половые органы, что они считают их порнографическими даже вне сексуального контекста? Могу только процитировать, вслед за Марией Арбатовой, знаменитый фильм Милоша Формана "Народ против Ларри Флинта": "Руди, ты верующий? Значит, ты веришь в то, что Бог создал мужчину и женщину? Значит, именно тот же Бог создал их гениталии? И кто ты такой, чтобы пренебрегать Божьим творением?" Современная медицина считает незнание сексуальной анатомии и страх перед ней серьезной психологической проблемой, затрудняющей сексуальное благополучие.

"Натуралистическим изображением" половых органов увлекаются очень многие вполне нормальные подростки, и даже некоторые уважаемые взрослые. Разумеется, все эротические рисунки Пушкина, Кокто или Эйзенштейна по определению имеют художественную и культурную ценность. Но ведь эта оценка ретроспективная. Конечно, домашние зарисовки не обязательно показывать всему свету, но и стыдиться их особенно нечего. К тому же строгое разграничение частного и публичного не всегда возможно, например, в Интернете. Тут нужны более тонкие формы регулирования, чем уголовное право, и эти формы реально существуют.

К тому же новый закон касается не только публичной сферы.

Если признать любое изображение обнаженного тела порнографическим, то родители, фотографирующие своих детей любого возраста голышом, совершают развратные действия, а их семейный альбом по пункту 3 статьи 242-1 может быть основанием для лишения их свободы на срок до 8 лет.

3. Перемещение через границу Российской Федерации, хранение без цели распространения продукции порнографического характера, содержащей образы несовершеннолетних,- наказываются штрафом до одной тысячи минимальных размеров оплаты труда или лишением свободы на срок до восьми лет лишения свободы с конфискацией имущества или без таковой с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

 

Эта статья страшнее даже знаменитой статьи 58-10. Насколько я помню, только за хранение антисоветской литературы, например, книг Солженицына, человека посадить не могли, КГБ должен был доказать, что эта литература размножалась или кому-то передавалась. А здесь можно получить 8 лет тюрьмы за одно лишь хранение открытки или фотографии голого ребенка, которую следователь сочтет детской порнографией.

Это угрожает не только педофилам. Достаточно анонимного доноса по любому поводу, чтобы у любого нежелательного гражданина произвели обыск, и нашли или подбросили ему порнооткрытку (это гораздо проще, чем наркотики, на подбрасывание которых падки все, не только наши, спецслужбы). Следствию доказывать ничего уже не нужно, а обвиняемый, даже в случае оправдательного приговора, будет серьезно скомпрометирован. Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит, - он звонит по тебе.

Кстати, даже в случаях настоящей детской порнографии, изображающей ребенка объектом или соучастником сексуальных действий, судить нужно не потребителей, а производителей и распространителей. Потребителей ловить, конечно, проще, но по этой логике нужно сажать не Мавроди, а клиентов МММ, которые хотели ни за что получить большие деньги и тем самым породили мошенников.

5. Защита детей или крестовый поход против сексуальности?

При чтении проекта создается впечатление, что в ряде случаев его авторы, под благовидным предлогом защиты детей, пытаются если не вообще запретить сексуальность, то, как минимум, лишить подростков доступа к любой сексуальной информации. Вот что говорят об этом они сами (Пояснительная записка, стр.6):

"В целях противодействия бесконтрольному распространению открытых, массовых, публичных форм растления детей и подростков (в том числе с использованием просветительских проектов, средств массовой информации, современных телекоммуникационных сетей, сети Интернет), посягающих на неопределенно широкий круг потерпевших, проект закона вводит в действующую статью 242 УК специальный состав преступления, предусматривающий повышенные меры ответственности за "распространение, демонстрацию или рекламирование продукции порнографического характера среди заведомо несовершеннолетних". Законопроект также дополняет УК новой нормой ч.1 статьи 135-1, устанавливающей ответственность за "распространение, демонстрацию или рекламирование среди лиц, заведомо не достигших шестнадцатилетного возраста продукции сексуального характера, совершенные с использованием средств массовой информации, телекоммуникационных сетей или в иной публичной "В целях противодействия бесконтрольному распространению открытых, массовых, публичных форм растления детей и подростков (в том числе с использованием просветительских проектов, средств массовой информации, современных телекоммуникационных сетей, сети Интернет), посягающих на неопределенно широкий круг потерпевших, проект закона вводит в действующую статью 242 УК специальный состав преступления, предусматривающий повышенные меры ответственности за "распространение, демонстрацию или рекламирование продукции порнографического характера среди заведомо несовершеннолетних". Законопроект также дополняет УК новой нормой ч.1 статьи 135-1, устанавливающей ответственность за "распространение, демонстрацию или рекламирование среди лиц, заведомо не достигших шестнадцатилетного возраста продукции сексуального характера, совершенные с использованием средств массовой информации, телекоммуникационных сетей или в иной публичной

"В целях противодействия бесконтрольному распространению открытых, массовых, публичных форм растления детей и подростков (в том числе с использованием просветительских проектов, средств массовой информации, современных телекоммуникационных сетей, сети Интернет), посягающих на неопределенно широкий круг потерпевших, проект закона вводит в действующую статью 242 УК специальный состав преступления, предусматривающий повышенные меры ответственности за "распространение, демонстрацию или рекламирование продукции порнографического характера среди заведомо несовершеннолетних". Законопроект также дополняет УК новой нормой ч.1 статьи 135-1, устанавливающей ответственность за "распространение, демонстрацию или рекламирование среди лиц, заведомо не достигших шестнадцатилетного возраста продукции сексуального характера, совершенные с использованием средств массовой информации, телекоммуникационных сетей или в иной публичной форме". "В целях противодействия бесконтрольному распространению открытых, массовых, публичных форм растления детей и подростков (в том числе с использованием просветительских проектов, средств массовой информации, современных телекоммуникационных сетей, сети Интернет), посягающих на неопределенно широкий круг потерпевших, проект закона вводит в действующую статью 242 УК специальный состав преступления, предусматривающий повышенные меры ответственности за "распространение, демонстрацию или рекламирование продукции порнографического характера среди заведомо несовершеннолетних". Законопроект также дополняет УК новой нормой ч.1 статьи 135-1, устанавливающей ответственность за "распространение, демонстрацию или рекламирование среди лиц, заведомо не достигших шестнадцатилетного возраста продукции сексуального характера, совершенные с использованием средств массовой информации, телекоммуникационных сетей или в иной публичной форме".

При этом мотивация такого поведения - старомодные юристы привыкли связывать понятие вины с понятием умысла - также может быть какой угодно: "содеянное может быть не связано с возбуждением или удовлетворением сексуальных потребностей виновного или потерпевшего, а преследовать корыстные, прагматические конъюнктурные или иные цели", "как с прямым, так и косвенным умыслом" (там же) Как говорится, была бы вина, а умысел найдется.

Слова о "публичных формах растления детей" звучат, конечно, устрашающе. Но что они конкретно обозначают? Поскольку под расплывчато-глобальные формулировки законопроекта может быть подведена любая информация сексуального характера, он явно направлен на то, чтобы ликвидировать какие бы то ни было легальные формы публичного обсуждения вопросов пола и сексуальности, прежде всего - сексуальное просвещение. А заодно и многие другие права и свободы граждан.

Собственно, это уже делается. Идея сексуального просвещения в школе намертво заблокирована. Одним из главных обвинений в адрес "развратной" научно-популярной брошюры Российской Ассоциации планирования семьи было то, что она содержала изображение половых органов. А как без этого изучать анатомию? Таким же яростным нападкам подвергается пропаганда презервативов. Да и зачем презервативы, если ВИЧ-инфекция передается через развратные действия? Некоторое время назад в Петербурге судили учителей, использовавших в курсе сексуального просвещения голландскую просветительскую видеокассету, где говорилось о безвредности мастурбации (факт бесспорный). Данный законопроект стремится лишь придать этому крестовому походу юридическую базу. Само обсуждение его идет в атмосфере давления на депутатов со стороны некоторых СМИ. А кому захочется прослыть врагом детей и защитником педофилов?

Однако эта политическая игра опасна не только для ее предполагаемых жертв, а для всего общества. Ликвидация легального, как выражаются ученые, "сексуального дискурса" (разговора о сексуальности) только делает сексуальность менее цивилизованной и более неуправляемой. Именно благодаря тому, что при советской власти секса официально не


Другие интересные материалы:
Влияние социально-демографических факторов на клинические проявления алкоголизма у женщин
Видеоматериалы Всероссийской конференции «Мир аддикций: химические и...

29-30 ноября 2012 в Санкт‐Петербургском научно‐исследовательском...
Петербург правеет?
В последние дни августа, после принятия решения о легализации А.Чубайса в...

В первой декаде сентября мы вновь “вышли в поле” и, пообщавшись с очередной...
Компьютерная зависимость: скептический взгляд
Исследуется понятие “компьютерная аддикция” и делается акцент на важности...

“Единственное основание для разграничения привычки и патологического...
Стигма и дискриминация в психиатрии и наркологии
Парадоксальная ситуация: больные, которые не обращаются за медицинской...

Одной из важных проблем современной психиатрии и наркологии является большая...
Галлюциногены: особый класс психоактивных веществ?
Галлюциногены представляют собой разнородную совокупность психоактивных...

 Галлюциногены обладают психоактивными свойствами, но при этом...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100