Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Дымоходы из стали

Только качественные стальные дымоходы. Быстрая доставка. Гарантия. Звоните

отопление-ногинск.рф

Электросушилка для рук

Электросушилки- Подробная Информация описание цены

tdome.ru

Русские, финны и алкоголь: противоположности и совместимости

 


> Сверхценные идеи > Косые взгляды > Русские, финны и алкоголь: противоположности и совместимости

Доклад двух ведущих финских социологов позволяет взглянуть на проблему российского алкоголизма глазами иностранцев. Сравнивая же распространение алкоголизма в России и Финляндии, выскажем свое субъективное мнение, что ситуация отличается качественно: если финны ее контролируют, то в России алкоголизм уже стал национальной катастрофой.

Ю. Симпура, Т. Паккасвирта

СТАКЕС, Национальный центр по изучению и развитию социального обеспечения и здравоохранения Финляндии, отдел исследования алкоголизма, Хельсинки
Доклад на семинаре, организованном институтом Финляндии в Петербурге 02-09-1999

Содержание

Вступление и постановка вопросов
1. Употребление алкоголя в России и в Финляндии
2. Алкоголь и история в России и Финляндии
3. Действовал ли в Финляндии сухой закон после второй мировой войны?
4. Алкоголь и политика сегодня: три точки зрения
5. Связанные с алкоголем актуальные политические проблемы и возможности в России и в Финляндии
6. Алкоголь, повседневная жизнь и "алкогольная" культура в Финляндии и России
7. Заключения и возможности совместной русско-финской исследовательской работы

Вступление и постановка вопросов

И в России и в Финляндии, в каждой, имеется своя особенная история употребления алкоголя: события, связанные с алкоголем периодически оказывали большое влияние на политическую жизнь стран. В странах также имеется свое особое отношение к алкоголю. Водка в России - это почти святое дело, а в Финляндии так называемый финский "нестойкий выпивоха" (плохая переносимость, агрессивность) составляет центральную часть финской национальной идентичности. В третьих, и с точки зрения этого доклада главное то, что у русских и финнов имеются сильные стереотипные представления друг о друге. Эти представления содержат также много поверий, связанных с алкоголем. В Финляндии все как бы знают, что такое русское пьянство: неудержимая любовь к водке. Эту веру не смогли поколебать даже увеличившиеся за последние 10 лет контакты с русскими в областях туризма и торговли. В России сведения о финнах и алкоголе наверняка малочисленны в других местах, кроме как именно здесь, в области Петербурга. Их оживляет опыт русских в 1960-1970-х годах, помнящих о финских водка-туристах в Ленинграде того времени. Частично их заслуга, что до сих пор в России можно столкнуться с мнением, что в Финляндии действует сухой закон и поэтому финны не могли (и кажется, что и теперь не могут) справиться с собой в государстве свободной водки.

В этом докладе мы предварительно сравним Россию и Финляндию в вопросах связанных с алкоголем. Интересно отметить, что подобные сравнения, по нашим сведениям, раньше систематически не предпринимались. Рассмотрим сначала алкоголь и историю в каждой стране: не только историю употребления алкоголя, а также роль алкоголя в общей истории. После этого, мы ответим отдельно на вопрос, особенно интересующий русских, действует ли еще в Финляндии сухой -закон. Затем, мы перенесемся в настоящие дни и рассмотрим употребление алкоголя и его последствия с трех главных точек зрения: экономики, здоровья и порядка. Важно отметить, что эти точки зрения являются непосредственно также политическими точками зрения, исходя из которых политическая деятельность, направленная на алкоголь, в разные времена и по- разному обосновывалась. Как и в России, так и в Финляндии имеется группа актуальных вопросов, которые влияют на алкоголь и политику. Алкоголь и культура, а также алкоголь и повседневная жизнь являются темами последующей главы. Вместе они сплетаются в явление, которое можно назвать "национальной алкогольной культурой". В конце мы расскажем о начатой совместной исследовательской работе, связанной с алкоголем, и наметим новые возможные темы для сотрудничества. В приложении мы собрали список новой или важной международной литературы по алкоголю, касающейся России.

Итак, по существу вопроса: как много в России и в Финляндии пьют и что пьют?

1. Употребление алкоголя в России и в Финляндии

Уровень употребления алкоголя, который в международной статистике представлен из расчета употребления алкогольных налитков в качестве 100-процентного алкоголя, является самым обычным индикатором в сравнении алкогольной ситуации в разных странах. Колебания уровня употребления алкоголя в единичной стране отражают приблизительно колебания отрицательных последствий его употребления (см. напр. Edwards et al. 1998 (1994)). Сравнение стран только в свете уровня употребления алкоголя более трудно, так как на взаимосвязь между употреблением и отрицательными последствиями влияет, в какой-то мере, какие алкогольные напитки употребляют, привычки употребления и также организации, которые отвечают за контроль и лечение отрицательных последствий употребления алкоголя. Международную полуофициальную статистику употребления алкоголя (World Drink Trends 1997) публикует издательство, которое близко к международной алкогольной промышленности. Эти данные считаются обычно независимыми, но во всех странах в них содержаться большие неопределенности и ошибочные источники. Самое важное из них, это так называемое нестатистическое употребление, значит такое производство и потребление алкоголя, которое совсем не регистрируется а официальной статистике. Примером этого служат домашнее производство, привезенный туристами алкоголь, контрабанда и другие незаконные производства алкоголя. Эти проблемы отмечаются также в данных, касающихся и России и Финляндии.

Оценить уровень употребления алкоголя в России всегда было трудной задачей, и это ничуть не стало легче в 1990-х годах. Официальные цифры потребления (см. напр. World Drink Trends 1997) говорят, что в России употребление алкоголя составило бы примерно 5 литров стопроцентного алкоголя на душу населения. Для сравнения можно отметить, что в винных странах Средиземноморья, где традиционно пьют вина больше всего в мире, официальные цифры колеблются сейчас между 10-12 литрами. По неофициальной оценке в России потребление алкоголя считается, все-таки, гораздо большим, чем 10 литров, а по самым высоким оценкам, даже свыше 15 литров. В том числе в представленных Немцовым (1998) данных получается, что по Москве употребление алкоголя составляло в 1993 г. около 14 литров. Часто предполагают, что Россия является сегодня самой пьющей страной в мире. С этим так же трудно согласиться, как и отрицать. Например, по Латвии представлены еще более высокие показатели, а по Гренландии сообщается даже свыше 20 литров употребления алкоголя в конце 1980-х годов. По неподтвержденным данным также трудно решить увеличилось или уменьшилось употребление алкоголя в России в данный момент. Но на очень много это в будущем не может увеличиться.

В Финляндии, как и в других северных странах, статистику по употреблению алкоголя ведут очень скрупулезно. Официальный уровень употребления в 1998 году был 7,09 литра стопроцентного алкоголя на душу населения в год (Алкоголь и наркотики 1998). К этому, все-таки, нужно добавить примерно 20-30 процентов не отмеченной в статистике части употребления (экспертная оценка исследователей – Э.В.). Значит можно сказать более точно, что в Финляндии употребляют 8,5-9,5 литров стопроцентного алкоголя на душу населения в год. Официальный уровень употребления алкоголя после первых лет 1990-х годов растет, и об этом же говорит оценка нестатистического употребления. Количество употребленного алкоголя в 1990 году было, безусловно, самым высоким в Финляндии после первой мировой войны: однако, нужно помнить, что в Финляндии пили очень мало в годы сухого закона (1919-1932), а также и долго после него. Лишь в 1980-е годы употребление алкоголя в Финляндии достигло и остается на нынешнем уровне, с которого мы сейчас поднимаемся еще выше.

В международных сравнениях страны часто разделяют на три группы по тому, что в них является наиболее любимым видом алкогольных напитков. Говорят о странах пива, винных странах и странах водки. Россия была и, по-прежнему, остается страной водки: главенствующее положение водки неоспоримо, и после алкогольной реформы Горбачева, лишь сильнее прежнего. Финляндия также была длительно страной водки, но осуществленное в 1969 году изменение алкогольного закона, превратило Финляндию в течение нескольких лет в страну пива. Сейчас доля пива, составляет свыше половины из всего алкоголя, употребляемого в Финляндии. Доля вина растет быстро, но остается еще намного ниже, чем доля пива и крепких напитков.

2. Алкоголь и история в России и Финляндии

Составители этого доклада та области исторических исследований являются, безусловно, непрофессионалами. Поэтому наши замечания по поводу алкоголя и истории являются определенно неточными. Два обстоятельства выглядят, все-таки, важными в истории алкоголя и в России и в Финляндии: интерес государства к алкоголю и мобилизация граждан в вопросах, связанных с алкоголем. В первом вопросе между странами имеются какие-то общие черты, во втором они, напротив, резко отличаются.

Государство и алкоголь. Как и в России, так и в Финляндии государство всегда проявляло сильный интерес к регулированию ситуации, связанной с употреблением алкоголя. Этот интерес был связан особенно с самогонкой, которая заняла прочное место в России в 1500- годах и в Финляндии в 1600- годах. В те времена, как Финляндия, так и современная область Петербурга (Ингерманландия) были частью Шведского государства, но население области в своем большинстве было финскоязычным, а экономическое и культурное влияние пришли главным образом с юга и запада (из Германии через Швецию и Балтику). За алкогольными интересами государства скрывались, по крайней мере, тройственные корни: возможность сбора налогов, забота об использовании зерна не только как пищевого продукта и корма, а также забота о доставляемых водкой беспорядках. Все это видно уже в ранних государственных мероприятиях, касающихся самогонки, продажи алкоголя и кабаков (см. напр. Christian 1990). Интерес сохранялся и сохраняется с такой же силой до наших дней. Специальный свод законов, касающийся производства и продажи алкоголя был в обеих странах временами обширным, н в особенности внимание было сконцентрировано не только на регулировании производства и продажи, но и на налоге с алкоголя. В России это выглядит длинной исторической кривой: как пишет Christian (1990, 381, перевод JS & ТР):

"Установленная между J894 и 1901 годами государственная алкогольная монополия, сохранилась (не считая 1914-1923 гг.) до сегодняшних дней. Установив монополию на алкоголь < Когда Витте был министром экономики, JS & ТР > Российское государство, наконец-то достигло его главной цели, которую поставил первым уже Иван Грозный в 1500-х годах: установление полного контроля за продажей алкоголя ".

Крайности в обеих странах доходили до сухого закона: в России, кратковременно в годы первой мировой войны и в послереволюционные, беспокойные годы (1914, 1919 и 1922), в Финляндии в первые годы независимости (1919-1932). Сухие законы, однако, были исключительными случаями и они не отражают более общие алкогольные интересы государства. После первой мировой войны алкогольные интересы государства развивались и в России и в Финляндии по разным путям. В период социализма постепенно проблемы с алкоголем все более и более представляли, как тесно связанными с пережитками капитализма, и поэтому их публичное рассмотрение в политических процессах было редко. Доходы с алкогольной продукции составляли даже в период социализма важную часть государственной экономики. Алкогольная реформа Горбачева (1985) является наиболее оспариваемой, исключительной операцией в мировой истории (см. напр. Немцов 1998, Левин 1999, White 1996). В Финляндии, опять же, алкогольный вопрос сохранился как важный политический вопрос, который до сих пор еще находится на виду у печати и для регулирования которого было разработано большое количество специальных государственных мероприятий и структур.

Гражданское общество и алкоголь. В этом отношении Россия и Финляндия существенно отличаются друг от друга. В Финляндии в истории алкоголя движение за трезвость возникло в конце 1800 годов и его более позднее широкое влияние как на политику, так и на жизнь народа имеет исключительно важное значение. Финляндия стала частью, зародившегося в Северной Америке и Северных странах, движения за трезвость. Этому способствовали близкие отношения Финляндии с Северными странами, особенно со Швецией. Небольшое влияние на это оказало еще и то, что в принадлежащем царской России, автономном Финляндском Великом Княжестве того времени (1809-1917), русские власти считали движение за трезвость политически неопасным и не старались особенно ограничивать его распространение. Из движения за трезвость родилось первое модерное народное движение, которое проводило в своих кругах различные политические и религиозные взгляды. Оно сыграло значительную роль в подъеме рабочего движения, а также и связи с мобилизацией религиозных народных движений и других культурных, народных и моральных политических движения. Влияние движения за трезвость распространилось глубоко и широко в жизнь народа, и его отражение ощущается и поныне. На рубеже последнего и в начале нашего столетия действительно можно было сказать, что в Финляндии "трезвость была как народная религия" (Sulkunen 1986, заголовок диссертации). В России движение за трезвость никогда не достигало такого же распространения и такой же общественной глубины, как в Финляндии. В конце 1800-х годов при установлении государственной монополии на алкоголь, использовали, все-таки, аргументы в пользу трезвости, но вопрос стоял о "государственной трезвости", а не "народной". В период Советского Союза трезвость опять смогла блеснуть в качестве положительной черты жизненных привычек советского человека, но только ненадолго, Конечно, существовали государственные общества трезвости, но по своей природе, их деятельность отличалась коренным образом от Финляндии.

3. Действовал ли в Финляндии сухой закон после второй мировой войны?

Среди русских, по-прежнему, живет убеждение, согласно которому в Финляндии до сих пор действует сухой закон или что он действовал еще двадцать лет тому назад. Действительно ли это так? Формально это не так, сухой закон был отменен во время первого в истории Финляндии народного голосования в 1932 году. Вместо этого, алкогольная политика после сухого закона была долго жёсткой и ограничивающей даже в такой степени, что иностранным наблюдателям условия могли показаться, в какой-то степени, схожими с сухим законом.

С принятием сухого закона в Финляндии связаны, с точки зрения отношений между Россией и Финляндией, интересные периоды. У Финляндии, находящейся в статусе автономного Великого Княжества” были во времена правления России свои законодательство и политическая система. Финляндия получила одной из первых стран в мире демократически выбранный парламент (1906). Этот первый парламент стоя, единогласно одобрил сухой закон в 1907 году. Закон должен был бы, все-таки, подтвержден еще царем. Подтверждения так никогда и не было, и лишь при получении Финляндией независимости (1917) закон был принят и вступил в силу 01.06.1919.

Сухой закон явился большой победой движения за трезвость. Но привел довольно быстро к увеличению контрабанды и преступности нового типа, а также общему снижению законопослушания. Эти отрицательные последствия также, как и некоторые другие торгово-политические угрозы, высказанные странами, поставляющими алкоголь. сформировали общественное мнение таким образом, что было решено провести всенародное голосование, в результате которого сухой закон был отменен. Вступивший вместо него в силу закон об алкоголе объявлял производство алкогольных напитков и их продажу государственной монополией. Государственные магазины по продаже алкоголя были только в городах; рестораны были частными, но находились под тщательным контролем алкогольной монополии. В деревнях возможность приобрести алкоголь находилась, по-прежнему, в зависимости от городского снабжения.

Жёсткий закон 1932 года был действителен до конца 1968 года. В военное время применяли еще более жёсткие, исключительные указы. Финская армия была действительно "сухая" армия, не принимая во внимание некоторые редкие исключительные ситуации. Это без сомнения отличает Финляндию и Россию друг от друга. Во время первой мировой войны одной из целей сухого закона в России было предотвращение в войсках пьянства до такой степени, что они становились небоеспособными. По представлениям среди финнов также и в Советско-Российской армии очень интересуются водкой. Во время и после войны в Финляндии в алкогольной политике появилось новое специальное регулирование: так называемый индивидуальный контроль над продажей. Каждый, кто хотел купить алкоголь у государственной алкогольной монополии, должен был зарегистрироваться в ближайшем магазине по месту жительства. Таким образом, он получал разрешение на покупку алкоголя из своего магазина. Покупки алкоголя тщательно записывались, и, если количество купленного алкоголя становилось большим, специальные контролеры по закупке приглашали посетителя на беседу, в ходе которой ему объявлялось порицание. Наказанием служило изъятие разрешения на покупку различной длительности, когда покупатель не мог купить алкогольную продукцию легально нигде. Система охватывала вею страну. Ее влияние исследовали тщательно, и в 1950 годах вынуждены были признать, что с ее помощью не были достигнуты ожидаемые результаты. От нее постепенно отошли с приближением 1960-х годов. Разрешение па покупку превратилось в личную карточку, "винную карточку", и покупки больше не регистрировались. Винная карточка была изъята из обращения в 1971 году. Помимо этих мер, касающихся приобретения алкоголя, особенно следует помнить, что в Финляндии алкогольные напитки подлежали и подлежат до сих пор очень строгому налогу. Считается, что высокие цены на алкоголь, частично сдерживают употребление алкоголя.

После войны, помимо контроля за покупателями, существовал своего рода сухой закон в сельской местности; магазины по продаже алкоголя были только в городах, а рестораны лишь в редких, важных с точки зрения туризма местах. Экспериментальный характер носило открытие нескольких магазинов и ресторанов с начала 1950-х годов и в других местах. Так как Финляндия была в 1960-х годах еще сельскохозяйственным обществом, то эти ограничения касались большей части населения. В 1960-х годах усилилась миграция в города и вся страна быстро модернизировалась. Возникли требования по модернизации алкогольной политики, и после горячей общественной полемики был одобрен новый алкогольный закон, который вступил в силу в начале 1969 года. Он был во многом производящим переворот: продажа пива средней крепости была разрешена во всех продовольственных магазинах и кафе, и стало возможным открытие в сельской местности ресторанов и магазинов по продаже алкоголя. Все это, по-прежнему, оставалось под тщательным контролем алкогольной монополии государства, но новые заявления на открытие магазинов по продаже алкоголя и ресторанов рассматривались обычно положительно. Целью было добиться, чтобы финны стали употреблять алкогольные напитки средней крепости взамен крепких. Надеялись, что это произойдет, когда пиво станет доступно для всех. Последствия оказались серьезней ожидаемых; употребление алкоголя выросло в три раза за десять лет и отрицательные последствия употребления алкоголя выросли в той же пропорции. Пиво стало основным напитком, а Финляндия страной пива, но количество употребляемых крепких напитков не уменьшилось, хотя их доля в употреблении уменьшилась.

В начале 1969 года иступивший в силу алкогольный закон действовал до 1995 года. В связи с тем, что Финляндия стала членом Европейского Сообщества (ЕС), нужно было менять закон, так как алкогольная монополия находилась во многом в противоречии с законами Европейского Сообщества. По-прежнему, продажа свыше 4,7 процентных алкогольных напитков разрешена в розничной торговле только в алкоголь-монопольных магазинах. Рестораны и магазины, продающие некрепкие напитки являются частными, но работают на основании полученного у государственного управления (не монопольного) разрешения. Производство алкогольной продукции, оптовая торговля, экспорт и импорт действуют по принципу нормальной коммерческой деятельности. Их также касаются свои разрешения от государственного управления и у государства имеется коммерческая деятельность в этих областях, но с ними больше не связаны специальные намерения алкогольной политики, а также монополия не оказывает на них влияния.

Итак, действовал ли по-прежнему в послевоенной Финляндии сухой закон? По мнению финнов, нет. Но правда то, что употребление алкоголя ограничивали многими способами, и даже добились результатов. В 1950-х годах в Финляндии пили лишь 2 литра стопроцентного алкоголя на душу населения (сейчас около 9 литров). Нелегальное изготовление алкоголя (самогон) и продажа (нелегальная продажа и перевозки) никогда не становились большой проблемой, частично благодаря тому, что Советский Союз тщательно заботился об охране своих границ и не покровительствовал подобной коммерческой деятельности. Доля незарегистрированного употребления оценивалась в 1960-х и 1970-х годах около 10-15 процентов, и она сохранялась достаточно стабильно. В глазах иностранных наблюдателей эта успешная история может быть выглядит очень похожей на сухой закон, а также убежденность русских в том, что Финляндия, по крайней мере в 1960-е годы была страной сухого закона, не выглядит с их точки зрения слишком необоснованной.

4. Алкоголь и политика сегодня: три точки зрения

В вышеупомянутой исторической части промелькнула мысль о том, что меры публичной власти, направленные па алкоголь можно обосновать с трех общих точек зрения: экономики, здоровья и порядка. Их надо понимать в том широком смысле, который ниже мы попытаемся уточнить касающимися России и Финляндии примерами. С точки зрения истории, опять же важно, что удельный вес этих трех точек зрения меняется во времени, а также по странам и областям. В настоящий момент на самом широком мировом уровне точка зрения здоровья представлена наиболее широко (см. напр. Edwards et al. 1998). В областях Европейского Сообщества алкогольный вопрос является как важным сельскохозяйственно-политическим вопросом (винные страны), так и вопросом, связанным со свободной торговлей (интересы больших международных компаний). Таким образом, экономическая точка зрения в Европейском Сообществе является доминирующей по отношению к алкоголю. Точка зрения порядка была, опять же в золотые годы движения за трезвость на переднем плане (компания за "моральную политику" и хорошую жизнь), и сейчас она поднимает голову во многих промышленных странах (молодежное футбольное хулиганство, пьянство за рулем).

Алкоголь и экономика. Производство и продажа алкоголя являются во многих странах значительной частью экономической деятельности. Встречаются также стремления развивать национальную экономику, инвестируя алкогольное производство и продажу. Мировой банк и другие международные финансисты вынуждены в этих случаях взвешивать, является ли экономическая польза, приносимая алкогольной или табачной промышленностью настолько большой, что превосходит по цене вред, нанесенный здоровью от курения и употребления алкоголя. В случае с Россией и Финляндией производство алкоголя и продажа не смогли подняться с точки зрения совокупного общественного продукта на ключевые позиции. Расчеты в этой области, касающиеся сегодняшней России, не попались нам на глаза; в Финляндии по проведенным оценкам доля алкоголя в занятости рабочей силы и в совокупном общественном продукте составила всего 1-2 процента. Алкогольные интересы государственной экономики целиком разного масштаба. Предполагается, что в последние годы советской власти, полученные доходы с производства алкоголя и его продажи составляли до 15-20 процентов из всего государственного дохода (см..напр. Tarchys 1993). Сейчас Российское государство осталось без этого источника дохода или его доход, по крайней мере, резко иссяк. Поэтому интерес государства к налогу на алкоголь и государственную алкогольную монополию так же хорошо понятен, как и сто лет назад. В Финляндии государство также имело еще в 1980- годах примерно 10 процентов дохода с налога на алкоголь и с других, связанных с алкоголем платежей или с доходов от алкогольной монополии. Сейчас часть, составляемая алкоголем в государственном потоке доходов, снизилась до уровня около 6 процентов. Те же 6 процентов из расходов забирают у финских потребителей алкогольные напитки.

Алкоголь и здоровье. На самом широком уровне влияние алкоголя на здоровье можно контролировать считая число смертных исходов, связанных с алкоголем на 100 000 населения и выясняя, какая часть из всех смертельных исходов приходится на смерть, связанную с алкоголем. К сожалению, эти данные также подвержены искажениям. Не существует ни одного определения смертности от алкоголя, и даже если бы оно и было, на практике регистрирование все равно может отличаться по странам и по годам. Обычно, но не всегда полностью, различия в смертности от алкоголя между странами соответствуют различиям в его употреблении. В Финляндии самая большая опенка из числа смертей от алкоголя по самым распространенным определениям составляет примерно 6 % из всех смертельных исходов и смертность от алкоголя составляет тогда примерно 75 случаев на 100 000 населения в год (см. Makela 1999). Так как в России пьют по крайней мере в 1,5 раза больше, чем в Финляндии, можно было бы ожидать, что смертность от алкоголя составила бы 8-10 процентов от смертельных исходов, а смертность примерно 100-120 случаев на 100 000 населения в год - если применять одинаковые, подходящие для сравнения определения. В России важная тема обсуждения, связанная со смертностью от алкоголя - это роль алкоголя в драматическом снижении продолжительности жизни у мужчин за последние 10 лет. Увеличение смертности выглядит связанной, в первую очередь с увеличением смертности у мужчин от сердечно-сосудистых заболеваний (см. напр. Leon et а1. 1997). Смертность, связанная с алкоголем, быстро увеличивается, но ее часть из общей смертности все-таки так мала, что даже большого изменения смертности от алкоголя не достаточно, чтобы объяснить главную часть изменений в общей смертности мужчин в России. Другой вопрос, имеются ли у русских мужчин в их привычках употребления такие черты, которые могли бы привести к увеличению смертности от сердечно-сосудистых заболеваний. Это обстоятельство исследуют сейчас с разных сторон; в работах, проведенных в других местах, получены ссылки на то, что обильное разовое употребление алкоголя увеличивает риск смертельного исхода при сердечно-сосудистых заболеваниях (см. напр. Bobak et al. 1999). В Финляндии обсуждение влияния алкоголя на здоровье сосредотачивается во многом на смертности от несчастных случаев (отравления, утонувшие, аварии, насилие). С другой стороны, в печати привлекается много внимания к положительным влияниям алкоголя на здоровье, особенно к сведениям, согласно которым ежедневное употребление небольших количеств алкоголя снижает риск смертности от сердечно-сосудистых заболеваний (Makela et al. 1998). Связанные с длительным, обильным ежедневным у потреблением алкоголя отрицательные последствия для здоровья предположительно опять начинают возрастать, так как подобный способ употребления алкоголя может быть потихоньку распространяется и в Финляндии - где он до сих пор был редок.

Алкоголь и порядок. Порядок в связи с алкоголем может иметь три значения: "маленький" порядок - ненарушение ежедневного ритма жизни, без вызываемых выпивкой разногласий и конфликтов; "средний" порядок, когда находятся в безопасности от связанных с употреблением алкоголя, насилия и преступности, и "большой" порядок, когда вопрос стоит прямо о безопасности людей и нарушении общественного порядка (кофликты в классе, организованная преступность). Элементы порядка, таким образом, связаны с моралью и безопасностью. С точки зрения истории интересно то, что одинаковыми чертами России и Финляндии в этой области являются, как раз предпочтение к крепким алкогольным напиткам и связанная с обильным разовым употреблением алкоголя, склонность к насилию. Финский криминалист Вели Веркко (1937) опубликовал в 1930-годах сравнительное исследование, в котором исследовал преступность среди народов Восточной и Центральной Европы и ее связь с употреблением крепких алкогольных напитков. Он пришел к выводу, что существует прочная связь, в которой играют роль и наследственные факторы. По отношению к Финляндии, он предположил, что факторы, передающиеся по наследству, оказывают влияние на плохую переносимость алкоголя у финнов "нестойкие выпивохи", которая приносит в связи с пьянством много беспорядка. Его предположения о русских не являются такими же четкими. Результаты, полученные Веркко были, все-таки, забыты, но в Финляндии представление о финской непереносимости алкоголя ,"нестойких выпивохах", живет крепко и по сей день. Это было использовано для обоснования жесткой, нацеленной на поддержание дисциплины (и порядка) алкогольной политики, но также и для объяснения того, что финны являются пленниками плохой переносимости алкоголя и поэтому обязательно попадают в трудности с употреблением алкоголя. К порядку относится также вопрос об употреблении алкоголя на работе. В России одной из главных целей реформы Горбачева было улучшение производительности труда и рабочей дисциплины путем уменьшения пьянства. В Финляндии систематическое пьянство на производстве после 1950-х годов практически не было проблемой. Строгие социальные нормы запрещают, по-прежнему, употребление алкоголя на рабочих местах и во время рабочего обеда. При угрозе нехватки рабочей силы в 1970-х годах, была, правда, специально создана на рабочих местах система направления на лечение лиц с алкогольными проблемами (см. американские EAP- программы, Employee Assistance Programs). В 1990-е годы, годы массовой безработицы, разговоры об алкогольных проблемах на рабочих местах отступили на задний план.

5. Связанные с алкоголем актуальные политические проблемы и возможности в России и в Финляндии

Финляндия и Россия, обе, вынуждены в данный момент бороться под давлением изменений в ситуации с употреблением алкоголя. В Финляндии это проблемы происходят как из-за изменений во внешнем мире (членство в ЕС, открытие границ), так и из-за внутренних изменений мнений (либерализация алкогольной политики) и вопрос стоит о приспособлении к изменениям в ситуации с употреблением алкоголя. В России заботы усиливаются в связи с обострением проблем, связанных с алкоголем н трудностью вмешательства в них; вопрос, значит, стоит о влиянии на изменения в ситуации с употреблением алкоголя.

В России можно уже говорить о серьезных обострениях алкогольных проблем, как об одних из многих проблем переходного периода. Они возникают из проблем смертности мужского населения, проблем с безопасностью и порядком, связанных с употреблением алкоголя и кризиса государственной экономики, в которые действующий налог на алкоголь и контроль за алкоголем могут принести небольшое облегчение. В быстро изменяющихся условиях жизни в России приступить к действиям было трудно, особенно, когда многие действия, влияющие на проблемы, служили бы угрозой значительным экономическим выгодам. Вмешательство в алкогольные проблемы после реформы Горбачева было политически очень непопулярно. К тому же, с разных концов мира намекали, что правительство России лично не очень заинтересовано заняться уменьшением алкогольных проблем.

На Финляндию внешнее давление оказали интеграция Европейского Сообщества и открытие границ близлежащих областей. Из-за интеграции ЕС были вынуждены изменить в 1995 году алкогольное законодательство и сократить алкогольную монополию с начала 1999 года до монополии розничной торговли. Открытие границ, опять же значительно увеличило приграничную торговлю особенно с Эстонией, но также и с Россией. Одним из последствий этого было то, что большое количество финнов стали постоянно совершать закупочные поездки в Таллинн, Выборг и в другие близлежащие места. Алкогольные налитки настолько дешевле в Эстонии и России, что количество привезенного алкоголя также значительно выросло. Летом 1999 г. вступило в силу постановление ЕС о запрещении беспошлинной продажи при переезде между странами-членами ЕС и это только увеличило интерес к закупочным поездкам в Эстонию и в Россию. Финляндии в этой ситуации становиться все трудней удержать сегодняшние высокие цены на алкоголь. Внутренние заботы в Финляндии вызывает давно продолжающееся положительное отношение к алкоголю в общественном мнении, которое проявляется повторными требованиями либерализовать алкогольную систему вновь (например, лозунги "Вино в молочные магазины!").

Таким образом, в Финляндии, по мнению многих, алкогольная политика является непопулярной и сталкивается с требованиями обновления. Сейчас эти требования, правда, немного отступили, потому что последствием высвобождения алкогольной политики явилось увеличение пьянства на улицах и в других общественных местах, а также стало бросаться в глаза пьянство детей и молодежи. В результате в этом году во многих местах правила стали более строгими.

Как в Финляндии, так и в России алкогольный вопрос грозит остаться под ногами у еще более волнующих, угрожающих явлений. В частности, проблема с наркотиков отнимает то внимание, которое раньше традиционно отводилось в этих странах алкогольным проблемам. В каждой стране проблема с алкоголем, например, из расчета количества умерших, гораздо шире, чем проблема с наркотиками (см. напр. Pakkasvirta 1999). Проблемы, связанные с наркотиками, все-таки, быстро распространяются, и ситуация требует, не отрицая, серьезного внимания. Нужно заметить, что в Финляндии употребление наркотиков и проблемы, связанные с ними, находятся на гораздо более низком уровне, чем в Петербурге, но также и в Финляндии скорость роста проблем, связанных с употреблением наркотиков, сейчас большая. К проблемам, связанным с употреблением наркотиков, относится также и другое обстоятельство, изменяющее традиционное положение проблем с алкоголем в Финляндии и в России. Смешанное употребление различных веществ, вызывающих зависимость (алкоголь, наркотики, лекарственные вещества, растворители) увеличивается, так что по сравнению с прежним, доля традиционных "алкоголиков" от общего числа употребляющих вещества, вызывающие зависимость, стала меньше. Такое же стирание границ алкогольного вопроса связано в Финляндии с тем, что алкогольные проблемы находятся постоянно на виду, как часть более широкого понятия устранения (exclusion; в особенности в ЕС популярное выражение) и таким образом теряя свою специфику.

В Финляндии употребление алкоголя, как последствие разных изменений, угрожает вырасти и проблемы с алкоголем увеличатся. В России проблемы с алкоголем по своей серьезности достигли уже почти максимальных масштабов. Что можно было бы сделать и в Финляндии и в России при столкновении с этими трудностями? В основе алкогольной политики в Финляндии лежит представление, что проблемы с алкоголем можно предотвратить, ограничив общее употребление алкоголя. Такое же обоснование лежало в основе алкогольной реформы Горбачева. Это обоснование является до сих пор авторитетным, как было подтверждено повторными в разных частях мира проведенными исследованиями (см. напр. Edwards 1998 (1994); о реформах Горбачева Немцов 1998). Политически становится все более трудно придерживаться политики ограничения продажи и высоких цен, как это видно из вышеупомянутого. Но что тогда на его место или в дополнение? Самый обычный ответ тот, что нужно надеяться на воспитание, просветительскую работу и на привитие культурных традиций в употреблении алкоголя. В исследованиях, все-таки, неоднократно были вынуждены признать, что и просветительская работа и воспитание культурных традиций в употреблении алкоголя не привели к изменениям в поведении с выпивкой (см. напр. подробное рассмотрение в книге Edwards et al. 1998 (1994)) и что изменение привычек в употреблении алкоголя требует десятилетий и от него не стоит ждать быстрой помощи. Некоторым "третьим путем" является предложение, что усилия по предотвращению проблем с алкоголем нужно сосредоточить лишь непосредственно на считающихся вредными привычках употребления алкоголя, а не на питье вообще или на общем количестве употребления. В Финляндии и в России это означало бы, что особенно стремились бы уменьшить пьянство - разовое употребление больших количеств алкоголя. Но каким же образом это можно было бы претворить в действительность? Жесткий индивидуальный контроль, жесткий контроль над употреблением алкоголя в ресторанах и жесткое предотвращение употребления алкоголя в публичных местах и пьянства за рулем были бы одним из путей. Более индивидуальные, чем сейчас, разъяснения (так называемые мини-интервенции, например, для мужчин среднего возраста) могли бы стать другой возможностью. Этими способами можно достигнуть некоторого успеха, но у них имеются свои границы. В общий груз алкогольных проблем они могут принести, в лучшем случае лишь небольшое облегчение. Требуются новые способы и нужно предотвратить разрушение старых, иначе нужно будет учиться жить с ухудшающимися и действительно серьезными проблемами с алкоголем.

6. Алкоголь, повседневная жизнь и "алкогольная" культура в Финляндии и России

Хотя Россия и Финляндия являются на протяжении веков соседями, в привычках употребления алкоголя имеются большие отличия. Они были вызваны рассмотренными выше отличиями в истории употребления алкоголя: до сих пор в Финляндии ощущается десятилетиями длившаяся жизнь как страны "трезвости", в которой употребление алкоголя довольно долго было вычеркнуто из повседневной жизни, а также из праздников основной части населения. У отличий в культурных привычках имеются глубокие исторические корни. Финляндия охотно выступала воротами между западом и экзотическим востоком. Финляндия является в какой-то степени смесью "восточной Швеции" и "западной России". Но необходимо подчеркнуть, что Финляндия гораздо больше "восточная Швеция", чем западная Россия: традиции, культура и политические институты пришли главным образом с севера Германии через Швецию и в нашем веке прямо из англоговорящего мира. В некоторых оценках современную Финляндию называют самой американизированной страной в Европе, но на этот титул имеются и другие претенденты. Влияние России также видно, но октябрьская революция и закрытие границ отодвинули его на задний план. В проведенных в Финляндии экономико-географических исследованиях было подтверждено, что непосредственно перед самой революцией западная граница экономической области (влиятельной области) Петербурга простиралась уже до середины между Хельсинки и Порвоо, в двадцати километрах от Хельсинки на восток. Если бы это развитие продолжалось, то многое, связанное с алкоголем было бы по-другому. Но это, безусловно, напрасные обсуждения.

Со стороны культуры употребления алкоголя в повседневной жизни в Финляндии имеется три значительных фактора, которые влияют на привычки в употреблении алкоголя. Первый — это молоко: Финляндия - молочная страна, и молоко (и простокваша) являются традиционным напитком во время еды, также и для взрослых. Алкогольные напитки (пиво, а сейчас также вино) употребляли в качестве напитков во время еды очень мало, хотя их употребление увеличивается. В данный момент молоко отступает, но его место занимают не алкогольные напитки, а вода. Второй важный и отличающий Финляндию от России фактор — это кофе. В Финляндии пьют кофе, в расчете на душу населения, больше, чем в любой другой стране. Кофе по-прежнему в почете в перерывах во время работы, в социальной роли, а также праздничный напиток, и его употребляют в Финляндии часто в таких ситуациях, в которых в других странах употребили бы какой-нибудь алкогольный напиток. Третий фактор - это сауна. После произошедшего в 1969 году освобождения слабого пива (в Финляндии его называют "средним" пивом), пиво заняло крепкую позицию в культуре сауны. Сейчас примерно каждый шестой раз употребления алкоголя связан с сауной, и обычно в сауне наслаждаются именно пивом и в основном небольшими количествами. Употребление алкоголя в сауне является самой финской чертой среди, других финских привычек употребления алкоголя. Ее положение лишь упрочивается, так как число саун постоянно растет. Практически во всех новых домах строятся сейчас свои маленькие электрические сауны. Сейчас в стране с пятимиллионным населением насчитывается около двух миллионов саун!

Наши замечания, касающиеся алкоголя и. привычек его употребления в России, конечно же, непрофессиональны. Мы можем все-таки обратиться за подкреплением к сравнению русско-финских привычек употребления алкоголя (Simpura & Levin I997), где рассматриваются также ситуации” в которых алкоголь употребляют. В России употребление алкоголя в сауне конечно более редко, чем в Финляндии. Внимание финнов привлекает то, что еще в 1990-х годах в грудных условиях перестройки различные праздники, маленькие и большие, были на центральном месте в ряду ситуаций, в которых употребляют алкоголь. Культура употребления выглядит покровительствующей празднованию самых разнообразных вещей в небольшой компании и обязательной частью этого является употребление алкоголя. Можно, конечно же, угадать, что подобная культура употребления предоставляет также хорошие поводы для выпивки и празднования тем, кому выпивка важна. Финн может только удивляться широкому употреблению водки, как напитка во время еды. Сравнение культуры кофе и чая с точки зрения алкоголя было бы интересным занятием, в котором финско-русское сравнение могло бы быть плодотворным. Как и в Финляндии, так и в России алкоголь занимает особое положение в формировании образа народа. Краеугольным камнем финской идентичности часто называют сауну, характер и Сибелиуса (или "сауна, характер, черный хлеб с дыркой"). Представление о финском пьянстве, как специфической черте, является подобным этой троице краеугольным камнем. Все финны знают, что такое финское пьянство, хотя лишь меньшинство испытывает его постоянно в жизни. По нему один финн узнает другого и думает, что по нему также и иностранец узнает финна. Говорят о "мифическом финском пьянстве", которое описывается в литературе и в кино способом, который только финн может понять (см. напр. Falck & Sulkunen 1983).

Также и в России существует подобный алкогольный миф. Он не является мифом только о пьянстве, а скорее вопрос стоит о мифе о водке. Там, где у финнов мифическое "финское пьянство", у русских "святая водка". На личном уровне парой финскому пьянству выступает "финский нестойкий выпивоха", который также является мифическим краеугольным камнем финского образа. Можно думать, что подобным коллективным проявлением на личном уровне в России было бы русское "общество питья/пьяниц". Там, где финн скрываясь, отходит за угол, чтобы достать из кармана теплую Коскенкорва-водку, выпить и возвратиться в крайнем опьянении, русский в будничной ситуации ищет себе двух друзей, чтобы распить на троих. Тогда как финн продлевает свое наслаждение сауной, выпивая спокойно после сауны пиво, русский сидит в обществе с приятелями возле стола с обильной закуской, наслаждаясь водкой и произнося тосты.

Чрезвычайно интересный взгляд на русские мифы и небольшое русско-финское сравнение открывает вышедший на экраны несколько лет назад фильм "Особенности национальной охоты".

7. Заключения и возможности совместной русско-финской исследовательской работы

Результатом предварительного сравнения является то, что в вопросах с алкоголем и в Финляндии и в России в настоящее время помимо многих противоречий, имеется также много общего. Когда отличающиеся черты социальных норм, традиций алкогольной культуры и мифических представлений о пьянстве расценивают как противоположности, общее можно найти в интересах государства, в значении алкоголя, как создающего народный идентитет, в привычках употребления и в вызываемых ими проблемами. В обеих странах государство заинтересовано в регулировании производства алкоголя и продажи для подтверждения себе возможностей дохода (хотя он в обеих странах уменьшился) и в уменьшении социальных — и для здоровья отрицательных последствий от чрезмерного употребления алкоголя. Как в Финляндии так и в России свойственно употреблять алкоголь страстно, выпивая за раз много, и оказываться подверженным нежелательным последствиям состояния тяжелого опьянения. Сердечно-сосудистые заболевания являются распространенными заболеваниями в обеих странах. Выглядит также общей тенденция роста количества употребляемого алкоголя, наркотиков и смешанного употребления веществ зависимости. Обе страны сейчас находятся под давлением изменений в ситуации с употреблением алкоголя в Финляндии нужно приспосабливаться к новым изменениям в ситуации с употреблением алкоголя, а в России влиять на эти изменения.

Между Финляндией и Советским Союзом, а теперь Россией давно проводится научное сотрудничество, сначала в рамках договора о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи, а в последующем - с начала перестройки и развала Советского Союза - в рамках практических эмпирических исследований. Сотрудничество по предупреждению употребления алкоголя является частью вышеупомянутого общего договора между государствами в социальной области и области здравоохранения. В странах существует взаимная необходимость лучшего понимания состояния вопросов с алкоголем у соседей. Необходимость не проистекает только лишь из-за острых проблем, таких как нелегальная продажа русских спиртных напитков или регулирование приграничной торговли с финской точки зрения, или прежнего, доставляющего беспокойство пьянства финских туристов в России. Необходимость понимания в своей и в соседней стране наиболее общего в общественном развитии и связанных с ним социальных явлений и проблем являются общим мотивом для сотрудничества. В этом точно присутствует чистое любопытство в том отношении, что же в действительности скрывается за различными представленными расчетами употребления алкоголя или алкогольными мифами, и желание выяснить более основательно и в подходящей для международного сравнения форме вопросы, связанные с веществами зависимости.

Связанные с алкоголем совместные исследовательские проекты проводились начиная с начала 1980-х годов а также в 1990-х годах в Московской области (Simpura & Levin 1997). В середине 1990-х годов усилилась проводимая в близлежащих областях с Финляндией совместная работа, также по части употребления веществ зависимости. Связанные с веществами зависимости, выяснения были проведены в Карельской автономной республике. Мурманской области, в Петербурге и Ленинградской области (Pakkasvirta 1998,1999). Употребление веществ зависимости у финских и русских подростков было выяснено в 1997 году при помощи затрагивающего школьников исследовательского опроса. В этом году в Петербурге было запущено исследование привычек употребления алкоголя, в котором постановка вопросов и метод сбора данных принесут годящиеся для международного сравнения результаты. Совместный проект, выясняющий роль местных деятелей в предупреждении употребления веществ зависимости, был запущен в этом году в Петербурге в Приморском районе. Сотрудничество, касающееся употребления веществ, вызывающих наркотическую зависимость и лечения наркозависимых, проводится начиная с 1997 года. Сотрудничество сосредоточилось в основном на обучении персонала в области здравоохранения и развития лечебных программ, а также усилению профилактической деятельности по предупреждению употребления. Совместную исследовательскую и по лечебным программам работу намерены продолжать в следующем году и расширить также на Ленинградскую область, особенно на Выборг. В этом году заканчивается касающийся негосударственных организаций проект, целью которого было налаживание контактов и совместной работы между финскими и петербургскими общественными организациями, работающими в областях здравоохранения и наркологической помощи.

Подготавливается также и другая работа, помимо исследовательской. Город Хельсинки как раз выясняет, каким образом можно усилить совместную работу в социальной и области здравоохранения в Петербурге. Наркологические вопросы были отмечены как одна из возможных областей в сотрудничестве. Так как Финляндия является во второй половине этого года председательствующей страной Европейского Сообщества, Финляндия обдумывает инициативы для специальной программы, касающейся нарко-ситуации в Северо-Западной Европе. Однако, результаты этих проектов придется ждать еще долго.

В заключение: еще об общем фоне семинара и взглядах на будущее. Тимо Вихавайнен выступил инициатором в намерении провести Широкий финско-русский семинар по исследованию алкоголя, который сконцентрировался бы именно на вопросах истории употребления алкоголя. Это еще не удалось, но мысль живет по-прежнему, и подготовка к семинару продолжается. Почетной целью может стать собрание статей, рассматривающих историю употребления алкоголя н Финляндии и России, которую можно опубликовать как на финском, русском так и английских языках. Другое конкретное событие в продолжении ~ это организуемая в Финляндии в Тампере на следующее лето международная конференция по исследованию России и Восточной Европы. В ее программу включено также заседание по вопросам с алкоголем в России. Докладчиками обещали быть специалисты, у которых как раз сейчас разрабатываются новые исследования но теме. Роль Финляндии в этих финско-русских международных отношениях остается традиционной: Тимо Вихавайнен - председатель заседания, Юсси Симпура — комментатор. Нет ничего невозможного в мысли о том, что доклады финско-русского семинара по истории употребления алкоголя и международной конференций в Тампере можно было бы опубликовать в одной книге. Тогда наши знания о России, Финляндии и алкоголе сразу же значительно возрастут.

Некоторые новые или важные международные публикации касающиеся России и алкоголя

**Alcogol. Proizvodstvo, oborot, eksport - import. Moskva 1997.

Bobak, Martin; McKee, Martin; Rose, Richard; Marmot, Michael (1999); Alcohol consumption in a national sample of the Russian population. Addiction, 94(б):857-8бб

Carlson, Per (1998): Self-perceived health in East and West Europe: Another Eurocpan health divide. Social Science and Medicine 46(10):1355-1366

Carlson, Per & Vagero, Denny (1998): The social pattern of heavy drinking in Russia during transition. European Journal of Public Health, 1998:8,280-285

Christian, David (1990): Living Water. Vodka and Russian Society on the Eve of Emancipation. Clarendon Press, Oxford

Cockerham, William C. (1997): The social detenninants of the decline of life expectancy in Russia and Eastern Europe: A lifestyle explanation. Journal of Health and Social Behavior 38 (June) : 117-130

Edwards, G. et al (1998) Alkogolnaya politika i obshchsestvennoye blago. WHO, Regional Office for Europe, Copenhagen (original in English 1994; Alcohol Policy and the Public Good, Oxford University Press, Oxford).

Falk, Past & Sulkunen, Pekka (1983): Drinking on the screen. An analysis of a mythical male fantasy in Finnish films. Social Science Information 22(3):387-410

Haavisto, Kari and Pakkasvirta, Teela (1999): Substance Use among Young Russians Living Near the Finnish Border. Results of the School Survey Conducted in Autumn 1997. Idantutkimus / The Finnish Review of East European Studies: 6(1):79-93.

Jyrkinen-Pakkasvirta, Teela (1997): Substance Abuse in the Barents Region. Focus on Murmansk and Karelia, October-November 1996. Themes 8/1997. STAKES. Helsinki.

**Kak vodkoi torgovat. Pravila roznichnoi torgovli alkogomoi produktsiei na territorii Rossiiskoi Federatsii (How to sell vodka? Regulations on the retail of alcoholic beverages in the Russian Federation). Rossiiskaja gazeta 1996; N163 (1523),p. 5.

**Levin, B.M. & Levin, M.B. (1991): Narkomania i narkomany. (Drug addiction and drug addicts) Prosveshsenie, Moskva.

**O gosudarstvennom regulirovanii proizvodstva i oborota etilovogo spirta i alkogolnoi produktsii. Federalnyi zakon ot 22 nojabrja 1995 g. N 171-FZ3. (On the federal regulation of the production and sale of alcoholic beverages and emanol. Federal Act 22.11.1995 N 171-FZ3). Sobranie zakonodatelstva Rossiiskoi Federatsii, 1995, N48. p. 4553.

**Ob usloviyah roznichnoj realizatsii alkogolnoi produktsii v Sankt-Peterburge. Zakon Sankt-Peterburga, (Provisions for the implementation of the retail of alcoholic beverages. St Petersburg Act). Sankt -Peterburgskie vedomosti, 1997; N104(1529), p. 4.

Leon, David A.; Chenel, Laurence; Shkohiikov, Vladimir M.; Zakharov, Sergei; Shapiro, Jidith;

Rakhmanova, GaJina; Vassin, Sergei; McKee, Martin (1997): Huge variation m Russian m&rtality rates 1984-94: artefact, alcohol, or what?


Другие интересные материалы:
"Новые" запрещенные каннабиноиды. Нейрохимия и нейробиология
Рассмотрены нейрохимические и биологические свойства агонистов каннабиноидных...

Введение Каннабиноидами называют лиганды (агонисты и антагонисты)...
Организационные аспекты охраны психического здоровья
Организационные и методические основы управления психиатрической службой

Введение По определению ВОЗ ( 1996 г .), психическое здоровье —...
Сверхценные идеи


Государственное администрирование, гражданская инициатива или коммерческое предприятие?
Пути и механизмы включения новых антинаркотических практик в региональную...

Проблема Резкий рост наркомании вызвал появление многочисленных служб,...
О словах и выражениях


В данном курсе, наряду с терминами, традиционно употребляемыми в...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100