Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Шпилькозабивной пистолет

В наличии гвоздезабивные пистолеты по дереву, бетону, кирпичу и металлу

vimron.ru

Деревянные окна мытищи

Где дешевле Деревянные окна? Я нашел здесь

butik-okon.ru

Психосоциальная модель профилактики наркотизма

 


> Закон сур-р-ов! > Даешь систему! > Психосоциальная модель профилактики наркотизма

"…лечение наркомана — это только первый шаг на пути его действительного освобождения от тяжкого недуга. И этот первый шаг, если за ним не последует процесс реабилитации, социальной реинтеграции, никогда не приведет к успеху".

М. Прохорова

Особую значимость в исследовании вопросов профилактики наркотизма имеет проблема реабилитации (ресоциализации) наркоманов. Несмотря на то, что в специальной литературе ей уделялось и уделяется определенное внимание, стройная система представлений об этом направлении предупреждения распространения наркотизма отсутствует. Как уже отмечалось, лечение наркомана — это только первый шаг на пути его действительного освобождения от тяжкого недуга. И этот первый шаг, если за ним не последует процесс реабилитации, социальной реинтеграции, никогда не приведет к успеху. Данный вывод основывается на следующей посылке.

Наркоман всегда находится в конфликте с обществом, поскольку его поведение, обусловленное потреблением наркотических средств и психотропных веществ и взаимосвязанными с последним иными противоправными действиями, всегда отклоняется от общепринятых норм. Отмеченная девиация выражается не только в совершении противоправных и нередко преступных действий, она проявляется во всех сферах жизни и деятельности наркомана — в семье, в трудовом коллективе и т. д. При этом следует отметить еще одно обстоятельство: конфликт, возникающий в связи с немедицинским потреблением наркотиков, всегда обусловлен еще каким-либо конфликтом или их системой, которые предшествовали приобщению личности к указанным препаратам. Как показали проведенные нами исследования и, частные беседы с лицами, страдающими наркоманией, толчок к началу потребления ими наркотиков всегда давали какие-либо неблагоприятные обстоятельства, эксцессы, происходившие в их жизни (семейные неурядицы, неприятности по службе, жизненные трагедии и т. д.). Приобщение к наркотику никогда не происходит “просто так”, за этим процессом всегда стоит серьезная причина или комплекс причин социально-психологического характера. Ряд авторов говорят о том, что подростки зачастую приобщаются к потреблению наркотических средств “из любопытства”, “просто следуя желанию попробовать, что это такое”. На наш взгляд, это упрощенческий подход, чисто внешняя картина произошедшего события. Необходимо выяснить, а что же обусловило такое любопытство и желание испытать ощущения “ухода от действительности”. За этим, вне всякого сомнения, будут стоять гораздо более серьезные причины, внутренние, а также внешние конфликты личности с окружающей социальной средой.

Конфликт между наркоманом и обществом носит глубокий, хронический, нередко затяжной, а в конечном счете, труднопреодолимый характер. С одной стороны, постепенно рвутся все позитивные социальные связи (с семьей, коллективом, друзьями), а с другой, — крепнет, становится более прочной, даже рабской, привязанность наркомана к наркотику и к среде себе подобных, поскольку для него это среда выживания, от которой он зависим и физически, и психически.

Для того чтобы действительно излечить наркомана, необходимо сделать, как минимум, три шага: 1) снять физическую зависимость от наркотика; 2) вырвать наркомана из девиантной среды, которая крепко держит каждого своего “подопечного”; 3) помочь ему восстановить утраченные позитивные социальные связи, а если это невозможно — установить новые. Второй и третий шаги как раз и необходимо совершать в рамках программ реабилитации и социальной реадаптации наркоманов. Эти программы должны служить достижению цели устранения психологической зависимости от наркотических средств, которая не может быть достигнута, как уже отмечалось, никакими лекарственными препаратами и медицинскими методиками.

Реабилитационная деятельность очень сложна, она требует усилий специалистов различных областей знания (в первую очередь, конечно, психологов, социологов, педагогов), огромных физических, моральных и материальных затрат со стороны социума. Но она необходима, ибо все затраты на лечение будут бессмысленными без реализации программы ресоциализации. Кроме того, при успешном проведении реабилитационных мероприятий сократятся расходы различных общественных ресурсов, связанных с процессом реализации уголовной ответственности в отношении потребителей наркотиков.

Рассматривая деятельность по реабилитации (или ресоциализации) наркоманов, необходимо выделить и проанализировать ее главные характеристики, к которым следует отнести:

  1. цели и задачи деятельности;
  2. ее содержание;
  3. формы осуществления;
  4. субъектов ее проведения;
  5. правовые основы реализации;
  6. ресурсы, необходимые для ее осуществления;
  7. ожидаемые результаты и предполагаемые возможные издержки деятельности.

Рассмотрим перечисленные составляющие реабилитационной деятельности.

Целью реализации программ реабилитации, ресоциализации наркоманов является устранение психологической зависимости лица от наркотического средства или психотропного вещества. Для достижения названной цели необходимо решить ряд задач:

  1. провести курс лечения от наркомании для устранения физической зависимости лица от наркотика;
  2. сгладить, а постепенно и устранить конфликт, возникший между наркоманом и социумом;
  3. нейтрализовать воздействие на реабилитируемого со стороны девиантной среды наркоманов, а в дальнейшем — полностью устранить его связи с указанным социальным образованием и зависимость от него;
  4. по возможности способствовать восстановлению утраченных позитивных социальных связей наркомана (семейных, трудовых и т. д.) либо оказать ему помощь в формировании новых;
  5. содействовать процессу обретения бывшим наркоманом соответствующего позитивного статуса в обществе, а в дальнейшем — его закреплению, а также процессу сублимации, т. е. трансформации влечения к наркотическому или психотропному средству в иные интересы, цели, стремления.

Вопрос о содержании реабилитационной деятельности является наиболее сложным из всех и требует комплексного подхода, поэтому рассмотрим его в той мере, в какой это доступно для правового исследования. В исследованиях международного характера в содержании процесса реабилитации выделяют три этапа.

Первый — собственно реабилитация — “круг воспитательных, психологических, профессиональных и социальных мер, направленных на то, чтобы индивидуум, страдающий лекарственной зависимостью, приобрел способность справляться с ситуациями, возникающими в его общине, а также на то, чтобы помочь ему воспользоваться теми возможностями, которые эта община предоставляет людям его возраста”.

Второй — специальная реинтеграция (ресоциализация), которая представляет “окончательные стадии процесса, приводящие к достижению успешного результата, то есть то, что данный человек вновь становится членом общины и участвует в ее жизни”

Третий — закрепление результатов, означающее “меры, направленные на стабилизацию посредством периодических действий результатов лечения и реабилитации”.

С предложенной схемой реабилитации вполне можно согласиться, тем более, что ее содержание соответствует тем задачам, которые были определены выше и решение которых необходимо для достижения основной цели рассматриваемой деятельности.

Однако выделение перечисленных этапов процесса реабилитации — это лишь канва, сосуд, требующий наполнения его конкретным содержанием. Для формирования реальной программы реабилитации и ресоциализации наркоманов необходимо определить вполне точный перечень мероприятий, соответствующих той или иной стадии деятельности.

Переходя к характеристике содержания детализированной программы реабилитационной деятельности, следует отметить, что она должна быть двух уровней. Первый уровень — общая программа реабилитации, которая включает в себя подробный перечень необходимых мероприятий без преломления их через “призму” конкретной личности. Абстрагируясь от индивидуальности, следует определить, какие меры могут послужить решению той или иной задачи и, соответственно, составить содержание того или иного этапа деятельности. Второй уровень — персональная программа реабилитации, которая должна формироваться в отношении каждого реабилитируемого с учетом его индивидуальности. Опираясь лишь на общую программу, вряд ли можно будет добиться желаемых результатов. Персональная программа должна основываться на всестороннем изучении личности реабилитируемого, ибо нельзя воздействовать идентичными способами, например, на образованного и невежественного человека, на лицо, имеющее медицинское образование и техническое и т. д. Поэтому составлению персональной программы должна предшествовать работа с будущим реабилитируемым психологов, социологов, педагогов (если исследуемый несовершеннолетний), медиков.

Кроме того, отдельно должна быть сформирована общая программа реабилитации и ресоциализации несовершеннолетних наркоманов, выступающая основой для создания персональной программы в отношении конкретного подростка. Такая необходимость обусловлена объективными предпосылками: особенностями психологии подростков, несформированностью их психики, неустойчивостью воззрений, привязанностей, недостаточным жизненным опытом и др. Названные специфические моменты, безусловно, должны быть учтены при составлении соответствующих программ. Не ставя перед собой задачу детального определения содержания программы реабилитации и ресоциализации наркоманов (ибо это возможно только совместными усилиями специалистов различных профилей), назовем лишь основные группы необходимых, на наш взгляд, мероприятий.

1. Пробуждение или возрождение интереса к профессии, трудовой деятельности, развитие имеющихся трудовых, профессиональных навыков, обучение профессии (если наркоман ее не имеет) или новой профессии (если к прошлой утрачен интерес или по каким-либо причинам реабилитируемый не способен ею заниматься).

Значение этой группы мероприятий трудно переоценить. Именно в процессе социально полезной деятельности лицо начинает сознавать свою общественную значимость, повышается личная самооценка, зарождается либо возрождается чувство собственного достоинства, появляется и накапливается опыт жизни в нормальном обществе. Кроме того, в процессе трудовой деятельности появляются и развиваются позитивные социальные связи, основанные не на общем пагубном пристрастии, а на совершенно иной, одобряемой социумом основе.

2. Повышение общеобразовательного и интеллектуального уровней. Приобщение лица к достижениям науки, духовным ценностям, несомненно, будет способствовать преобразованию его внутреннего мира, мировоззрения, переосмыслению сформировавшейся системы ценностных ориентации, интересов, убеждений. Когда же под влияние наркотиков попадают образованные, интеллектуальные люди, мероприятия этой группы помогут им вновь обрести утраченное в результате пагубного пристрастия духовное начало.

3. Возрождение разрушенных либо ослабленных позитивных социальных связей реабилитируемого с семьей, друзьями, трудовым или учебным коллективом, когда это еще возможно; формирование или восстановление коммуникативных способностей, необходимых для нормального общественного бытия.

4. Творческое развитие выявленных позитивных наклонностей, способностей, увлечений.

Все эти группы мероприятий направлены на решение задач, стоящих перед программой реабилитации и ресоциализации, на преобразование личности, перестройку ее психологии и переключение энергии негативного влечения лица к потреблению наркотических средств на социально одобряемую деятельность и, в конечном счете, на преодоление психологической зависимости реабилитируемого от наркотика и психотропного вещества. Проводимая на научной основе и с учетом особенностей конкретной личности реабилитационная деятельность не может не дать положительных результатов, тем более что мировой опыт свидетельствует о ее небесполезности и достаточном уровне эффективности.

Практически значимым является вопрос о формах реализации программы реабилитации и ресоциализации наркоманов. В мировой практике наиболее распространены такие формы, как поселения, наркоманов, желающих избавиться от наркотической зависимости, создаваемые по их собственной инициативе, например, упоминавшееся поселение “Синанон-Хаус” в США, а также сообщества, коммуны, формируемые общественными организациями, объединениями и пользующиеся государственной поддержкой (например, церковные приюты для наркоманов в Венгрии). В отдельных случаях программы реабилитации реализуются в рамках деятельности наркоамбулаторий и лечебниц.

Бросается в глаза то обстоятельство, что подобные поселения, коммуны, сообщества формируются не на государственной, а на общественной основе. Возникает вопрос: неужели такие государства, как США, Великобритания, Швеция, Дания и др. не располагают необходимыми ресурсами для создания государственных структур, которые бы занимались реабилитационной деятельностью? Очевидно, дело здесь не в наличии либо отсутствии средств. Представляется, что придание всем вышеперечисленным формированиям негосударственного характера — верное и психологически грамотное решение. Наркоман, преследуемый полицией, привлекаемый к суду за незаконные действия с наркотиками, видит в государстве своего врага, которому нельзя доверять и с которым нельзя сотрудничать. Государственный реабилитационный центр будет восприниматься наркоманом как “ловушка”, как тюрьма облегченного типа. Все мероприятия, проводимые в таком центре, не будут должным образом воздействовать на реабилитируемого в силу психологического отталкивания, подозрительности. А подобная обстановка недоверия, неблагоприятный психологический климат не только не обеспечат эффективную реализацию программы, но и могут привести к неблагоприятным последствиям, к углублению конфликта между государством и обществом, с одной стороны, и наркоманом — с другой. А вот общественные формирования (и, тем более, создаваемые самими наркоманами) воспринимаются, напротив, с большим доверием, как союзники и помощники в сложившейся трудной ситуации.

Однако сказанное не означает, что государство может оставаться в стороне от осуществления реабилитационной деятельности. Оно должно оказывать подобным структурам всевозможную поддержку: правовую, финансовую, кадровую и т. д. Государственные органы, органы местного самоуправления могли бы содействовать решению вопросов трудовой занятости реабилитируемых, медицинского обслуживания, общеобразовательного и профессионального обучения. Кроме того, на них обязательно должна быть возложена функция контроля за деятельностью указанных учреждений. Подобный контроль необходим, иначе реабилитационный центр из формирования, преследующего позитивную социальную цель, может переродиться в существующий на официальной основе притон для потребления наркотических средств и психотропных веществ. Следует иметь в виду, что представители наркобизнеса не оставят без внимания место скопления наркоманов и будут предпринимать попытки превратить его в очередной рынок сбыта своего товара. Однако контроль должен осуществляться в таких формах и таким образом, чтобы реабилитируемые не испытывали на себе воздействия жесткого государственного императива. Основная задача государства в данной ситуации — не допустить проникновения в среду реабилитируемых представителей наркобизнеса и перекрыть источники поступления туда наркотических препаратов.

Если же реабилитационные центры будут создаваться все-таки на государственной или муниципальной основе и будут являться, по сути, государственными (муниципальными) учреждениями, то и в этом случае коллективу реабилитируемых надлежит предоставлять как можно больше самостоятельности в решении внутренних проблем, исключая чрезмерно властную опеку и давление соответствующих государственных структур.

Необходимо отметить, что в России в последние годы также стал накапливаться определенный опыт проведения реабилитационной деятельности: программы реабилитации наркоманов реализуются в рамках общественных движений: “За будущее без наркотиков”, “Родители за будущее без наркотиков”, “Аутрич”. Созданы и действуют реабилитационные центры в Ленинградской, Калининградской, Свердловской областях; ведется строительство подобных центров для взрослых наркоманов и для несовершеннолетних Саратовской области. Изучив соответствующие программы и организацию работы реабилитационных центров в России, отметим, особый интерес представляет деятельность реабилитационного центра для наркозависимых “Возвращайся” в Свердловской области. Реабилитационная работа в центре проводится в четыре этапа:

Первый этап — диагностико-адаптационный. Он начинается после прохождения наркозависимым медицинской реабилитации, т. е. по завершении курса лечения от наркомании и снятия физической зависимости от наркотического средства или психотропного вещества. После проведения психологического тестирования, собеседований с психологом и социальным работником, после выявления индивидуальных психологических особенностей личности реабилитируемого в отношении каждого делается вывод о степени мотивации отказа от наркотиков и уровне реабилитационного потенциала. Только на основе подобных исследований и выводов можно разработать действенную персональную программу реабилитации, основанную на “индивидуальной стратегии решения внутренних психологических конфликтов наркозависимого, что является главным условием снятия психологической зависимости от наркотических веществ”. Если первой задачей начального этапа реабилитации является всестороннее изучение личности наркозависимого и разработка основ индивидуальной программы снятия психологической зависимости от наркотика, то второй не менее важной задачей выступает адаптация реабилитируемого к условиям центра.

Второй этап — социально-психологическая реабилитация. На этом этапе предполагается проведение мероприятий, направленных на разрешение внутренних психологических конфликтов реабилитируемого, выработку навыков общения, стрессоустойчивости, изменение структуры потребностей и интересов. Основу деятельности на этом этапе составляет признанная мировым сообществом и разработанная под руководством ВОЗ ООН программа “12 шагов”.

Третий этап — социально-трудовая реабилитация. Задача этого этапа — подготовить реабилитируемого к жизни в нормальном обществе. Основной упор делается на проведение трудотерапии.

Четвертый этап — психологическая диагностика. На этом этапе разрабатывается стратегия дальнейшей реабилитации, т. е. это Деятельность, которую мы обозначили выше как закрепление, стабилизация достигнутых результатов. На этом этапе предлагается два варианта “закрепительной” деятельности: а) возвращение в семью и стабилизация результатов в рамках программы “12 шагов” (в группах личностного роста, в специальных досуговых центрах и др.);

б) направление на дальнейшую реабилитацию в центр-коммуну

в) Свердловской области — это центр-коммуна “Николин родник”). Выбор варианта зависит от личностных характеристик реабилитируемого, от уровня освобожденности от наркозависимости и ряда социальных условий (например, наличие у него семьи, жилой площади, возможность трудоустройства и т. д.).

Охарактеризованная программа вполне соответствует международным подходам к реабилитационной деятельности и нашим представлениям о последней. Однако вызывает сомнения обоснованность разделения на самостоятельные этапы социально-психологической и социально-трудовой реабилитации. Бесспорно, что по содержанию воздействия на реабилитируемого и по решаемым задачам психологическая и трудовая реабилитация — относительно самостоятельные виды деятельности. Но осуществляться они должны параллельно, а не разновременно, “по очереди”, как предлагается создателями анализируемой программы. Так, выработка коммуникативных навыков наиболее эффективна в процессе трудовой деятельности, изменение структуры ценностей и потребностей невозможно без приобщения к социально полезной деятельности и т. д. Поэтому мероприятия, распределенные на два вышеуказанных этапа, следует объединить и проводить в рамках одномасштабного “шага” реабилитации. Только в сочетании они приведут к желаемым позитивным трансформациям в личности реабилитируемого субъекта.

Наряду с реабилитационными центрами, создаваемыми государственными, муниципальными органами и общественными организациями, существуют объединения, формируемые самими наркоманами, по их собственной инициативе и управляемые лицам” стремящимися избавиться от наркозависимости. Такие объединения — общины, коммуны — созданы и действуют, например, в Ленинградской и Свердловской областях. Подобное движение, безусловно, следует приветствовать и поддерживать. Но при этом необходимо иметь в виду, что в деятельности названных формирований сложно избежать серьезных издержек и даже негативных результатов.

Какие же конкретно моменты вызывают опасения? В общины наркоманов, желающих избавиться от наркозависимости, объединяются лица с различным реабилитационным потенциалом и с самой разнообразной мотивацией воздержания от потребления наркотических и психотропных препаратов. Это и лица, твердо решившие избавиться от зависимости, и лица, принявшие такое решение, но сомневающиеся в возможности его успешной реализации, и лица, по той или иной причине сделавшие передышку, перерыв в приеме наркотиков и использующие общину как временное пристанище за неимением ничего иного. Подобное смешение настроений не может не сказаться на общем психологическом климате общины, не может не повлечь внутренних конфликтов, своеобразной стратификации среды реабилитируемых. И при отсутствии опытных психологов, социальных работников формирование соответствующего психологического настроя на избавление от зависимости вряд ли будет возможным. При этом нельзя забывать, что такие коммуны, общины будут находиться в центре внимания представителей наркобизнеса: скопление наркоманов — удобный концентрированный рынок сбыта соответствующих препаратов. А как только в эту среду начнут практически беспрепятственно поступать наркотические средства, исход мероприятия будет предрешен. Кроме того, для лиц, злоупотребляющих наркотиками и не желающих избавляться от недуга, община себе подобных, пусть даже пытающихся освободиться от наркозависимости, будет представляться своеобразным приютом, где можно скрыться от властного ока государства. Проникновение таких лиц в общину, подобно попаданию вируса в благоприятную среду, и повлечет возврат к потреблению наркотиков и сомневающихся, и лиц, временно прервавших это пагубное занятие. Ведь здесь достаточно, во-первых, примера потребления и впадания в эйфорическое состояние. А во-вторых, свое влияние окажет и прозелитизм наркоманов.

Поэтому представляется, что соответствующим общественным Движениям или государственным, муниципальным органам при появлении информации о создании наркоманами своих общин, коммун с целью избавления от наркозависимости необходимо очень осторожно и корректно пытаться установить с ними контакт, организовать взаимодействие и в дальнейшем оказывать содействие, предоставляя специалистов, решая вопросы трудоустройства, обучения, оказания медицинской помощи и т. д. Властные структуры должны организовать контроль за деятельностью подобных образований, чтобы исключить установление “опеки” над ними со стороны наркобизнеса. Также они должны следить за тем, чтобы не произошло трансформации позитивных целей объединения в иные и преобразования его, таким образом, в официально существующий притон для потребления наркотических средств и психотропных веществ.

В настоящее время говорить определенно об эффективности деятельности реабилитационных центров в России пока еще рано, так как процесс их создания начался совсем недавно, нет устоявшихся программ реабилитации и ресоциализации наркозависимых, т. е. мы находимся еще на стадии экспериментов. Но у специалистов не вызывает сомнений необходимость проведения такой работы и прогнозируются позитивные результаты.

Анализируя вопрос о формах проведения реабилитационной деятельности, нельзя не затронуть еще одну немаловажную проблему: на каких началах следует осуществлять реабилитацию наркозависимых — добровольных, принудительных, добровольно-принудительных? Большинство реабилитационных учреждений в мире (в том числе и в России) действуют на основе добровольности. Наркоман, в силу определенных причин пришедший к выводу о необходимости освобождения от наркозависимости, по собственной воле поступает в центр, вступает в общину для прохождения соответствующей программы. Такой вариант, бесспорно, предпочтительнее поскольку в данной ситуации лицо уже хотя бы в какой-то мер психологически готово к коренной перестройке своего существования, к изменению своей личности. Работать с таким реабилитируемым будет гораздо проще, и шансы на успех значительно повышаются. Однако мировая практика знает и примеры принудительно реабилитации наркоманов (например, реализация Концепции принудительной реабилитации в Сингапуре). Анализировать результаты подобного подхода еще рано, никаких свидетельств в печати о них пока нет. Но, тем не менее, дать определенную оценку принудительной реабилитации можно. На наш взгляд, категорически отрицать возможность проведения принудительной реабилитации не следует.

Другое дело, что подобная деятельность будет более трудоемкой в психологическом смысле и более длительной по времени. Если в случае добровольной реабилитации отпадает необходимость в формировании у наркозависимого решимости пройти соответствующий курс, так как определенная психологическая база для этого у него уже сложилась, ее нужно лишь укреплять, то при осуществлении принудительной реабилитации первоначально следует сформировать у подопечного убежденность в полезности для него подобного шага, переломить негативное его восприятие, активно воздействуя на мотивы последнего. Из опрошенных нами наркозависимых лишь 40% выразили готовность пройти курс реабилитации, а 60% высказали отрицательное к ней отношение. Мотивы подобного подхода различны: отсутствие доверия к реабилитационным центрам и их персоналу, предполагаемая бесполезность реабилитационного курса, нежелание в силу удовлетворенности своим образом жизни, боязнь утратить обретаемые под воздействием потребления наркотиков иллюзии, страх перед реальной действительностью без наркотиков, с которой потеряны все прежние связи. А ведь эти 60% респондентов — подростки и молодые люди в возрасте от 15 до 27 лет. Полагаем, что даже более широкомасштабные исследования не дали бы результатов, оптимистичнее полученных. Поэтому и нельзя говорить категорическое “нет” принудительной реабилитации. В связи с этим представляется, что режим реабилитационной деятельности должен быть добровольно-принудительным.

Одной из неотъемлемых характеристик реабилитационной деятельности являются субъекты ее осуществления. Говоря о формах реализации реабилитационных программ, мы уже в какой-то мере коснулись этого вопроса. Это прежде всего общественные организации и объединения, имеющие целью своей деятельности реабилитацию, ресоциализацию лиц, злоупотребляющих наркотиками, и осуществление профилактики наркотизма в обществе. Помимо названных организаций, можно, например, отметить следующие, имеющие свои отделения во многих регионах России, в том числе в Саратовской области: Центр международного взаимопонимания, Общероссийский детский фонд. В Саратове и области действуют в Указанном направлении общественная организация “Большая семья”, Центр психологической поддержки женщин, Общество трез-вости и здоровья, областная организация скаутов, Саратовский Союз Молодежи и некоторые другие. Как видно из приведенного перечня, имеющийся потенциал вполне достаточен для активной деятельности в сфере реабилитации наркозависимых.

Следующую группу субъектов осуществления реабилитации образуют соответствующие государственные органы, муниципальные образования и органы местного самоуправления. Среди них — органы здравоохранения, образования и науки, труда и социального развития, юстиции. Определенные функции, связанные в первую очередь с осуществлением контроля за проведением реабилитационной деятельности, должны осуществлять органы внутренних дел и прокуратуры.

Говоря о правовых основах реализации программ реабилитации наркозависимых, следует отметить, что, по сути, таковые отсутствуют. Соответствующих нормативных актов, более или менее детально регламентирующих деятельность реабилитационных центров, не существует. На наш взгляд, их издание необходимо. Основой деятельности реабилитационных центров, существующих на общественной основе, может служить Федеральный закон “Об общественных объединениях” от 19 мая 1995 г., но этого явно недостаточно. Необходимо хотя бы на уровне субъектов Федерации разработать Положение о реабилитационном центре для наркоманов, рассчитанное на центры, действующие как на государственной или муниципальной, так и на негосударственной основе. Насущный характер подобного нормативного акта обусловливается, с одной стороны, спецификой содержания и целей деятельности названных учреждений, а с другой — и наличием потенциальных опасностей, о которых говорилось выше и которые могут реализоваться при правильной организации функционирования реабилитационных центров, превратив последние, по сути, в их противоположность.

Самым “больным” вопросом, связанным с деятельностью реабилитационных учреждений, является вопрос о ресурсах, необходимых для реализации соответствующих программ, и об их источниках. Говоря о ресурсах, мы предполагаем не только финансовое обеспечение деятельности центров реабилитации наркозависимых. Круг ресурсов гораздо шире. Помимо необходимых финансовых средств и материально-технического обеспечения (здание, мебель, необходимая техника, литература, медикаменты, питание и т. д.), это— специалисты различных профилей (врачи, психологи, социальные работники, социальные педагоги для несовершеннолетних и др.), возможности по обеспечению реабилитируемых рабочими местами (если вопрос трудовой занятости не может быть решен внутри самого учреждения), организации их обучения (особенно для реабилитируемых подростков и молодых людей) и т. д.

Где же искать необходимые средства на существование реабилитационных учреждений? Как показывает мировая практика, такие средства зарабатывают сами реабилитируемые, во-первых, обслуживая самостоятельно свое учреждение и производя необходимые продукты питания, изготавливая мебель, одежду и т. д., и, во-вторых, занимаясь какой-либо коммерческой деятельностью с целью получения средств, необходимых для нормального функционирования учреждения. При реабилитационных центрах могут создаваться мастерские, небольшие цеха для производства какой-либо продукции, реабилитируемые могут быть задействованы для оказания каких-либо услуг населению и др. Более того, подобная трудотерапия крайне необходима и является важнейшим фактором, влияющим на процесс реабилитации и ресоциализации наркозависимого.

Оценивая деятельность существующих в мире реабилитационных учреждений (упомянутый и уже ставший неким символом деятельности по ресоциализации наркоманов “Синанон-Хаус” в США, общины в Осло в Норвегии, церковные приюты в Венгрии, реабилитационные центры в России), мы убедились в том, что ее основой все они признают именно трудотерапию. Только напряженный заинтересованный труд, занятость полезным делом могут отвлечь реабилитируемого от мыслей о наркотике и о вызываемых им ощущениях. Создание “тепличных” условий, в которых наркозависимый будет существовать без дела, без определенного занятия, приведет лишь к возврату тягостного недуга. Но занять реабилитируемого каким-либо делом можно лишь после создания соответствующего учреждения. А вот на какие средства его создавать — вопрос открытый. Совершенно очевидно, что рассчитывать на государственное финансирование не приходится. В этом и нет необходимости, поскольку полное бюджетное финансирование повлечет жесткий государственный контроль за деятельностью учреждения, что, как уже отмечалось, весьма нежелательно. В условиях нарастающей угрозы распространения наркотизма в стране следует объединить все возможные усилия: это могут быть частично государственные средства, частично средства общественных фондов и организаций, а также спонсорские вспомоществования коммерческих организаций.
Представляется, что опасность, которую таит в себе наркотизм, угрожает и государству, и легальному бизнесу, а другими словами — всему социуму в целом. Поэтому только объединенными усилиями можно создать реальную преграду на пути столь страшного явления.
В этом отношении интересен опыт Саратовской региональной общественной организации “Центр международного взаимопонимания”. С целью получения необходимых средств для проведения антинаркотической пропаганды и профилактики ВИЧ/СПИДа среди подростков и молодежи, ее представители организуют и проводят многочисленные благотворительные акции в различных районах Саратовской области и г. Саратове. Причем в это дело активно вовлекаются сами несовершеннолетние и молодые люди (школьники, учащиеся ПТУ и колледжей, студенты вузов) — так называемые волонтеры. Среди таких акций — благотворительные концерты и базары, при проведении которых используются элементы антинаркотической пропаганды и пропаганды здорового образа жизни.
Можно отметить, как минимум, три полезных эффекта от подобной деятельности: во-первых, она служит источником средств для проведения организацией дальнейшей профилактической работы; во-вторых, вовлеченные в нее подростки и молодежь заняты общественно полезным делом, включаются в процесс противостояния наркотизму, что в определенной мере помогает предотвратить их приобщение к девиантным формам поведения; в-третьих, подобные
акции сами по себе являются превентивными мерами, имеющими цель воспрепятствовать дальнейшей наркотизации общества. По тaкой же схеме можно и нужно проводить мероприятия, направленные на сбор средств для создания реабилитационных центров для наркозависимых. Достижению указанной цели может служить и получающая в настоящее время широкое развитие в России система грантов. Следует подчеркнуть, что способов обретения необходимых ресурсов для проведения реабилитационной деятельности не так уж мало, и положение не представляется столь безысходным, как это может показаться на первый взгляд.

Последней составляющей в характеристике реабилитационной деятельности являются ожидаемые результаты и ее возможные издержки. Результаты следует подразделить на две группы: результаты ближней перспективы и дальней перспективы. К первой группе следует отнести: снятие психологической зависимости от наркотика у реабилитируемого, восстановление адаптационных свойств личности, т. е. способности приспосабливаться к нормальным условиям существования в обществе. Вторая группа результатов — это полная либо относительно длительная ремиссия, фактическая ресоциализация, реадаптация бывшего наркомана в обществе и в конечном счете — сокращение числа наркозависимых.

Естественно, что стопроцентного снятия психологической зависимости от наркотика и фактической реабилитации всех наркозависимых ожидать не приходится. Мы уже отмечали, что процесс реабилитации очень сложен, трудоемок, связан с психологической перестройкой, переориентацией личности. На него оказывает влияние множество факторов самого разнообразного свойства. Поэтому негативные результаты или же отсутствие позитивных результатов в отдельных ситуациях неизбежны даже при идеально организованной работе.

К выраженным отрицательным последствиям неграмотно, некомпетентно реализованной реабилитационной программы следует отнести: формирование у реабилитируемого крайне негативного отношения к процессу реабилитации, исключающего либо затрудняющего его повторение в будущем; усугубление психологического конфликта, обусловленное нереализацией надежды на освобождение от наркозависимости; вытекающий отсюда возврат в знакомую среду наркоманов и рецидив болезни.

Возможные издержки реабилитационной деятельности должны досконально выявляться и учитываться при формировании реабилитационных программ, подборе и подготовке соответствующих специалистов, организации деятельности центров с тем, чтобы по возможности избежать их либо, по крайней мере, сократить их удельный вес и снизить степень предполагаемого вреда.

Достигнутые в ходе реабилитационной деятельности результаты должны закрепляться и поддерживаться с течением времени. Это не означает чрезмерной опеки над бывшим наркоманом, которая принесет больше вреда, чем пользы, ибо, только научившись самостоятельному нормальному существованию в социуме, он и окончательно освободится от оков наркотической зависимости. Однако и забывать о лице, прошедшем реабилитационную программу и покинувшем центр, недопустимо, особенно в первое время, на начальном; этапе его жизни без наркотиков. Формы “вмешательства” могут быть различными, но в любом случае оно должно быть корректным и по возможности хотя бы внешне инициированным самим опекаемым. В частности, к таким формам следует отнести создание досуговых центров, где могли бы встречаться и общаться бывшие реабилитируемые, которых связывает много общего, а главное - понимание проблем друг друга, привлечение этих лиц к работе центров, общин для наркоманов уже в качестве социальных работников к деятельности соответствующих общественных организаций и общественных движений, приглашение их к участию в программах профилактики наркотизма и т. д.

Важнейшими мерами, входящими в содержание психосоциаль ной модели профилактики наркотизма, являются информационно-просветительские меры. Значение деятельности по их реализации трудно переоценить. В докладе, подготовленном Советом по внешней и оборонной политике по проблеме сдерживания наркотизма России, совершенно справедливо отмечается: “В первую очередь необходимо активизировать сопротивление наркотической пандемии самого общественного организма. Необходима мощная информационно-пропагандистская кампания. Она должна быть направлена на молодежь, родителей. СМИ могут и должны сыграть ключевую роль в защите общества от новой напасти”.

Осуществление информационно-просветительской деятельности, антинаркотической пропаганды должно быть направлено на решение двух важнейших задач. Во-первых, необходимо заложить в сознание каждого ребенка, подростка, молодого человека, а также иных граждан истинное представление о том, какую реальную угрозу таит в себе наркотик. Во-вторых, решив первую задачу, мы параллельно решим еще одну, ибо, только воспитав у граждан, особенно у молодежи, неприятие к потреблению наркотических средств и психотропных веществ, мы подорвем основу наркобизнеса, лишив наркопроизводителей и наркодельцов рынка сбыта.

В настоящее время происходит мощнейшее противостояние, решается вопрос кто кого: государство и общество наркомафию или наоборот. По сути, это борьба за граждан, так же как в предвыборном марафоне — борьба за голоса. От того, кто сможет оказать более эффективное воздействие на сознание людей, особенно подростков и молодежи, зависит исход этой борьбы. И в сложившейся ныне ситуации употребление термина “борьба” не случайно, это обозначение жестокой реальности. Она тем более жестока, что пока перевес в борьбе, явно одерживает не социум и не государство. В ходе беседы с наркоманом, имеющим достаточно большой стаж потребления и ориентирующимся в ситуации, мы услышали следующую фразу: “Вы даже не догадываетесь о том, что нас уже больше, чем вас”. Возможно, пока это преувеличение. Однако ученые и политики высказывают серьезное опасение по поводу того, что если не переломить ситуацию с распространением наркотизма в России (и не только в России), общество в ближайшее время разделится на две равные половины — здоровую и больную наркоманией, причем первая вынуждена будет “обслуживать” вторую.

Итак, представляется очевидным, что борьба с пандемией наркомании в России — это прежде всего борьба за умы, за сознание граждан, и мощным средством воздействия здесь должны выступать информационно-просветительские меры. Однако отношение специалистов к данному виду деятельности, точнее, к его значению, Далеко не однозначно. В частности, существует мнение о том, что о наркотиках вообще надо забыть, не увлекаться этой “горячей” темой, не вызывать у молодежи нездорового к ней интереса. С. подобной позицией вряд ли можно согласиться. В России и так достаточно долго умалчивали проблему наркотизма, хотя существует она уже давно. Конечно, 10-15 лет назад масштабы ее распространения были не такими, как сейчас. Но если бы уже тогда, когда эпидемия наркомании находилась в зачаточном состоянии, а наркобизнес только набирал обороты, государство не заявляло, что проблемы наркотизма в стране не существует, а предприняло решительные меры, (причем не только уголовно-правового характера), то сегодня положение не было бы столь угрожающим. Результаты упомянутого выше социологического исследования свидетельствуют о недостаточной осведомленности учащихся и студентов о подлинном содержании и значении наркотизма. Так, некоторые из них (1,2%) считают проблему надуманной, 6 % полагают, что ее вообще не существует.

Высказывается также мнение о том, что информационно- просветительская деятельность не является эффективным средством сдерживания наркотизма. Веским аргументом против подобного, подхода, на наш взгляд, является сама сложившаяся ситуация, по скольку вовлечению колоссального количества граждан, и в первую очередь подростков и молодежи, в немедицинское потребление нар- котиков способствовала и способствует аналогичная деятельность, осуществляемая представителями наркобизнеса. Для того чтобы втянуть человека в орбиту потребления наркотиков, на него также необходимо оказать воздействие, организовать рекламу соответствующих препаратов, наглядно продемонстрировать их эйфоризирующий эффект. Не зря, очевидно, среди всех форм ретритистского поведения на первое место сегодня вышло потребление наркотических средств и психотропных веществ, этому процессу необходимо было поспособствовать. И, надо сказать, что проделанная в этом на правлении работа дала богатые всходы. Методы представителей наркобизнеса лежат на поверхности, они очевидны. Это и использование средств массовой информации, кино, телевидения, и работа в местах скопления молодежи: на дискотеках, в кафе, внедрение в неформальные молодежные и подростковые объединения. По сути, это те же методы и средства, которые необходимо использовать, чтобы добиться противоположных результатов. Но сейчас это будет сделать гораздо сложнее, чем 10-15 лет назад. Ведь если в конце 70-х — начале 80-х годов прошлого столетия сознание большей части молодежи являло собой tabula rasa в плане познания и отношения к наркотикам, то теперь оно “замутнено” тенденциозно преподнесенной заинтересованными элементами информацией. А исправлять, переориентировать гораздо сложнее, чем привносить первоначально. Тем не менее деятельность должна осуществляться мощно и целенаправленно. Рассмотрим ее основные направления.

Прежде всего это информационно-пропагандистская деятельность средств массовой информации. В антинаркотическую кампанию должны быть вовлечены пресса, радио, телевидение. В какой-то мере они уже включились в дело. Но, анализируя отдельные передачи, публикации, приходится делать вывод о том, что они не только не принесут пользу, но даже причинят вред антинаркотической деятельности. Некоторые авторы больше внимания уделяют описанию наркотического эффекта и баснословных барышей наркодельцов, нежели той угрозе, которую представляют для каждого человека и нации в целом наркотики и связанная с ними нелегальная деятельность. При подобном подходе следует ожидать контрпропагандистские результаты: пробуждение или усугубление нездорового интереса к наркотикам, желание испытать рекламируемые, по сути, иллюзорные ощущения и удовольствия, попытаться получить “легкую” наживу, включившись в нелегальный оборот наркотических средств и психотропных веществ. Такой подход может быть как намеренным — исполнение определенного заказа, так и ненамеренным вследствие отсутствия у журналиста, автора программы необходимого запаса знаний, объема информации, позволяющих выпускать качественную продукцию. Журналистов также следует обучать, информировать, проводить встречи представителей масс-медиа со специалистами соответствующих профилей — медиками, юристами, социологами, психологами. Необходимо четко определиться, о чем следует говорить вслух, а о чем — молчать. Недопустимо расписывать состояние эйфории (своими устами или устами приглашенного на передачу наркомана), рассказывать, в каких точках можно приобрести наркотик, по какой цене и пояснять, как просто включиться в наркобизнес и заработать немалые деньги, сетуя при этом, что сбытчикам, как правило, удается избежать ответственности.

Главная задача средств массовой информации заключается в том, чтобы показать, что наркотики — это беда, это загубленная жизнь без нормальной семьи, без любви и дружбы, это серьезные соматические заболевания и психические расстройства, муки абстинентного синдрома, а самое главное — это несвобода, ежеминутная и пожизненная зависимость от наркотика и наркодельца, ставящего свои условия, которым следует подчиняться. Необходимо вырабатывать у граждан, и в первую очередь у детей и подростков, естественное чувство здорового осознанного страха перед наркоманией аналогичного тому, что испытывает человек перед стихийными силами природы, заразными болезнями и который свойственен нам от природы, заложен на генном уровне. Подготавливая материалы о производителях и сбытчиках наркотических средств и психотропных веществ, представители средств массовой информации должны акцентировать внимание на том, какую угрозу представляют действия для здоровья нации, для национальной безопасности Рос сии и какую ответственность предусматривает закон за подобную деятельность.

При этом совсем не обязательно подчеркивать, что более или менее крупным сбытчикам, как правило, удается избежать ответственности. Это тактически неверно. Да, подобное положение действительно существует и вызывает серьезную тревогу, но в сложившейся в стране ситуации оно должно обсуждаться и оцениваться только специалистами. “Рекламирование” подобного положения не даст абсолютно никаких позитивных результатов, а лишь приведет к увеличению числа желающих получить легкую наживу, практически ничем не рискуя. Предполагая, что нас могут упрекнуть в стремлении ограничить свободу распространения информации, приведем следующие аргументы.

Во-первых, любая свобода должна быть ограничена определенными разумными рамками, за пределами которых она превращается в анархизм, хаос и безрассудство. Во-вторых, провозглашение в ст. 29 Конституции РФ права свободного распространения информации, безусловно, ориентировано на достижение социально позитивных целей. Если же вполне очевидно, что распространение какой-либо информации (в частности, той, о которой шла речь) приведет к негативным последствиям, к расширению сети производителей и сбытчиков наркотических и психотропных средств, а в конечном счете к причинению серьезного вреда национальной безопасности России, то вряд ли целесообразно, разумно и полезно предавать ее огласке. Свобода распространения информации не должна быть самоцелью, не должна существовать ради самой себя, ибо на деле это может причинить вред гораздо более важным интересам. В-третьих, представители СМИ, объявляя себя “четвертой властью”, должны чувствовать свою ответственность перед обществом и радеть в первую очередь не за “безразмерную” реализацию своих прав и свобод, а за интересы социума и государства. Не гнаться за сенсациями и бессмысленными разоблачениями, а просвещать умы и формировать здоровое поколение — вот их основная задача при осуществлении информационно-пропагандистской деятельности, направленной на сдерживание наркотизма в стране.

Некоторое внимание хотелось бы уделить роли социальной рекламы в осуществлении информационно-просветительской деятельности средствами массовой информации, в первую очередь, телевидением. Каким бы ни было отношение к рекламе в целом, нельзя не признать ее мощного влияния на сознание основной массы населения и значения ее как одной из детерминант поведения личности. Поэтому создание и использование социальных рекламных роликов, пропагандирующих вред и опасность наркотизма, наркомании и ВИЧ/СПИДа, должно превратиться в одно из направлений профилактической деятельности. При этом следует обратиться к достаточно богатому зарубежному опыту. В процессе проведения упоминавшегося выше Международного семинара “Правовые и этические вопросы ВИЧ-инфекций”, организованного ВОЗ ООН, его участникам были продемонстрированы рекламные ролики соответствующей направленности, изготовленные в США, Англии, Швеции и Голландии. Яркие, остроумные, но в то же время заставляющие задуматься над собственной судьбой и судьбой будущих поколений, они, вне всякого сомнения, способны повлиять на мироощущение подростков и молодых людей. И, кстати, их влияние может оказаться более значительным, чем воздействие скучной лекции или набившего оскомину банального лозунга. Однако препятствием для развития этого направления профилактики является финансовый фактор — расходы на социальную рекламу в России такие же, как и на коммерческую. Но государство, действительно заинтересованное в сдерживании наркотизма, в состоянии решить подобную проблему.

Важнейшую роль в осуществлении информационно- пропагандистской деятельности должна сыграть цепочка: дошкольные учреждения — школа — средне-специальные, высшие учебные заведения. Возраст приобщения к потреблению наркотических средств и психотропных веществ в последние годы резко снизился следовательно, информировать и предупреждать об опасностях, которые таит в себе наркомания, необходимо своевременно. Просвещение следует начинать уже в дошкольных учреждениях и в начальной школе, иначе можно опоздать. Необходимо вовремя формировать сознание ребенка, а не ломать его впоследствии, весьма сложно и не всегда приносит желаемые результаты. Очень непростой проблемой является выбор форм осуществления просвещения детей. Должны быть разработаны специальные программы, предусматривающие круг вопросов, которые могут быть доведены до сведения детей и осмыслены ими, а также рекомендующие надлежащие способы преподнесения соответствующей информации (сказки, ролевые игры, мультипликационные фильмы и т. д.). Создание таких программ — в компетенции специалистов определенного профиля (наркологов, педагогов, психологов). Однако для того чтобы подобный механизм заработал, необходима соответствующая нормативная база. Формирование и реализация указанных программ реальны лишь при условии, если на то будет выражена государственная воля, облеченная в определенный нормативный акт Правительства РФ (что, конечно, предпочтительнее) либо соответствующих министерств.

В программы средних и старших классов школ, средне-специальных и высших учебных заведений целесообразно ввести спецкурсы, задачей которых являлось бы дальнейшее ознакомление подростков и молодежи с медицинскими, социальными и правовыми аспектами наркотизма, а также с проблемами распространения ВИЧ/СПИДа. Несмотря на то, что в последние годы появилось немало публикаций в прессе, брошюр, телепередач, посвященных указанным проблемам, молодые люди все-таки испытывают информационный голод, недостаток в необходимых знаниях и в объективных сведениях. В ходе проведенного опроса студентов Саратовской государственной академии права молодые люди отметили данное обстоятельство. А ведь это студенты юридического вуза, в котором проблема наркотизма и наркомании должна рассматриваться при изучении, как минимум, четырех — пяти учебных дисциплин. Очевидно, у молодых людей (и тем паче у подростков) отсутствует стройная система знаний о наркотизме как о многоаспектном негативном социальном явлении.

Подобное положение обусловлено рядом причин. Во-первых, несмотря на то, что определенная информация появляется, она не всегда качественна и объективна, в частности, в прессе и в телепередачах. Зачастую сведения преподносятся весьма тенденциозно и не усваиваются подростками и молодыми людьми, которые в силу присущего им в настоящее время скептицизма не воспринимают чрезмерного трагизма, менторства или же, наоборот, амикошонства, допускаемых многими корреспондентами и авторами передач. Во-вторых, недопустимо ограничиваться только сведениями, преподносимыми средствами массовой информации и содержащимися в брошюрах, часто весьма сомнительного качества. Информация, доводимая до подростков и молодых людей, должна быть в первую очередь научной, достоверной и объективной. Кроме того, она должна преподноситься им не отдельными обрывочными сведениями, а суммой знаний обо всех сторонах и аспектах явления, его взаимосвязях с иными негативными социальными процессами. В-третьих, даже если допустить, что все публикации и передачи содержат научные и достоверные сведения о наркотизме, наркомании и ВИЧ/СПИДе, необходимо учитывать, что далеко не все подростки и молодые люди (даже студенты высших учебных заведений) регулярно знакомятся с прессой, читают научно-популярную литературу и смотрят или слушают подобные передачи. Изучение же спецкурса будет для них обязательным, и хотя бы минимальный объем информации будет ими усвоен.

В связи с этим представляется целесообразным усилиями специалистов различных отраслей знания (медицины, юриспруденции, психологии, социологии, педагогики, акмеологии и др.) разработать спецкурс для старших школьников и студентов по вопросам наркотизма и ВИЧ/СПИДа и ввести его в программы всех школ, а также средне-специальных и высших учебных заведений независимо от их профиля. Могут возникнуть возражения: давайте в таком случае введем спецкурсы, освещающие все прочие негативные явления и социальные болезни, существующие в обществе. Действительно, негативных явлений немало, но лишь развитие отдельных из них; грозит привести рано или поздно к национальной катастрофе, и на первом месте среди них — наркотизм, поражающий в первую очередь подростков и молодежь. Еще раз подчеркнем, что специалисты говорят уже не об эпидемии, а о пандемии наркомании в России. Кроме того, вызывающей тревогу специфической чертой наркотизма является то, что, в отличие от подавляющего большинства негативных явлений, так или иначе локализованных в рамках стратификации общества, он пронизывает все слои социума, приобретая, таким образом, всеобъемлющий характер. В его водоворот вовлекаются и благополучные, и неимущие; и образованные, и малограмотные; и высококультурные, и невежественные. Это обстоятельство a propos осложняет информационно-просветительскую деятельность. Поскольку школьная и студенческая среда не однородна, деятельность должна дифференцироваться в зависимости от характера и уровня аудитории (возрастного, образовательного, профессионального и т. д.). Говоря о спецкурсе, следует отметить, что его разработка и внедрение в программы школ, средне-специальных и высших учебных заведений также должны иметь под собой нормативную основу, иначе эта инициатива останется лишь в ранге очередного предложения и не будет реализована.

Но информационно-просветительская работа в школах, средне-специальных и высших учебных заведениях не должна ограничиваться проведением спецкурса как обязательной дисциплины. В этой деятельности непосредственное участие должны принимать сами школьники и студенты. И внешнее ее выражение должно быть большей частью неформализованным (в отличие от спецкурса). В частности, это может быть проведение концертов, представлений соответствующей тематики в рамках конкурса “Студенческая весна”, дискотек под лозунгом “Нет наркомании и ВИЧ/СПИДу!”, организация благотворительных мероприятий силами школьников и студентов с целью привлечения средств для осуществления дальнейшей профилактической деятельности в школе, колледже, вузе и т. д.

Параллельно с информационно-просветительской деятельностью, демонстрирующей пагубность наркомании и опасность распространения наркотизма, должна осуществляться активная пропаганда здорового образа жизни. В подростковой и молодежной среде необходимо культивировать спорт, различные виды творческой деятельности, т. е. восстанавливать все то, что было разрушено и утрачено за последние 10-15 лет.

Формирование здорового образа жизни у подростков и молодых людей должно осуществляться на базе валеологии. В отдельных вузах России уже реализуются программы валеологического сопровождения учебного процесса. Особое место в привитии валеологической культуры занимает деятельность по приобщению студентов, учащихся к физической культуре и спорту. Как известно, подростки и молодые люди, приобщенные к спортивной жизни, принадлежат к группе заниженной степени риска. Иными словами, вероятность приобщения их к девиантным формам поведения, в том числе к немедицинскому потреблению наркотических средств, при прочих равных условиях ниже, чем у групп молодых людей, не вовлеченных в какую-либо общественно полезную и социально одобряемую деятельность. “Спортивная деятельность с ее максимальными нагрузками, сильной мотивацией, целеустремленностью по своей природе способна оказывать формирующее воздействие на человека. Помимо этого, в молодежной культуре спорт занимает значительное место. По результатам многолетних социологических исследований, занятия спортом устойчиво сохраняют лидирующие позиции в рейтинге молодежных увлечений”. В Российской Федерации создана общественная организация “Спорт против наркотиков”. Программа ее деятельности включает проведение соответствующих акций во время массовых спортивных мероприятий, организацию спортивных марафонов, проводимых под лозунгом “Спорт против наркотиков”, создание рекламно-пропагандистских программ на телевидении и в печати под девизом “Российские звезды мирового спорта — против наркотиков”, задача которых — противопоставить спортивный образ жизни миру наркотиков. Говорить о результатах деятельности названной организации пока преждевременно, поскольку создана она недавно. Но анализ ее программы, содержания планируемых мероприятий позволяет предположить достаточно высокую степень полезности ее будущей деятельности.

Развитие творческого потенциала личности подростка и молодого человека — еще один элемент процесса формирования здорового образа жизни и профилактики различных форм дезадаптации; Решению данной задачи должны служить деятельность научных студенческих обществ, художественная самодеятельность, движение студенческих отрядов, студенческое предпринимательство и т. д., в том числе активное вовлечение учащихся и студентов непосредственно в сам процесс профилактики наркотизма. Их силами или при их активном участии могут организовываться и осуществляться самые разнообразные акции определенной направленности: концерты, благотворительные базары, спортивные состязания, вечера, дискотеки; подготавливаться научные работы и проводиться студенческие научные конференции, семинары, диспуты на соответствующую тематику. Подобная деятельность будет способствовать не только формированию у самих вовлеченных в нее молодых людей устойчивой антинаркотической установки, но и появлению у них чувства ответственности за судьбы их товарищей и сверстников. В конечном счете это порождает положительную самооценку, чувство самоуважения, собственной социальной значимости и эмпатии, что является одной из надежных гарантий от приобщения к различным девиантным формам поведения.

Следующим важным элементом процесса приобщения молодежи к здоровому образу жизни является формирование досуговой культуры подростков и молодых людей. Определенную роль в этом, наряду с семьей, различными общественными объединениями, должны сыграть образовательные учреждения. Как показывают проведенные исследования, нередко подростки и молодые люди приобщаются к потреблению наркотиков, по их словам, “от нечего делать”. Другими словами, молодежь, не зная, чем заняться в свободное время, и не имея каких-либо позитивных пристрастий и интересов, заполняет его определенным образом. Но возлагать в данной ситуации весь груз вины на молодых людей не совсем справедливо. В нашей стране сегодня отсутствуют досуговые центры, где подростки и молодежь могли бы проводить свободное время. А если они и существуют, то их посещение, как правило, требует значительных средств, которыми большинство молодых людей не располагает. Стремление к коммуникации, особенно острое в молодые годы, приводит к образованию неформальных молодежных групп, кучкующихся где придется (на улицах, в парках, подвалах и т. д.) и ищущих развлечений. И если в такую группу попадает потребитель наркотиков, то в ближайшее время следует ожидать приобщения к ним всех или по крайней мере большинства ее участников. Кроме того, на подобные группы обязательно обратят внимание представители наркобизнеса как на благодатную среду для “произрастания” наркоманов и очередной рынок сбыта наркотических средств.

С другой стороны, если молодой человек имеет возможность посещать действующие места досуга (дискотеки, бары, наиболее популярные сейчас у молодежи), то и здесь его поджидает опасность приобщения к наркотическим препаратам. 53,3% опрошенных в Саратове и Саратовской области студентов вузов, учащихся техникумов, ПТУ и старших классов средних школ отметили, что именно дискотеки и молодежные бары являются местами, где можно практически беспрепятственно приобрести наркотики и где последние чаще всего потребляются.

Таким образом, складывается ситуация “замкнутого круга”: с одной стороны, молодым людям негде проводить досуг, что способствует процессу наркотизации, с другой — в имеющихся, но не для всех доступных местах молодежного досуга также осуществляется процесс приобщения молодых людей к потреблению наркотических средств. Решить эту проблему в рамках всей страны в настоящее время невозможно; государство не в состоянии, а те, кто обладает средствами, не видят в этом необходимости и заняты иными проблемами. Поэтому именно перед образовательными учреждениями стоит задача формирования досуговой культуры и организации до-су га подростков и молодежи. Причем осуществляться этот процесс должен при активном участии самих молодых людей. В рамках образовательного учреждения могут проводиться дискотеки, фестивали, конкурсы и соревнования, олимпиады, создаваться клубы по интересам и т. д. Некоторые из указанных мероприятий могут проводиться в рамках программы профилактики наркотизма под соответствующими лозунгами.

Планируя и проводя профилактику наркотизма в школьной и студенческой среде, следует учитывать типичные недостатки, упущения, характерные для процесса осуществления этой деятельности. О них шла речь на Всероссийской научно-практической конференции “Студенчество и наркомания: пути решения проблемы”, проведенной в Екатеринбурге весной 2000 г. В частности, были отмечены следующие моменты:

1) однообразие профилактических мер, не ориентированных на возрастные особенности, степень вовлечения подростка, молодого человека в потребление наркотиков;

2) низкий уровень грамотности педагогов, родителей в проблемах профилактики наркомании;

3) отсутствие качественных программ, методических рекомендаций по работе с различными возрастными категориями;

4) недостаточное использование в профилактической работе возможностей молодежных организаций;

5) отсутствие личностного подхода в создании групп само- и взаимопомощи;

6) недостаточная ориентация на здоровый образ жизни, развитие творческого потенциала личности;

7) пассивная позиция в использовании средств массовой информации, студенческих многотиражек, самодеятельных изданий образовательных учреждений для пропаганды позитивных стремлений подростков и молодежи избавиться от наркозависимости, помощи тайным и явным потребителям наркотических препаратов найти выход из создавшейся ситуации.

Как отмечалось на Конференции, система профилактики наркотизма в образовательном заведении даст эффект в том случае, если она будет:

1) опираться на научные исследования и обоснование причин возникновения молодежной наркомании;

2) носить предупреждающий (превентивный) характер;

3) использовать разнообразные формы воздействия в этой работе всех слоев общественности, всех ведомств и органов управления, населения в целом;

4) активно сотрудничать со студентами, учащимися, их формальными и неформальными объединениями.

Конечно, этот перечень условий эффективности профилактической деятельности далеко не исчерпывающий, его следует дополнить указанными выше мерами.

Обязательным условием эффективности всех проводимых в учебных заведениях мероприятий является участие в их подготовке специалистов соответствующих профилей во избежание контрпропагандистских результатов, а также осуществление контроля за поведением участников в ходе той или иной акции. Известны примеры, когда во время проведения молодежных дискотек под лозунгом “Нет — наркотикам!”, сбытчики наркотических средств и психотропных веществ, пользуясь большим скоплением молодых людей и подростков, весьма эффективно осуществляли свою “акцию”, преследующую противоположные цели. В подготовке названных мероприятий могли бы оказать существенную помощь врачи-наркологи, если бы они были в каждом учебном заведении. Они бы могли принимать участие и в проведении спецкурса, освещая медицинские аспекты наркотизма, что было бы весьма эффективно.

В целях формирования негативного отношения к наркотизму в школьной и студенческой среде активнее следует использовать возможности локальных компьютерных и телевизионных сетей. Для этого также должны разрабатываться специальные программы с участием соответствующих специалистов, ориентированные на означенную тематику и конкретную аудиторию (с учетом ее специфи- ки, среднего возраста, наличия базовых знаний о явлении и т. д.). Достаточно широки возможности практически не используемой в настоящее время наглядной агитации (стенгазеты, плакаты, листовки, брошюры, памятки и др.), хотя значение их воздействия на подростков и молодежь признается во всех странах мира. Яркие, грамотно и интересно составленные, эти материалы, безусловно, вкупе с иными формами воздействия на сознание молодежи принесут определенную пользу.

Детализация превентивной деятельности должна осуществляться в локальных программах профилактики наркотизма в школьной и студенческой среде. Такие программы необходимо разрабатывать в каждом учебном заведении. В них должны быть сформулированы основные задачи профилактической деятельности, круг вопросов, решаемых в процессе ее осуществления; определены имеющиеся и потенциальные ресурсы, необходимые для реализации программы (наличие специалистов, источников информации, организационных структур, источников финансирования, материально-технического обеспечения и т. д.), намечены стратегия и тактика профилактики. В заключение еще раз подчеркнем, что при составлении программы следует учитывать состояние наркоситуации в образовательном учреждении, уровень и профиль учебного заведения, уровень обучающегося в нем контингента, степень осведомленности аудитории о наркомании и наркотизме, ее возможности в восприятии и оценке получаемой информации и иные моменты, способные повлиять на осуществление планируемой профилактической деятельности.


Другие интересные материалы:
Аутоперсономнезия как пример «нового психического заболевания» в условиях постмодернизма


«Наркозависимый у нас — фигура исключения»
Кто такой наркоман с точки зрения закона и куда движется отношение к...

Кто такой наркоман с точки зрения закона и куда движется отношение к...
Сомневается ли человек при помощи мозга? (продолжение продолжения)
«Если поведать широкой публике о действительном положении дел в физике без...

7. Неизгладимая печать образования В большинстве сегодняшних...
Риторические вопросы о кризисе современной российской наркологии
«Принципы и процедуры, принятые в российской наркологии кардинально...

Почему игнорируются факты? По статистическим данным головного...
Возможности и пределы антикоррупционных реформ в России
Институт кормления, начало которого относят к самым ранним периодам русской...

Антикоррупционные реформы — комплекс мер, осуществляемых государством и...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100