Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Организованная преступность глазами ее участников (некоторые итоги анализа интервью с представителями криминалитета Санкт-Петербурга)

 


> Сверхценные идеи > Косые взгляды > Организованная преступность глазами ее участников (некоторые итоги анализа интервью с представителями криминалитета Санкт-Петербурга)

Я. Костюковский

Тема организованной преступности, не смотря на многочисленные публикации в специальной и массовой литературе, остается малоизученной в силу латентности предмета. Завоевывая все новые поля деятельности, преступные сообщества проникают в высшие сферы законодательной и исполнительной власти. Известные правоохранительным органам как преступники люди получают депутатские мандаты и занимаются законотворческой деятельностью. Преступные сообщества все чаще становятся потребителями и пользователями новых технологий и технических разработок. Все это обеспечивает укрепление преступных сообществ, совершенствование организации их работы и повышение их неуязвимости.

Данная работа не претендует на всеобъемлющий охват темы. Автор не преследовал узко криминологических целей — анализ интервью носит социологический характер, а также автор постарался избежать и оценочных суждений.

В работе используются данные исследований Сектора социологии девиантного поведения СПб Ф ИС РАН (в частности результаты интервью с предпринимателями и представителями правоохранительных органов), некоторые личные наблюдения и предварительные результаты анализа 28 интервью, проведенных в июле 1995-  июле 1996. Имена и конкретные эпизоды в работе не раскрываются, так как у автора есть соответствующие обязательства перед респондентами.

Подбор респондентов велся достаточно случайно и преследовал цель — охватить возможно более широкий спектр деятельности преступных сообществ и возможно более широкий круг представителей криминалитета. Возрастной интервал варьирует от 19 лет до 42 лет, пол — мужской.

Особенности использования метода интервью при изучении организованной преступности. (Интервью с представителями преступных сообществ)

Интервью с представителями криминалитета являются не строго структурированными, так как крайне сложно определить заранее, о чем пойдет речь. Вопросы возникают по ходу рассказа и носят "провоцирующий" и уточняющий характер.

Условия контакта оговариваются заранее. Чаще всего это знакомые или рекомендованные ими респонденты (метод "снежного кома"). Интервью фиксируется аудиально или же делается его конспект после окончания по памяти после окончания — в зависимости от договоренности. Важным аспектом является возможность проверки достоверности получаемой информации. Она осуществляется, в частности, путем сопоставления данных из различных источников (как криминальных, так и правоохранительных), а также в результате ответов на уточняющие вопросы.

Не смотря на то, что интервью не жестко структурированы, они по общей направленности носят тот же характер, что и интервью с представителями правоохранительных органов и с бизнесменами — выяснение взаимосвязей с между ними.

Структура интервью

1. Интервьюер.
2. Дата интервью.
3. Респондент: имя, возраст.
4. Биографические данные.
5. Род деятельности.
6. Самоидентификация (относительно преступной деятельности)
7. Отношение к преступной карьере.
8. Отношение к понятиям (явлениям) "организованная преступность", "мафия".
9. Наличие связей с органами государства (милиция, прокуратура, властные структуры и т.п.)
10. Наличие межрегиональных/международных связей.
11. Положение в городе в криминальных структурах (мир/война).
12. Сравнение криминальной ситуации: как было раньше и как сейчас.
13. Мнение по поводу бизнеса и криминала, и их взаимоотношений.
14. Отдельно мнение по поводу ситуации с недвижимостью, наркотиками, оружием, приватизацией.
15. Почему респондент согласился на интервью и перспективы дальнейших контактов.

В ходе интервью выделились несколько видов преступной деятельности, о которых шла речь с респондентами. Это: наркобизнес, операции с оружием, проституция, фальсификация спиртных напитков, угон автомобилей, незаконные операции с недвижимостью и преступления в сфере компьютерной информации. Все они так или иначе связаны и с другими правонарушениями — различными видами рэкета, нарушениями таможенных правил, сокрытием доходов от уплаты налогов и т.д. Естественно, такое разделение носит весьма условный характер, так как "узких" специалистов в ходе интервью было выявлено мало.

 

Наркобизнес

Доставка, производство и продажа наркотических веществ в Санкт-Петербург существует "с незапамятных времен" (из интервью). Характер ее периодически изменяется. Перемены эти связаны с политической и экономической обстановкой в стране, деятельностью законоохранительньк органов, содержанием самих законов и, наконец, с модой.

Р.: Я езжу сюда из Киргизии с 1984-го года...

Р.: Вообще, производство наркоты требует очень большого вложения денег и строгой организации. Поэтому — это сильные организации, которым по карману заниматься перевозками из страны в страну и привлекать хороших специалистов.

И.: И много их в Питере7

Р.: Ну, кто же может точно сказать... Тут такая штука — они частенько носят временный характер. Это же деньги бешеные и те. кто поумнее поншмют, что могут торгануть всего одной партией и затихаритъся...

И.: На время...

Р.: Или на всегда (смеется).

Летом 1995 г. в Санкт-Петербурге раскрыта деятельность межрегиональной группы, куда входили представители Санкт-Петербурга, Москвы и Нижнего Новгорода, занимавшейся производством и продажей метадона и фенамина. Изъят 1 кг метадона, рыночная стоимость которого приблизительно равняется $100000.

Р.: Сейчас очень благоприятная обстановка для продажи "дряни". Вот раньше на "траве" всякие хиппи сидели, да и остальное... а какие у них деньги... А сейчас много элитной публики развелось, к дорогим потянулись. Смотри — ночные клубы как грибы растут. А знаешь почему? Это очень удобные места для продажи наркоты. Я недавно проезжаю по району, смотрю "неонка" горит — ACID Club! Представляешь! Написали бы уж ЛСД-притон, например...

Стоимость наркотиков в ночных клубах Санкт-Петербурга выше, чем если бы наркотик покупался "на улице". Например "косяк" марихуаны, далеко не лучшей обработки стоит $5, а такое же “удовольствие” с узбекским гашишем можно получит почти в два раза дешевле, если купить его на рынке. Одна таблетка ЛСД (или аналогичная порция) стоит около $80. В ночных клубах, рэйв- и АСЖ-дискотеках пользуются популярностью фенамин, фенциклидин (производимые в России), а также более дорогие зарубежные синтетические наркотики типа: ЛСД, МДМА, ДОБ. Варьируют и цены на кокаин. В зависимости от качества и места приобретения примерно от $200 до $300 за грамм. (Все данные на июль 1995 г.).

Специалистам по наркотизму давно известно, что основными потребителями наркотических средств являются молодые люди в возрасте 16 — 27 лет. Следует отметить, что и непосредственные производители наркотиков зачастую — также молодые люди. Это студенты и аспиранты химико-технологических специальностей. Известны факты, ставшие уже "историей", задействования лабораторий и специалистов московских, казанских, санкт-петербургских и других ВУЗов и академических институтов.

Р.: Я не могу сказать лучше сейчас стало или нет... Тут кому как. Раньше "ментовка " общая была. а сейчасказахи отдельно, киргизы отдельно, наши отдельно, а таможня вообще сама по себе — без национальности — только "капусту " отстегивай...

Оружие

Р.: Да, сейчас оружия, правда, пруд пруди. Но это ведь понятно. Жить страшно, все хотят как-то обезопаситься, защититьсявот и получается—один ружье старое рубит, другой "Беретту" покупает.

И.: А кто "Беретту" покупает?

Р.: А у кого бабки есть. Я вот недавно партию "волын " продавал — офиге.ч. Приезжает к нам в офис мужик — по всему видать "приподнятый ". Говорит надо "Беретту 92 ФС". Поговорили, я ему — через три дня будет, а он говорит, мне их 20 штук надо. Понял?

Из нескольких высказываний стали ясны некоторые механизмы движения оружия. Многие операции проделываются фирмами, имеющими статус охранных, отдельные идут через милицию, армейские и спецподразделения, Часто крупные партии связаны с перевозкой в "горячие точки". Существует и встречное движение. В Санкт-Петербург приходят "Калашниковы" различных модификаций из Чечни и чеченские автоматы "Борус". Справедливости ради, надо отметить, что чеченские технологии позволяют стрелять без проблем из этого оружия максимум в пределах одного автоматного рожка.

Р.: В прошлом году (1994) мы неплохо работали с Мурманском. Там прямо из вотских частей нам и продавали.

И.: А кто7

Р.: Да... Иногда "сундуки", иногда и офицерье.

И.: А солдаты?

Р.: Что ж я по одному собирать буду?

Существуют и каналы утечки оружия непосредственно с заводов изготовителей. Особую ценность представляет собой оружие без номеров. Есть данные и о том, что некий офицер милиции продавал "грязное" оружие — "засвеченное" в преступлениях или изъятое. Довольно большое количество оружия поставляется из бывших социалистических стран ("желтая сборка"). чаще всего это, так называемые "одноразовые" ТТ и "Макаровы". "Одноразовыми" они называются потому, что по отзывам выстрелить прицельно из них можно в лучшем случае в пределах одной обоймы. Покупатели меняются соответственно "интересам".

Р.: Всякие есть покупатели. Кому "Майами " подавай — ну куда такая артиллерия, кто пограмотнее — "Стечкина" берут.

Р.: Был я тут у одного... коллекционера... У-у. У него все есть от М-16 до "Вальтера ППК". А это специальная модель для немецкой криминальной полиции 40-х годов. А в прихожей "муха" висит. Представляешь оборонку занять можно...

Специалисты-стрелки используют также личное оружие. Это огнестрельное оружие большой точности боя, сделанное на заказ, часто с использованием новейших достижений науки и техники. Естественно, существующие гильзотеки позволяют фиксировать большинство выстрелов из такого оружия, что требует от его владельца максимальной осторожности и конспиративности.

Конечно, понятие "оружие" не ограничивается только огнестрельным оружием. Известны факты купли-продажи взрывных веществ и устройств, сделки с целыми партиями бронетехники (как уходящими за границу, так и остающимися на территории России), торговля компонентами ядерного оружия и некоторые другие сделки.

Проституция

По некоторым данным, в Санкт-Петербурге действует от 200 до 400 частных агентств, предоставляющих секс-услуги. Существуют также "индивидуальная трудовая деятельность", фирмы, предлагающие этот вид сервиса в завуалированной форме -— массажные, косметические кабинеты, "эскорт-фирмы", фирмы, занимающиеся организацией и проведением презентаций. Есть также и специализация, например валютные фирмы и проститутки и специализирующиеся на отечественном клиенте, "детские публичные дома", "голубые", мужские услуги.

Р.: Я не в курсе всего, что сейчас в городе делается. Про свою фирму могу немного поделиться. Работаю четвертый год (начало 1996). Шесть раз менял название — то с ментами заморочки, то крыши нас не поделили... Но ничего.

И.: А рабочая сила?

Р.: Ну, этого добра навалом.

И.: А кто идет-то?

Р.: В основном молодые девки, конечно, около 15 — 20 лет. хотя... В жизни всякое бывает. У нас вон недавно "голубые услуги организовали. С педиками теперь возимся.

И.. А "розовых" нет?

Р.: Спроса нет пока.. Рынок...

Довольно широкое распространение года два назад получила организация поездок за рубеж. Часто женщины знают, на что идут, но бывает, что попадают в подобные ситуации обманом, под видом работы в рекламном агентстве, стриптизе, домохозяйкой, гувернанткой или же вообще по брачным объявлениям. Есть версия, что часть их после выработки определенного срока становится добычей торговцев человеческими органами, но на эту тему респонденты говорили очень мало и осторожно.

Р.: Ну, была ситуация, целая группа —12 девчонок, в Чили пропала.

И.: Что значит “пропала”?

Р.: Натурально значит — с концами и пропали. Может сами от нас спрятались, чтобы денег не платить, а может и разобрали их. Я сам два месяца их искал, потом плюнул...

Спиртные напитки

По отзывам некоторых экспертов, бизнес основанный на фальсификации спиртного занимает третье место в Санкт-Петербурге после торговли наркотиками и оружием. Видимо, это связано с большим объемом средств, оборачиваемых в этом бизнесе.

И здесь способы обхода законов очень разнообразны. Это и "самопал" отечественного исполнения, и некачественная продукция зарубежного образца. Еще полтора-два гада назад (1992 — 1993 гг.) все ларьки были заставлены "французским" коньяком польского производства ("Наполеон") и "итальянским" ликером питерского производства ("Амаретто"). Сегодня можно увидеть водку, изготовляемую и "ручным способом" и производимую нашими соотечественниками в Бельгии, Франции, Голландии, получившую статус "фирменной"

Р.: Покупаю я, скажем, водку. А она не проходит по санитарным нормам, мутная там или осадок плавает. Ладно, продавец мне скидывает ценник, а я чтоб без проблем ставлю ее в кафе в розлив. В ста граммах осадка никто не увидит, а на рознив еще и наценка...

И.: А санэпидстанцш ?

Р.: Брось ты... Что им, деньги не нужны, что ли...

Автор был свидетелем сделки, при которой КамАЗ "Абсолюта" (хотя и поддельного, но привезенного из Австрии) обошелся покупателю по $1 за бутылку.

Р.: А здесь все законы нарушают. Есть у меня ларьки. Пока я хожу смотрю — цены одни стоят, пошел домой — продавцы ценники прячут и — вперед, с ночной наценкой.

В последнее время использование новых технологий и даже заводских мощностей позволило фальсификаторам спиртных напитков выйти на такой качественный уровень подделки, что определить подлинность напитков проблематично даже для специалистов. Проблема прямой подделки, конечно, остается (использование некачественных, технических и других ингредиентов), но все чаще речь идет о незаконном использовании торговой марки, так как по качеству фальсифицируемые спиртные напитки мало уступают оригиналу.

Угон автомобилей

Р.: У меня бригада есть — угонами занимается. Там такие умельцы — машину с любой противоугонной вскрывают за пять минут. Недавно купили специальное сканирующее устройство — коды считывать.

По официальным данным в 1993 г. в городе угонялось за день 30 — 40 автомобилей и около 15 — 20 возвращалось владельцам. Структуры, занимающиеся угонами, имеют прекрасное техническое оснащение, позволяющее перекрасить кузов, перебить на нем и на моторе номера или же вообще разобрать машину на запчасти за считанные часы. Есть "отстойники", где угнанная машина "выдерживается" нужный срок. Имеются межрегиональные связи. Поиск украденной машины даже в соседней области весьма затруднен, а если речь идет о соседнем государстве, то он практически бесполезен.

В России появляются автомашины, угнанные в странах Западной Европы и США, пересекающие границы как по морю, так и по суше, как легально, так и контрабандным способом.

Р.: В Голландии, Бельгии, Франции. Германии есть свои люди. Работают, конечно, преимущественно наши, венгры, поляки и разные другие болгары… Разные службы обеспечивают непосредственно угон, потом оформление документов, потом "окна " на границе, и дальше — предпродажа и продажа. Вот ты мне скажи, я, скажем, покупаю тачку в салоне, выезжаю и меня тут же тормозят ГАИшники — смотрят там свои мульки и объявляют мне—ваша карета "паленая" или нерастаможенная. А что салон нельзя было проверить, а?

В России стали пользоваться популярностью элитные машины — полноприводные джипы, спортивные модели, кабриолеты. Рыночная стоимость Mitsubishi Pajero в люксовом исполнении приближается к 50 — 80 тыс. долларов США, а Toyota Selica примерно 25 — 40 тыс. долларов США. В том же случае, когда на машину отсутствуют документы цена ее может упасть почти в три раза. В последнем случае автомобиль чаще всего перегоняется в некий район, где искать его не будут. Ситуацию осложняет наличие труднодоступных точек на карте бывшего СССР. Известны случаи, когда машина продавалась в Санкт-Петербурге 2-3 раза, но каждый раз оказывалась у своего "продавца" где-нибудь в Чечне или Казахстане.

Существует и довольно примитивный, но действенный механизм угона машин с получивших огромное распространение платных стоянок, где делаются слепки ключей и дальше машина отслеживается "в поле" (вне пределов стоянки).

Работу криминальньм структурам и тут облегчает несовершенное, крайне запутанное законодательство и малоэффективная работа ГАИ, что происходит на фоне обвальной автомобилизации страны.

Р.: Пришел ко мне знакомец — так и так, говорит, "тачку " угнали — жалко "бомба" все-таки. В милиции третий месяц ищут. Иду, говорит по улице, смотрю — стоит родная, он в "ментуру", те за кобуру — брать поехали. Возвращаются минут через сорок (а он пешком за пять добежал) — нету. говорят. Ну, вот он ко мне и подался.

И.: И чем кончилось?

Р.: Нашли. Правда, там тяжело пришлось, на ней уже мент ездил... Но забрали все равно...

За последнее полугодие (с начала 1996 года) бизнес, связанный с угонами автомобилей явно переживает "кризис". Это связано с ужесточением контроля документов и оформления регистрации машин. К этому следует добавить довольно активное насыщение автомобильного рынка страны. Впрочем, это не означает полной ликвидации "черных дыр" на территории России.

Недвижимость

Рынок недвижимости крайне криминализирован. Об этом знают и говорят все, начиная со специалистов, заканчивая самыми простыми владельцами квартир. Это происходит по нескольким причинам. Конечно, как и в большинстве других ситуаций, отсутствует нормальное законообеспечение, усугубляющееся тотальной правовой безграмотностью населения. С другой стороны, недвижимость представляет огромный интерес для вложения средств криминальными структурами. В условиях большого дефицита жилищной площади это создает ситуацию, при которой цены, и без того высокие, все время растут, а мошенничество процветает.

Р.: Я "делаю " по 3-5 квартир в месяц. Ты цены знаешь?

И.: Приблизительно...

Р.: Вот..А сам живу в "хрущобе ". А почему?

И.: Почему?

Р.: А потому, что на эти деньги я могу купить себе квартиру, скажем в центре Варшавы или Нью-Йорка, а на Канарах — вообще дом с кафе.

Другой респондент:

Р.: На четвертом курсе института я попал работать в одну интересную контору. Занимались недвижимостью. Меня туда друг устроил в отдел сбора информации. Я сначала даже и не понял, что к чему. Ну, правда потом быстро унюхал, чем этот бизнес пахнет.

Мы вдвоем с напарником ходили по квартирам, смотрели где алкоголики живут, желательно одинокие. Предлагали им продать свою квартиру. У них перед глазами потряси деньгами — они и маму родную продать готовы. Ну, а потом облапошить грамотно это уже дело техники. В нашей конторе все повязано было — эксплуатационные управления, нотариусы, парочка участковых даже прикармливалась, так что против такой машины бороться почти невозможно.

И.: А какие методы вы использовали для выселения?

Р.: Всякие. Даже очень всякие. Начиная с простого объяснения, что человек здесь больше не живет, заканчивая очень ВСЯКИМИ.

И.: Понятно. А как ты считаешь вашу организацию можно отнести к структурам организованной преступности?

И.: Да, можно. У нас же все было завязано. Приобретение квартиры, или завладение, не знаю как правильно, при необходимости расселение, ремонт, перепланировка, продажа. Бывало, что через аукцион. Иногда офисы заказывали, это другая специфика. Кое-что проходило через различные приватизационные комитеты. Недвижимость в Питере — это напрочь криминализированная тема. Это же деньги огромные.

Во время проведения "первого этапа" приватизации процветали различные незаконные операции, связанные с организацией аукционов по недвижимости, ваучерами и организация определенных механизмов перехода государственных предприятий и недвижимости в частные руки или руки "трудовых коллективов". Меняющаяся в криминальном мире ситуация породила большое количество "недовольных", что стало причиной конфликтов, как в среде бизнеса, так и разборок в преступной среде, которые в подавляющем большинстве взаимопересекаются. Пожалуй, сферу недвижимости можно назвать одной из наиболее привлекательных для вложения и "отмывки" преступного капитала.

Хакеры

(К сожалению, данный раздел не иллюстрируется цитатами в целях сохранения анонимности респондентов).

"Хакер" — относительно новый тип преступника для России. И тем не менее очень перспективный. Сообщество хакеров крайне закрыто. В этом смысле его можно сравнить с этническими преступными группами и сообществами. Получившее скандальную известность в 1995 году "дело Левина" (речь идет о проникновении в компьютерную систему одного из американских банков с последующим нелегальным переводом денег со счетов) расценивается "официальными" хакерами как сфабрикованное. Все они в один голос утверждают, что с территории России это сделать невозможно. Однако, из приватных бесед и интервью стало понятно, что такие технические возможности существуют. Нелегальное пользование компьютерными сетями, создание авторских программ-вирусов" становится своего рода визитной карточкой, говорящей о статусе хакера, его "классе" и квалификации. В Санкт-Петербурге существует достаточно большое количество фирм", занимающихся производством "вирусов". Бизнес этот является очень прибыльным по многим причинам. Назову лишь одну, лежащую на поверхности. Раз существует производство "вирусов", значит должно существовать и производство "антивирусов". и если пользователи компьютеров первый "получают" бесплатно, то за программы нейтрализующие и "лечащие" приходится платить. Количество же потребителей "анти-вирусов" прямо пропорционально числу пользователей компьютерной техники.

Следует отметить существование "идейных" хакеров (радикалов-энтузиастов), часто причисляющих себя к различным, в том числе и довольно известным, экологическим движениям и партиям. Они работают под общим девизом "Мир без компьютеров!" или "Hack the Planet" ("Взломай планету!"). Занесение "вируса" в некоторые компьютерные системы (банковские, связанные с военной техникой и многие другие) может иметь более чем серьезные последствия.

Другой отличительной особенностью сообщества хакеров является, пожалуй, их полная интернациональность. Мир компьютерного общения не знает государственных границ, не принимает условий и условностей внешнего мира (или принимает их очень по-своему), в этом мире существует своя этика отношений, своя мораль, законы и свое беззаконие.

Хакеры — это в большинстве своем люди весьма образованные, в совершенстве владеющие английским языком, в том числе в "слэнговом" варианте.

В России долгое время "хакерство" существовало в форме некого "подвижничества", так как законов родной страны отечественные хакеры формально не нарушали, в этом смысле данный вид деятельности имел немало стимулов для развития и совершенствования. В новом Уголовном Кодексе РФ (от 24 мая 1996 года) уже есть Глава 28 "Преступления в сфере компьютерной информации", которая переводит хакеров из статуса призрачных "компьютерных странников" во вполне осязаемый разряд уголовно наказуемых преступников. Это в свою очередь вовлекает их в "классический" преступный мир, ведет к непосредственной встрече с теми, кто знает "направление" использования технических навыков, но не обладает ими. Думаю, "союз" может получиться очень и очень эффективным, с учетом высоких темпов компьютеризации России.

Проникновение в компьютерные сети с целью проведения незаконных операций, махинаций и т.п. криминальных действий, не является мифом уже сейчас, и, думаю, является одной из перспективнейших областей развития криминально организованного мира.

Преступность как бизнес

Обобщая выше изложенное отмечу, что криминалитет прочно увязан с бизнесом. Это уже случилось. Преступные группировки и сообщества, кроме привычного им обеспечения "крыши", охранной деятельности, вторгаются в новые для себя сферы. Большой интерес проявляется к банковским операциям, процессам приватизации, кредитам, ипотечному делу. Криминальные организации принимают вид некого гибрида предпринимательско-преступного предприятия. В 1993 году эксперты в интервью говорили:

Р.: Рэкетом охвачены 100% коммерческих структур, за исключением находящихся на территории крупных государственных предприятий или же еще не начавших получать доходы. Под "крышей " находятся все.

Р.: Рэкет охватш все предприятия и организации, кроме "оборонки" и некоторых иностранных фирм /1.С.83/.

В конце 1995:

Р.: Я думаю, что все платят. Другое дело кому... Но в принципе — рэкет и есть рэкет.

Р: В городе было несколько шумных историй и с иностранными предприятиями, да и с нашими, далеко не мелкими...

Говоря о том, каким образом взаимодействуют деловые предпринимательские структуры и преступные, нельзя не вспомнить об условиях, а которых зарождался отечественный бизнес. Во-первьк, это "теневая" экономика советского образца. В мировой криминологии прерогативой этой отрасли "народного хозяйства" всегда были: наркотики, проституция и порнобизнес, незаконные операции с оружием и т.д., то есть предоставление нелегальных услуг и товаров. В Советском же государстве "теневики" заполняли ниши, образуемые дефицитом, занимаясь производством товаров народного потребления от полиэтиленовых мешков до автомобилей. Естественно, что курировались они и контролировались очень часто преступниками-уголовниками. Когда "теневая" экономика получила возможность стать легальным бизнесом, она естественным образом перетянула за собой и своих руководителей. Во-вторых, становление русского бизнеса, начиная с самых первых "кооперативных" законодательных актов, происходило под таким налоговым и юридическим прессом, что, не нарушая закон невозможно было вести дела. (Эта ситуация длится без малого десять лет). При таком положении дел закономерным выглядит активное взаимодействие и взаимовлияние преступного мира и мира бизнеса. Собственно говоря, речь идет не о "сращивании", а о зарождении предпринимательства как некой преступной организованной формации.

Сращивание предпринимательских и преступных структур обеспечивает существование фирм, которые, с одной стороны, успешно борются с конкурентами и должниками, свободно чувствуют себя при общении с партнерами и компаньонами, а, с другой, надежно осаждают себя от правоохранительных органов и налоговых служб.

Посредством такого сращивания происходит взаимовлияние криминала и бизнеса. Преступления становятся основой коммерции и бизнеса, преступная этика переносится в деловую сферу. Известен целый ряд случаев, когда в правление банков приглашались "авторитеты" и "воры в законе". В других случаях наличие наблюдателя" или же соответствующая "крыша" обеспечивала получение нужных кредитов, конвертации и переводов денежных средств. А в лексиконе бизнесменов давно и прочно закрепились "крыша", "разборки", "наезд" и прочие "непонятки". Иначе говоря, происходит то, что профессор У. Бондесоп (Дания) называет "призонизацией сознания" (и языка).

Вместе с тем, претерпевают изменения и "воровские законы" и "бандитские понятия". Года два назад у интересующихся данной темой исследователей сложилось стойкое мнение, что "молодая" преступность наступает на пятки "старой". Поводом к этому послужили многочисленные "разборки" с "авторитетами" старой формации и возникновение в большом количестве новых лидеров. Автору кажется, что проблема эта шире и сложнее. Действительно, оказываются неактуальными старые воровские запреты на занятие общественной деятельностью, бизнесом. "Воры в законе" все чаще оказываются владельцами и совладельцами фирм, появляются на телевидении, дают интервью в прессе. Молодые же преступники, хоть и не часто, но все же периодически оказываются в "зонах", а в большинстве из них "воровской авторитет " неизмеримо выше. Происходят новые коронации. И если в 1993 г. короновано 11 "честны:

арестантов", то в 1994 г. уже 33. "Воры в законе" все чаще оказываются если не на депутатских местах, то в доверенных лицах депутатов, обзаводятся могущественными покровителями.

Р.: Вообще, как бы есть бандиты и воры, которые особенно в последнее время больше уходят в бизнес... И авторитет и команда им нужны в чисто деловых целях... Законов-то нету.

И не столько моральным падением депутатов и бизнесменов, сколько пробелами законов и бездействием властей, в том числе местных, обеспечивается проникновение агентов криминала во властные структуры и предпринимательство.

Р.: В городе, чтобы он хорошо жил нужен хозяин. Так есть в Калининграде, Москве, Мурманске, Екатеринбурге, Владивостоке — много где. А у нас нет. Многие хотели бы стать, но сил не хватает, да и смелости. У нас ведь портовый город, а порт и на 20% не работает, потому что это. если с умомзолотое дно. Если кто-то захочет там сесть — сожрут. Сами не сядут, но и не дадут. Так уже было — все. кто поднялся чуть покруче других или в бегах или на кладбище. А городская управа не может ни фига.

Однако, преступный мир несет и потери. В 1993 — 1994 годах погибло 40 "воров в законе". Ранее шла суровая война с "лаврушниками" ("воры в законе" с Кавказа) и "апельсинами" (вновь коронованными, часто купившими "титул"). Кстати существованием двух последних "видов" "законников" тоже можно объяснить столь бурное возрождение "воровских традиций", очевидно и эту социальную сферу поразила всепроникающая коррупция.

Возникает естественный вопрос по поводу "текущего момента".

И.: То есть пока ситуация стабильная?

Р.: Не то чтобы стабильная. Сейчас есть равновесие. И люди его ценят. Плохо, что не угадаешь с какой стороны его нарушат. Может быть это будет какой-то новый человек, может быть милиция, может блатные. Но в любом случае хорошо от этого никому не будет. Когда менты берутся за какую-то группировку, они нарушают баланс. Все группировки даже враждующие уравновешивают друг друга и если одну убрать, то сразу что-то нарушается... Пока все занимаются своими делами, не лезут друг к другу — все будет нормально. И кстати менты это прекрасно понимают.

К лету 1995 г. этнический состав воровской элиты на территории России был примерно следующим: 33% — русские. 31% — грузины, 8% — армяне, 5% — азербайджанцы, 22% — курды, мегрелы, абхазы, казахи. Возможно, этим процентным содержанием можно объяснить мнение: "черные нас заели" (из интервью).

Квалифицированные кадры покидающие или уже покинувшие МВД, КГБ, ФСБ находят применение своих сил в тех же криминальных структурах, где они с готовностью востребуются.

Происходит "омоложение" преступности. Бывшее тоталитарное государство, провозгласившее в свое время устами президента лозунг:

"Обогащайтесь!", видимо хотело сделать население тотально богатым, в то время как рабочий класс люмпенизируется, а средний класс так и не сложился.

Р.: Я не знаю с чем это связано. Ну вот вспомни. Мы с тобой — ровесники, да? Вспомни что тебя интересовало, когда тебе лет семнадцать-восемнадцать было? Одеться поприличнее, выпить, с девчонками погулять. Ну так ведь и у этих интересы такие же. Только деньги-то изменились. Раньше на все это и заработать можно было, чего ни будь фарцанутъ, а сейчас-то... В кабаках видел ценники. А девчонки на этих западают, значит нравится им с бандитами. А вообще-то — это бедные люди. В прямом смысле. Это с виду они — крутизна, каждый день в кабаках, на джипах ездят, а копни их поглубже — у них же трусов запасных нету. Прикрытия никакого. Денег на черный день никаких.

Справедливости ради хочется отметить, что об "омоложении" можно говорить весьма относительно. Еще в советские времена существовали комсомольские структуры, занимавшиеся, например, организацией работы студенческих отрядов. Вся эта машина была пронизана коррупцией. Кроме того, существовали отряды, которые под прикрытием документов, описывающих один вид работ, на деле занимались совершенно другими. Отряды железнодорожных проводников, которые "чего только не возили" (из интервью), женские отряды, выезжавшие на юг для сбора фруктов, а на деле организованно "собиравшие" денежные вознаграждения с потребителей сексуальных услуг и т.п. Комсомола нет. Но руководители и организаторы остались. Теперь многие из них (по крайней мере "активисты") далеко не бедные люди, сохранившие прежние налаженные связи и корпоративные интересы. Многие из них продолжают начатое дело, сохраняя вполне респектабельный имидж. Ведь комсомольцам намного реже тычут в нос принадлежностью к этой организации, чем членам КПСС.

Имидж — это вообще отдельная и, думается широчайшая тема для исследований и обсуждений.

Р.: А сейчас вообще струя такая пошла. Про бандитов книжки пишут, фильмы снимают. И заметь, в большинстве — положительные они герои. Хорошие такие парни, обаятельные, смелые, государство их испортило. Романтика, короче говоря. А знаешь, понять — это уже простить.

И.: А как ты относишься к такой мысли, что v нас все общество криминализировано ?

Р.: Да, похоже. Просто не все знают о том, что они преступники (смеется). А так очень многие на преступность пашут. Да и вообще люди злее стали — чужие деньги считать стали, а это никогда до добра не доведет. Правительство, опять же — дурное. Я вот где-то читал недавно, пишет умник какой-то, что вот, мол, для бандитов хорошо, что у нас законы плохие. Ну — идиотизм. Какому же преступнику хорошо, если законы дерьмовые. В нестабильном обществе никто не может жить хорошо. Просто самые-то бандиты как раз в правительстве и сидят. Власть — это золотая жила. Я можно сказать честным предпринимательством занимаюсь. Ну, есть у меня некая монополия, но я ведь что-то взамен даю. Прикрытие, охрана — это ведь недешевые вещи...

Мнение члена преступной организации о заинтересованности в стабильности и порядке находит неожиданное (ли?) подтверждение в словах подполковника милиции С. Логового: "Мафия в любой стране заинтересована в стабильной обстановке, когда действуют установившиеся правила игры, надежно функционируют налаженные контакты с правительственными кругами, механизмы теневого бизнеса" /2.С.З/.

В конце интервью всем респондентам задавался в той или иной форме один и тот же вопрос: Почему вы пошли на этот контакт? Ответы были разные, но вот один, более или менее суммирующий сказанное:

Р.: Это очень просто. Я честно говоря не верю, что что-то может измениться в лучшую сторону. Я не думаю, что скажем такие исследования могут реально что-то изменить. Но поскольку уж кто-то этим занимается, то лучше уж если меньше сказок будет, понимаешь? Я вот сейчас рассказал тебе кое-что и хочу, чтобы было понятно, что я не Бармалей с саблей. Я беру на себя то, что не может сделать государство — обеспечить нормальный бизнес и безопасность. Я это делаю и делаю неплохо, в этом можешь быть уверен. А организованная преступность... Ну так ведь это лучше чем неорганизованная, а?

Не делая далеко идущих выводов, хотелось бы напомнить один факт из недалекого прошлого.

В начале 90-х А. Гуров, тогда еще работавший в 6-м отделе, получил задание разобраться с криминогенной ситуацией, сложившейся вокруг аэропорта Шереметьево-2. В результате оперативных мероприятий он и группа аналитиков получили следующую картину: весь состав обслуживающего персонала аэропорта на 1989-91 гг., включая администрацию, технические службы, милицию, грузчиков, таксистов, торговых работников и т.д. состоял из выходцев и жителей четырех подмосковных городов — Химки, Долгопрудный, Левобережный и Красногорск. Люди состояли в настолько сложных дружественно-семейных связях, что их личные обязанности были практически неотделимы от карьерных и административных. Гуров пришел к выводу, что можно лишь локализовать и уменьшить степень криминогенности, но искоренить ее не удастся, пока под Москвой будут существовать эти города.

А как быть с Тамбовом, Ростовом, Казанью и т.д.?

Литература

1. Гилинский Я. Теневая экономика и экономическая организованная преступность //Молодежь: Цифры. Факты. Мнения. 1994 № 2. С.77—84.

2. Жилин А. Кто заказал трагедии // Московские Новости. 1996, № 28, 14—21 июля. С.3.


Другие интересные материалы:
Почему подростки начинают выпивать и употреблять наркотики
Многие крайние нарушения поведения несовершеннолетних (за исключением случаев...

Проблема пьянства в подростковом возрасте имеет очень важное значение,...
Инновационная деятельность в российской наркологии
В то время как содержание отечественной научной периодики в целом...

С начала 2011 года независимая лаборатория SQLab ( www.sqlab.info...
Шаг пятый


"Мы признали перед Богом, собой и каким-либо другим человеком истинную...
Глава 3 "Участники процесса, их права и обязанности"


Гуляет мужик вечером по парку, и вдруг на него выскакивает нечто большое и...
Посредничество школьников как составная часть психопрофилактики в образовательной среде
“Деятельность посредников в школе способствует развитию эффективных...

Образовательная среда является оптимальным пространством для защиты...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100