Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Когнитивно-поведенческие методы в профилактике срывов и рецидивов

 


> Кабинет нарколога > Наркология on-line > Когнитивно-поведенческие методы в профилактике срывов и рецидивов

Когнитивно-поведенческая терапия – это психотерапевтический подход, в основе которого лежит теория социального научения. Этот подход является результатом тщательного эмпирического обоснования. Данный подход синтезирует взаимодополняющие течения в психотерапии – поведенческую психотерапию и когнитивную психотерапию.

К. Ван Дер Бент

Когнитивно-поведенческая терапия – это психотерапевтический подход, в основе которого лежит теория социального научения. Этот подход является результатом тщательного эмпирического обоснования. Данный подход синтезирует взаимодополняющие течения в психотерапии – поведенческую психотерапию и когнитивную психотерапию. Основными положениями когнитивно-поведенческой терапии, в частности, рационально-эмотивной терапии по С.Уэлену и др. 1980 (S.Walen, 1980) являются следующие.

Существуют три основных аспекта человеческого функционирования: мысли, чувства и поведение. Все эти три аспекта переплетаются и взаимодействуют между собой. Изменение одного из этих компонентов приводит к переменам в других.

Доказано, что психотерапевтические методы, непосредственно направленные на поведение (поведенческие аспекты зависимости) являются одними из наиболее эффективных. Поведенческая терапия намного эффективнее, чем терапия, направленная на осознание (инсайт) глубинных проблем, лежащих в основе зависимости. Это применимо как к алкогольной, так и к наркотической зависимости.

Полезно рассмотреть основные принципы социального научения применительно к зависимому поведению по К.М.Кэролл (M.K.Caroll). Согласно им, предполагается, что важный фактор, определяющий то, как люди начинают употреблять или злоупотреблять психоактивными веществами, заключается в том, что они учатся это делать. Существует несколько способов, с помощью которых люди могут научиться употреблять наркотики или алкоголь: моделирование, оперантное обуславливание и классическое обуславливание.

Моделирование

Люди обучаются новым умениям с помощью наблюдения за другими, и, впоследствии пытаясь выполнить это самостоятельно. Например, дети учатся говорить, слушая и копируя своих родителей. То же самое характерно и для многих людей, злоупотребляющих психоактивными веществами. Наблюдая за родителями, принимающими алкоголь, человек может научиться справляться с проблемами с помощью выпивки. Подростки в большинстве случаев начинают курить после того, как увидят, что это делают их друзья. Точно так же потребители кокаина начинают использовать наркотики, наблюдая за тем, как друзья и родственники употребляют кокаин или другие вещества.

Оперативное обуславливание

Лабораторные животные будут стараться получить те же самые вещества, которыми злоупотребляют многие люди (кокаин, опиаты и алкоголь), потому что воздействие вещества приносит удовольствие, что является подкреплением. Употребление наркотиков может так же восприниматься как поведение, которое подкрепляется своими последствиями. Кокаин может употребляться, потому что он изменяет то, что человек чувствует (например, он начинает себя чувствовать сильным, энергичным, эйфоричным, активным, менее депрес­сивным), что человек думает («Я могу все», «Я могу через это пройти только, когда я под кайфом») или как себя ведет (ме­нее заторможено, более уверенно).

Восприятие позитивных и негативных последствий упот­ребления кокаина может сильно отличаться у разных людей. Люди с семейным анамнезом злоупотребления психоактив­ными веществами могут испытывать сильную потребность в поиске острых ощущений. Лица с сопутствующим психическим расстройством могут обнаружить, что кокаин действует на них как особое подкрепление. Следует понимать, что у каж­дого конкретного индивидуума, который употребляет кокаин или другие наркотики, на это имеются особые и важные при­чины.

Классическое обуславливание

И.П.Павлов продемонстрировал, что на протяжении оп­ределенного времени повторяющееся сочетание одного стимула (звонок) с другим (предоставление пищи) может выз­вать стойкий ответ в виде выделения слюны у собаки. Точно так же через какое-то время употребление кокаина может начать ассоциироваться с наличием денег, внешними атри­бутами кокаина, особыми местами (барами, местами, где можно купить наркотики), конкретными людьми (употребляющи­ми наркотики приятелями, дилерами), временем дня или недели (после работы, выходные дни), чувствами и внутренним состоянием (одиночество, скука) и т.п. В конце концов, лишь одно действие этих стимулов может вызвать очень сильное влечение или тягу, за которыми последует употребление наркотиков.

Научение представляет собой важную метафору лечебного процесса посредством когнитивно-поведенческой терапии. Психотерапевт говорит пациентам, что целью лечения является помощь в том, чтобы «разучиться» вести старое неэффективное поведение и научиться новым стратегиям. Пациенты, особенно те, которые сломлены предыдущими неудачными попытками уменьшить свое злоупотребление, или для кого последствия злоупотребления оказались крайне негативными, часто с удивлением узнают, что, например, прием кокаина является определенным типом умения, которому они научились с течением времени. В конце концов, они поража­ются, когда начинают осознавать, что научились сложному набору навыков, позволяющих находить необходимые день­ги для покупки кокаина (которые часто приводили к другим умениям: как законным, так и незаконным), приобретать ко­каин, избегая ареста, употреблять, не попадаясь за этим за­нятием, и т.п. Пациенты, которые переформулируют оценку себя в категориях приобретения навыков, часто понимают, что у них также есть возможность научиться ряду новых уме­ний, которые помогут им воздерживаться от приема нарко­тиков.

Как изменить когниции, связанные с употреблением или эффектами от употребления психоактивных веществ? С по­мощью рационально-эмотивной терапии - модели для пси­хотерапии в когнитивно-эмоциональном контексте. Как уже говорилось выше, основное положение когнитивно-поведен­ческой психотерапии состоит в том, что «мы чувствуем то, что мы думаем». Это - не события заставляют нас ощущать то, что мы чувствуем, а образ наших мыслей по поводу событий определяет наши чувства.

Если поведенческие психотерапевтические методы фокусируются на влиянии на случайные обстоятельства внешней среды с целью изменения поведения (через механизмы моделирования, оперантного и классического обусловливания), то когнитивная терапия направлена на изменение содержания мышления. Лишь немногие из психотерапевтических методов воздействуют непосредственно на эмоции, так как на них трудно повлиять напрямую. Фокус когнитивно-поведенческой терапии и, в особенности, рационально-эмотивной терапии Эллиса (A.Ellis) находится на стыке когнитивного, поведенческого и эмоционального аспектов.

Первый основной принцип состоит в том, что когниции (мыслительные образования) являются самой важной детерминантой человеческих эмоций. Проще говоря, мы чувствуем то, что мы думаем. События или другие люди не заставляют нас чувствовать себя хорошо или плохо; мы это делаем сами, когнитивно. Прошлые или настоящие внешние собы­тия вносят свой вклад в появление эмоций, но не вызывают их непосредственно и не являются прямой причиной. Напротив, наши внутренние явления, наше восприятие и оценка этих внешних условий или ситуаций - более сильные и прямые источники наших эмоциональных ответов.

Второй основной принцип заключается в том, что дисфункциональные эмоциональные состояния и многие аспекты пси­хопатологии (включая злоупотребление психоактивными веществами) являются результатом дисфункционального мыслительного процесса. Характеристика дисфункциональ­ного мышления включает следующие черты: преувеличение, сверхупрощение, сверхобобщение, нелогичные необоснован­ные предположения, ошибочные умозаключения (выводы) и абсолютизирование. Это - так называемые иррациональные установки (убеждения).

Другое предположение касается того, что многочисленные факторы, включая и генетические, и экзогенные влияния, выступают в качестве этиологических предшественников иррационального мышления и психопатологии. В то время как, вероятно, все человеческие существа склонны легко усваивать иррациональные установки, чему свидетельствует тот факт, что они так широко распространены, наша культура предоставляет специфическое содержание, которое мы усваиваем. Другими словами, несмотря на то, что наследственность и условия окружающей среды являются важными факторами в приобретении психопатологии, они не могут быть главными ориентирами в понимании, как эта психопатология поддерживается. Причиной эмоционального дистресса в большей мере является текущая приверженность иррациональным установкам в конкретный отрезок времени, чем то, как эти установки были приобретены. Таким образом, если индивидуум сумеет переоценить свой старый образ мыслей и его прекратить, его текущее функционирование изменится.

Заключительный основной принцип когнитивно-поведенческой терапии состоит в том, что повседневные убеждения могут быть изменены, хотя, необязательно, что такое изменение произойдет легко. Элементы иррациональных установок устраняются путем настойчивого и активного приложения усилий, с помощью осознания, сомнения и пересмотра своего мышления, таким образом, уменьшая эмоциональный дистресс и в конечном итоге меняя поведение.

Различные авторы дали описание мышлению, которое обычно наблюдается у людей с аддиктивным поведением. Наи­более значимыми в этих исследованиях были работы Марлатта (Marlatt, 1985), Эллиса (Ellis, 1988), Бека (Beck, 1993), а для Нидерландов - Схипперса (Schippers, 1997).

Марлатт выделил несколько комплексов мыслей, которые играют важную роль в поддержании устойчивости аддиктивного поведения. Например, Марлатт подчеркнул значение когниций в ходе возникновения рецидива. Он показал, что наклеивание «ярлыка» на телесные ощущения определяет, воспринимаются ли эти ощущения как влечение или нет. Напри­мер, «я весь дрожу, наверное, мне нужно выпить».

Также существует набор рационализации, который люди используют для того, чтобы избежать необходимости менять­ся. Например, «мои друзья выпивают (принимают таблетки, употребляют героин или кокаин) намного больше, чем это де­лаю я». Кроме этого, Марлатт выявил наличие ожиданий и фантазий по поводу привлекательности и удовольствия от употребления. Например, «с помощью выпивки (очередной дозы) я опять почувствую себя хорошо».

Знание людей о непосредственных и отдаленных позитивных и негативных последствиях употребления также влияет на возможность возникновения рецидива.

Марлатт указывает, что само по себе обозначение рецидива (вклеивание к нему соответствующего «ярлыка») может значительно повлиять на его дальнейшее развитие. Это называется - «эффект от нарушения воздержания». Эффект от нарушения воздержания означает ряд мыслей, которые появляются во время рецидива, сразу после первого случая употребления (первой рюмки). Например, «Раз я не могу сдерживать свое обещание, значит все потеряно, и лучше я продол­жу выпивать».

Согласно работе Эллиса и др. (Ellis, 1988) низкая толерантность к фрустрациям вкупе с определенным набором ирра­циональных установок играет важную роль в динамике фор­мирования и поддержания проблемы зависимости.

Во-первых, существует ощущение, названное Эллисом тревожным дискомфортом или беспокойным дискомфортом. Это состояние отличается от влечения к наркотику, однако, тревожный или беспокойный дискомфорт может привести к появлению влечения. Подобное состояние у человека сопро­вождается появлением мыслей, которые активизируют страх, что в будущем он будет чувствовать отсутствие веще­ства (будет «скучать» по нему). В такие моменты могут появ­ляться следующие иррациональные суждения: «я не смогу перенести то, что у меня не будет возможности выпить» или «жизнь не имеет ценности без моей дозы». Такие иррацио­нальные мысли вместе с ощущением страха называются тре­вожным или беспокойным дискомфортом.

Во-вторых, имеются паттерны мышления вокруг идей о том, что психоактивные вещества помогают человеку избе­жать или убежать от своих проблем. Например, когда люди испытывают вызывающие беспокойство чувства - печаль или злость, могут появляться такие иррациональные суждения как «я не могу выдержать чувство печали», «показывать свой страх - слабость или «я должен чувствовать себя счастливым».

Эти чувства вместе с низкой фрустрационной толерантностью могут вызвать интенсивный дискомфорт. Психоактивные вещества - самый простой и быстрый способ избавления от ощущения этого дискомфорта, а также и от первоначальных чувств печали и злости, по крайней мере, на короткий период времени.

Кроме того, лица с проблемой зависимости склонны воспринимать себя как никчемных людей в те моменты, когда они не соответствуют своим (слишком) высоким требованиям. Это может привести к чувству вины и депрессии. В этом когнитивном комплексе существуют два типа иррациональных установок.

Первый - абсолютизированное требование к самому себе, что больше ни в какой ситуации они не должны употреблять вещество, ни сейчас, ни когда-либо в будущем. Как только люди терпят в этом неудачу, у них возникает впечатление, что они никчемные, ни к чему не способные личности.

Второй тип - комплекс дихотомического мышления, что человек может быть либо наркоманом и алкоголиком, либо абсолютным трезвенником. Такой тип мышления приводит к убеждению, что поддерживать воздержание невозможно.

И последнее, но не менее важное, - Эллис говорит о том, что характерной чертой мышления людей с проблемой зави­симости является желание получить острые ощущения. Люди с аддиктивным поведением испытывают сильную потребность в возбуждении и острых ощущениях (подъеме). Когда высо­кий уровень потребности в острых ощущениях сочетается с иррациональной установкой, что человек не может перено­сить скуку или монотонность, у такого индивидуума при по­явлении малейших стимулов возникает чувство скуки. Если человек ожидает получить удовольствие и приятное возбуж­дение от приема психоактивного вещества, то риск, что он начнет его употреблять, очень велик. Например, «я не могу справиться с ощущением скуки» и «доза может дать мне то волнение, которое мне нужно».

В работах Эллиса и Бека с соавторами (Beck et al.,199,) имеется много общего. Век выделил три категории мышления, связанного с поведением при зависимости от психоактивных веществ. Эти категории происходят от одной или бо­лее глубинных (основных) убеждений-схем человека.

Существует категория предвосхищающих убеждений (установок, управляющих предчувствиями). Это - все мысли по поводу положительных эффектов от приема психоактивных веществ. Пример предвосхищающего убеждения: «Я буду чувствовать себя менее напряженным после того, как покурю марихуану» или «после пары рюмок я почувствую себя более счастливым». Если у человека есть опыт совладания с чувством дискомфорта при помощи психоактивного вещества, его мысли будут направлены на достижение облегчения. Этот вид мыслей называется убеждениями, ориентированными на облегчение состояния. Например, «я не могу существовать без кокаина» или «Мне нужно покурить, чтобы прожить день нормально».

Предвосхищающие убеждения и установки, ориентиро­ванные на облегчение состояния представляют собой дисфункциональные идеи по поводу употребления наркотика и под­разделяются на семь групп.

Это идеи о том, что человеку необходимо:

1) сохранять психологическое и эмоциональное равнове­сие

2) вести себя благоразумно и социально

3) испытать удовольствие и возбуждение

4) получить энергию и власть

5) успокоиться

6) уменьшить ощущения скуки, страха, напряжения и деп­рессии

7) удовлетворить влечение (тягу).

Другая категория зависимого мышления включает так на­зываемые разрешающие убеждения или установки, облег­чающие действие. Примеры такого мышления - «у меня было такое тяжелое время, я заслужил стаканчик» или «один раз можно нарушить обещание (от одного раза ничего не будет)» или «какая разница? (ну и что?)».

В 1979 г. Схипперс (Schippers) представил обзор, посвящен­ный иррациональным мыслям об алкоголе и наркотиках и употреблении этих веществ. Он говорит о привычках мышления с целью подчеркнуть автоматический характер таких моделей мышления. В дополнение к уже упомянутым убеждениям необходимо дать объяснение следующим явлениям:

1. Паттерны иррационального мышления, непосредственно направленные на поведение, которое связано с сохранением привычки. Существует разница между мыслями, обуславливающими употребление в конкретных ситуациях, местах и в определенное время (например, «после ужина мне нужновыкурить сигарету») и мыслями, которые связывают употребление с определенными ощущениями (например, «когда меня мучает жажда, я пью пиво»). Этот вид мыслей может быть назван «предписывающими» установками.

2. Мысли, согласно которым веществу приписываются определенные свойства: «алкоголь помогает общению» или «героин не опасен».

3. Установочные паттерны, связывающие употребление вещества с образом себя, который существует у человека. Пример такой модели мышления - «я - наркоман».

4. И последнее, но не последнее по значимости, - привыч­ная мысль «это действительно помогает» (поэтому, зачем прекращать употребление?). При этом имеются в виду не­посредственные эффекты воздействия алкоголя и наркоти­ков (расслабление, забвение). Эта сильная привычная мысль может значительно затруднить процесс лечения зависимос­ти.

Поэтому, важно помнить, что психоактивные вещества действительно могут изменять в лучшую сторону пережива­ния, которые воспринимаются как негативные, и в то же са­мое время поддерживать все привычки иррационального мышления, являющиеся источником этих негативных ощу­щений. Привычное мышление даже может укрепляться, так как больше нет пугающих ощущений, которые могли бы при­вести к убеждению, что у человека «что-то не так». Тот факт, что алкоголь и другие ПАВ на короткое время «действитель­но» помогают, имеет очень важные последствия. Это означает, что пропадает ощущение существования проблемы. Алкоголь и другие ПАВ, изменяющие переживания, применяются не только с целью избавления от ощущений, воспринимаемых как неприятные, но и для того, чтобы вообще превратить восприятие этих чувств.

Схипперс указывает, что мысли и установки играют важную роль не только перед самим употреблением. Во время ипосле употребления иррациональное мышление оказывает влияние на поддержание употребления вещества, которое в будущем вновь повторится.

Ниже представлено обобщение наиболее распространенных иррациональных мыслей (когниций), типичных для проблемы зависимости.

Перечень наиболее распространенных когниций и стилей поведения при аддикции:

· Наклеивание ярлыков

· Рационализации

· Ожидания по поводу психоактивного вещества и эффектов от его употребления

· Знания об эффектах приема вещества

· Наклеивание соответствующего «ярлыка» на рецидив

· Эффект от нарушения воздержания

· Низкая фрустрационная толерантность

· Уход от повседневности

· Образ себя

· Поиск острых ощущений

· Предвосхищающие убеждения

· Установки, ориентированные на облегчение

· Разрешающие убеждения

· Предписывающие убеждения

· Приписывание психоактивному веществу определен­ных свойств.

Согласно функциональному анализу по К.М.Кэролл (К.М.Caroll, 2001), первый шаг в ходе проведения когнитивно-поведенческой терапии - это помощь пациентам в осознании, почему они употребляют психоактивные вещества, и определение, что им нужно делать, чтобы либо избегать, либо справляться с факторами, провоцирующими употребления. Это требует тщательного рассмотрения обстоятельств каждого эпизода и анализа навыков и ресурсов, имеющихся у пациента. Обычно можно дать оценку этим вопросам во время нескольких первых сессий с помощью обоюдно открытого исследования анамнеза злоупотребления, мнения пациента о том, что привело его на лечение, и каковы его цели лечения.

Терапевту следует найти ответы на следующие вопросы:

Недостатки и затруднения:

· Смогли ли пациенты осознать необходимость в уменьшении приема кокаина или другого психоактивного вещества?

· Могут ли они распознать важные привлекательные признаки, ассоциирующиеся с веществом?

· Смогли ли они достигнуть даже коротких периодов воздержания?

· Могут ли они распознать явления, которые приводят к рецидиву?

· Могли ли пациенты какое-то время переносить тягу или эмоциональный дистресс, при этом не прибегая к приему наркотиков?

· Осознают ли они влияние приема других психоактив­ных веществ на поддержание зависимости от основного ве­щества?

· Имеется ли у пациентов сопутствующее психическое расстройство или другие проблемы, которые могут разру­шить усилия в изменении поведения?

Умения и потенциал:

· Какие навыки и усилия они демонстрировали во время предыдущих периодов воздержания?

· Смогли ли они сохранить работу или позитивные отно­шения во время употребления психоактивного вещества?

· Имеют ли пациенты в своей сети социальных связей людей, которые не употребляют или не доставляют психоак­тивные вещества?

· Существует ли социальная поддержка и ресурсы, ук­репляющие усилия пациента в его желании воздерживаться от приема вещества?

· Как пациенты проводят время, когда не употребляют психоактивные вещества или восстанавливаются от послед­ствий употребления?

· В чем заключался их наибольший жизненный подъем до начала приема психоактивных веществ?

· Что сейчас их привело на лечение?

· Каков уровень мотивации пациентов?

Детерминанты употребления психоактивного вещества:

· В чем состоит индивидуальный паттерн употребления (по выходным, каждый день, во время вечеринок)?

· Какие факторы провоцируют употребление?

· Принимают ли пациенты психоактивное вещество в одиночестве или с другими людьми?

· Где и как они добывают деньги на приобретение веще­ства?

· Что случилось у пациента (или с ним) перед самым последним эпизодом употребления психоактивного вещества?

· Какие обстоятельства были задействованы, когда употребление вещества стало проблемным?

· Как они описывают психоактивное вещество, и как его прием воздействует на них?

· Какие роли (как положительные, так и негативные) иг­рает в их жизни психоактивное вещество?

 

Релевантные области

При выявлении у пациентов детерминант злоупотребле­ния, клиницистам полезно направить свое исследование, по крайней мере, на пять принципиальных областей:

· Социальная. С кем пациенты проводят больше всего вре­мени? С кем они принимают психоактивные вещества? Име­ются ли у них отношения с людьми, которые не вовлечены в употребление психоактивных веществ? Не злоупотребляют ли наркотиками люди, с которыми проживает пациент? Не изменился ли круг общения пациента с того времени, как на­чалось или усилилось злоупотребление?

· Окружающая среда. В чем заключаются специфические стимулы для употребления вещества, связанные с окружаю­щей средой (деньги, прием алкоголя, определенное время суток, определенное место)? Каким образом в повседневной жизни пациенты подвергаются воздействию этих стимулов? Можно ли избежать воздействия некоторых из этих провоцирующих моментов?

· Эмоциональная. Исследования показали, что приему наркотиков или появлению влечения к ним обычно предшествуют определенные эмоциональные состояния. Это могут быть, как негативные (депрессия, скука, тревога, злость), так и положительные (возбуждение, радость) аффективные состояния. Поскольку многим пациентам изначально трудно провести связь между особыми эмоциональными состояниями и употреблением психоактивного вещества, на начальных этапах лечения выявление аффективных предпосылок обычно вызывает затруднения.

· Когнитивная. Особый ряд мыслей или когниций предшествуют употреблению психоактивного вещества (мненужно отключиться от реальности; если я не под кайфом, я немогу с этим справиться; исходя из того, что мне придется выдержать, я заслужил получить кайф). Эти мысли часто переполняют человека и имеют характер экстренной необходимости.

· Физическое состояние. Считается, что желание получить облегчение при таких дискомфортных физических состояниях, как, например, состояние отмены, часто предше­ствует приему психоактивного вещества. Примечательно, что в то время, как данные о природе физических симптомов от­мены от приема кокаина до сих пор противоречивы, многие потребители кокаина сообщают об особых физических ощу­щениях, которые являются предвестниками употребления (боль в желудке, усталость или трудности сосредоточения, ощущение запаха кокаина).

 

Инструменты оценки

Стандартизированные инструменты могут быть полезны терапевту в окончательном понимании ситуации пациента и определении целей лечения. Ниже перечислены диагностические инструменты в помощь терапевту:

 

Злоупотребление психоактивными веществами и связан­ные с этим проблемы:

· «Индекс тяжести зависимости» (The Addiction Severity Index, McLellan et al. 1992) оценивает частоту и тяжесть зло­употребления психоактивными веществами, а также тип истепень тяжести психосоциальных проблем, которые обычно сопровождают злоупотребление (как, например, проблемы медицинского, психического, юридического, семейного, социального, трудового характера).

· Самоотчет (дневник): ежедневная запись случаев употребления психоактивного вещества может использоваться для сбора информации о характере повседневного приема вещества на протяжении значительного периода времени.

 

Психиатрический диагноз и симптомы:

· Структурированное клиническое интервью согласно Руководству по диагностике и статистической классификации (The Structured Clinical Interview for Diagnostic Statistical Manual – SCID, SCID-P, First et al., 1995) обеспечивает постановку диагноза психического расстройства по осям I и II DSM-IV.

· Опросник депрессии Бека для самостоятельного запол­нения (The self-report Beck Depression Inventory (BDI), Beck et al. 1961) и инструмент Шкала депрессии Гамильтона (Hamilton Depression Rating Scale, Hamilton 1960), оценивае­мая клиницистом, служат для выявления депрессии. Оценоч­ный перечень симптомов (The Symptom Checklist (SCL-90), Derogatis et al. 1973) определяет более широкий спектр при­знаков.

Ниже приводится схематическое изложение основных когнитивно-поведенческих приемов.

 

Методы лечения проблем зависимости

1. Подход, направленный на подкрепление отказа от упот­ребления психоактивных веществ

Методы и техники:

· Функциональный анализ проблемного поведения

· Обучение социальным навыкам

· Поддерживающая поведенческая семейная терапия

· Мотивационная терапия

· Обучение навыкам решения проблем

Цель: изменить стиль жизни и окружающую среду па­циента так, чтобы постоянно позитивно подкреплять воздержание от приема психоактивных веществ.

2._Методы самоконтроля

Основные элементы работы самих пациентов:

· Обучение постановке целей

· Самонаблюдение за поведением

· Техники вознаграждения/поощрения

· Обучение анализу ситуаций, в которых происходит употребление ПАВ

· Обучение социальным навыкам и навыкам решения проблем

3. Профилактика рецидива

Основные техники:

· Исследование ситуаций повышенного риска

· Переключение внимания с влечения на внешние факторы

· Изменение представлений пациента о рецидиве

· Обучение навыкам:

- межличностным: навыкам общения, ассертивности, умению отказываться и пр.

- внутриличностным: навыкам совладания с мыслями о наркотиках, с чувствами злости и пр.

· Представление пациентом ситуации рецидива in vitro (в воображении)

4. Диалектическая поведенческая терапия

 

Когнитивная модель срыва

 

 

 

Схема функционального анализа проблемного поведения

 

 

Форма для ежедневной записи мыслей:

(заполняется пациентом)

Инструкции: когда Вы замечаете, что Ваше настроение становится плохим, спросите себя: «О чем я сейчас думаю?» и сразу же запишите мысль или мыслительный образ в графу «Автоматические мысли».

 

Дата/время

Ситуация

Автоматические мысли

Чувства

Рациональный ответ

Результат

 

Опишите:

1. Реальное событие, которое привело к неприятным чувствам

или

Запишите автоматическую мысль, предшествующую эмоции

Уточните:

Печаль, тревога, злость

Запишите рациональный ответ на автоматическую мысль

Укажите и оцените чувства, возникающие после рационального ответа

2. Поток мыслей, представлений или воспоминаний, который вызвал неприятные чувства

или

Оцените степень автоматичности

0-100%

Оцените силу эмоции

0-100%

Оцените степень его рациональности

0-100%

3. Неприятные физические ощущения

 

 

 

 

Вопросы, помогающие сформулировать рациональную ответную реакцию:

1. Чем можно доказать, что автоматическая мысль верна (не верна)?

2. Есть ли альтернативное объяснение?

3. Что самое плохое могло произойти? Мог(ла) ли я это пережить? Лучший вариант развития событий? Какой наиболее реальный результат?

4. Что мне нужно делать?

5. Какие последствия от моих автоматических мыслей? Какой мог бы быть результат, если изменить мой образ мыслей?

6. Если бы мой друг был в такой ситуации, и у него была подобная мысль, что бы я мог сказать ему?

 

Модель развития рецидива по Марлатту (Marlatt 1985)

 

 

 

Анализ рецидива по Людвигу и Винклеру (Ludwig, Winkler)

 

 

 

Литература

1. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений. Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы. - М., 1988.

2. Валентик Ю.В. Принципы и мишени психотерапии больных алкоголизмом // Вопросы наркологии. – 1995. - вып. 2. - С.65-68.

3. Валентик Ю.В. Континуальная психотерапия больных алкоголизмом: Автореф. дисс. докт. мед. наук. - М., 1993.

4. Валентик Ю.В. Проблемы терапии зависимости от психоактивных веществ: Труды каф. наркологии РМАПО. - М., 1998. - Т. 1. - С.3-11.

5. Валентик Ю.В. Реабилитация в наркологии. Учебное пособие. - М.: Прогрессивные Био-Медицинские Техно­логии, 2000. - 36 с.

6. Валентик Ю.В. и др. Концепция реабилитации несовер­шеннолетних, злоупотребляющих ПАВ.

7. Валентик Ю.В. Реабилитационные центры «Ass. Casa Famiglia Rosetta».

8. Веселовская Н.В., Коваленко. Наркотики. - М. Триада - Х 200, 205 стр.

9. Гамалея Н.Б., Стрелец Н.В. Некоторые особенности противолекарственного иммунитета у больных опийной наркоманией // Вопросы наркологии. – 1988. - № 2. - с. 8-13.

10. Дудко Т.Н., Пузиенко В.А., Котельникова Л.А. Диффе­ренцированная система реабилитации в наркологии. Методические рекомендации. - М., 2001.

11. Иванец Н.Н., Винникова М.А. Героиновая наркома­ния. - М., Медпрактика, 2000.

12. Козлов А.А. Медицинские и социальные последствия наркомании. Руководство по наркологии под ред. Н.Н.Иванца. - М., 2002. - т. 1. - с. 367-385.

13. Лукачер Т.Я. Неврологические и психические нарушения при эфедроновой наркомании. Метод. рек. - М., 1987.

14. Лукачер Т.Я. с соавт. Опийная наркомания, обуслов­ленная кустарно приготовленными препаратами. Метод, рекоменд. - М., 1989.

15. Мишнаевский А.Л. Поражения сердца при опийной наркомании. // Профилактика и реабилитация в нар­кологии. -–2002. - № 1. - с.36-40.

16. Найденова Н.Г. «Фенилпропраноламиновая токсикомания //Вопросы наркологии. - 2001. - № 2.

17. Пятницкая И.Н. Наркомании. - М.: Медицина, 1994.

18. М.Л. Рохлина Прогноз, ремиссии и рецидивы нарко­маний // Рук-во по психиатрии под ред. А.С.Тиганова. - М.: Медицина, 1999. - т. 2. - с. 423-425.

19. Руководство по наркологии // Под редакцией член-корреспондента РАМН, профессора Н.Н.Иванца. - М., 2002. - т. I, II.

20. Стюарт Я., Джойнс В. Современный трансактный анализ. - СПб., 1996. - 330 с.

21. Фридман Л.С. с соавт. Наркология. - М., Изд-во «Бином», Спб., «Невский Диалект», 1998.

22. Хотовицкий А.В. Клинико-иммунный статус больных героиновой наркоманией и пути его терапевтической коррекции // Автореф. дисс. канд. - М., 2002.

23. Шабанов П.Д., Штакельберг О.Ю. Наркомании: пато­психология, клиника, реабилитация. - СПб., 2002.

24. Юнг К.Г. Тэвистокские лекции. Аналитическая психо­логия: ее теория и практика. - Киев, 1995. - 236 с.

25. DiClemente C.C., Prochaska J.О. (1982). Self-change and therapy change of smoking behaviour: A comparison of processes of change in cessation and maintenance. Addictive Behaviour. &: 133-142.

26. Gerdner and Holmberg, Motivational work with addicts, 2000.

27. Marlatt G.A. (1985). Cognitive factors in the relapse process. In G.A.Marital & J.R.

28. Gordon, Relapse Prevention. New York: Guilford Publications.

29. Marlatt G.A. (1985). Lifestyle Modification. In G.A. Marlatt & J.R.Gordon, Relaps Prevention. New York: Guilford Publications.

30. Miller W.R., Gribskov C.J., & Mortel, R.L. (1981). Effectiveness of a self-control manual for problem drinkers with and without therapist contact. International journal of addictions, 16, 1247-1254.

31. Miller W.R., Taylor C.A, & West J.C. (1980). Relative effectiveness of bibiotherapy, inpidual and group self-control training in the treatment of problem drinkers. Addictive Behaviours, 5, 13-24.

32. Miller W.R., & Rollnick S. (1991). Motivational Interviewing: Preparing People to Change Addictive Behaviour. New York: Guilford Publications.

33. Maurice Kougell, Ph.D.BCETS. Magazin for Hypnosis and Hypnotherapy.

34. Prochaska J.O. & DiClemente C.C. (1982) Transtheoretical therapy: Toward a more integrative model of change. Psychotherapy: theory, research and practice, 19: 276-288.

35. A.A.J.M. Beenackers: Handleiding Dossiervoering, Ambulante Geestelijke Gezondheidszorg.

 

 


Другие интересные материалы:
Вырождение спорта
Из всех видов деятельности, при помощи которых люди пытаются на время уйти от...

Дух игры и стремление к национальному подъему Из всех видов...
Медико-социальная реабилитация наркологических больных. Методические рекомендации
Описан подход к организации медико-соци­альной реабилитации наркологических...

  ОГЛАВЛЕНИЕ   ВВЕДЕНИЕ СПЕЦИФИКА МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЙ...
Наркоман: больной или преступник? Кем родители и школьники считают наркозависимых
«Связь между причинами возникновения наркозависимости у индивида и его...

Согласно уголовно-правовой модели, «наркоманы» рассматриваются, прежде...
Правительство Санкт-Петербурга обвинило наркотики в краже
Реклама, которую мы не выбираем.

    Правительство СПб в очередной раз озадачило жителей...
Глас народа


Да что вы говорите, так искренне притом! Пишите нам, пишите...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100