Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Кальянные в москве

Сигары, трубочный табак, кальянный табак, трубки, аксессуары

smokelounge.ru

Ангары бескаркасные

Строительство любых видов ангаров. Быстро, качественно, недорого

newstroyconstruction.ru

ЗАМЕЧАНИЯ к проекту Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в части, касающейся ст. 82 прим УК РФ и ст. 178 прим УИК РФ)

 


> Закон сур-р-ов! > Даешь систему! > ЗАМЕЧАНИЯ к проекту Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в части, касающейся ст. 82 прим УК РФ и ст. 178 прим УИК РФ)

Проблема альтернативного наркологического лечения осужденных с наркологической зависимостью нуждается в совместном обсуждении ведущими психиатрами-наркологами и юристами, занимающимися данной проблематикой, с участием представителей Минздравсоцразвития РФ и ФСКН России. И только после этого можно было бы приступить к разработке изменений и дополнений, подлежащих внесению в действующее российское законодательство.

С. Шишков, Т. Клименко

 

Общие замечания

1. Непонятно, почему данный проект ФЗ касается только наркозависимых и не оговаривает не менее важную для Российской Федерации проблему правонарушителей с алкогольной зависимостью. Несмотря на то, что разработчиком проекта является ФСКН и ГАК, ведомственные интересы которых ограничены незаконным оборотом наркотических средств, нецелесообразно создавать ФЗ по нозологическому признаку – отдельно для наркозависимых и  отдельно для лиц с алкогольной зависимостью. С медицинской точки зрения и согласно МКБ-10, и алкоголизм и наркомании относятся к группе психических и поведенческих расстройств вследствие злоупотребления психоактивными средствами.  Наркомании и алкоголизм имеют единые патогенетические механизмы формирования, единый стереотип развития. Их профилактика, в том числе медико-социальная реабилитация на недобровольной основе, строятся по единым стратегиям, осуществляются одними и теми же специалистами и одними и теми же организационными структурами. Поэтому и организационно, и экономически, и методологически более целесообразно создавать единую (общую) нормативно-правовую базу, а организационные формы и методологические подходы к реализации альтернативного лечения правонарушителей с алкогольной и наркотической зависимостью.

2. В зависимости от особенностей наркоситуации в Российской Федерации периодически чрезвычайно актуальной оказывается и проблема токсикоманий, что например, наблюдалось в начале 1990-х годов. Поэтому при доработке данного ФЗ необходимо говорить не только о правонарушителях с алкогольной и наркотической зависимостью, но и о правонарушителях с зависимостью от токсикоманических средств.

3. Необходимо более подробно регламентировать в ФЗ процедуру исполнения альтернативного наркологического лечения осужденных. Пока остаются неясными такие важнейшие его аспекты, как:

●  вид лечения (амбулаторное или стационарное); оба этих вида имеют юридически значимые различия, которые желательно, а иногда и просто необходимо отразить в законе;

●  учреждения, исполняющие решение суда об альтернативном наркологическом лечении осужденных (общие учреждения здравоохранения, оказывающие наркологическую помощь всем гражданам, или специализированные учреждения либо отделения, предназначенные только для альтернативного наркологического лечения осужденных).

Необходимо  включить нормы, относящиеся к разряду «права пациента» и «режим содержания осужденного в медицинском учреждении» (раньше подобные вопросы регулировались ведомственными нормативными правовыми документами, но сейчас основополагающие моменты, затрагивающие права человека, должны содержаться в федеральном законе). Возможно, что решение этой задачи не потребует больших усилий. Так, в ст. 37 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» перечислены права пациентов, находящихся в психиатрических стационарах. Остается только решить, должны ли эти права целиком и без каких-либо изъятий распространяться на лиц, проходящих в стационаре альтернативное наркологическое лечение. Если да, то в ст. 1781 УИК можно будет ограничиться ссылкой на ст. 37 Закона о психиатрической помощи. Если нет, то в ст. 1781 УИК достаточно будет указать на отдельные изъятия из статьи 37 названного Закона (или на отдельные дополнения к ней).

Необходимо оговорить вопросы финансирования данного лечения и формы собственности учреждений его обеспечивающих, а также решить вопрос относительно возможности или категорической невозможности финансирования данного лечения за счет осужденного.

4. В проекте ФЗ лечение от наркологического заболевания с отсрочкой отбывания наказания необоснованно распространяется на чрезвычайно узкий круг осужденных:

●  В него включены только лица,  осуждаемые за преступления, связанные с оборотом наркотических средств (ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 231 и ст. 233 УК РФ). Больные наркоманией (не говоря уже о больных алкоголизмом и токсикоманиями) могут совершать правонарушения, прямо связанные с имеющимся у них наркологическим заболеванием, например, кражи с целью добывания средств на покупку наркотиков, алкоголя и т.д. Лечение таких лиц, согласно имеющимся отечественным и зарубежным исследованиям, является эффективной мерой профилактики рецидивной преступности. Поэтому во всех странах, где организованы различные формы недобровольного лечения осужденных (принудительное или альтернативное), критерии, относящиеся к характеру деяния, являются более широкими – совершение незначительных по тяжести преступлений, связанных с имеющейся у данного лица наркологической зависимостью.

●  Ст. 821 УК РФ предусматривает альтернативное лечение от наркомании только в отношении осужденных, совершивших «…впервыепреступление…». Таким образом, за пределами действия этой статьи остаются наркозависимые лица, которые совершали преступления, перечисленные в ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 231 и ст. 233 УК, до вступления в силу ч. 1 ст. 821 УК, т.е. тогда, когда альтернативного наркологического лечения еще не существовало. Тем самым указанные лица не могли воспользоваться правом на лечение от наркомании с отсрочкой отбывания наказания. Для них в ст. 821 УК следует предусмотреть специальную оговорку – «в том числе и впервые совершившие указанные преступления с момента вступления в силу настоящей статьи». В противном случае нарушаются равные права наркозависимых осужденных, на получение нового вида наркологического лечения.

●  По смыслу ст. 821 УК право на лечение наркологического заболевания с отсрочкой отбывания наказания предоставляется осужденному только один раз. Столь жесткий подход  не учитывает практического опыта лечения лиц с наркологическими заболеваниями, когда эффективным может оказаться не первая попытка лечения, а вторая, третья и т.д. Это связано с тем, что эффективность лечения зависит не только от мотивации лица с наркологическим заболеванием на прекращение употребления психоактивного вещества. На эффективность лечения влияют также квалификация и профессиональная заинтересованность других участников реабилитационного процесса (врач-нарколог, психотерапевт, психолог, социальный работник), созданная в реабилитационном учреждении атмосфера, используемые реабилитационные технологии и многие другие факторы, не зависящие от воли и желания лица с наркологическим заболеванием. Поэтому более разумным было бы предоставление суду права принять решение о назначении лечения от наркологического заболевания с отсрочкой наказания также и тем осужденным, которые ранее подвергались аналогичному лечению. Такой подход используется во всех странах, где реализуются различные формы альтернативного и недобровольного лечения осужденных с наркологическими заболеваниями.

5. В качестве основного показателя эффективности проведенного осужденному лечения от наркологического заболевания предложен малодостижимый для большинства наркозависимых лиц результат – ремиссия продолжительностью 5 лет. Только в этом случае отсроченное в связи с лечением наказание отменяется. Более разумным представляется отказ от этого критерия, ориентированного на  труднодостижимый результат. Суд при оценке эффективности лечения должен опираться на более широкие критерии – завершенность намеченных реабилитационных мероприятий, выполнение терапевтических и дисциплинарных требований реабилитационного учреждения, поддержание режима трезвости, качество ремиссии по окончании лечения, успешная социальная адаптация и эффективная ресоциализация и т.д. При этом успешность проведенного лечения должна оцениваться судом в каждом случае индивидуально на основании предоставленных из медицинского учреждения сведений, а также сведений от надзирающего за реабилитационным процессом органа,  в качестве которого согласно ст. 821 УК выступает уголовно-исполнительная инспекция по месту жительства осужденного или по месту нахождения реабилитационного учреждения.

В основу предлагаемых законодательных нововведений положен правовой механизм отсрочки отбывания наказания. Между тем в действующем УК РФ имеются иные, более широкие и не столь усложненные правовые механизмы, которые могли бы быть взяты за основу введения в российское законодательство системы альтернативного наркологического лечения осужденных.

В качестве примера можно привести ст. 73 УК («Условное осуждение»). Его можно применять в случаях осуждения лица сроков до 8 лет лишения свободы. При этом суд, назначая условное наказание, может возложить на условно осужденного выполнение определенных обязанностей, включая обязанность «пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании» (ч. 5 ст. 73 УК).

Взяв за основу юридический механизм условного осуждения, можно было бы включить в орбиту альтернативного наркологического лечения гораздо более широкий круг осужденных с наркологической зависимостью и сделать это в рамках менее сложной юридической процедуры по сравнению с процедурой применения отсрочки отбывания наказания. Для достижения указанной цели в ст. 73 УК РФ потребуется внести изменения.

Возможны и другие способы легализации альтернативного наркологического лечения осужденных. 

6. Авторы рассматриваемых законодательных нововведений (правоведы) обрисовали некую юридическую форму, в рамках которой наркологам будет предложено заниматься альтернативным наркологическим лечением осужденных. Более перспективным представляется противоположный подход: наркологи предлагают правоведам свое видение проблемы альтернативного наркологического лечения (виды и формы лечения, этапы лечения, сроки и т.п.), которое, с профессионально-наркологической точки зрения представляется достаточно эффективным. А затем уже, к этому «наркологическому содержанию» можно будет подбирать наиболее адекватную ей «юридическую форму».

 

Замечания более частного характера 

Статья 821 УК («Отсрочка отбывания наказания больным наркоманией»).

1. Как уже говорилось, ст. 811 УК касается только лиц, осужденных за преступления, связанные с оборотом наркотических средств (ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 231 и ст. 233 УК РФ). Вводимое правило было бы резонно распространить также на преступления, одним из условий совершения которых выступают незаконные действия с наркотическими средствами (прежде всего, их потребление без назначения врача). Например, имущественные преступления, совершаемые преступником с целью приобретения денег на наркотики. Или насильственные преступления, совершаемые наркозависимыми лицами в состоянии наркотического опьянения. Здесь лечение выступает одновременно и в качестве средства терапии наркомании, и в качестве средства профилактики преступности (предупреждения совершения лицами с наркотической зависимостью аналогичных преступлений в будущем). Сходную позицию законодатель избрал, например, при определении оснований применения принудительных мер медицинского характера, включая основания для принудительного лечения «ограниченно вменяемых» осужденных (ч. 2 ст. 97 УК).

Однако при этом законодательные формулировки должны быть тщательно выверенными (действующую редакцию ч. 2 ст. 97 УК нельзя признать удачной).

2. Слишком большим представляется разрыв между грозящей лицу мерой наказания (до трех лет лишения свободы, а также более мягкие уголовно-правовые санкции) и длительностью отсрочки его отбывания (до восьми лет). Осужденному просто невыгодно брать на себя риски, связанные со столь длительным сроком, по истечении которого, в случае неблагоприятного исхода лечения, он все равно может подвергнуться наказанию.

3. Проблема успешного либо неудачного исхода лечения в рассматриваемом контексте имеет еще один важный и более широкий аспект. Всегда ли неудача лечения и медико-социальной реабилитации может быть «поставлена в вину» самому лицу, страдающему наркотической зависимостью? Ведь такая неудача может быть вызвана обстоятельствами, не зависящими от самого больного. Например, некачественно проведенным лечением, ошибками врачей-наркологов, неблагоприятным вариантом течения болезни и т.п. А если так, то неблагоприятные правовые последствия для больного наркоманией (он не будет освобожден от отбывания наказания) наступят не за его виновное неправомерное поведение, а за те обстоятельства, которые он сам не в состоянии контролировать.

В этой связи представляется, что неудачный результат лечения не должен автоматически влечь за собой реальное отбывание отложенного на время наказания. В случае неудачи целесообразно подвергнуть гражданина наркологическому обследованию, проводимому врачами, которые не участвовали в лечении. И если по итогам такого обследования обнаружится, что отрицательный результат лечения был обусловлен серьезными упущениями со стороны медиков, то данному гражданину следует предоставить еще один шанс на лечение, которое будет поручено другим врачам и/или другому учреждению. Данный вопрос нуждается в дополнительном анализе и обсуждении.

4. Неизвестно, когда, как и кем устанавливается диагноз наркомании – в процессе производства по уголовному делу с помощью судебной экспертизы, после вынесения обвинительного приговора путем проведения наркологического освидетельствования или как-то иначе. Неизвестно также, какие вопросы должны ставиться перед психиатрами-наркологами: только диагностические, касающиеся также нуждаемости осужденного в лечении, какие-то еще? Ранее при существовании принудительного наркологического лечения осужденных перед медиками ставились три вопроса: является ли лицо алкоголиком либо наркоманом, нуждается ли оно в лечении от алкоголизма (наркомании), нет ли противопоказаний к такому лечению.

5. В тексте части 2 ст. 82УК РФ говорится об отмене отсрочки отбывания наказания осужденному, который отказался или уклоняется от прохождения курса лечения и медико-социальной реабилитации. Но при этом не оговаривается, засчитывается в срок отбывания наказания или нет время, проведенное на лечении и медико-социальной реабилитации. Это необходимо оговорить.

По нашему мнению, в срок отбывания наказания должно зачитываться все время проведения альтернативного наркологического лечения. Это является немаловажным дополнительным стимулом для гражданина, побуждающим его полностью пройти лечебный и медико-реабилитационный курс. Однако, в зависимости от вида лечения «шкала» зачета будет различной. Например, время, проведенное в стационаре, засчитывается в срок отбывания наказания из расчета один день пребывания в стационаре за один день лишения свободы. Аналогичный порядок предусмотрен для зачета времени нахождения в психиатрическом стационаре на принудительном лечении (ст. 103 УК). По-иному, надлежит засчитывать время, затраченное на амбулаторное наркологическое лечение. Например, три дня амбулаторного лечения за один день лишения свободы.

Статья 1781 УИК («Отсрочка отбывания наказания осужденным, призванным в установленном порядке больными наркоманией, и контроль за соблюдением условий отсрочки отбывания наказания»).

1. Не определен вид лечения – оно может (или должно) быть амбулаторным и/или стационарным. Между двумя указанными видами существуют различия, имеющие важное правовое значение. Так, помещение гражданина в стационар по степени накладываемых при этом ограничений равнозначно лишению свободы (обязанность круглосуточного пребывания в медицинском учреждении, обязанность соблюдать установленный в стационаре режим содержания, постоянный медицинский надзор и т.п.). Данное обстоятельство поднимает вопрос относительно порядка зачета (в срок возможного в будущем наказания) времени пребывания в стационаре наркозависимого осужденного (см. выше).

2. Юридический механизм отсрочки отбывания наказания на основании ст. 821 УК является таким же, как и при отсрочке отбывания наказания на основании ст. 82 УК в отношении осужденных беременных женщин и осужденных, имеющих детей до 14 лет. Причем в обоих случаях речь идет о лицах, уже находящихся в исправительном учреждении. Такой вывод можно сделать на основании сопоставления части 1 статьи 177 УИК в ее действующей редакции и части 3 статьи 1781 УИК, которая предложена авторами законопроекта. А как быть в случаях, когда наркозависимый осужденный, подлежащий отсрочке на основании ст. 821 УК, приговорен к штрафу или иному наказанию, не связанному с пребыванием в исправительном учреждении? Или на таких осужденных не будут распространяться нормы ст. 821 УК и ст. 1781 УИК? Тогда об этом в названных статьях УК и УИК надлежит сказать четко и определенно.

Не вполне понятно, какой вообще смысл сначала помещать осужденного в исправительное учреждение, а затем, применив отсрочку, отправлять его обратно домой. Почему бы применительно к лицам, страдающим наркоманией, за основу не взять ст. 398 УПК («Отсрочка исполнения приговора»)? Такая отсрочка применяется судом; правда, не непосредственно при постановлении приговора, а после вступления его в законную силу. Однако все же до того времени, когда осужденного поместят в исправительное учреждение.

3. Возникает также вопрос: в каких учреждениях должны проходить лечение наркозависимые осужденные, к которым применена отсрочка на основании ст. 821 УК – в «обычных» (оказывающих наркологическую помощь всем гражданам) или специализированных (предназначенных именно для этого контингента больных)? Если это будут «обычные» наркологические учреждения, то возникает проблема совместного лечения (включая, возможно, совместное пребывание в одном стационаре) осужденных («криминального контингента») с другими пациентами. Не будут ли тем самым нарушены права последних? Не «отпугнет» ли «криминальный контингент» часть других пациентов, желающих лечиться в наркологических учреждениях? И т.п.

Если же речь идет о неких специализированных наркологических учреждениях (либо специализированных отделениях общих наркологических учреждений), то необходимо прямо упомянуть об этом в законе – в ст. 821 УК и в ст. 1781 УИК.

Однако при выборе любого из двух отмеченных выше вариантов нерешенным останется вопрос о практической реализуемости законодательных нововведений, имеющихся в статьях 821 УК и 1781 УИК рассматриваемого законопроекта. Их реализация, видимо, потребует принятия целого комплекса организационных, финансовых и иных мероприятий.

4. Как уже отмечалось, нововведения распространяются исключительно на осужденных наркоманов и не касаются осужденных с алкоголизмом и токсикоманиями. Причины этого не вполне понятны. Хотя очевидно одно: если распространить действие статей 821 УК и 1781 УИК также на алкоголиков и токсикоманов, то трудности, относящиеся к реализации предлагаемых законодательных новелл (см. предыдущий п. 3), многократно возрастут.

5. В части 3 статьи 1781 УИК РФ говорится, что «У осужденного … берется подписка о явке в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства …в трехдневный срок со дня прибытия». Формулировка «… со дня прибытия» является чрезвычайно расплывчатой. Он может идти пешком до места жительства несколько лет, и по тексту данной статьи не будет нарушителем. Кроме того, не оговаривается, каким образом и за чей счет он будет добираться до инспекции по месту жительства. Если правонарушитель был арестован, а затем осужден в другом регионе и не имеет средств, чтобы добраться до инспекции по месту жительства, необходимо уточнить, каким образом он будет туда доставлен и за чей счет.

Более того, большинство наркозависимых в силу имеющихся у них наркоманических изменений личности (слабость волевых процессов, некритичность, поверхностность и легковесность суждений), после того как их по решению суда освободили из-под стражи и самостоятельно направили по месту жительства для прохождения лечения и реабилитации, до уголовно-исполнительной инспекции могут попросту не добраться.

6. В текст части 6 статьи 1781 УИК РФ необходимо внести изменения, аналогичные изменениям в части 2 ст. 82УК РФ и оговорить, засчитывается осужденному  в срок отбывания наказания или нет время, проведенное на лечении и медико-социальной реабилитации.

7. В части 7   статьи 1781 УИК РФ сказано, что «Осужденный считается уклоняющимся от прохождения курса лечения от наркомании…», если он наряду с другими перечисленными в данной части статьи факторами «…продолжает употреблять наркотические средства или психотропные вещества, злоупотребляет алкоголем,…, занимается бродяжничеством или попрошайничеством…». Не понятно, почему среди всех возможных дисциплинарных нарушений во время пребывания в лечебно-реабилитационном учреждении перечислены только злоупотребление алкоголем, попрошайничество и бродяжничество.

Необходимо, на наш взгляд, сформулировать единые обобщающие критерии, при наличии которых лечение может быть прекращено, а осужденный направлен судом для отбывания отсроченного наказания. Это отказ осужденного от назначенного ему лечения, поведение осужденного, свидетельствующее о его явном уклонении от  лечения, а также иные нарушения лечебно-реабилитационного режима или режима содержания в медицинском учреждении, препятствующие проведению лечения и реализации медико-реабилитационных программ.

Формулировка «продолжает употреблять наркотические средства» представляется чрезвычайно резкой, поскольку единичное употребление наркотиков во время лечения и реабилитации в настоящее время во всех странах, где проводится альтернативное лечение, рассматривается в рамках возможных обострений болезни зависимости. Поэтому необходимо уточнить, что признаком уклонения осужденного от лечения является «систематическое злоупотребление наркотическими средствами». Также необходимо четко указать, кто принимает решение об уклонении осужденного от лечения по указанным в данной статье основаниям – лечащий врач, комиссия врачей лечебно-реабилитационного учреждения, уголовно-исполнительная инспекция по месту нахождения данного лечебно-реабилитационного учреждения или по месту жительства осужденного. В части 2 статьи 821 .УК РФ указано, что  суд по представлению уголовно-исполнительной инспекции отменяет отсрочку отбывания наказания, но механизма принятия решения на уровне лечебно-реабилитационного учреждения не прописано.

8. В части 9 ст. статье 1781 УИК РФ говорится о «…неприбытии осужденного в двухнедельный срок со дня его освобождения из исправительной колонии в уголовно-исполнительную инспекцию…». По данному тексту вся ответственность за своевременное прибытие в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства возлагается только на осужденного, при этом игнорируются его материальные возможности, транспортные проблемы и т.д.

 

Выводы

Концепция альтернативного наркологического лечения осужденных с наркологической зависимостью заслуживает одобрения и выглядит предпочтительнее существовавшей ранее в нашей стране системы принудительного наркологического лечения осужденных (п. «г» ч. 1 ст. 97 УК РФ).

Однако представленный вариант альтернативного наркологического лечения осужденных, который изложен в проекте статей 821 УК РФ и ст. 1781 УИК РФ,нельзя признать удачным по основаниям, изложенным выше. Но прежде чем дать ему окончательную оценку, было бы желательно выяснить у его разработчиков ряд вопросов, которые пока остаются не вполне ясными. 

По нашему мнению, проблема альтернативного наркологического лечения осужденных с наркологической зависимостью нуждается в совместном обсуждении ведущими психиатрами-наркологами и юристами, занимающимися данной проблематикой, с участием представителей Минздравсоцразвития РФ и ФСКН России. И только после этого можно было бы приступить к разработке изменений и дополнений, подлежащих внесению в действующее российское законодательство.

 

 


Другие интересные материалы:
Акцентуации характера подростков
"…Определенно можно говорить о феномене заострения черт акцентуированного...

Понятие акцентуации Описание типов акцентуаций (по К.Леонгарду)...
Школьные обследования по проблеме употребления наркотиков
Школьные обследования - важный метод сбора данных о потреблении алкоголя и...

В большинстве стран лица, определяющие политику, придают большое значение...
СПИД: многое зависит от мужчин
Мужчины могут изменить лицо эпидемии СПИДа, говорится в новом докладе ЮНЭЙДС....

Мужчины могут изменить лицо эпидемии СПИДа, говорится в новом докладе...
Синтетические каннабиноиды. Состояние проблемы
При анализе ситуации, связанной со значительным расширением списка № 1...

Введение Середина первого десятилетия нынешнего столетия...
Терапевтические приоритеты российских наркологов
В отечественной наркологии сосуществует достаточно большое количество методик...

В. Менделевич, Э. Макаричева, Р. Садыкова В отечественной...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100