Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Масло ши оптом

Эфирные масла, кремы

ecoshea.ru

Мы любим его и очень хотим помочь.

 


> Родительский уголок > Родители родителям > Мы любим его и очень хотим помочь.

Небольшое эссе, написанное матерью зависимого для других матерей, которые также имеют детей-наркоманов или алкоголиков.

Анатолий Сидорович представляет небольшое эссе, написанное матерью зависимого для других матерей, которые также имеют детей-наркоманов или алкоголиков. К большому сожалению, “Нарком” не знает, кто является автором этого текста. Мы бы с большим удовольствием поместили бы здесь ее фамилию. так что, если кому-нибудь она известна - пишите нам.
В тексте упоминаются группы для близких больных наркоманией и для их детей. Пока что не во всех городах России такие группы существуют. Но если в Вашем городе такой группы нет - пишите нам, и мы постараемся помочь Вам в ее создании. Вообще-то, как свидетельствует опыт Петербурга, дело это не сложное. Было бы желание!

Эта маленькая книжка адресована близким людей, зависимых от алкоголя или наркотиков – женам, мамам, отцам, друзьям... Всем, кто хочет помочь человеку, все глубже и глубже погружающемуся в алкоголизм или наркоманию.

Мы любим его и очень хотим помочь.

Мы любим его и очень хотим помочь.

Объясняем, уговариваем, просим – нет толку... Угрожаем, требуем, кричим – еще хуже. Берем все в свои руки, контролируем, лечим – а он все пьет или "колется"...

Теперь уже жизнь всей семьи подчинена одному: как остановить употребление. Пил ли сегодня? Друзья жалеют, потом уходят. ОДИНОЧЕСТВО. А он все пьет, конечно. Все чаще в отчаянии посещает мысль: зачем все это? Скорее бы уж...

Что же, действительно ничем нельзя помочь? Можно. Многие семьи нашли выход, и об этом – наш рассказ. Посмотрите, не этот ли путь Вы искали? Вы не найдете здесь советов и точных указаний на все случаи жизни, не так проста наша проблема. Но если вы узнаете себя в каких-то ситуациях, увидите новые возможности – наша задача выполнена. Может быть, вам потребуется профессиональная помощь – и отчаяние сменится сомнением, а затем надеждой?

Условимся о терминах: мы будем называть зависимым человека, который потерял контроль за употреблением алкоголя или наркотиков. Это главный признак болезни – ее называют зависимостью от вещества, химической зависимостью. Слова "алкоголик" и "наркоман" поэтому могут относиться к любому, самому уважаемому и преуспевающему человеку, если у него отсутствует такой контроль. Это название болезни, а не оскорбление – "диабетик", "астматик", "алкоголик", "наркоман". Для простоты будем называть алкоголика и наркомана "он", не умаляя ничем возможности для "нее" болеть такой же болезнью. В примерах и фактах, что описаны здесь, "он" и "она" вполне симметричны. Между алкоголиками и наркоманами довольно различий. Но они страдают одной болезнью – химической зависимостью, которая по-разному выглядит, имея одну суть – неспособность больного эффективного контролировать употребление вещества. Поэтому все здесь одинаково касается близких алкоголиков и наркоманов.

Мы такие разные – образованные и не очень, практичные и "романтики", самоотверженные и отстаивающие свое право жить... Но все мы, попав в водоворот зависимости, страдаем от одних и тех же бед, совершаем одни и те же ошибки, пытаемся вновь и вновь "изобрести велосипед". Не надо. Он уже изобретен. Надо приспособить "велосипед" к себе и научиться ездить – это настоящая, хотя и не простая задача. Посмотрим, что уже известно о пути, который мы ищем в таких страданиях?

Об алкоголизме и наркомании написаны тысячи книг. Оставим их специалистам, главное, что нам нужно не только понять, но и почувствовать: это болезнь. Когда мы возмущаемся: почему ты опять выпил? Почему не прекратишь пить? – мы и не подозреваем, что попадаем в точку: болезнь начинается и заканчивается потерей контроля за употреблением алкоголя или наркотика. Мы требуем, просим, кричим именно о том, что зависимый человек физически не может сделать – контролировать употребление. Болезнь играет алкоголиком или наркоманом, как кошка мышью – иногда отпуская, но не давая убежать совсем. Обязательно наступает момент (как правило, самый неподходящий) и он снова начинает пить или колоться.

Алкоголизм развивается долго: годы, может быть, десятки лет. И все это время болезнь прогрессирует– частые выпивки “для снятия напряжения” сменяются постоянной озабоченностью алкоголем, человек падает все ниже и ниже в собственных глазах, теряет друзей, работу; здоровье все ухудшается и наконец возникает ощущение жизненного краха. Все оправдания исчерпаны, и одержимый [зависимый] человек движется кругу от запоя до временного просветления, пока смерть не остановит его. Да, это сознает и он сам, и его родственники: именно смерть – близкая, часто постыдная, стоит в конце этого пути. Зависимость остановит человека или он должен остановить свою зависимость.

Именно остановить, а не избавиться от этой болезни. К сожалению, из алкоголика нельзя сделать не-алкоголика, чтобы он вновь, как когда-то, мог пить без большого вреда для себя. В этом смысле болезнь неизлечима. Нечто особенное происходит в человеке, когда он заболевает, и эту "поломку" устранить нельзя. Часто думают, что если удержаться какой-то срок, то организм восстановится, "очистится", и можно вернуться в прежние спокойные времена. Это ошибка. Зависимость прогрессирует, даже если человек не пьет. Светлый период может быть долгим, иногда в течение нескольких лет. Болезнь как бы "напевает про себя", она почти не видна. Она растет незаметно, как тигр в клетке, и если выпустить ее вновь - состояние окажется не лучше, а много хуже, чем было когда алкоголик перестал пить. В полной мере это относится и к наркоманам.

ЕДИНСТВЕННЫЙ ВЫХОД: Перестать пить и употреблять наркотики совсем

Но именно это алкоголики и наркоманы сделать и не могут! Тем не менее выход существует. Способ свернуть с пути, ведущего вниз, состоит в том, чтобы принять помощь. Принцип очень простой: надо найти людей, которые когда-то были в таком же положении, а сейчас не пьют и не "принимают наркотики". Надо посмотреть – а нравится ли мне такая жизнь, которой они живут сейчас? И как же они этого добились, они тоже ведь были бессильны перед зависимостью? Что им помогло? Может быть это поможет и мне? Итак, задача в том, чтобы найти и принять помощь. Сколько раз мы предлагали это своим зависимым близким! Сколько раз: врачи, "кодирование", знаменитости, "по знакомству", всевозможные знахари, экстрасенсы, за огромные деньги... Отдашь последнее, положение отчаянное! И все без толку: мы предлагаем помощь, а алкоголик не принимает! Хочет, пытается взять – и не может вместить ее. Почему? Потому что другим признаком болезни является отрицание.

Это очень страшно –сознавать, что ты хронически, неизлечимо и смертельно болен. Что с каждым месяцем будет все хуже и хуже. “А может быть, все ошибаются, и я – не алкоголик? Не наркоман? Или мне однажды удастся от этого избавиться? Потом когда-нибудь... Сейчас я не могу от этого отказаться (к тому есть много причин) но когда-нибудь... брошу. Честное слово, я же не хочу умирать, вот на неделе друга опять хоронил, я же понимаю. Но не сегодня, и мне же сейчас так плохо, а выпью – и сразу будет хорошо... Не может быть, чтобы это мне повредило. А потом я обязательно "завяжу"“.

Знакомые слова, не правда ли? Вроде бы "все понимает", и все равно пьет сегодня – а значит, и всегда. Болезнь обманывает человека и делает все, чтобы удержаться в нем. Ведомый, зависимый алкоголик или наркоман отрицает, что он болен. А значит и то, что необходима помощь. Он не оставляет места помощи, ей некуда войти! Даже если он согласится что-то делать (только бы отстали, ну успокойся, пожалуйста!), внутри его не будет места, чтобы принять помощь, и она пройдет мимо.

Алкоголик и наркоман будут последовательно отрицать:

  • что вообще есть проблема ("не твое дело!", "да брось, что за проблема", "все пьют"...)
  • что эта проблема – алкоголь или наркотики ("просто у меня "нервная" работа", "это вы мне нервы треплете, из-за вас пью", "как к друзьям попаду, так и уколюсь...")
  • что это – болезнь ("ладно, я "завяжу" скоро. Никакая помощь мне не нужна, что я, сам не справлюсь?!")
  • что эта болезнь касается всего человека в целом: и его организма, и психики, и отношений с людьми, и души ("вот брошу пить, и все восстановится, дай только срок", "это вы меня "затюкали", "я с детства был "своим" в любой компании", "дети пошли теперь – отца не уважают", "жизнь теперь такая – каждый за себя"...) и думаешь: "Господи, да он ли это?"
  • что зависимость – навсегда ("я уже 2 года не пью, сколько можно?", "хватит уже говорить об этом, я никогда пить не буду, и помощь мне не нужна!")

ОТРИЦАНИЕ – это неплохая защита от перегрузок, но здесь оно работает как капкан: не позволяет увидеть алкоголику или наркоману, в каком страшном положении он находится, и начать поиски выхода из него.

Поэтому вот первое, что мы можем изменить:

Подготовить место для помощи. А это значит: быть зеркалом для зависимого человека, не давая ему отгородиться от осознания того, что он бессилен контролировать свою жизнь и умрет, если не примет помощь. Если мы предоставим алкоголика или наркомана его собственному отрицанию, он умрет, так и не узнав правды, не обратившись за поддержкой. Перед концом, правда, случается просветление, когда все оправдания осыпаются, и алкоголик или наркоман понимает: это конец, если срочно не принять меры. Но вот доживет ли наш близкий до прозрения? И если доживет, то успеет ли в такой малый срок получить настоящую помощь? Что к тому времени он потеряет безвозвратно? От больного сознания нельзя ждать здоровых решений, и поэтому мы должны противостоять отрицанию.

Легко сказать: "быть зеркалом правды о нем". А как это сделать? Это очень трудная задача, и каждый решает ее по-своему

Но вот несколько примеров, которые, может быть, помогут вам понять как не надо этого делать:

ПЫТАЕМСЯ ГОВОРИТЬ ПРАВДУ РЕАКЦИЯ АЛКОГОЛИКА ИЛИ НАРКОМАНА (может и не высказать вслух) РЕЗУЛЬТАТ
1. Напился как свинья, совести у тебя нет! Я – не свинья! И мне стыдно за вчерашнее, а ты: совести нет?

А может быть, и правда нет – так гораздо легче? Свинья – ну и что?

Не буду ничего менять!
2. Вот что было вчера. Теперь скажи: что ты намерен делать? Голова болит, тошнит. Не знаю я ничего. Оставь меня в покое “Отстань!”
3. Давай поговорим по-мужски. Ты зачем жену мучаешь? А дети? Отец ты или нет? Да, я мужчина. И ответить тебе прямо сейчас не могу, что я делаю. Нет ответа на риторические вопросы. “Отстань!”
4. Ты мою жизнь загубил, и дети растут сиротами... Может, и так. Но признать это я не могу – слишком страшно. “Отстань!”
5. Ты детей пожалей. Смотри, сын учиться перестал... Ты один ему помочь можешь... Кто бы мне помог... Детей, конечно, жалко, но меня бы кто пожалел… Молчание, ничего не меняется.
6. Долгий рассказ о том, как вчера напился. Я не могу это слушать. Она что-то врет, не может такого быть. Какое-то раздвоение: я – не я. Пусть алкоголики выслушивают такое, а я – просто напился! "Отстань!"
7. Еще раз напьешься – брошу тебя и детей заберу! Ну и уходи, раз решила! Так проще. С детьми потом разберемся. Ответные угрозы, или невозмутимое молчание.

Итак, обвинения, угрозы, взывания к разуму, чувствам, которые были когда-то (и, может быть, есть сейчас), шантаж, жалость к себе – не работают. Почему? Да все из-за отрицания! Обвиняя, угрожая мы сами отрицаем его болезнь. Попробуйте сказать больному раком легких: "Ты мою жизнь загубил!", туберкулезом: "Кашляешь как свинья, о детях подумал?" Сможем ли мы сказать больному туберкулезом: "Сам виноват, курил много", – и разговаривать с ним "по-мужски", чтобы он выздоровел? Но почему-то с алкоголиком или наркоманом мы ведем себя именно так, и получаем плоды – ответную обиду, непонимание, нежелание менять свою жизнь. Алкоголик и так склонен не видеть свою болезнь (его отрицание!), а мы помогаем ему не видеть ее – в этом наше отрицание!

Как сказать, чтобы по крайней мере не "кормить" самозащиту болезни?

Есть несколько простых правил:

1. Говорите от своего имени и о себе – тогда Вас трудно опровергнуть ("Я- высказывания")
2. Не ситуацию оценку, просто расскажите о ней (без слов: “свинья”, “плохо”, “ужасно”, “загубил”...), только факты.
3. Вместо оценок говорите о чувствах: вместо "Ты замучил детей" можно сказать: "Когда ты пьяный кричал на детей, мне было так мучительно жалко их...", вместо "Ты бросил нас", можно сказать: "Ты вчера не пришел, и я чувствовала себя одинокой..."
4. Будьте кратки – Вас трудно слушать! Не время читать лекции.
5. Не преувеличивайте, будьте точны: Вы идете против отрицания, не открывайтесь для ответного удара!
6. Избегайте соблазна получить воздаяние за зло прямо сейчас - в виде извинений, обещаний, пристыженного молчания в ответ на Ваше возмущение.
7. Обеспечьте свою безопасность: правда, высказанная Вами, не должна приводить к тому, что Вы пострадаете ибо тогда Вы не достигнете цели.

НАША ЗАДАЧА: дать человеку увидеть правду без искажений, а для этого надо увидеть ее сначала нам самим!

Какие ошибки мы обычно совершаем? В чем проявляется наше собственное отрицание болезни близкого и своей вовлеченности в нее?

“ЕСЛИ Я ОЧЕНЬ ПОСТАРАЮСЬ - ПОЛУЧИТСЯ…”
(ИЛИ КАК МЫ ПОМОГАЕМ ЕМУ ПИТЬ, КОГДА...)

1. Просто отрицаем: "он - не алкоголик", что выражается в:

  • нашем ожидании, что алкоголик будет вести себя разумно
  • нашей надежде, что ему удастся контролировать употребление алкоголя/наркотика.

2. Выпиваем вместе с алкоголиком. Иногда кажется, что выпивая вместе с ним, когда так легко найти с алкоголиком добрый контакт и установить взаимопонимание, удастся найти решение проблем. В действительности, болезни именно это и нужно: чтобы все проблемы обсуждались и решались, как угодно – но только, чтобы можно было принимать алкоголь или наркотики! Обнаружив, что ход не удался, мы перестаем "составлять компанию" алкоголику, а это воспринимается им как подтверждение: "она меня не понимает" – или просто безразлично.

3. Оправдываем выпивку, соглашаясь с его "причинами". "Он, конечно, много пьет, но у него, с другой стороны, такая тяжелая работа, он так устает..." Наша поддержка помогает алкоголику забыть неприглядную правду: он утратил контроль.

4. Во что бы то ни стало пытаемся сохранить мир: "Он и так знает, если я буду ему перечить, он еще скорее напьется". Неправда, он напьется не из-за меня, а из-за того, что он алкоголик! Именно это я и пытаюсь забыть, а он не узнает правду о том, как опасно его состояние.

5. Держим свои чувства при себе. Копим обиду, раздражение, тревогу, страх – подлинные реакции на реальную ситуацию с алкоголиком, так , что он не видит правдивой картины, как не видит без зеркала сам своего лица. Наконец наступает момент, когда накапливается "критическая масса" этих чувств, и они выплескиваются по пустячному поводу все сразу. Следует его реакция: "не знаешь, что от нее ждать, истеричка, нечего обращать на нее внимание!" Алкоголик опять изолирован от правды.

6. Преуменьшаем остроту проблемы: "Это не так уж плохо": "Да, он пьет, но его на работе уважают, и семья у нас хорошая...". Пока... К сожалению болезнь будет развиваться, если ее не остановить. А для этого надо увидеть правду! Мы же ее "замазываем", скрываем в надежде, что само пройдет. Не пройдет, к сожалению! Будет только цвести и развиваться под слоем нашей "пудры", когда-нибудь может оказаться поздно.

7. Защищаем алкоголика от последствий выпивки или наркомана от последствий употребления наркотиков. Берем на себя его обязанности, пытаемся сохранить его доброе имя на работе, выгораживаем его перед посторонними, избавляем его от неприятных сцен, объяснений с милицией... Действительно, говорит он потом, – "в чем проблема, на работе ко мне нет претензий, одна ты чем-то недовольна" (и это после того, как я звонила на работу и предупреждала, что у него грипп – во время запоя...).

8. Обвиняем, критикуем, читаем нотации. Все это вызывает естественную реакцию защиты. Алкоголик или наркоман озабочен тем, чтобы противостоять этим обвинениям (нередко преувеличенным нами для выразительности), а не принимать их. Нужно быть человеком с очень здоровой психикой, чтобы разумно оценить обоснованность обвинения. Трудно назвать алкоголика или наркомана здоровым человеком. Ему нотации и угрозы дают еще один повод уйти от осознания реальности – он просто отгораживает себя от нее.

9. Берем на себя ответственность за все. Действительно, если мы воспитываем детей, зарабатываем деньги на трех работах, следим за домом (гвозди, сантехника, ремонт), а также как никто можем спасти бедолагу-мужа от любой беды – тогда зачем мужу выздоравливать? И кому мы нужны, надорвавшись? Детям? Нет, пожалуй, они маму и не видели.

10. Чувствуем себя главной, сильной, и обращаемся с алкоголиком как с ребенком. Это особенно опасно, потому что к отрицанию болезни алкоголиком мы добавляем еще иллюзию, что детство вернулось, и мама всегда спасет... Как хочется поверить в это – и не лечить алкоголизм или наркоманию...

11. Пытаемся управлять жизнью алкоголика вместо него – раз у него не получается. ("Давай не пойдем на день рождения брата!") Мы опять отрицаем болезнь – нам не приходит в голову контролировать кашель больного человека, а выпивки – конечно! Обычная реакция алкоголика или наркомана – злость, явная или скрытая.

12. Медлим: "Как-нибудь все еще устроится". Нет, если ничего не предпринимать, алкоголик умрет от своей болезни, предварительно затянув в водоворот болезни всю семью – жену/мужа, детей, родителей...

Такая жизнь "за себя и за того парня" не проходит бесследно для здоровья: что-то сердце стало побаливать, ноги отекают, бессонница... Ничего, с собой я просто обязана справиться! И это тоже, конечно, отрицание того, что есть реальные границы у наших возможностей.

Наступит день, когда наше здоровье будет потеряно – кто позаботится о нас тогда? А о нашем алкоголике – наркомане? А о наших детях?...

Наконец, что же, мы должны действительно положить свою жизнь на алтарь его выздоровления? Эта жертва будет напрасной – прежде всего потому, что она начинается со слова "должна".

Нет. Вы хотите? Вы действительно уверены, что никогда в жизни не пожалеете об отданном – часто без пользы – здоровье, радости, жизни, наконец? А ему нужна Ваша жизнь? Вы спрашивали?

Есть много других форм отрицания, других ловушек, в которые мы попадаем, часто сами не зная того. Чтобы не "наступать на одни и те же грабли" – посчитайте, сколько раз это делали Вы? – можно избрать иной путь. Ошибки имеют счастливое свойство – с этой минуты их можно больше не повторять.

ПОПРОБУЕМ...

Борьба с отрицанием может быть эффективна, если мы научимся различать, где мы имеем дело с болезнью, зависимостью, в чем человек не волен – и где его личность, характер, душа, где находится он сам

Поведение алкоголика или наркомана, обусловленное:

ЕГО ЛИЧНОСТЬЮ

ЕГО ЗАВИСИМОСТЬЮ

1. Рассказывает малознакомому человеку свою историю без прикрас – "мне надо это рассказать". 1. Ждал сына-первенца. Жена родила, надо встречать из роддома. Ушел за час до отъезда из дома, пришел вечером пьяный.
2. Наркоман две недели в больнице принимал все как должное. Потом врач приходит и видит: сидит на кровати, молчит, в глазах – страх. Понял. 2. Пьет в уборной – чтобы не поймали и не отняли.
3. Пожалел бездомного пса, вступился за обиженного ребенка, поздравил жену с днем рождения, отнес старухе картошку... (если за это тут же не получил награду) 3. Напивается на чужие деньги, как теперь отдавать?
4. Некоторое время удерживаемые "границы пития" – сам факт их существования ("из семьи денег не выворачиваю"). 4. Приставал к подругам дочери на ее дне рождения с сексуальными предложениями.
5. "Я маме доверяю. Люблю ее. Маму не трогай!" – в ответ на предложение маме сыграть "плохую роль" на психотерапевтической группе. 5. Пьяный разбил две машины, сам получил серьезные травмы, занял денег, купил новую – и, пьяный, разбил и ее.
6. Честное желание начать "новую жизнь" с понедельника. Другое дело – не так-то это просто, но желание – подлинно (если оно не высказано с целью: "а сегодня – отстань") 6. Не забрал сынишку из детского сада – забыл с похмелья.
7. Искать привязанности и находить ее, жертвенность. 7. Украл у мамы деньги – никогда в семье ничего не прятали – купил героин и "укололся".
8. Тихо плакать у себя в комнате, искренний, радостный смех, сочувствие, тоска утраты... Вовсе не каждый раз эти чувства "химически обусловлены", как страшно, когда близкие это воспринимают всегда как фальшь. 8. "Честно" глядя консультанту (которому вообще-то доверяет) прямо в глаза: нет, я не употреблял! (Точно знаю, что "кололся").
9. Чувствительность к неблагополучию другого ("Что с тобой сегодня? Как ты себя чувствуешь?") особенно явно видны у выздоравливающих алкоголиков и наркоманов. 9. Упорно, злобно и без оснований отказывается от предложений родителей идти "лечиться".
10. Потрясающая способность алкоголиков и наркоманов восстанавливать, возрождать то, что потеряно в душе – и идти дальше в любви и добре. 10. Запертый в квартире на 11 этаже, вышел через соседнюю квартиру, перейдя по бортику балкона на высоте 35 м – и "добыл" наркотик.

Если Вы попробуете найти общие черты у примеров поведения, обусловленного зависимостью, это может быть следующее:

  • цель: обеспечить продолжение употребления;
  • если для этого надо нечто преодолеть ( даже очень важное для меня) – это может быть преодолено;
  • алкоголик и наркоман не волен в этом поведении – это просто начало или следствие употребления.

Алкоголик или наркоман здесь тоже – обратите внимание! – страдающая сторона. Он не хочет, но вынужден болезнью быть таким.

Общие черты примеров из жизни алкоголиков и наркоманов, обусловленных их личностью, душой – совсем другие!. Здесь человек активен в своих проявлениях, он действует сам, а не отвечает на обстоятельства. Часто его поступки связаны с выражением чувств, и не случайно: чувства – язык души. С прогрессированием болезни мы все реже будем ощущать его человеческие проявления, болезнь будет скрывать их от нас, но только скрывать: они останутся в наркомане или алкоголике несмотря ни на что, пусть незаметные даже ему самому. Мы знаем, что они есть – ведь мы любим его, и любовь, как рентген, проникает сквозь оболочку, шелуху, видя подлинного человека.

Для нас это очень важно. Алкоголик и наркоман начинает выздоравливать изнутри, сбрасывая с себя толстую кожуру зависимости. Ему надо точно знать - у него есть на что опереться, что в нем есть душа, смысл, личность, что не он плохой, а зависимость сделала плохим его “снаружи”. И убьет его, если ее не остановить, не разбудить в себе настоящее "я". Он и сам забыл о себе, кто же напомнит ему об этом? Мы - те, кто любит его. Вот наша вторая, не менее важная, задача, то, что мы можем делать: любить алкоголика и наркомана. Любить человека – и ненавидеть его болезнь, различая их очень точно.

А если любовь ушла? Выпита, иссушена болезнью, нет ее? Можно ее поискать (см. главу о помощи). Может быть, это так только кажется, плохое заслоняет наше подлинное чувство и в нас. Если ее же все-таки нет (и так бывает), тогда можно честно сказать себе об этом и освободить место другим. Нельзя помогать зависимому человеку и любить его “из чувства долга”, можно "залюбить" до смерти. Может быть, пришло время спасать себя? Детей? Других детей, а не только сына – наркомана?

Посмотрим вокруг...

ЗАВИСИМАЯ СЕМЬЯ

Познакомьтесь:

Алкоголик – папа. Он хороший человек, но пьет… Пьет уже 20 лет. Мама с ним измучилась.

“Что только с ним не делали – все без толку. Говорят, он “зависимый”,... “алкоголик”... Не знаю. А жить-то как?” Вот мама и крутится одна за всех. Везде успеть: на работу, продукты купить, младшего из садика забрать, а там уж дома папа на лестнице пьяный лежит, его поднять, помыть, накормить... “Нет, что Вы! Сказать старшей дочери, чтобы уроки делала, она что-то учится плохо, некогда, некогда... Бабушка и не звонит, ну и что - гипертония, пусть уж как-нибудь сама”. Маме не до нее. Она в это время улаживает последствия пития папы: звонит его начальнику, стирает грязные штаны, врет соседям и родственникам, платит папины долги, разыскивает его по знакомым, ищет ему работу, ведет "серьезные разговоры" с ним, следит за ним, ищет его запасы спиртного (чтобы их уничтожить), подсыпает ему лекарство в суп (иначе он отказывается), плачет, беспокоится. Конечно, маме некогда. Знакомая картина, не правда ли? Можно продолжить: как мама в отчаянии кричит на папу, пьяного, безумного; как младший сынишка потерялся – точнее, сбежал из дому; как стала молчалива и равнодушна старшая дочь...

Похоже, что вся семья "заразилась" зависимостью отца в том смысле, что они ведут себя не так, как им хочется, а как вынуждены – чем? Зависимостью отца. Это так и называется – со-зависимость. И папа, и мама, при всей их непохожести, противостоянии, в чем-то важном близки. В отрицании болезни. (Это видно в ее попытках контролировать все.) В "тоннельном" мышлении: главное – цель, остальное – потом. Цели разные: у папы – алкоголь, у мамы – чтобы папа не пил (пил меньше, не сегодня, пришел сегодня домой), но у обоих любые средства хороши для достижения поставленной цели. Обоим свойственны манипуляции, т.е., попытки управлять другими людьми как марионетками в своих целях (даже самых лучших). Смысл манипуляции : я сделала так, чтобы он... сказал, сделал, чувствовал даже, так, как я считаю нужным. Оба потеряли свои собственные лица и надели маски-роли: папа – алкоголик, которого никто не понимает; мама – "я должна спасти его". А дети? Дети сначала пытались держаться за тесемки маминого фартука: посмотри на меня, я здесь! Ты мне нужна! Ответ был один: некогда. (95% внимания отдается алкоголику-папе, вокруг него вертится вся жизнь в семье. Он и сам этому не рад.) И тогда, не получив любви, защиты, доверия, устойчивости в жизни, дети стали справляться с потребностями сами, кто как сумел. Посмотрим вокруг…

Смятение, непредсказуемость их жизни, равнодушие (на любовь нужны силы, время, душа мамы и папы) все эти проблемы, уродства детской жизни потребовали соответственно уродливых решений. Может быть старшая дочь станет враждебной, будет бунтарем, стянет на себя всю злость в семье – а заодно и внимание! Она будет делать все "не так" просто для того, чтобы выйти из того ужаса отношений, которое предлагает ей семья. Она будет сидеть в подвалах, гонять с рокерами (именно потому, что мама запретила), искать подружку "на стороне", станет "душой" компании "панков" и будет уверена, что "эти" ее никогда не поймут. Зато она найдет внимание, признание в своей среде, "свой" путь, который почему-то кончится теми же наркотиками, бедами, болью, бедой... А мама будет бороться с этим, но ведь это так хорошо отвлекает внимание от папы, он может продолжать безопасно пить... И на фоне дочери он не такой уж плохой. Хоть дома пьет, а не в подвале... Удобно. А что же младший сын? Он выбрал другой путь. Он такой маленький, забавно шепелявит – чуть больше, чем на самом деле, – такая радость и веселье для мамы и папы... Вот и внимание! Шутки, клоунада так хорошо сглаживают неприятности в семье, так “перетягивают” внимание от "плохого" папы! Как хорошо быть маленьким... И не вырасти никогда! И всегда шутить... Даже если не смешно. Даже если внутри боль, страх и неуверенность. Никто не заглядывает под маску маленького клоуна.

Оба ребенка отчаянно нуждаются в любви, внимании, устойчивости. И зарабатывают их – ценой потери детства и своего подлинного лица. Они были лишены одной из важнейших вещей в детстве: безопасности. Детям свойственно думать, что родители их в крайнем случае всегда спасут, как лонжа акробата в цирке: он не разобьется. Есть правила. Если ребенок их нарушает, следуют неприятности. Но в самом крайнем случае сработает лонжа: если я буду рваться из их рук под машину, меня не пустят. Существует восхитительное детское “ощущение безопасности”. Но его не бывает в алкогольной семье. Здесь “каждый за себя”, и в 5 лет маленький человек должен что-то сделать, за что его будут любить. Вдумайтесь: этого ребенка любят за то, что он шутит, или берет на себя обязанности по дому, или просто не мешает...

Есть и другие роли, которые "выбирают" себе дети, чтобы выжить. Есть роли и у мамы: мученик, жертва, палач, врач, спасатель, судья (мама своему мужу)... Каждый раз это не то, чего хотят они сами – они вынуждены себя так вести, чтобы выжить.

И дети, и мама не смеют не только говорить, делиться в семье своими чувствами – помните, язык души? – но и сами их не ощущают. Нет их, чувств. Есть мысли, поступки, факты... А страх, боль, радость, красота, любовь, злость – этого просто не видят. Есть негласное правило: не говори, не чувствуй, никому не доверяй. Но душа не может молчать, и тогда эти чувства копятся под спудом долго-долго, так что тяжело становится дышать под их гнетом. Тогда человек ведет себя очень странно и разрушительно для себя самого. Похоже, что вся семья больна, не так ли? Помогать надо и маме, и детям, и бабушке, потому что иначе это плохо кончится! Они перестанут быть самими собой, и поэтому их нельзя будет любить. И сами они любовь будут путать с жалостью, долгом, ответственностью, а значит, и сами любить не смогут. Дети воспроизведут, когда вырастут, в своих семьях “зависимые” отношения – ведь они только это и умеют! – и продолжат "славный путь" родителей. У мамы, и у детей будут проблемы со здоровьем. Да и живут ли они, в настоящем смысле этого слова?

Оказывается, выход существует.

Опять та же задача: найти помощь и принять ее, найти ей место в своей душе, точно так же, как алкоголик или наркоман! Но для каждого помощь – своя.

Конечно, помощь нужна всей семье. Процесс получения помощи, который будет представлен сейчас – а это именно процесс, длительный, тяжелый как марафон – мы можем увидеть на опыте многих и многих близких алкоголиков и наркоманов. Наша третья задача – принять помощь для себя.

Присмотримся к этому опыту.

1. Нужно понять, увидеть, что происходит в Вашей жизни. Это очень трудно. Хорошо видны чужие недостатки, но своего лица без зеркала не видно. Поэтому надо найти себе такое зеркало: честное, доброжелательное, прямое.

Для этого есть несколько возможностей:

а) Группа Ал-Анон. Это группа из близких людей алкоголиков и наркоманов, которые делятся друг с другом опытом, силой и надеждой с единственной целью – выздороветь от со-зависимости.

Обратите внимание: от со-зависимости, а не "как заставить его пойти лечиться". На самом деле, для многих именно с этого вопроса начинается их путь в Ал-Аноне, но цель этой группы все же в том, чтобы быть зеркалом близкому алкоголика или наркомана. Подробности о работе этих групп можно узнать по тел. 126-44-51 или в Информационном Центре по тел. 126-04-51 (Москва). Эти группы анонимны и бесплатны, что очень важно. Удивительным образом получается, что близкие алкоголика или наркомана начинают узнавать о себе не только то, что было для них вне зоны видимости, в "слепом пятне", но и проникают в такие глубины своих мотивов и чувств, о которых ранее не имели представления не только они сами, но и другие участники группы. Это особенность динамики группы, и потому группы так ценны для нас.

б) Группы Ал-Атин специальные группы для детей зависимых. Их курирует посвятивший себя этой работе участник группы Ал-Анон. Есть простые, но чрезвычайно важные вещи, которые услышит ребенок из зависимой семьи:

  • Я не причина того, что папа пьет; в этом нет моей вины.
  • Я не отвечаю за это, и потому
  • я не могу сделать так, чтобы папа не пил.

Но я могу помочь себе тем, что научусь:

  • чувствовать;
  • принимать свои решения;
  • радоваться, играть, жить весело, по-настоящему. И это - задача, за которую отвечаю именно я!
  • Я знаю, где могу получить помощь – это группа Ал-Атин, друзья, я знаю, как получить помощь и быть в безопасности.

Очень важно, что и мама учится на своей группе тем же вещам, мама и дети начинают понимать друг друга. Кроме того, впервые в жизни ребенок выстраивает свою жизнь не в противовес тому, что делают родители, а вместе с ними – но в своей группе, на своем языке, и это возвращает ему любовь и ответственность за свою судьбу.

в) “Спонсоры”. когда Вы осмотритесь в группе, Вы увидите, что есть один - два человека, которым Вы могли бы довериться и поделиться тем, что на группе сказать не всегда легко. Есть и ежедневные проблемы, на все просто не хватает времени... А у этого человека и опыта выздоровления побольше, и он более устойчивый, чем Вы...Тогда можно попросить его быть Вашим "спонсором" на некоторое время. Не очень удачное слово, но в группах его хорошо понимают: такой "спонсор" не имеет никакого отношения к деньгам. Вместо этого он делится с Вами своим опытом выздоровления, но не дает советов - кто он такой, чтобы решать Ваши проблемы? А вот обсудить, поделиться, рассказать о похожей истории – да, может. И это не просто помощь Вам – себе он при этом помогает не меньше, "переваривая" свой собственный опыт и создавая для себя новую ценность в жизни: отдавать другим добро. Спонсор может быть и в Ал-Атине, конечно, и ребята почувствуют себя безопасно и легко, имея такого друга.

г) Обучение. Часто очень полезно почитать книги, походить на лекции, разобраться в главных аспектах зависимости: своей и близкого – алкоголика или наркомана. Эта брошюра, кстати, служит той же цели. Чем более подробно Вы увидите факты Вашей жизни, тем виднее будет выход, который всегда существует.

д) Наконец, есть специалисты, которые профессионально занимаются тем, что помогают близким зависимых людей. Это психологи, консультанты, врачи – с ними можно посоветоваться, получить консультацию. Существуют психотерапевтические группы для мам, жен алкоголиков и наркоманов, где специально обученный этому, как правило, имеющий собственный опыт выздоровления от зависимости или со-зависимости человек приложит все силы к тому, чтобы помочь Вам увидеть, что же не так в Вашей жизни, и найти выход.

2. Нужно сознательно выстраивать в себе правильный подход к жизни. Не просто реагировать на события, а жить, действуя самостоятельно. Конечно, здесь мы пользуемся всеми источниками, которые только что перечислили. И первое, с чем сталкивается мать или жена зависимого человека - ей предлагают: "отпусти".

Обычно бывает так: мама (или жена) рассказывает об ужасах жизни с запойным пьяницей: "пьет, бьет", или о наркомане - сыне: "безумный, год тюрьмы получил", а ей отвечают: перестань контролировать, “отпусти”. Сначала реакция – недоумение: как же так? Нет, вы мне скажите, как мне прочнее “зажать” мужа-алкоголика, чтобы не вырвался, чтобы не ушел в следующий запой... Все в душе протестует против этого "отпусти". Но рано или поздно мы убеждаемся – контролировать просто не получается! Это так же невозможно, как поднять соседний дом – даже если очень хочется. Более того, тот груз контроля, который мы все же везем – и тот слишком тяжел для нас. Похоже на то, что мы держим тяжелый чемодан на вытянутых руках, руки дрожат, а мы все держим, год, пять лет, двадцать лет как держим этот чемодан... Что будет дальше? Конечно, он упадет, разобьется, а у нас не будет сил собирать осколки: “Слава Богу, все кончилось!”. Вот вместо этого нам и предлагают: “Поставь чемодан. Пока ты еще на ногах, пока есть желание (и силы) помогать: поставь, и стой рядом! Этим ты сохранишь себя для того, чтобы действительно ему помочь”. Но есть и еще одно сравнение. Чтобы человеку научиться плавать, ему надо войти в воду и попытаться плыть. Пока он на берегу, это невозможно. Когда он в воде, он может утонуть. Вот мы и держим его судорожно, из последних сил, на поверхности: “Не дай Бог, утонет!” Но чем больше мы его будем держать, тем меньше шансов у него поплыть. Чтобы ощутить, что вода может его держать, ему надо сначала окунуться с головой. А мы из страха за него (и за себя) не даем ему этого сделать: значит, он никогда не поплывет! Мы сами, своими руками лишаем его навсегда возможности плыть. В нашем случае – выздоравливать. Это страшно. Берете ли Вы на себя эту ответственность – лишить человека возможности выздоравливать? Нет? Тогда дайте ему окунуться с головой в зависимость и перестаньте его контролировать, покрывать, спасать от выздоровления.

Но точно также, как в этом сравнении, "отпустить" – не значит "бросить". Мы и щенка не бросаем просто в воду (доплывет – хорошо, не доплывет – ладно). Мы рядом! Мы готовы прийти на помощь, если его жизни будет угрожать опасность. Но если он хлебнул воды – не беда, сработает инстинкт – поплывет. Мы его любим – и именно поэтому отпускаем на свободу. Мы рядом. Мы не покинули его, и мы сами – в порядке, можем помогать, есть силы. Хорошо, решили. Но не получается. Вся наша прекрасная логика рушится на первом же испытании. Оказывается, осознания проблемы и выработки рецепта для ее решения мало. Кстати, точно, как у самого алкоголика или наркомана! Мало понять, что нужно делать, надо еще научить себя этому, “вместить помощь”. И тогда нужно следующее (может быть, это - самое важное):

1. Программа “12 шагов” была выработана самими алкоголиками для того, чтобы выздоравливать от зависимости. Уж они-то точно знают, что важно для того, чтобы остановить зависимость.

2. Естественно поэтому, что когда близкие алкоголиков и наркоманов стали работать по этой программе, они тоже стали выздоравливать (вспомним, они тоже больны – со-зависимостью!).

3. Программа представляет собой способ реализовать тот новый, настоящий способ жить, которому мы хотели следовать сами – и не смогли. Мы оказались слабее зависимости, и она опять взяла над нами верх! Программа – способ достичь цели.

4. “Какие-то шаги... Это кажется очень странным. Такие абстрактные вещи, а мне сейчас, сегодня нужен совет - что делать с этим пьяницей?” Но известно: если человек начинает работать по шагам и честен сам с собой, у него начинают разрешаться проблемы, и появляется возможность остановить со-зависимость. Но этот процесс – движение “против течения”. Перестаешь работать по "шагам" – возвращаешься к прежним проблемам. Выбирайте!

5. Это трудное, но удивительно интересное и настоящее дело. Жизнь становится совершенно иной, более полной, подлинной, радостной. Оказывается, для этого стоило потрудиться.

Изменившись сами, мы меняем ситуации вокруг алкоголика или наркомана. Теперь условия другие – и ему приходится как-то реагировать на эти изменения! Зависимый близкий оказывается в ситуации кардинального выбора в своей жизни. Если выбор неверен – мы не можем принудить его выздоравливать. Но мы сохраняем себя и нашу любовь к нему, к семье, к тому подлинному, что есть и в нас самих. Мы выздоравливаем сами и охраняем эту возможность для близкого.

Мы действительно достойны этого.


Другие интересные материалы:
Алкогольный абстинентный синдром


Д. Сироло. Р. Шейдер, Э. Сироло, Д. Гринблат, Л. фон Мольтке...
Социально-психологические модели превенции наркотизма
В конце 2006 года в издательстве Санкт-Петербургского государственного...

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ ПРЕВЕНЦИИ НАРКОТИЗМА Современная...
Почему заключенных так много?
Автор – профессор криминологии Университета Осло (Норвегия), многие годы был...

Место: один из больших европейских промышленных городов....
Часть 4


От: Julia Lna@karrier.kiev.ua Можно ли сойти с...
Грешно отрекаться от идейных родственников
В связи с тем, что российские фашисты (хотя некоторые из них на такое...

Мне очень понравилась акция Транснациональной радикальной партии у стен...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100